Камер-паж ее высочества. Книга 3. Часть 2

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Камер-паж ее высочества. Книга 3. Часть 2
Камер-паж ее высочества. Книга 3. Часть 2
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 17,22  13,78 
Камер-паж ее высочества. Книга 3. Часть 2
Audio
Камер-паж ее высочества. Книга 3. Часть 2
Audiobook
Czyta Борис Клейнберг
9,72 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Камер-паж ее высочества. Книга 3. Часть 2
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

– Граф, не уделите мне толику вашего бесценного времени?

Услышав голос от входа в свой кабинет, граф поднял голову от бумаги, которую внимательно читал, держа в руке и, энергично кивнув, сказал:

– Безусловно, графиня! Мы уже заканчиваем и если вы подождете, буквально пять минут, я буду весь в вашем полном распоряжении!

– Отлично! – элегантно одетая женщина, на вид лет эдак двадцати пяти, не красавица, но вот что-то было в ее лице, что заставляло восхищенные мужские взгляды замирать и подолгу не отрываться, задорно тряхнула русыми с рыжиной волосами и каким-то плавным движением направилась к креслу, одному из трех, расположившихся вокруг невысокого столика.

Мужчины, находящиеся в кабинете, молча провожали ее взглядами, пока она не устроилась удобно в кресле, а после, словно очнувшись, продолжили прерванный разговор. Но графиня, вопреки своим привычкам, что называется, быть в курсе всего, что происходит в графстве, совсем не вслушивалась в разговор супруга и управляющего графством. Ей было не до того – она готовилась к очень тяжелому разговору, который ей предстояло выдержать с мужем.

Казалось, что все уже учтено, но она все равно, раз за разом, прогоняла в голове все свои аргументы и возможные возражения мужа и пыталась понять, что еще она не учла, но, вроде как, по ее мнению, все должно получиться, и именно так, как нужно ей.

Наконец, мужчины закончили разговор, управляющий встал, взял бумаги, протянутые ему графом и, поклонившись, быстро покинул кабинет. Граф поднялся из-за своего стола, за которым обычно работал и, подойдя к жене, заботливо спросил:

– Дорогая, ты выглядишь взволнованной, что-то случилось? Что-то произошло с нашими мальчиками?

– Нет, Реджи, нет! – отрицательно качнула головой его супруга. – Просто нам нужно серьезно поговорить!

– Угу! – уяснил хозяин кабинета. – Дорогая, я распоряжусь, чтобы принесли что-нибудь, чем наш разговор можно запить, ну, и заесть, естественно, тоже. Тебе чего принести?

– Дорогой, – голос графини был слегка напряжен, – мне сухого красного вина и сыр к нему.

– Отлично! – закивал головой ее муж. – Я, пожалуй, к тебе присоединюсь!

И граф, подойдя к столу, позвонил в колокольчик. Дверь еще только открывалась, когда он громко распорядился:

– Бутылку «Дар Небес» и сыра нам с графиней, и быстро!

Дверь, такое ощущение, что так и не успевши открыться до конца, закрылась. Шаги за дверью слышны не были, но графиня не сомневалась, что слуга рванул выполнять распоряжение графа со всей возможной скоростью. Челядь любила своего хозяина. Действительно, граф был строг, но не мелочен, наказания за провинность если и назначал, то в жестокости не усердствовал, даже наоборот, поначалу они с графиней частенько спорили, поскольку ей казалось, что наказание по своей мягкости совсем не соответствует тяжести проступка.

– Пойми, дорогая, – в то время частенько говорил ей граф, – задача наказания состоит не в том, чтобы сделать провинившемуся больно, а в том, чтобы показать ему и окружающим, что он поступил неверно и так делать нельзя! Вот и все!

– Да, нет же! – возражала ему графиня. – Если ты его примерно не накажешь, так, чтобы другим было страшно повторить его действия, ничего хорошего из этого не выйдет!

– Не согласен с тобой! – упрямился граф. – Пойми, в их жизни, ну, впрочем, как и в нашей, угроза смерти настолько велика, а сама смерть настолько близка, что люди привыкли к тому, что она, по сути, всегда рядом, а потому, наказание должно быть поистине чудовищным по своей жестокости, чтобы испугать их! Но, пролитое на мой камзол вино – это совсем не тот повод, чтобы так изощряться в наказании, не находишь?

И такие споры частенько возникали в начале их ссылки в это графство. Что поразило графиню, так это то, что старший брат ее супруга не отдал приказ казнить семью младшего брата, являвшегося организатором и вдохновителем нескольких заговоров против его власти, как поступал со всеми остальными заговорщиками, а просто, когда его терпение лопнуло, выслал своего младшенького со всей семьей в графство и запретил появляться в столице, под страхом немедленной смерти.

Алисия, графиня Дерская, нервно хмыкнула – она до сих пор не могла понять смысла этого действа герцога Ренка. Почему он не отдал приказ на убийство своего брата-заговорщика и его супруги? Почему просто выслал их в графство?

Нет, склонить Реджинальда к попытке уничтожить старшего брата и занять, по праву, освободившееся место правителя герцога, Алисии удалось довольно легко. Молодой человек явно был в нее влюблен, а вот сама Алисия… Нет, Реджи ей нравился, это она готова была признать сама себе, а вот полюбила она его, пожалуй, после того, как увидела, как он заботится о ней и об их только недавно родившемся первенце. Он так трогательно, чуть ли не дыша, выслушивал ее просьбы и так быстро бросался их исполнять, что Алисия и сама не заметила, как полюбила этого, довольно жесткого, но совсем не жестокого хозяина графства.

И теперь над ней довлел приказ, лично отданный ей Императором, который принял ее незадолго до ее свадьбы. Ее тогда поразила фраза, сказанная им ей на прощание:

– Алисия, от успешного решения этого вопроса, без преувеличения, зависит будущее Империи, так что, считайте, что судьба Империи в ваших очаровательных руках, и это не пафос! – и, заметив скептическую улыбку на ее лице, пояснил:

– Любая Империя или развивается, или умирает! Мы уже исчерпали все возможности спокойного развития. Или мы освоим возможности портальных перемещений, и это послужит толчком к новому витку развития нашего государства, или нужно начинать воевать и захватывать новые территории, или Империя умрет! Поэтому, если у вас не получится подобраться к телепорту, мне придется начать войну. Война – это деньги, просевшая экономика и потеря людей, а потому я от души желаю вам успеха!

Поначалу задача ей казалась невыполнимой, ну, или трудновыполнимой. Нужно было найти на территории герцогства замок, в котором сохранился телепорт. При таком количестве замков, это как искать иголку в стоге сена, а может, и того серьезней!

Но она не отчаивалась. Сперва она решила, что в роли герцогини ей будет проще найти место, где располагался телепорт. Несколько жарких ночей – и Реджинальд полностью доверился своей супруге. Она смогла его убедить, что его старший брат недостоин править!

Далее было несколько безуспешных попыток, без смены правящей династии, поменять правителя, но все, к сожалению, неудачные. Терпение герцога, правителя Ренка, закончилось и их с мужем выслали в графство. Казалось, что на ее планах можно ставить большую такую точку, но, вот ирония судьбы, именно будучи хозяйкой графства, она услышала про загадочный замок по соседству с их леном.

Правда, все попытки попасть в этот замок, успехом не увенчались, но, в результате многоходовой интриги ей удалось устроить мажордомом своего человека. Казалось, вот оно, приходи и делай, что нужно, но… Все оказалось не так просто! Это прямо невезуха какая-то! Во-первых, ничего про телепорт, который должен быть именно в этом замке, мажордому узнать не удалось!

И не потому, что никто не хотел ничего говорить – просто никто ничего про телепорт даже не слышал! Знали про какие-то две двери, за которые никому хода нет, а про этот злосчастный телепорт – нет! Алисия логично предположила, что вот за одной из этих дверей телепорт, как раз, и находится.

И тут, во-вторых, попасть в замок она так и не смогла! Сначала по той причине, что герцог одаривал милостью управления баронством и замком своих ярых сторонников, а в памяти тех еще были свежи попытки Реджинальда устранить своего брата. Поэтому все ее намеки и просьбы о посещении замка отвергались с безжалостностью и прямотой, граничащими с оскорблениями! И даже смерть очередного, осыпанного милостями герцога, любимчика ничего в этом не меняла! В посещении замка ей отказывал очередной владелец!

И ей приходилось выслушивать эти гадости с легкой улыбкой. Это ей, подданной Империи, чьи благородные предки насчитывали почти сотню поколений! Правда, когда она как-то на одном из приемов, устраиваемых ею время от времени в их замке, аккуратно намекнула мужу на древность своей фамилии, он пренебрежительно фыркнул и заявил:

– Дорогая, я ни в коем случае не хочу умалить заслуг твоих предков, но, все-таки, сейчас и здесь живешь и действуешь именно ты, а не они, а потому, оценивать будут именно твои поступки, действия и слова, а отнюдь не их. Поэтому, будь достойна своих благородных предков! – он выразительно посмотрел на нее. – И, кстати, – он окинул зал, полный гостей, – многие из здесь присутствующих могут назвать полторы-две сотни поколений своих предков!

Губы графини тронула легкая улыбка, но тут же пропала. Алисия опять сосредоточилась. Сейчас, как ей казалось, настало самое благоприятное время для выполнения приказа Императора. Простолюдинка-лекарка, получившая почему-то от герцога такой дар, явно ничего не смыслит в интригах и Реджинальду удалось, наконец-то, получить разрешение на проход в замок. Мало того, эта простофиля, другого слова у графини для новоявленной баронессы не находилось, даже разрешила им проход в зал с телепортом!

Все, осталось совсем немного, и задание будет выполнено! Кажется, наконец, удача улыбнулась Алисии и та просто боялась ее «спугнуть». А вот после того, как у нее все получится, и Империя придет сюда, в эти отсталые, забытые богами земли, вот тогда она и развернется!

Алисия, от вырисовывающихся перспектив, даже зажмурила глаза. Да, что ни говори, но ни герцогство, ни графство так и не стали для нее домом. Все вокруг было не то, к чему она привыкла, не так как она привыкла! И люди, и отношение их к аристократам были другие! Встретив аристократку на улице, никто не опускался на колени, приветствуя ее, да даже глубокие поклоны здесь были не в чести – так, легонько кивнут, как какому-нибудь старому знакомому и идут себе дальше!

 

Поначалу это сильно оскорбляло и сердило, но потом Алисия привыкла к этой вольности жителей герцогства и почти перестала обращать внимание. И все же, графиня частенько с грустью вспоминала жизнь в Империи. Доходило до того, что она пускалась в эти воспоминания вместе с личной служанкой Эльзой, служившей ей с детства и тоже тосковавшей по блестящей Империи.

Эльза и пятерка ее личной охраны – вот и все, кого она смогла привезти с собой из отчего дома, и все эти годы эти люди были ее опорой в этой стране. Только им она могла безоговорочно верить, а потому все, самые «деликатные» поручения ложились на плечи именно этих людей! В последние два года, правда, у нее появилась связь с Империей, нерегулярная, слабенькая, так как человек, осуществляющий ее, доверия Алисии не внушал, но все-таки это была связь! Кстати, этот человек обещал всяческую поддержку со стороны Империи в случае, если ей удастся активировать телепорт. Ну и он еще раз подтвердил, что все их договоренности с Императором до сих пор в силе и правитель о них помнит и от них не отказывается!

А вот сейчас Алисия считала, что вполне сможет действовать, опираясь на помощь людей ее мужа, Реджинальда, графа Дерского, нужно только убедить его, что это необходимо сделать, что если они будут контролировать телепорт, то их жизнь очень резко изменится к лучшему. Только она пока никак не могла решить, рассказывать мужу о своей встрече с Императором и его задании, или продолжать использовать его втемную?

– Дорогая? – обеспокоенный голос мужа отвлек графиню от размышлений. Она мельком оглядела уже сервированный столик, взяла в руку бокал вина и, сделав небольшой глоток, отщипнула маленький кусочек сыра и забросила его в рот. Ее муж, небрежно развалившись в кресле, держа в руке полный бокал с красным вином, терпеливо ожидал, когда она начнет.

– Реджи, – прожевав сыр и сделав еще один маленький глоток вина, начала графиня разговор, к которому так стремилась и которого так боялась. А боялась она, что муж ее не поймет и не поддержит, а она не сможет убедить его в своей правоте. – Дорогой, скажи мне, как тебе показалась эта, – она покрутила кистью свободной руки, – новоявленная хозяйка замка, эта простушка-лекарка? Ты же с ней говорил, да? – муж молча кивнул головой. – Ну, и как она тебе?

Граф задумался.

– Ты знаешь, – он тоже приложился к бокалу, – я не сказал бы, что она простушка! – он осуждающе посмотрел на супругу. – Да, в придворных интригах она не разбирается… – он сделал небольшую, но многозначительную паузу, – но это пока! – он сделал ударение на последнем слове. – Она умна, а потому, при желании, она быстро разберется во всех хитросплетениях придворных интриг. К тому же, она очень сильный маг, намного сильнее меня, да и… – он бросил странный взгляд на супругу, – тебя, дорогая! Так что там, где другие будут брать тонкостью и изощренностью, она может просто надавить своей силой и решить все в свою пользу!

Он опять приложился к бокалу, предварительно отсалютовав им жене.

– Ты услышала все, что хотела? – спросил он после короткой паузы.

– Да, спасибо! – кивнула Алисия с довольным видом.

– И? – граф опять приложился к бокалу.

– Дорогой, а как ты смотришь на то, чтобы, пока эта магиня прохлаждается в столице, заполучить контроль над телепортом в наше безраздельное пользование?

– Как ты себе это представляешь? – заинтересованный ее словами граф, сменил позу на более собранную и отставил бокал с вином.

– Очень просто, дорогой! – по лицу графини скользнула облегченная улыбка – муж все еще вполне управляем! – Эта простушка сама же дала тебе разрешение посещать зал с телепортом, как бы, для изучения, ведь так?

– Она сказала, что подумает! – поправил ее муж. – И пока никакого ответа нет!

– Во-от! – графиня подняла указательный палец. – А мы скажем, что она разрешение дала! Сделаем соответствующую бумагу, похожую на ее возможное разрешение. Нам нужно только, чтобы стража открыла ворота, а дальше все сделают наши люди! Мы ворвемся в замок, захватим зал с телепортом…

– Алисия, – Реджинальд подхватил бокал и вновь небрежно развалился в кресле, но вот взгляд его стал очень острым. – Тебе ведь нужен телепорт не для изучения, так?

Внутри у графини все сжалось и похолодело – вот он, тот самый напряженный момент! Она буквально заставила себя кивнуть.

– Так, зачем ты так рвешься к телепорту? – у графа не дрогнул ни один мускул.

И вот тогда Алисия, мысленно попросив, не понятно у кого помощи, честно поведала о своей встрече с Императором. Кое о чем она, конечно, умолчала, но в основном, рассказала все.

Граф молча размышлял, крутя в руке бокал с вином, и пока он думал Алисия сидела ни жива, ни мертва, ожидая его решения. С каждой прошедшей секундой паника в ее душе нарастала все больше и больше, когда, наконец, ее супруг, отпив из бокала, коротко спросил:

– Ну, и каков план?

Его жена, не стесняясь, облегченно выдохнула и рассказала, что и как придумала, для осуществления плана. В принципе, графа все устраивало, он только поправил несколько пунктов, касаемо захвата замка и вообще действия войска, в чем Алисия, честно говоря, была совсем не сильна.

Обговорив и согласовав все действия по захвату замка и телепорта, и допив вино, Алисия в радостном возбуждении покинула кабинет графа. А граф еще некоторое время о чем-то размышлял, крутя пустой бокал в пальцах, потом аккуратно поставил его на столик, встал и пересел за рабочий стол.

Позвонив в колокольчик, бросил в открывающуюся дверь:

– Бриана ко мне, быстро!

И, достав чистый лист, немного подумал и начал быстро что-то писать.

– Сэр? – Бриан, вопросительно глядя на своего сюзерена и друга детства, замер около двери.

– Давай сюда! – граф энергично махнул рукой и его вассал и друг подошел к столу. – Значит, так… – граф говорил так тихо, что его друг еле разбирал слова. – Вот это письмо нужно отвезти брату Ричарду и передать лично ему в руки, ты понял? – Бриан молча кивнул. – Это очень важно! Лично ему и больше никому, Бриан!

– Я понял! – Бриан взял письмо и сунул запазуху. – Что говорить, если спросят куда я направляюсь?

Граф ненадолго задумался.

– А так и говори, что я послал тебя в столицу с поручением к старшему сыну. А после того, как отдашь письмо герцогу, найдешь Этварда и скажешь, чтобы в ближайшее время ребята были очень осторожны и ни в коем случае не ввязывались ни в какие свары и ни в какие дуэли, хорошо?

– Понял! – кивнул головой Бриан.

– Да, возьми с собой десяток охраны! – граф, увидев, как скривилось лицо Бриана, чуть нажал:

– Очень важно, чтобы письмо попало к адресату, ты понял?!

Бриан в третий раз покивал головой.

– Вот деньги! – граф бросил другу кошель, который тот ловко поймал и, не открывая, тоже сунул его себе запазуху. – Все! Удачи!

Бриан поклонился и быстро вышел из кабинета.

Через полчаса небольшая кавалькада из десятка всадников покинула замок.

Со смотровой площадки донжона за их отъездом, прищурив глаза и о чем-то размышляя, наблюдала графиня Алисия. Не успели еще всадники скрыться из вида, как графиня резко повернулась к одному из охранников, привезенных с собой из Империи.

– Брикстон, мне нужно знать, зачем Бриан вдруг куда-то поехал!

– Так, может, вам, миледи, спросить у милорда графа?

– Брикстон, я не просила тебя указывать, что мне делать! – тон графини был холоден и в нем явно хрупали большие глыбы льда. – Ты приказ понял?!

– Да, графиня, простите, графиня!

И воин метнулся к выходу со смотровой площадки.

– Ну, Реджи, что же ты задумал? – тихонько прошептала себе под нос Алисия, графиня Дерская.

Глава 1

– Ну, ни фига себе! Во, дела! – непроизвольно вырвалось у меня. Вот, чего-чего, а такого поворота я не ожидал, хотя, если подумать, то к этому все и шло! Но все равно, спрогнозировать такой поворот в разговоре я не сумел. Мой возглас, в наступившей тишине, прозвучал неожиданно громко, а потому все обратили свои взгляды на меня, а герцог тот даже и приподнял в удивлении бровь.

– Э-э-э, прошу прощения, – я, от смущения, потупил глаза и положил правую руку на левое сердце. – Просто вырвалось! – пояснил я.

Все продолжали молчать, и только хозяин кабинета как-то вдруг весело фыркнул. Я поднял глаза. Герцог, совсем чуть-чуть приподняв уголки губ, делал вид, что улыбается. Ох, что-то мне совсем не нравится такая его улыбочка!

– Ваша светлость? – принц, явно озадаченный молчанием герцога, решил поторопить того с ответом.

– Ваше высочество, – все так же, не опуская поднятую бровь, что придавало его лицу некий ироничный налет, развел руками хозяин кабинета. – Я вас услышал, и ничего против не имею. – Принц благодарно кивнул головой. – Однако, прежде чем дать вам окончательный ответ, я бы хотел переговорить с дочерью и услышать ее мнение по поводу вашего предложения.

– И если она будет против… – Георг вопросительно посмотрел на герцога.

– Давайте не будем гадать, Ваше высочество, – твердо стоял на своем хозяин кабинета. – «За», «против»… Сначала я с ней поговорю, и только после этого я дам вам ответ! Таково мое решение!

И герцог обвел всех присутствующих тяжелым взглядом. Никогда прежде не видел у него такого взгляда! Я даже непроизвольно поежился, когда он прошелся по мне, и, скорее всего, такая реакция была не у меня одного! Во всяком случае, я заметил как дернулся маркиз Валентайн-младший.

После его слов в кабинете повисла пауза, которую очень быстро нарушил Вице-канцлер.

– Раз все уже сказано, то позвольте откланяться, Ваша светлость! – спокойным тоном подытожил он. – Ваше высочество… – многозначительно протянул граф. Принц коротко поклонился герцогу, махнул рукой в нашу с отцом сторону и, повернувшись, покинул кабинет. За ним вышли и его люди – Георг Рендер и Валентайн-младший.

Я оглянулся на отца, пытаясь понять, что мне делать – тоже выметаться из кабинета, или остаться, но все решилось за меня.

– Волан… – начал было герцог что-то мне говорить, но тут за дверью послышался шум, прервавший владетеля замка, который тут же умолк и потянулся к колокольчику, вызывающему секретаря, когда дверь в его кабинет опять распахнулась и вошел принц Георг с Вице-канцлером и маркизом Валентайном. Вот только, с ними был еще один человек в мундире цветов королевского дома Королевства Унаи и с гербом на мундире с левой стороны.

– Ваше высочество? – герцог вопросительно смотрел на вернувшихся.

– Ваша светлость, – принц указал рукой на незнакомца в мундире, – это гонец. От отца! – и резко бросил, повернувшись к нему. – Говори!

Гонец немного замялся, видимо, ему были даны какие-то инструкции, шедшие в противоречие с отданным принцем приказом.

– Ну?! – рявкнул на него принц. Тот пожал плечами, а потом, повернувшись к герцогу, устало произнес:

– Во время поездки из загородного дворца в столичный, на карету принца Готфри совершено нападение. Конвой уничтожен полностью – выживших нет. Принц Готфри – убит. Его жена и дети – пропали. Ведутся поиски. В связи со случившимся, Его величество Альфред Третий, Король Унаи, приказывает своему сыну, принцу Георгу, срочно возвращаться в столицу, в королевский дворец.

Пока гонец говорил, я безотрывно смотрел на лицо Георга. Было заметно, что эта новость его здорово потрясла. Если вначале его лицо выражало растерянность, то в конце доклада гонца лицо принца как будто закаменело, навсегда оставив на нем выражение решимости и скорби одновременно.

– Ваша светлость, – обратился он к герцогу, когда гонец умолк. – Я срочно возвращаюсь в столицу, но перед отъездом мне хотелось бы получить ваш ответ!

– Георг! – герцог оперся руками о рабочий стол. – Во-первых, соболезную вашей утрате. Ваш брат был хорошим человеком и имел все данные, чтобы в будущем стать очень хорошим королем. Мне жаль, что так случилось! – он посмотрел на гонца. – Кто это сделал узнали?

– Нет, – качнул головой гонец. – Есть подозрения, что это дело рук имперцев – в последнее время участились случаи нападений на караваны и даже на армейские обозы, чего не случалось, по-моему, вообще никогда! А в преддверии войны… – гонец развел руками.

– Понятно, – хмуро кивнул хозяин кабинета. – Во-вторых, Георг… Сейчас уже ночь – глупо уезжать ночью! Если честно, то я не вижу необходимости в столь поспешном отъезде! Спокойно соберись, дождись утра и езжай. Я к тому времени определюсь с ответом, да и к твоей свите и охране дам еще полсотни воинов – так мне спокойнее будет! – пояснил он, увидев, что принц явно готовится ему возразить. – Тем более, если организовали нападение на твоего брата, то уж на тебя, ночью… – он покачал головой. – Нет! Пожалуй, на правах хозяина, я запрещаю тебе выезд до того момента, как я оглашу тебе свое решение! А это будет утром!

 

И, как бы ставя точку в разговоре, прихлопнул рукой по столу.

– Все! Иди, собирайся в дорогу!

Принц некоторое время молча смотрел на герцога, потом, так же молча кивнув, повернулся и вышел из кабинета. За ним вышли и все его сопровождающие. В кабинете герцога повисла тишина. Все молчали. Не знаю, кто как, а я просто не понимал, что мне делать.

– Хм-м! – я прочистил горло, собираясь спросить герцога, что, собственно, мне делать и нужен ли я ему в кабинете, но он меня опередил.

– Так, Волан! – герцог вскинулся, как будто изданный мною звук его разбудил. Ну, конечно, не разбудил, а пробудил от раздумий. – Все, иди! Свободен! А ты, Эрик, – его указательный палец был направлен в сторону моего отца, – останься! – хозяин кабинета тяжело вздохнул. – Нам нужно о многом поговорить, – он опять вздохнул, – в связи с такими новостями…

Дальше я уже не слышал, покинув кабинет. Ну, откровенно говоря, пока мне это было и не интересно, а вот Георга было искренне жаль! Лишиться брата… Н-да, ему не позавидуешь!

Размышляя над постигшим принца несчастьем и почему-то при этом глядя в пол, я брел по коридору, пока буквально, чуть не наткнулся на какого-то человека, стоящего у меня на пути и явно меня поджидающего. Я поднял глаза.

– И еще раз привет! – кивнул я Роджеру Валентайну-младшему. – Меня ждешь?

В принципе, я мог бы и не задавать этот вопрос – вид бесцельно слоняющегося по коридорам маркиза Валентайна – это что-то из области ночных кошмаров.

– Ага! – просто кивнул он. – Принц хочет с тобой поговорить.

– Веди! – я кивнул и последовал за маркизом.

– Волан, – принц выглядел не очень, хотя, если бы мне сообщили о смерти брата, я, наверняка, выглядел бы не лучше! – Как ты слышал, я возвращаюсь…

Я молча кивнул.

– Поедешь со мной? – Георг вопросительно смотрел мне в глаза.

Я тяжело вздохнул. Он что, издевается?! Как он это себе представляет?! Я вот так, все брошу – семью, службу, и умотаю с ним?!

– Георг, – постаравшись не вспылить, парню и так не сладко, – как ты себе это представляешь? Ну, ладно, о семье говорить не будем, хотя, как понимаешь, мне нужно их согласие на отъезд, но даже и так… У меня служба, если ты помнишь! – принц хотел что-то сказать, но я, махнув рукой, не дал. – Так что, я лучше приеду вместе с Энарией.

Я хотел улыбнуться, но в последний момент передумал – не время для веселья.

– Ты думаешь, герцог даст согласие? – принц смотрел на меня с непонятной мне надеждой.

– Не знаю! – честно пожал я плечами. – Я думаю, что здесь очень важно, какое впечатление от тебя у его дочери осталось! – я не стал скрывать свое мнение.

– И как ты думаешь, какое? – продолжал расспросы принц. Я не понимаю, неужели это для него так важно? Вроде бы, еще вчера ему было плевать, и вдруг такая перемена?!

– Ну, если ты хочешь знать мое мнение… – протянул я.

– Конечно! – энергично закивал Георг.

– Я думаю, что оно скорее положительное! Ведь не зря же она с тобой танцевала все танцы! – озвучил я принцу и так известный ему факт. Он согласно кивнул. – Это о чем-то говорит! – закончил я.

– Кстати, – принц, явно приободренный моими словами, лукаво глянул на меня, – с тобой она тоже танцевала!

– Пф-ф! – совсем по-простецки фыркнул я. – Один танец! – я поднял руку с одним оттопыренным пальцем. – Это не считается!

– Угу-угу! – явно повеселевший принц, хлопнул меня по плечу. – Спасибо!

– Да, на здоровье! – ответил я нашим семейным пожеланием. Мы помолчали.

– Знаешь, – Георг, вдруг, придвинулся совсем близко ко мне и начал говорить очень тихо, хотя поблизости никого не было. – Знаешь, изначально мне эта отцовская затея с женитьбой не нравилась! Представляешь, жениться в моем возрасте, да еще непонятно на ком… У нас про маркизу ходят не совсем хорошие слухи!

Я посмотрел на принца, не скрывая удивления.

– Ну, да! – он явно заметил мой взгляд. – Что вспыльчива, строптива, не знает меры, ну и управы на нее никакой нет!

– Фигня! – прервал я его. – Георг, она – маг школы Огня, а они все вспыльчивы и не очень управляемы! Это диктуется их стихией! Так что, слушай больше всяких идиотов!

– Ну, да! – закивал согласно он. – Я это уже сегодня понял. На самом деле, она настоящая леди и ты знаешь… – он зачем-то оглянулся по сторонам и буквально выдохнул:

– Мне кажется, я влюбился!

– В кого? – затупил я.

– В Энарию! – укоризненно глядя на меня, зашипел принц.

– Ну, и хорошо! – негромко поддержал я его. – Осталось завоевать расположение Энарии! – я слегка хлопнул его по плечу. – Но, как мне кажется, ты на правильном пути! Поменьше выпендрежа, побольше человечности – и у тебя все получится!

– Ты думаешь? – не унимался Георг.

– Я уверен! – я был тверд в своих убеждениях, во всяком случае, никаких сомнений я не выказывал. У меня было ощущение, что если я хоть чуть-чуть проявлю неуверенность, то спать сегодня я не лягу – придется утешать, или наставлять, или направлять разволновавшегося принца! А я уже так устал, что не засыпал только огромным усилием воли – слишком много всего сегодня случилось. Этот день был на удивление длинным и никак не хотел кончаться! Так хотелось зевнуть, но я изо всех сил себя сдерживал. Во-первых, при принце это было неприлично, а, во-вторых, я просто боялся, что порву себе рот из-за слишком широкого зевка.

– Ладно, – видимо, Георг все-таки заметил мое состояние, – мне нужно собираться.

– Угу, – кивнул я и, повернувшись, двинулся к себе.

– Завтра придешь? – бросил мне принц в спину.

– Ну, если пришлешь человека… – я не стал оборачиваться. – Я же не знаю во сколько ты будешь выдвигаться! Да и ты толком этого не знаешь! – я все же обернулся.

– Угу! – кивнул принц, – пришлю!

И, повернувшись, куда-то поспешил.

«Домой! Домой! Домой!» – повторял я себе, быстро шагая коридорами к своим покоям.

«Спать! Спа…» Я успел раздеться и подойти к кровати. Додумать не успел!

* * *

Проснулся я от того, что кто-то аккуратно тряс меня за плечо и чей-то знакомый голос негромко бубнил на ухо:

– Волька, просыпайся! Ну, Волька, просыпайся, давай, тебя к герцогу кличут! Во-о-олька! Ну, Во-олька! Проснись!

– Блин! – возмутился я, не открывая глаз, в глубине души надеясь, что приставучий голос все же отстанет. – Дай поспать! Я же только лег! Совесть имей!

Но голос совести не имел! Вместо того, чтобы отстать, меня затормошили еще бодрее и энергичнее, а голос даже слегка окреп.

– Волька! Подъем! За тобой герцог прислал слугу!

Я решил перевернуться на другой бок, и уже начал было воплощать это желание, как до моих, все еще спящих мозгов, наконец, докатился смысл слышимых слов. Я понял, что дальше спать уже не получится и попытался, для начала, подняться и хотя бы сесть в кровати, но в движении поменять положение рук у меня не получилось и, в результате, я просто ткнулся моськой в подушку. Причем, что самое досадное, со сна я даже лицо не успел отвернуть – так носом в нее и уперся!

Зато, из этого положения удалось достаточно просто принять сидячую позу.

– Рык, – я, наконец, определил хозяина будившего меня голоса, – сколько время?

– Так, уже почти восемь часов! – так же негромко просветил меня мой названный братишка. – Вставай уже, а то там герцог тебя уже наверное заждался!

– Да, зачем я ему нужен? – в моем голосе прозвучали вопросительные нотки.

– А я-то откуда знаю? – возмутился полуорк. – Но там, – он кивнул в сторону входной двери, – топчется посланный им слуга! И, кстати, давно уже!

– Понял! – начал быстро прогонять остатки сна, соскочил с кровати и в быстром темпе проделал все полагающиеся утренние процедуры. Не хватало еще появиться таким заспанным перед хозяином дворца!

Пока я приводил себя в порядок, полуорк мне что-то рассказывал, активно размахивая руками, но я даже не пытался его слушать, меня занимала мысль о том, зачем я мог понадобиться герцогу, да еще и с утра пораньше?

– Волька, ты меня совсем не слушаешь! – с обидой в голосе, подергал меня за рукав братишка.