Пустышка 4

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Пустышка 4
Пустышка 4
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 13,98  11,18 
Пустышка 4
Audio
Пустышка 4
Audiobook
Czyta Вадим Ерофеев
9,32 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Князь Голицын Евгений Александрович был большой любитель рыбной ловли, и на рыбалке, на берегах Ладоги проводил больше время своей теперешней жизни. Патриарх одного и главенствующих кланов империи, оплот и опора трона. Но всё… почти отошёл от дел. Теперь пускай вон дети, и внуки заботятся о процветании рода, клана, империи. А он отдохнёт, заслужил.

От мира отгородился большим забором, его огромного поместья, раскинувшегося на живописных просторах берегов большого великого озера. Родственники не беспокоят. О событиях в мире и империи по утрам докладывает личный секретарь, делая выжимки из потока информации, тщательно ее перебирая и отбирая те события, которые точно могут заинтересовать пенсиона всероссийского масштаба на отдыхе. На заслуженном отдыхе.

Утренняя зорька. Клёвый клёв. Рядом уже, прямо на походном мангале, старый слуга с поваром готовят, из пойманной князем рыбы, уху, а на сковородке шкворчит приличных размеров сазан, естественно в порубанном и разделанном виде. Тишь да благодать. От комаров и другой кровососущей бяки работают артефакты. Дорогие и затратные, но комфорт того стоит.

Октябрь вступает в свои права. Золотая осень…

– Ваша Светлость, Иван Георгиевич пожаловал. – тихим голосом докладывает старый слуга.

Верный и опытный помощник… да теперь уже и друг, такой никогда не предаст, ни за какие деньги…

– Что-то он сегодня рано. Необычно. Когда подобное случилось в последний раз?

– Когда Германия с Францией сцепились… не поделили Люксембург. – напоминает опытный слуга.

– Ага… значит, что-то не менее интересное случилось. Как думаешь, с чем связано его столь раннее появление…, или в империи или что-то в мире случилось экстравагантного такого??

– В мире тихо в последнее время. Даже Китай с индусами кусаться перестали. Последний переполох был связан с неожиданной поддержкой России, Афганистаном. Мы тогда ещё всё гадали, чего такого наша императрица Султану пообещала, что он вдруг в одночасье в друзья нам записался, после стольких-то лет необъявленной войны на границах. Так что почти уверен, что у нас что-то громыхнуло, раз Георгиевич, для доклада, так рано встал, зная, какой он педант. Не пошевелится, если это шевеление не по плану и не запланировано заранее. Значит, припекло где-то и у кого-то неслабо. Как бы не у нас. Не дай бог.

– Не дай бог. – кивает князь… – Накрывай на стол. Раз в столь ранний час поднялся наш докладчик, то и не позавтракал. А я чувствую, что нашему Андреевичу уха сегодня особенно удалась.

– Так с такой-то рыбы и не удалась бы. – льстит рыбаку опытный слуга и друг.

– Вот за столом и поговорим. Сервируй стол на всех, сегодня без церемоний. Надоело…

… довольный старик-педант, одолев третью тарелку наваристой ухи, с трудом откинулся спиной на спинку кресла-стула.

Тяжёлый массивный кухонный мебельный гарнитур походного применения, сделанный по спецзаказу в Германии. Особая гордость Его Светлости… ведь это подарок прежнего императора. Ведь столько лет-то прошло…

– Ну, что там у нас? Докладывай! – вальяжно, махнув ладонью, произнёс князь.

– Воротынские возродились…

Гробовое молчание за столом. Даже волны огромного озера как-то тише стали накатывать на каменистый берег.

– Повтори… – голос князя наливается силой.

– Род и клан князей Воротынских возродился. Полностью!!! – повторил чётким поставленным голосом, секретарь.

Молчание…

– Этого, просто, не может быть! – говорит князь.

Переводит взгляд на своего старого слугу.

– Семёныч, что скажешь?

– Повторю ваши слова, Ваша Светлость. Подобного, лет так триста, как не было, если всё что говорит уважаемый Иван Георгиевич правда. А не верить ему, у меня оснований нет.

– Подробности… – тут же произносит фразу-команду князь.

Иван Георгиевич поднялся на ноги, как ему не махал рукой князь, но вот докладывать он привык всегда стоя.

Взял свою обычную папочку с документами. Открыл её. Не суетясь и не спеша, поставленным голосом, произнёс.

– Тридцатого сентября сего года состоялась свадьба некой госпожи Виолетты Татарской и парня, в прошлом простолюдина, а ныне виконта по повелению императрицы, выпущенному совсем недавно. Всем Персовым графов дали, но отпрыскам пока виконтов. Я вам как-то докладывал об этом.

– Помню. И как это понимать? Причём тут эта свадьба и Воротынские? Стоп… Татарская! А не та ли это девица, что в деле Нарышкиных была замешана? – спрашивает князь.

– Татарская, личная воспитанница императрицы. – отвечает секретарь – И, да… именно она Ивана Нарышкина ликвидировала, когда тот сделал попытку убийства императрицы. Был тот под внешним управлением. Китайца того… магистра недоделанного, тоже эта Виолетта уничтожила, сама едва не уйдя к праотцам и матерям. Вот, в благодарность наша правительница и передала тогда, весь куст имений, этой молодой девице. Из этого никто особо не делал тайны, да и дело громким было. Вот к этой даме и лезли всякие потенциальные женихи, в кавычках. Но девица очень резкая и быстрая на расправу. Отшила всех ухажёров. Ведь многие хотели рискнуть головой и попытаться осчастливить обладательницу дара от императрицы, в виде имений Воротынских, заделав ей ребёнка. Но история, тогда не получила в свои анналы, сие действо. То есть попытки действа. Ведь более двух сотен, старых фамилий и их владений почили в бозе. Если имения на дом императрицы работают, но не усиливает её ни разу, то вот княжеские рода так и не смогли возродиться. Ни разу!!! Все попытки, которые были до этого, у подобных дамочек, кто был подобным осчастливлен императрицей и императорами, своих потенциальных женихов, попросту теряли. Те не могли пережить обряд вхождения в права ленов. Не выдерживали. Все погибали. А напомню, даже сейчас носителей подобных подарков от императорской семьи, не менее сотни. Попытки возродить старые княжеские рода, увы, до сих пор, никому не удалось пережить. Эти первые. За столько лет.

Тишина, князь думает. Обдумывает полученную от секретаря информацию.

– А ведь расклад в государственной думе может измениться теперь, стоит лишь переманить в свою партию нового полноценного члена. – рассуждает опытный, много поживший и видевший в жизни, князь.

Но о подобном даже он, за всю свою долгую жизнь, не слышал, а тут…

– У Воротынского, как основоположника зарождения российской государственности, двадцать голосов. За всю семью и клан. – тут же докладывает секретарь.

Князь переглядывается со своим старым слугой…

– Императрице запрещено верховным судом, специальным манифестом, вмешиваться в работу государственной думы. А занимать должность в ней могут только мужчины, причём, главы родов и кланов… и этому манифесту больше четырёхсот лет. Это основа государства. На нарушение императрица, точно не пойдёт. И мальчик получается, ничей! Совсем ничей. Умница ты у меня Георгиевич, давно пора тебе барона дать. Всё… завтра уже барон мне докладывать будет. Поздравляю!

Старик, в прекрасном костюме, с прямой осанкой и каменной маской на лице, благодарно склоняется в поклоне.

Но всё молчком. А чего говорить? Всё уже сказано.

– Полную выжимку этого доклада, сыну на стол с пометкой «От меня». И чтобы через час она была уже у него. Нельзя этого парня терять. Это будет непозволительно для нас. А ведь акулы Думы не глупее меня. Сейчас, из-за этого парня, начнётся драка.

– А если предположить, Ваша Светлость – подаёт голос старый слуга – что этот парень сможет и другую девицу осчастливить ребёнком и пройдёт обряд во второй раз?

Опять гробовое молчание…

Вот что значит, опытный помощник.

– Парня, явно, разыгрывали в тёмную. – подаёт голос и секретарь – Да, и не мудрено. О тонкостях получения сего подарка мало кто знает, даже среди тех девушек, кто и имеет такие преференции от императоров и императриц.

– Со смертью соискательницы, владения опять возвращаются императорскому дому. – напоминает старый слуга.

– Георгиевич, ты уже просчитал такую возможность?? – тут же уточняет князь у своего секретаря.

– С вашего позволения, Ваша Светлость. Обычно я балуюсь подобными расчётами. Но в данном случае, информации у меня мало. Знаю точно, что у Вертинских есть молодая совсем девчонка, у кого есть подобное дозволение. Там вроде и вовсе, как бы не клан Рюрика возродить пожелали. Есть у Оболенских, у младшей ветви, более взрослая девушка. Там имения Годуновых разыгрывают. Но повторюсь… Никто не рискует. Вернее, пробуют, есть такие, но ведь, если ритуал проходит неудачно, то всё… попытка всего одна. И кланы просто выдерживают время. Девица, увы, никогда не может, ни выйти замуж, ни родить детей. Кланы, просто деньги получают всё то время, пока носительница разрешения, от императрицы, жива. Ну, кто из них знает, о тонкостях ритуала.

Помолчали…

– Значит, или Оболенские, или Вертинские. Невелик выбор. Тем более, все фамилии семей, не входящих в круг наших друзей и союзников.

– Точно знаю, но у вассалов и союзников нашей партии в государственной думе, подобных девушек нет. Просто, нет. – говорит секретарь.

– Проклятье. – в сердцах вскрикивает князь…

– Но кто нам мешает попытаться перетянуть такие семьи на свою сторону? – опять подаёт голос старый слуга.

– Большая игра… – понимающе качает головой старый князь. – Рискованно.

– А когда было иначе? – улыбается верный друг.

– А сколько у парня уже, на данный момент, жён или невест??? – уточняет князь.

– По моим данным, свадьба была большая, ведь графский отпрыск женился. Как графу, ему положено пять жён. Во всяком случае, такое разрешение на столько браков. И у него, на данный момент, уже четыре жены. Причём, по ходу, я решил проблему, над которой мы совсем недавно ломали голову… – вопросительно-удивлённые взгляды на секретаря, со стороны князя и его старого слуги – Ну, над Султанатом Афганистана и их неожиданной поддержки нашей Империи.

 

– И?? – заинтересовано смотрит на своего секретаря, старый князь.

– Одна из жён, принцесса Султаната! Родная дочь самого Султана…

– Ох! Ой, да ничего себе расклад!!! С такой поддержкой парень и сам свою игру начать может. – улыбается князь – А ведь это много меняет. Зародившийся княжеский род и клан, надо просто в союзники себе переманить. И всего делов. А сделать это…

– Через браки… – ухмыляется старый слуга.

Иван Георгиевич с уважением смотрит на слугу. Уж он-то точно знает, какую силу тот имеет в клане.

Тишина… очередная пауза в разговоре. И довольно долгая…

– Значит, так. Как и говорил, весь расклад по новому княжескому роду, сыну на стол, с нашими с тобой выдержками и пометками. Особо отметь брачные узы между представителями нового клана и нашим родом. Если удастся перетянуть кого-нибудь из носителей разрешения, на воссоздание старых княжеских родов, то отметить, что это самый лучший вариант. И ещё… парней, из этой семьи, проверить бы. У этого новоиспечённого князя ещё родные братья есть?

– Да. Ещё четверо. – говорит секретарь.

– Просто, прекрасно. Не упустить, ни в коем случае не упустить… так моему Алексею и передашь. И давай. Свободен. У тебя есть, чем заняться. И скажи моему сыну, как с твоим докладом ознакомится, чтобы в обязательном порядке вышел со мной на связь. Чувствую, закончился мой отдых. Придётся нам возвращаться в мир большой политики… – и смотрит на своего старого слугу.

– Надо, значит надо… – улыбается ему открытой улыбкой, старый верный друг…

Глава первая

Девчонки, маленьких с няней оставили, поэтому все в кафе и пришли, чтобы со мной встретиться. Но скомкано как-то наша встреча закончилась. Не поругались, конечно, но недопонимания стало больше в наших отношениях.

Шагаю в школу. Девчонки домой собрались. Мне никто из них компанию составить не захотел.

– Ещё бы… столько нового они узнали. Столько обсудить можно, и между собой, и с подружками. Наши предупреждения, что не стоит делиться про то, что в семье происходит с посторонними, не для твоих сестёр. Они сейчас купаются в ореоле нового звания благородных и главное, что все они стали интересны всем. Раньше какой у них статус был? Только тот, что они одарённые несильные. Но ведь одарённые! А теперь они дворянки. Даже можно сказать, что по рождению. Ведь мама у вас…

Киваю…

– О чём-то подобном сам думал. – отвечаю я Искину.

А вот и мой альма-матер. Четырёхэтажное основательное здание. Огромный комплекс спортивных залов с боку пристроен. Монументальная лестница к входу в учебное заведение. Парк рядом, спортплощадки. Всё огорожено металлическим забором. Высокие столбы, на которых прикреплены мощные светильники. Красиво…

Вот только с этим местом у меня не очень приятные воспоминания по причине, что я тут не только сам учусь, но и ещё куча посторонних, из которых, добрая половина попросту скоты…

Но благо сейчас тут нет столпотворения из желающих поглощать знания, а так… просто непонятно, как забежавшая, желающая спрятаться от солнца, в задние школы, малышня.

Мне на второй этаж. Но вначале, около учительской, на первом этаже, информационный стенд посмотреть надо. Именно там расписание вывесить должны были.

– Вот же. И почему не выставить расписания занятий на сайте школы, где можно было бы через интернет всё узнавать? – удивляется Боря.

– Так и сделают. – отвечаю я – Но на первое сентября. Сейчас всё расписание предварительное, не утверждённое учебным советом и директрисой.

Ну и везёт же нам. Первое сентября на вторник выпадает. Сразу в галоп учёба рванёт, без всякой предварительной раскачки. Не повезло…

А мне не повезло в двойне…

Вышел из библиотеки нагруженный, как ишак. Куча учебников и учебных тетрадей. По пакетам распихал и руки заняты, а на встречу… прямо по центральному коридору второго этажа, Персуткин Вовка со своей шоблой навстречу.

Сука. Как же я его ненавижу. Выпускник он в этом учебном году, а подпевалы его младше, кто на год, а кто на два. Он сам из благородных. Семья «дворянских детей» княжеского рода Сапрыкиных. Так-то особо не зверствует этот громила по отношению к младшеклассникам, но вот лично меня, эта мразь очень не любит. Я его, наверное, как своего брата Гену сильно раздражаю, всего лишь самим своим существованием.

Нет, он меня не бьёт, хотя бугай вымахал под два метра ростом и ширина плеч у него, как у того трёх створчатого шкафа. Тут всё по-другому. По-другому выстроены его издевательства. Он любит…, очень любит со всеми здороваться. Но особо нравится ему рукопожатие. Дальше объяснять надо? Он своей лопатой, вместо ладони, просто парням кисти рук почти ломает, играя на суставах пальцев сжимая их. Боль адская, благо, хоть не калечит, сволочь.

Вот и натерпелся я от него. От рукопожатия не отвертишься. Если проигнорируешь его радостное приветствие, можно и в табло кулаком получить. Приходится выбирать, или с разбитой мордой ходить, или в пыли от боли извиваться, когда он тебе кисть руки, по сути, почти ломает. Боль-то адская…

Увидели, а если точнее, точно около школы торчали где-то за углом, да за парадным входом оттуда наблюдали, кто в школу входит из знакомых пацанов. Вот и я нарвался…

Развлекаются падлы…

– О! Сергуня появился. Всё лето не было, а тут… появился. Мои поздравления! Слышал, ты у нас уже чуть ли не графом стал? – ехидная ухмылка на лице бугая.

– Виконт, вообще-то. – зло говорю я – К вашим услугам, господа.

Понятно. Уже не отстанут…

– Так может с ходу табло им всем начистить? – предлагает Искин. – Я, кстати, могу и пугнуть их страхом, так твой фон накручу.

– Погоди… – отвечаю я. – Я же подкачался, да и кости ты мне укрепил после поглощения моим телом, тела твоего прошлого хозяина.

– Всё так, как ты говоришь, дорогой…

У Бори явно хорошее настроение. Вот всегда оно у него повышается, когда есть вариант мне отхватить от кого-либо, от той же Виолетты или брата, например, на тренировке. Но тут ведь далеко не тренировка…

– Посмотрим, чего они от меня хотят, хотя и так понятно… – говорю я мысленно.

– Посмотрим… – приходит от Бори…

Я же, нагло рассматриваю этот квартет. Вчетвером ходят. Ты смотри и Данька Ветров с ними? Не думал, что наш чемпион школы по боксу этой дворне шестерит. Хотя, вряд ли. Наверняка, просто от скуки, к этой шобле прибился. Скучно было на каникулах…, а тут вроде, как одноклассники…

– Ты смотри. – улыбается слащавой, предвкушающей улыбкой Вован – Целый виконт? Я просто из благородной семьи. Мне до аристо, ещё расти, и расти. А тут раз… писулька от императрицы и уже всё… Аристократ доморощенный…

Я же, тут же цепляюсь к его словам.

Вот и повод морду по жёсткому набить, если до разборок вдруг потом дойдёт…

– Ты, погань, что-то против императрицы имеешь? А? – повышаю я голос, в надежде привлечь к нашей намечающейся стычке, находящихся в школе, взрослых.

– Ничё я не говорю против решений её Величества. – тут же делает шаг назад, опешивший от моего наезда, громила…

– За языком своим поганым следи, а то четвёртое управление тебе и твоей семейке быстро язык, вместе с головой, отрежут.

Попугать имперской безопасностью вольнодумцев, и кто не уважает императрицу…, мы это за раз. Вон, как даже прихвостни этого дворянчика быстро хвосты поджали…

– Да, ладно тебе, что ты. Мы все слышали, что ничего такого не говорил Вован… – мычит самый толстый в этом квартете.

– Четвертаки… – говорю я. Так в народе четвёртое управление собственной безопасности Империи называют. – разберутся. А надо, то и мозголомов привлекут. – пугаю я эту четвёрку долбоящеров ещё больше.

– Да ладно. Давай. Пока! И пожмем, друг другу руки, ваша милость и разойдёмся, как в море корабли, и всё забудем. Да здравствует империя… – кидает клич умный Вован, при этом, тянет ко мне свою клешню.

Сбоку, боксёр уже приноравливается, для нанесения удара, если откажусь от рукопожатия.

Я же, показываю глазами, что руки у меня-то заняты пакетами с учебниками, но Вован уже кивком головы своим подпевалам даёт команду, взять у меня из рук мешающие и ему, и мне, пакеты.

Все в ожидании представления.

Ну, ладно, сами напросились…

Руки свободны…

Тяну правую руку к лопате Вовки, а сам командую Боре…

– Давай, фон на силовой максимум. Надо сбить настрой с Даньки…

Получилось даже лучше, чем я думал. Сильней я становлюсь, это точно. Во первых, сыграл роль фон. Все от меня просто отшатнулись. И если у троих парней это получилось, то вот Вовану это сделать было проблематично, а всё потому, что я зажал, словно тисками, его ладонь своею рукой и не отпускаю, а вырваться, он не может. Он даже забыл давить на мою кисть своей, а вот я…

О! Какое же это наслаждение, поймать пальцы противника и не давать ему, даже видимой возможности противостоять моему сжиманию его конечности.

Что не нравится? А как других заставлять по земле на коленях ёрзать и в голос орать от боли?

– Сломаешь же ему руку. – приходит оклик со стороны Бори.

– Да, и пускай. Зато, месяца два не сможет эта падаль никого обижать. – говорю я мысленно.

– Да, по ходу, побольше. Ты ему уже вывернул два сустава. Бросай руку, а то он сейчас тут без сознания валяться будет.

А Данька-то не трус и друган верный. Если двое, из подпевал, с моими пакетами, отбежали от нас шагов на пять каждый, то вот Даня, немного очухавшись, после первой фоновой атаки от моего Искина, двинул сам вперёд, на помощь своему нынешнему корешу.

– Отпустил быстро, а то я тебе сейчас челюсть сверну. – с этой фразой, явно подбадривая самого себя, Даниил ринулся на меня в атаку.

Но учителя у меня, в последнее время, были ну, очень хорошие…

Шаг назад. Корпус сдвигаем влево, как бы скручивая корпус. Как раз хватает импульса и, разворачиваясь, наношу уже свой удар, сдерживая охватившую меня ярость в последний момент. Но и Даня, явно опытный в драках пацан… видя, что он сам не попал и подставился под ответный удар, и понимая, что уйти в защиту не успевает, просто повернул голову влево и мой кулак просто чиркнул ему в правую скулу.

Но ускорение я набрал приличное и если не сломал ему челюсть, то попал, уж точно, хорошо.

Бряк…

– Я его что… выключил?? – удивляюсь я, говоря это всё, Боре.

– Это я удивлён, что ты ему не сломал ничего. – отвечает Искин – Ты же почти не сдерживался. А я же тебя предупреждал…, на эмоциях будешь драться, прибьёшь кого-нибудь. Вот смотри, что ты уже натворил. Один воет, валяясь на полу, держа на весу свою правую руку, и левой сопли на кулак наматывает. Второй, и вовсе в отключке. И когда, после такого твоего удара придёт в себя, одним богам известно. Так-то. Валим отсюда, пока не набежали тут…

А ведь интересно, школа… ведь должен быть тут кто-нибудь из старших. А никого. Так, на небольшой шум, что мы тут устроили, даже библиотекарь из своего закутка и носа не показала.

– Уходим… – соглашаюсь я с Искиным и уже двоим вторым участникам стычки…

– Пакеты сюда, щеглы… – командую я – И, дружкам своим помогите… если минут через пять Даня не очнётся, то скорую вызывайте…

Подхожу к стоящим испуганными истуканами, парням, выхватываю у них из рук свои пакеты с учебниками, и на выход…

Меня всего трясёт, от возбуждения и радости. Господи, как же я мечтал раньше этому Вовану по мордасам надавать. Хотя, и так хорошо получилось. А по мордасам получил за него человек, которому я ничего плохого не желал. Но он сам нарвался. Я-то тут причём…

– И что теперь? – спрашивает меня Искин, пока мы едем домой на дождавшемся меня такси…

– А что теперь? Если сейчас Даня очухается и не будут вызывать скорую для него, то и шума не будет. Даже, если я и повредил руку как-то Вовке, то он молчать, уж точно, про это будет. И его прихлебатели тоже. Ничего для меня не меняется. О своем позоре они никому ни слова не скажут.

– А Даня? – уточняет Боря…

– А вот тут есть варианты. Явно же он с Вованом и его парнями просто так тусовался. Чисто за компанию, как равный компаньон. А у него и свои кореша имеются, кто сейчас пока из отпусков не вернулся, где с родителями куда уезжали. Так что про нашу драку рано или поздно в школе все узнают. Да и пускай, нам же проще будет, меньше желающих станет до нас докапываться с тобой. Меня сейчас больше другой момент волнует. Мама. Сегодня она на сутках, а вот завтра надо будет с родительницей встретиться и домой к себе, как понятно, её тащить мне очень не хотелось бы, а она будет, вот уверен, напрашиваться…

– Не уверен. – отвечает Боря – Она и так дома не бывает. Дети малые считай, без неё растут. Вот уверен, что завтра она скажет, чтобы ты приходил в то кафе, что у вашего дома, где вы с сестрёнками сидели. Они не удержатся и всё о вашей встрече ей расскажут. Почти всё… – поправляется Искин. – За деньги, точно ничего не скажут. Кстати, по деньгам… выдавать девчатам деньги будешь???

 

– Мы же решили, позже к этому вопросу вернёмся. – говорю я – А сейчас, пожалуй, давай по дороге домой в торговый центр заглянем. Надо прикупиться…

И ведь угадал Боря… мама вечером позвонила и сказала, что нам надо встретиться и назначила встречу, увы, не дома…

– … давай у Васи с Геной встретимся. – говорит мама – Они всё равно в своём СТО до вечера, каждый день пропадают. Поговорим в спокойной обстановке. Никто посторонний нам мешать не будет. Ты как?? Или меня к себе пригласишь на смотрины?

Ну, уж точно нет. Пришлось соглашаться на посещение квартиры братьев.

– Давай лучше у Васи на квартире. – говорю я – У меня тут бардак. Убираться надо, всё отмывать. Как-нибудь в другой раз.

Но явно мою заминку мама почувствовала. Не знаю, какие она из этого сделала выводы, но чувствую, что когда папа из своей командировки вернётся, то точно будет озадачен узнать, где и как я проживаю. Но это будет потом, а пока…

Поздний вечер.

Я накупался в бассейне… уставший, свернувшись калачиком на огромной кровати, смотрю телек. Засыпаю потихонечку.

– А ведь у нас гости… – слышу в голове голос Бори.

Сон, как рукой сняло…

– Кто?? – удивляюсь я.

– Сосед непоседа. – докладывает Искин – Не терпится ему согнать нового квартиранта. То есть тебя. Сейчас он у себя в комнате, в своём поместье, у нас за забором, макияж ночной себе на лицо наносит. Недавно с отцом своим созванивался. Обсуждали твоё появление в поселке. И да… охрана на воротах посёлка, по совместительству, им двоим докладывают. На зарплате. Но о проделках своих нанимателей они, уж точно, даже не догадываются. Принцип у них простой, меньше знаешь, крепче спишь. А спать они любят, ведь охрана!!!

– Очень смешно. – говорю я – И что там наш сосед? Когда его ждать на прогулке по нашей усадьбе??

– Ещё минут тридцать точно, он на свой маскарад потратит. – смеётся боря.

Радостный. Всё ж какое-то на ночь приключение…

– Понятно… И что ты придумал? Как встречать гостя будем? – спрашиваю я, а сам уже поднялся с кровати и одеваюсь…

– Так ведь у нас в спортзале биты бейсбольные есть, а в верхней спальне, явно прошлым квартирантом, интересные наручники, забытые им, лежат. Уж точно, это не аксессуар хозяйки. Шалунишкой прежний квартирант был. Явно не чурался низменных наклонностей. В ванной, на том же этаже, банный мужской халат с капюшоном. Тебе он большеват будет, но для наших задумок будет в самый раз. На ноги кроссы. На себя халат этот, причём, капюшон на голову не забываем надеть. Биту полотенцем банным обматываем, чтобы чуваку голову не пробить. Нам уж он точно, в качестве трупа, не нужен. Так-то ладно, но бесполезен. А вот в живом виде пригодится. Сговорчивее его отец будет.

– Вержбицким, когда звонить будем? – спрашиваю я.

– Можно и сейчас, чтобы они по-быстрому прислали своих людей. Но не забываем, что на КПП посёлка охранники подрабатывают «барабанщиками» нашим соседям. Так что, точно, не вариант. Надо будет обходиться своими силами. – отвечает Искин. – Да говорю тебе, не стоит ничего опасаться. Точно я уверен, сами с ним справимся. Главное, бесшумно к нему с тылу зайти и по башке его хорошенько отоварить. Потом кляп в рот, а на руки наручники, причём, заведём их ему за спину. А вот тогда можно будет уже и Вержбицких беспокоить, причём, саму хозяйку, а не доверенное лицо. Тут такое дело… само начальство напрямую должно принимать решение. Нам уж точно, шум лишний ни к чему, к своей скромной персоне. А так и преференции можно бы выбить, для себя любимых, как с хозяйки нашего коттеджа, так может, что и от купчин перепадёт, но опять же через квартиросдатчика. Тягаться на прямую, как раньше тебе говорил, с купцом, нам с тобой уж точно, не с руки. Ведь придётся всё по закону делать, а так, вот уверен, что Вержбицкие и сами шум поднимать не будут, но вытрясут из этих предпринимателей всё, до последней копейки и нам надеюсь, от их щедрот, за наш подгон, в виде сынка дурака, перепадёт не слабо. Не ссы. Всё будет тип-топ.

– Научился… – бухчу я себе под нос.

У него вечно всё тип-топ. А рисковать-то головой приходится мне. Но уверенности мне его слова придают. Ну что ж, поглядим, каков ты… иноземный демон…