Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 1

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 1
Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 1
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 17,75  14,20 
Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 1
Audio
Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 1
Audiobook
Czyta Борис Клейнберг
10,02 
Szczegóły
Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 1
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

В кабинет герцога ворвался маленький рыжий вихрь.

– Пап, ну ты уже подумал? – практически с порога, осведомилась дочь герцога и требовательно уставилась на него.

Герцог недовольно поморщился. Вот сколько раз говорить Дэвиду, что никого – это значит вообще никого, никаких исключений! Но упрекать своего старого товарища у герцога не поворачивался язык.

Своих детей у Дэвида не было – его жена попала под шальной рейд орков, провожая мать в ее баронство через неделю после свадебных торжеств. Орки в живых не оставили никого. Обезображенное почти до неузнаваемости тело своей жены, которое шевалье с трудом опознал по каким-то, только ему известным признакам, он похоронил в своем родовом склепе, и с тех пор, несмотря на неоднократные намеки герцога, заводить отношения с женщинами отказывался. Вторую женщину себе по сердцу он так и не нашел, а жениться просто так, ради процесса – не хотел.

А Энарию он воспринимал как дочь. У нее не было матери, которая умерла родами, но зато было целых два отца! Он, так же, как и герцог, пытался вложить в ее голову знания абсолютно из различных областей, передать ей все, что знал сам, с удовольствием делился с ней своим опытом, переживал, если вдруг она заболевала, с готовностью дежурил около ее кроватки, ну, и баловал, конечно же!

Доходило до того, что в раннем детстве Энария частенько называла его папой, а герцога – дядя Ричард, что неизменно веселило первого и сердило второго. У них даже состоялся серьезный мужской разговор, после того, как герцог застал Дэвида, катающего заливающуюся смехом от восторга Энарию в образе лошадки. Дочь сидела на шее у его товарища, громко смеясь и повизгивая, а он, издавая присущие коняшкам звуки, немного подпрыгивая всеми четырьмя конечностями, катал ее прямо по обеденной зале.

– Пап, тебе дядя Иичад писол! – разочаровано воскликнула малышка и с покорным видом принялась сползать вниз.

Дэвид проконтролировал, чтобы кроха благополучно достигла пола, поднялся сам и, виновато улыбаясь, развел руками.

– Дэвид, – грозно сведя над переносицей брови, произнес герцог, – нам нужно поговорить!

Вот так и состоялся тот разговор, в результате которого они начали воспитывать Энарию вдвоем, но всегда подчеркивали, кто является ее отцом.

Герцог вынырнул из воспоминаний и мысленно махнул рукой. Ладно, чего ворошить прошлое, когда настоящее – вот оно, стоит перед тобой, призывно трубит в трубу и от нетерпения стучит копытами!

Герцог перевел взгляд на дочь.

– Энария, – голос его звучал твердо, хотя чуткое ухо дочери уловило нотки нежности, которые герцогу скрыть полностью не удалось, – ты же понимаешь, что он не игрушка, которую можно убрать после того, как наиграешься? Что, если ты берешь себе молодого парня в пажи, с возможностью выслуги в рыцаря, то ты несешь за него, за его поступки и, наконец, жизнь, полную ответственность? Ты готова к этому? Готова нести ответственность за незнакомого, постороннего человека?

Энария задумалась. Да, что ни говори, а вопросы, заданные отцом, простыми не были. Он сразу давал понять, что служба парня не будет формальной и не ограничится только ее защитой от братца Ардуна.

Дочь герцога с укоризной посмотрела на отца, мол, за что ты так со мной, но не произнесла ни слова, продолжая усилено думать над заданными вопросами.

Герцог понимающе усмехнулся.

«Действительно, – размышляла Энария, – беря в свое ближайшее окружение человека со стороны, да что там со стороны – с улицы – она сильно рискует. Парень, конечно, силен, бесстрашен и в меру нагл, во всяком случае, именно такое впечатление он произвел на нее при их первой встрече, но вот полное незнание дворцового этикета и прочих, уже сложившихся традиций…

М-да, – продолжала свои нерадостные думы Энария, – и еще не известно, сможет ли он их усвоить? Хотя то, что он учится в коллеже говорит, что он не безнадежен, а значит, есть большой такой шанс, что с этой стороны проблем не будет. А где будут? А проблемы могут быть с его поведением, а точнее, понятием справедливо – несправедливо!

Да, уж! Но я думаю, что с этим мы тоже разберемся. Так, что у нас в итоге? Дворцовый этикет и правила поведения – расскажем и покажем, манерам – обучим, насчет интриг – предостережем, насчет думать головой – предупредим! Решено – пажу быть!»

– Да, пап, – она кивнула своей рыжей головой и, твердо взглянув на отца, четко произнесла: – Я готова нести ответственность за моего пажа!

От ее взгляда не укрылось выражение гордости, быстро промелькнувшее по лицу герцога.

– Ну, что же, дочь, я рад, что ты приняла именно такое решение, – немного торжественно сообщил герцог, – и теперь тебе останется самая малость – убедить молодого человека поступить к тебе на службу!

– А почему мне? – от неожиданности у Энарии округлились глаза. – Почему ты не хочешь просто приказать ему?

– Понимаешь, – герцог поднялся с кресла и начал не спеша вышагивать по кабинету, заложив руки за спину, как делал всегда, когда хотел донести до нее какую-то мысль, – я, конечно, могу и приказать, только насколько хорошо он будет справляться со своими обязанностями, если будет действовать…

– Дальше можешь не продолжать! – перебила его дочь. – Я поняла, что ты хотел сказать! Что добровольная служба всегда справляется усерднее, чем подневольная! Ну, это же очевидно!

Герцог согласно кивнул и опять уселся в свое рабочее кресло. Переложив пару бумаг, он поднял голову и немного насмешливо глянул на дочь, все еще продолжающую стоять у гостевого отделения стола и рисующую пальцем на столешнице непонятные узоры, явно пребывая в раздумьях.

– Что-то еще? – наконец, задал он вопрос, так и не дождавшись никакой реакции.

– А? – вскинула голову дочь. – А! Нет, все, у меня больше ничего нет!

– Ну, и хорошо! – явно обрадовался герцог. – Тогда ступай, а то у меня дел много, хорошо?

– Да, конечно! – все еще немного задумчиво, ответила Энария. – Спасибо, пап!

– Всегда пожалуйста! – бодро ответил герцог и Энария вышла из кабинета. Последнее, что она услышала, было:

– …неизвестно, как они могут отреагировать…

Ардун не спеша одевался, собираясь на встречу с человеком, работающим на Империю. Время у него еще было – до встречи оставался целый час, а идти было недалеко. Встреча была назначена во дворце, в малой гостиной. Одежду барон выбрал простую, без изысков, указывающих на его положение и персону.

Все действия Ардун совершал машинально, его голова была занята решением животрепещущего вопроса – что делать с этим человеком, работающим на Империю?

«Вот, вроде бы, а что с ним вообще можно сделать? – лениво размышлял барон. – Он просто курьер – сведения из одного места передал в другое. И все! Сделал, что попросили, а, скорее всего, приказали. И никакой самостоятельности! То есть, все действия только по приказу. Ну, и чем он может быть полезен мне или герцогству? Как его использовать?»

Ардун, за размышлениями успевший одеться, присел в кресло и подпер голову рукой.

«Не мудрствуя лукаво, просто убить? Ну, если не найду другого применения, то придется, хотя и жалко! Его нужно использовать, чтобы поиграть с имперцами! Но как?!»

От последней мысли барон нахмурился.

«А-а-а! Твою пехоту! Все время забываю, что отец запретил соваться в интриги с Империей! Ох, как не вовремя! Неужели ничего нельзя сделать? Нет, ну не сидеть же и не ждать у моря погоды! Ладно, я осторожно и совсем чуть-чуть, а как только почувствую, что вся эта игра разворачивается в большом масштабе, так сразу же подключу отца, а все свалю на этого имперского «засланца».»

Поняв, что его мысль ушла совсем не в ту сторону, барон усилием воли вернулся к старому вопросу.

«Так все же, что делать с этим человеком? Уж очень не хочется его убивать. Имперцы ему верят, поэтому нужно подумать, как его использовать в своей игре! С другой стороны, а чего я тороплюсь? Время у меня есть, Гаральд – здоров и в Империю не поедет, а потому имперцам придется корректировать свои планы. Я сегодня посмотрю, что это за личность такая и спокойно, без спешки решу, что с ним делать и как лучше использовать. Да, решено, так и поступлю!»

Придя к определенному решению, Ардун посмотрел на часы, потом поднялся из кресла, поправил перед зеркалом одежду и, не торопясь, пошел на встречу с человеком, работающим на Империю.

«Да, это же надо так не повезти!» – раздраженно размышлял Ардун, расхаживая из угла в угол своих апартаментов.

За окном, ранний зимний вечер уже давно сменила ночь, во дворце притушили большинство ламп, обитатели разбрелись, кто спать, а кто заниматься еще чем, а барон все ходил от одного угла до другого и переживал неудачу своего плана.

Если точнее, то его план пока терпел полный крах и что делать дальше барон пока не представлял.

«С одной стороны – это было хорошо, потому как он, вроде бы, оставался послушным сыном и никуда не лез, а вот с другой… С другой стороны, сыграть с имперцами очень хотелось!

И не просто сыграть, а сделать им что-нибудь максимально плохое! Как же они его всегда бесили, эти напыщенные снобы! Ах, Империя! А вы здесь – дикари! Сволочи, ненавижу!»

Но играть пока было не с чем.

В этот вечер все сразу пошло наперекосяк.

Стоило барону приблизиться к малой гостиной, как дорогу ему преградили два человека в масках и с лентами распорядителей вечера на плечах.

– Распоряжением госпожи Энарии, вход в малую гостиную не в маске – запрещен! – строго сказал один из них, протягивая барону полумаску.

Ардун скрипнул зубами. «Ну, надо же, как не везет! – забилась у него в голове мысль. – А может, это знак, что отец прав и не нужно мне соваться в интриги с Империей?»

Барон протянул руку и почти вырвал из рук распорядителя, протянутую ему маску.

 

– Не забудьте ее надеть, барон! – насмешливо посоветовал второй. – А то вас выдворят из малой гостиной!

Ардун говорившего по голосу не узнал, но сделал себе заметку, при случае, если вдруг узнает голос, сквитаться с шутником, чтобы знал с кем можно шутить, а с кем лучше не надо!

Он молча, тут же, одел полумаску и, гордо выпрямившись, прошел мимо распорядителей в малую гостиную.

«Ну, хорошо, – мысли, от неожиданности, сломавшей его планы, текли неторопливо и никак не хотели настраиваться на боевой лад, – ну, встречусь я с этим замаскированным имперцем, ну поговорю, а дальше то что? Единственное, если только потом получится его по голосу узнать, да и то, поможет ли? Кроме голоса, который я запросто могу спутать – доказательств никаких! М-да, положеньице!»

Барон взял с подноса непопулярный в этом сезоне среди придворных крепкий напиток под названием «Черный бархат» и отошел в сторону, прислонясь к стене в обусловленном для встречи месте.

Не спеша потягивая крепкий напиток, Ардун ленивым, но внимательным взглядом окидывал находящихся неподалеку от него людей в масках. Тот, кто нужен был ему, должен был взять тот же напиток, что и он, и только после этого подойти для знакомства и разговора. Пока таковых в поле зрения барона не наблюдалось.

«Интересно, – лениво крутилась в голове мысль, – сколько придется ждать?»

Потом закралась другая.

«А пойло довольно крепкое! Вот будет «весело», – барон, вопреки своей мысли, совсем нерадостно хмыкнул, – если он подойдет, а я уже буду в зюзю!»

Но додумать эту мысль у него не получилось.

– Кого я вижу! – раздался сбоку радостный голос. – Барон! А что это вы здесь делаете?

Ардун резко обернулся к обладателю голоса и столкнулся взглядом с человеком в маске шута, в неприметном сером костюме, среднего телосложения, с бокалом игристого вина.

– Вы кто?! – прямо, на грани грубости, задал вопрос Ардун.

– Ай-яй-яй! И где ваши манеры, господин барон?! – продолжал ерничать неизвестный.

– Как вы меня узнали, и кто вы такой, твою пехоту! – прорычал, начинающий звереть от всех сегодняшних недоразумений, барон.

– Эх, барон, барон, – снисходительно продолжал неизвестный, – вам же нельзя волноваться, а вы тут кричите, того и гляди ногами топать начнете!

И, видя начинающую краснеть нижнюю часть лица барона, незнакомец чуть приподнял свою маску.

– Герр Луиджи Фоска? – донельзя удивленный барон даже сбавил тон. – А почему вы здесь и как вы узнали, что я – это я?

– Ну, я все-таки маг! – грустно усмехнувшись пояснил Фоска. – А по поводу того, почему я здесь – а где я, по-вашему, должен быть?

– А в дворцовой тюрьме! – злорадно улыбаясь сказал барон. – Как подсыл и пособник Империи!

Губы Луиджи сложились в саркастическую улыбку.

– Ну, уж если вы об этом заговорили, дорогой барон, – с сарказмом произнес семейный маг-лекарь, – то вы должны осваивать помещение по соседству со мной! Но вы почему-то тоже здесь! Хотя, кроме всего прочего, я вас просил воздержаться и от подобного рода мероприятий, в том числе! С вашим сотрясением это не очень полезно! Что же насчет меня, то очевидно, что очевидные вещи не совсем очевидны! Простите за этакий каламбур, барон. Но шутки в сторону!

Ардун напрягся. В голосе герра Луиджи зазвенел металл, правда, разбавленный участием и любопытством.

– Как вы себя чувствуете, барон? Тошнота, головокружение? Как вам спалось ночью? Вот, кстати, вас в сон не клонит?

Барон сначала растерялся от обилия вопросов, которыми так и сыпал герр Фоска, но потом, сориентировавшись, постарался кратко ответить на все.

– Спасибо, герр Луиджи, вашими стараниями я чувствую себя хорошо! Ничто не болит и никаких странных ощущений у меня нет!

– Отлично! – радостно осклабился Фоска. – Значит, у меня получилось все так, как я и хотел!

Он приложился к бокалу и сделал большой глоток.

– О-м-м! Какое вкусное вино! – приподняв перед лицом бокал и внезапно икнув, изрек маг-лекарь. – Никогда такого не пробовал, пью уже восьмой бокал!

Барон, услышав последнее заявление герра Фоски, вздрогнул и пристальнее присмотрелся к нему.

«Да он же пьян! – с удивлением подумал барон. – А я всегда считал, что маг не может напиться, потому что ему не даст это сделать его дар! Значит, либо дар не контролирует воздействие алкоголя на организм, либо этот маг-лекарь как-то научился обходить этот момент! Нужно будет при случае выяснить – может пригодиться!»

А герр Луиджи ему что-то рассказывал, пытался шутить, сам же смеялся над своими шутками и в перерывах прикладывался к бокалу. Постепенно его речь становилась все менее разборчивой.

Но барон, не обращая на Фоску никакого внимания, продолжал высматривать поблизости от себя человека с бокалом «Черного бархата» в руках и не находил его. Досада, начавшая овладевать бароном, не лучшим образом сказалась на его манерах.

– Герр Луиджи, – наконец, не выдержав, прорычал он, – а не пора ли вам пойти спать?! Эй! – он жестом подозвал слугу. – Возьми кого-нибудь себе в помощь и оттащите отсюда это недоразумение!

Слуга махнул кому-то рукой, к нему, ловко лавируя среди гостей, подскочил его напарник и они, аккуратно взяв мага-лекаря под руки, осторожно понесли окончательно отрубившуюся тушку прочь из малой гостиной.

– М-да! – Ардун перевел дух.

– Как ваши дела, барон? – услышал он справа.

Обернувшись, он увидел мужчину в элегантном костюме темно-синего цвета, в маске диковинной птицы, закрывающей лицо и голову. В правой руке мужчина держал бокал с «Черным бархатом».

– Лучше, чем могло бы быть, – отшутился барон, – но хуже, чем хотелось!

– Простите, что не подошел к вам раньше, но вы были заняты беседой… – с легким чувством юмора, извинился его собеседник.

– Ах, ах – барон отхлебнул из бокала и скривился. – Спасибо за вашу душевную чуткость!

– Один – один! – благодушно отреагировал его собеседник.

– Вы бы представились, незнакомец! – начал раздражаться барон. – Нет, я, конечно, могу к вам обращаться и «эй, ты!», но мне кажется, это будет не совсем правильно. Итак, как мне вас называть?

– Зовите меня Раш, сэр.

– Ну, хорошо, Раш – так Раш, – кивнул Ардун. – Итак, у вас есть что-нибудь для меня?

– Нет, сэр. Мне передали, что я перехожу в ваше подчинение и общаться напрямую с представителями Империи я больше не буду, только через вас. Вы же будете давать мне задания, и результат спрашивать будете тоже вы. Так что, у вас есть какое-либо задание для меня? – потом немного помолчал и добавил: – Сэр!

– Пока ничего нет, – честно признался барон, – пока ждем!

– Чего ждем? – полюбопытствовал его собеседник.

– Ну-у-у, – протянул Ардун, соображая, что можно говорить, а о чем стоит и умолчать, – как вы, наверное, уже знаете, Гаральда вылечили, а потому его визит в Империю становится необязательным, но герцог должен как-то отреагировать на болезнь старшего сына. Поэтому мы ждем действий герцога и после этого будем как-то реагировать на них. Пока сидим тихо.

Раш понимающе кивнул.

– Кстати, – вдруг встрепенулся барон, – как мне с вами связаться, если срочно понадобится встретиться?

Раш, ничего не говоря, подошел к настенному светильнику, расположенному за спиной барона. Барон, обернувшись, с удивлением следил за его манипуляциями. Раш повернул шишку в нижней части светильника так, что стало видно клеймо мастера, изготовившего его.

– Поверните у этого светильника шишку, клеймом мастера наружу, – комментировал свои действия Раш, – и вечером, часиков в семь приходите в голубую залу. Там и встретимся. Годится такой способ?

Барон медленно кивнул. Ему не очень понравилось то, что ему предложил Раш, но…

– А может, вы назоветесь настоящим именем, и, в случае необходимости, я вас просто найду и передам то, что необходимо?

– Нет, барон, – отрицательно покачал головой Раш, – я, конечно, это сделаю, но немного позже, с вашего разрешения.

Барон по тону собеседника понял, что никакого разрешения он от барона не ждет.

– А что изменится? – продолжал настаивать Ардун. – Мне кажется, что несколько дней погоды не сделают, а нам связываться станет намного проще.

– Согласен с вами, барон, – почтительно наклонил голову Раш, – но пока останусь при своем мнении.

Барон скривился, но ничего не возразил. Его собеседник, выдержав паузу, продолжил:

– Итак, господин барон, если я вам пока не нужен, позвольте откланяться, а то дела, знаете ли!

– Хорошо! – недовольно буркнул Ардун. – Пока свободны, но не расслабляйтесь – вы скоро можете понадобиться. Герцог не любит долго ждать с ответом!

Раш выслушал барона, вежливо поклонился и исчез в толпе.

«Ну, вот и что я получил от этой беседы? – тоскливо размышлял Ардун, покинув через некоторое время малую гостиную и двигаясь к своим апартаментам. – Только зря время потерял, да узнал способ связи. И это все! М-да! Результат не стоил затраченных на него усилий, тем более, находясь в таком состоянии!»

Ардун как раз проходил какой-то залой, убранной гобеленами, расписанными сценками из жизни герцогской семьи, как его взгляд зацепился за одно из лиц воинов, сражающихся с орками. Лицо воина было удивительно похоже на лицо Гаральда!

Ардун даже остановился, внимательно вглядываясь в картину. Создавалось такое ощущение, что его сводный старший брат позировал для нее. Но, зная характер братца не понаслышке, Ардун эту версию отмел, как несостоятельную, а прикинув возраст гобелена, и вовсе, усмехнулся и пошел дальше.

Но гобелен придал его мыслям новое направление.

«А не сходить ли мне и не проведать ли своего старшего братца?» – мелькнула у него мысль. Покатав ее в голове туда-сюда, барон кинул сам себе и сменил маршрут.

Теперь он двигался в сторону апартаментов старшего брата.

Войдя к нему, Ардун испытал натуральный шок! Он остановился, едва войдя в комнату и выпученными от удивления глазами смотрел на Гаральда, сидящего на диванчике и вертящего в руках маску.

Маску диковинной птицы, полностью закрывающую голову так, что даже не видно волос.

Именно эту маску он видел сегодня в малой гостиной, не более получаса тому назад!

Гаральд поднял голову и увидел Ардуна, застывшего у двери в живописной позе.

– Ты чего? – удивленно задал он вопрос. – Случилось чего?

– Э-э-э… – издал горлом нечленораздельный звук Ардун, протягивая руку в сторону маски.

«Гаральд работает на имперцев? – голова барона, несмотря на потрясение, работала четко. – Да бред! Этого не может быть! Логика событий однозначно утверждает, что Гаральд работать на имперцев просто не может, но маска?! Что тогда здесь делает маска?»

– Ты насчет маски? – в проницательности Гаральду отказать было нельзя. – Что, нравится?

– Ага! – кивнул головой барон.

А что еще оставалось делать? Признаться, что видел ее недавно на голове человека, предавшего герцогство и работающего на Империю?!

– Ну, если нравится – на, дарю! – Гаральд небрежным жестом протянул злополучную маску. Барон, сделав несколько шагов, взял подарок и, как бы невзначай, задал вопрос:

– Красивая… А откуда она у тебя?

– А? – сначала не понял вопрос, о чем-то задумавшийся старший брат. – А! Да не знаю! Нашел в комнате, на столе лежала. Вот, взял полюбопытствовать.

– А чего ты ее мне даришь, вдруг она кому-то принадлежит?

Барон все-таки сделал попытку найти владельца этой маски, хотя бы даже с помощью брата, но не открывая ему всей картины. Но Гаральд не оправдал его надежд.

– А не фига разбрасывать свое барахло у меня в комнате! – по-простецки заявил он. – Хотя, да, ты, наверное, прав! Давай ее сюда! – он протяну руку, чтобы забрать маску. – Пусть немного полежит у меня, вдруг кто-то спросит?!

Барон отдал маску без сопротивления. По сути, она ему совсем была не нужна – ему нужен был ее хозяин!

– Слушай, – попросил он старшего брата, – ты, если хозяин маски найдется, скажи мне, кто он, пожалуйста, хорошо?

– Будешь просить у него маску? – выдвинул очевидное предположение Гаральд.

– А хочешь, я с ним вместо тебя поговорю? – внезапно предложил он.

– Нет, нет! – поспешно возразил ему Ардун. – Не нужно, я сам! Но, за предложение – спасибо! Ты, главное, скажи мне кто это, а дальше я сам с ним все решу! – поспешно добавил он.

Гаральд безразлично пожал плечами.

– Хорошо, Ардун, я скажу.

– Спасибо! – поблагодарил барон.

– А, кстати, – на лице Гаральда появилось любознательное выражение, – ты чего пришел-то?

– Да вот, – растерянно проговорил барон, при виде маски забывший, зачем он сюда шел, – хотел узнать, как твое самочувствие? Тебя же, говорят, вылечили?

– Говорят, вылечили! – подозрительным тоном повторил вопрос Гаральд. – И что? Допустим, вылечили…

 

– Ну, так это здорово! – воскликнул барон, а Гаральд поморщился.

– Поменьше оголтелого энтузиазма в голосе, братишка, а то переигрываешь! – с тонкой издевкой констатировал он факт. – Так, чего пришел?

– Ты мне можешь не верить, – упрямо гнул свое барон, – но я пришел именно потому, что тебя вылечили!

– Ага! – радостно осклабился старший брат. – А тебя, я слышал, – покалечили!

Барон скромно потупился.

– М-да! – безжалостно продолжал Гаральд. – Ты чего, совсем башку потерял, что бросаешься с кулаками, мало того, что на человека, который меня вылечил, так еще и на женщину! Знаешь, Ардун, – его голос похолодел, – не знаю, какое наказание тебе придумал отец, но я бы тебя, на его месте, наказал сурово. И вообще, в последнее время ты стал какой-то бешеный прямо! От тебя уже люди просто шарахаются! Что с тобой происходит?

– Вот поэтому я к тебе и пришел! – уныло пробормотал барон.

– Ага, я понял! – с хитринкой в глазах строго произнес Гаральд. – Ты решил, что у меня апартаменты очень небольшие по площади и долго шарахаться от тебя у меня не получится?! Так я тебя сразу предупреждаю – я буду кричать и пытаться сопротивляться!

– Да ну тебя! – фыркнул барон. – Вечно ты со своими шуточками!

– А так жить проще, да и веселее! – пояснил свою жизненную позицию Гаральд. – Так почему ты пришел именно к мне?

– Понимаешь, брат, я думаю, что эта… – барон сделал паузу, но потом все-таки пересилил себя и продолжил… – целительница, она к тебе еще придет, ну, чтобы окончательно удостовериться, что с тобой все в порядке. Вот я и хочу тебя попросить, чтобы ты уговорил ее и меня так же посмотреть!

Барон выжидательно уставился на старшего брата. Тот убрал шутливое выражение с лица и серьезно посмотрел на младшенького.

– А что, у тебя есть подозрения…

Он не договорил, но и так все было понятно.

– Есть! – вздохнув, тяжело произнес Ардун. – Я в последнее время стал плохо себя контролировать.

– Да ты и раньше этим не отличался! – справедливо заметил Гаральд.

– Вот видишь! – с надеждой подхватил барон. – У меня и раньше проблемы с этим были, а теперь – вообще все! Тушите свет, сливайте масло!

– О какое образное выражение! – восхитился Гаральд.

– Прекрати! – начиная злиться, одернул его Ардун. – Мне совсем не до смеха! В последнее время я впадаю в ярость от любого пустяка! Хорошо еще, что алкоголь немного притупляет ярость и время от времени мне удается с ней справиться, но ведь так недолго и алкоголиком стать!

– Хорошо, я понял, – абсолютно серьезно сказал Гаральд. – Я, конечно, попрошу ее, объясню ситуацию, потому что без объяснений она, мне кажется, тебе в осмотре откажет, а так… Но ты же понимаешь, что ничего обещать я тебе не могу?

– И не надо! Просто пообещай, что ее попросишь! – настойчиво попросил барон.

– Это я тебе твердо обещаю, брат! – уверено сказал Гаральд. – Завтра, когда она придет ко мне, поговорю с ней о тебе!

На том они и расстались. Барон быстро закончил разговор, сославшись на усталость и прописанный герром Фоской режим, покинул апартаменты старшего брата и отправился к себе.

Где сейчас и подводил нерадостные итоги.

– Идиоты! Дебилы!

Герр Луиджи Фоска, сидел за столом в своих апартаментах во дворце герцога. Перед ним стояла початая бутылка игристого вина, так понравившегося ему вчера, во время маскарадного вечера. Недалеко от стола стояли еще две дюжины бутылок, ожидающих своей очереди, а под столом валялось пять пустых.

Герр Луиджи Фоска был пьян.

– Бездарные, никчемные людишки! – рычал он, наливая из бутылки и отхлебывая из бокала большой глоток.

– Я все, все сделал, а вы смогли провалить мою, такую тонкую и изящную интригу! Знали бы вы, сколько у меня ушло сил, чтобы убедить Империю, что им нужен плацдарм для нападения на королевство Унаи! Что для них будет лучше, если они женят Гаральда на дочери Императора, а для этого им нужно, чтобы Гаральд приехал в Империю!

– Дебилы! Они даже не подумали, что можно просто предложить герцогу сочетать детей браком. Нет! Эти спесивые, безмозглые животные, по какой-то причине возомнившие себя умными и хитрыми, решили, что на своей территории…

А то, что на свою территорию Гаральда еще нужно заманить… Ну, ладно, даже здесь он им помог, подсказал… Но эти долбодятлы не смогли получить выгоду даже из этой ситуации, с болезнью Гаральда! Сколько раз он им говорил, что хватит играть, предлагайте чудо-врача в Империи, который точно вылечит Гаральда, так нет! Им еще и выгоды какие-нибудь подавай! Не просто оженить его, но и с герцога чего-нибудь поиметь! Поимели!

Герр Луиджи в раздражении влил в себя бокал целиком и потянулся к бутылке, чтобы опять его наполнить.

«В принципе, – рассуждал он, немного убрав эмоции, – еще не все потеряно! Еще никак не проявило себя королевство Унаи! А он там здорово пошуровал, так что скоро должен быть результат. В идеале, конечно, если герцогство, Империя и королевство сцепятся в войне все против всех, но это маловероятно. Скорее всего, королевство будет воевать с Империей, а вот местом боев – скорее всего будет герцогство! Да, – продолжал размышлять маг-лекарь, – это было бы самым лучшим вариантом развития событий!»

Луиджи откинулся на спинку кресла, взял в руку бокал, сделал мощный глоток и зажмурился от удовольствия.

«Да, – уже совсем успокоившись, перестав злиться на имперцев, лениво размышлял он. – В результате, Империя и королевство должны прекратить свое существование, как государственные образования, или хотя бы серьезно ослабнуть! И вот тогда… Тогда настанет его звездный час, его, магистра темной магии Луиджи Фоска! Это именно он расшифровал тот старинный фолиант, найденный им в одной из пещер в горах, во время недолгой службы полковым лекарем в пограничье.

Именно в этом фолианте была описана война с чудовищами, пришедшими из Инферно через портал. И было указано место портала – Ренк. Только все считали, что это был прорыв, а писавшие фолиант утверждали, что это был вызов. И приводили описание вызова со всеми необходимыми атрибутами, ритуалами и заклятиями построения портала и управления чудовищами!

Расшифровав фолиант и поняв, какие сведения попали ему в руки, Луиджи уволился из армии и потратил кучу времени, чтобы пристроиться магом-лекарем в герцогскую семью. Здесь, нужно сказать, ему просто повезло! Изначально он собирался просто осесть где-нибудь в Ренке, простым лекарем, но раз уж так все повернулось, то Луиджи посчитал это добрым предзнаменованием.

Теперь, подготовив все необходимое, Луиджи мог начинать вызов. Только, чтобы ему не помешали, нужно было принести в эту землю побольше неразберихи и хаоса. Долгих пять лет герр Фоска терпеливо плел свою паутину. И вот когда, как казалось, уже все почти свершилось – все начало сыпаться!

А началось все с появления этой чумной бабы – герры Арии де Гриз! Она, мало того, что вылечила Гаральда, так и его смогла узнать и каким-то образом спелась с герцогом! И теперь герцог собирается отказать Луиджи в работе и крове!

Так-то оно, конечно не страшно, у него есть деньги и он сможет пожить и на постоялом дворе, пока не придет нужное время для вызова его будущей армии из Инферно, но все же, хотелось прожить это время с комфортом.

С другой стороны, он уже устал быть простым магом-лекарем, прав особо не имеющем, зато обязанностей…

А теперь, с окончанием работы на семью герцога, у него появится время на окончательную подготовку к ритуалу вызова. Это будет скоро. Скоро настанет его время!

Как слышал Луиджи, вскоре ожидают приезда личных представителей короля Унаи Альфреда Третьего. Нетрудно догадаться зачем они прибудут – чтобы предложить породниться через брак! Только вот кого с кем? Дочери короля и сына герцога или сына короля и герцогской дочки?

Пожалуй, нужно будет донести до имперцев, что исполняться будет первый вариант! Имперцы – снобы, поэтому вряд ли озаботятся проверкой информации, тем более, что я всегда давал им исключительно точные данные.

Получив сведения о матримональных планах короля, обозленные предыдущей неудачей с болезнью Гаральда, имперцы обязательно вылезут, а так как они всех, кто не имперцы, просто презирают и не считают за людей, то конфликт будет обеспечен, а там и до полномасштабной войны недалеко! Имперцы, считая себя самыми сильными, особо в речах и поступках не сдерживаются, а оскорбление личного посланника короля – это точно война!