Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 2

Tekst
3
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 2
Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 2
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 16,02  12,82 
Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 2
Audio
Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 2
Audiobook
Czyta Борис Клейнберг
8,66 
Szczegóły
Камер-паж ее высочества. Книга 2. Часть 2
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Ричард, герцог Ренка, работал в своем кабинете. Он как раз закончил читать отчет своего казначея по тратам в текущем месяце, когда дверь его кабинета распахнулась.

Даже не глядя, он мог сказать, кто вторгся в его святая святых. Так врываться нему мог только один человек – его дочь Энария. Но чисто машинально он все-токи поднял голову и посмотрел на вошедшего. И понял, что и в этот раз не ошибся – это действительно была его дочь.

Герцог с любовью посмотрел на эту очаровательную непоседу, но, добавив строгости в голос, пробурчал:

– Я сколько раз тебя просил не врываться ко мне, а? А если бы у меня сейчас проходили какие переговоры, или проходило совещание?

– Да, ладно тебе, папка! – легкомысленно всплеснула руками дочь. – Я же знаю, что у тебя сейчас никого нет!

– Откуда? – заинтересовался герцог.

– Так, Дэвид в приемной сидит абсолютно спокойный, а когда у тебя что-то проходит, он носится по своей приемной, как заполошенная курица!

– Ну, уж прямо, как курица! – не поверил ей отец.

– Ну, может, и не курица, но суетится сильно! – заметила Энария.

– Понятно! – кивнул головой герцог.

– Ну, и, кроме того, – скромно потупясь, призналась ему дочь, – я у него спросила, есть ли кто-нибудь у тебя в кабинете, прежде чем войти.

Наверное, целую секунду герцог изумленно смотрел на дочь, а потом весело расхохотался.

– Нет, ну, надо же! – сквозь смех заметил он, – Моя дочь становится вежливой и предупредительной! Кто бы мог подумать!

– Ну, хватит уже! – возмущенно топнув ножкой, воскликнула Энария. – Что за манера все время насмешничать надо мной?!

– И в мыслях не было! – разведя руками, признался герцог.

– Пап, – дочка решила сменить тему, – а куда ты услал де Гризов?

– Так, никуда не усылал, – удивился ее отец. – А что случилось?

– Да вот, хотела у Волана принять Клятву верного служения, а он куда-то запропастился! Начала узнавать – оказалось, что и его отец тоже куда-то пропал! Вот я и подумала, что это ты их куда-то услал.

– А! Нет, дочка, я никуда их не отсылал. Ты слышала, что я возвел ех в баронское достоинство? – поинтересовался он. Энария согласно кивнула.

– Во-о-от! – протянул герцог. – А еще я, к титулу, пожаловал им лен. Вот они и уехали знакомиться с тем, что им от меня досталось.

– Ну вот! – недовольно надула губы герцогская дочь. – Когда они теперь вернутся…

– Да скоро! – утешил ее герцог. – Я дал старшему де Гризу две недели на обустройство. Неделя уже прошла, даже больше – восемь дней, так что, скоро увидишь ты своего ненаглядного! – пошутил герцог.

– И ничего он не мой! – вспыхнула Энария. – Это Магда мне все уши… Ой! – спохватилась герцогская дочь, зажав себе ладошкой рот. Поводив глазами влево-вправо, она отняла ото рта ладошку и шепотом спросила:

– Ты ведь никому не скажешь?

И, не услышав ответа, заканючила:

– Ну, папочка, ну, миленький! Не говори никому, ну, пожалуйста!

– Хорошо, хорошо, егоза! – улыбаясь, пообещал ей герцог.

– Отлично! – тут же преобразилась Энария, перестав канючить. – Значит, скоро я обзаведусь своим рыцарем! – она мечтательно заулыбалась.

«Хорошо, что не она заинтересовалась этим де Гризом! – с неким облегчением подумал он. – А то мне тут шепнули, что король Унаи просто жаждет породниться со мной, и даже собирал целое свадебное посольство. Ломать ее и навязывать ей свою волю в этом вопросе я не хочу, а так, возможны варианты!»

– Энария, – он оторвал дочь от каких-то ее мечтаний, – если у тебя все, то тогда иди, не мешай мне, а то, понимаешь, работы много! – и он кивнул на целую стопку бумаг, аккуратно лежащую на углу его стола.

– Ой! – лицо Энарии приняло виноватое выражение. – Прости, я помешала!

– Да, ладно, чего уж там! – добродушно пробурчал ее отец, исподволь подталкивая ее к выходу.

Энария заметила этот отцовский маневр и уже открыла рот, чтобы высказать свое возмущение его поведением, когда дверь в кабинет распахнулась, и на пороге возник Дэвид Ковердэйл – бессменный секретарь герцога.

– Срочное послание от Хорта Иствика, Ваша светлость! – четко доложил он. – Только что доставлено. Гонец, на всякий случай, ждет в приемной!

– Что еще там произошло? – недовольно пробурчал герцог, потом посмотрел на дочь. – Энария, милая… – начал он.

– Все поняла! – кивнула та, даже не дослушав его до конца. – исчезаю, не мешаюсь!

И, показав напоследок Дэвиду язык, исчезла из кабинета.

Герцог взял уже раскрытый его секретарем пакет, достал оттуда послание и, хмуро глянув на Дэвида, спросил:

– Читал?

– Да, – честно признался он.

– Хорошо! – бросил герцог и углубился в чтение.

Послание было не длинным, всего-то один лист, правда, написанный убористым почерком капитана замковой стражи, поэтому много времени на чтение герцог не потратил.

– Что ты об этом думаешь? – взмахнув рукой с зажатым в ней посланием, осведомился он у своего секретаря.

– Ну-у-у, – протянул он, – раньше Хорт в рассказывании сказок и небылиц замечен не был, а потому, я склонен поверить во все, что он написал, вот только… – Дэвид сделал паузу.

– Вот только… что? – поторопил его герцог.

– Вот только, все может быть не так однозначно! – закончил секретарь.

Герцог задумался.

– Понимаешь, – наконец, он пришел к какому-то решению, – эта Ария де Гриз показалась мне немного странной с самого начала, а, выяснив, что она знакома с Луиджи Фоска, упорно именуя того Кочерыжкой, невзирая на его положение, я озаботился и поговорил с нашим магом-лекарем о ней. Так вот, он однозначно сказал, что она не просто слаба, как магиня, а очень слаба! Ее дара еле-еле хватало на ведовство! А тут она спокойно вылечивает Гаральда, а теперь вот, еще и так отличилась в замке… Ты не находишь это странным, а Дэвид?

Секретарь в задумчивости подвигал нижней челюстью, а потом возразил:

– Ты знаешь, Ричард, в жизни столько всего странного бывает… Ты уясни для себя главное – она на твоей стороне или на стороне твоих врагов? Плюс, ты не обратил внимания – а твой младшенький опять попытался захватить этот замок! А я когда еще тебе говорил, что в этом замке что-то есть, раз твой братик так упорно пытается захватить именно его! А ты так ничего и не выяснил! – он укоризненно посмотрел на своего сюзерена.

– Дэвид, ты же знаешь, времени катастрофически не хватает! – оправдывался герцог. – К тому же, я привозил туда наших архимагов, так они там ничего не нашли, кроме двух закрытых дверей, которые так и не смогли открыть!

– Ладно! – махнул рукой Дэвид, – чего теперь оправдываться? Ты лучше думай, что теперь будешь делать? Хорт подозревает, что на твоих новоиспеченных баронов, по дороге в Ренк твой братец нападет, желая отомстить!

– Обязательно нападет! – усмехнувшись, согласился с ним герцог. – Ты, вот что, Дэвид, вызови-ка ко мне Рональда Ван Хайма, я ему расскажу, что нужно будет сделать…

* * *

В резиденции посланника Империи, в его кабинете, шел напряженный разговор. Посланник, граф Эштон Дрейфус и его начальник, маркиз Эмил Синглетон обсуждали текущие дела.

Оба вельможи удобно расположились в креслах перед горящим камином, между ними стоял небольшой столик, на котором легкая закуска соседствовала с глиняной бутылкой вина. Бутылка явно выглядела старой, местами глина даже изменила свой первоначальный цвет, а прозрачное вино, рубиново-красного цвета, налитое в бокалы, явно было очень хорошим, судя по ароматам, витающим по кабинету.

– Так, все же, граф, – небрежно развалясь в кресле и попыхивая ароматной сигарой, поинтересовался его начальник, – расскажите, в каком состоянии сейчас находятся наши дела по бескровному завоеванию Ренка.

«Ага! – со злостью подумал посланник. – Дела уже «наши»! Интересно, если мне эта операция все-таки удастся, несмотря на временные трудности, маркиз, при докладе Императору вообще мое имя назовет, или это будет уже полностью его успех?!»

Его начальник сидел, попыхивая сигарой и лениво глядя на горящий в камине огонь, ожидая ответа. Нужно было что-то говорить.

– Не очень, маркиз! – признался граф. – Возникли временные трудности, но я сейчас работаю над их устранением. Так что, волноваться не о чем.

– Отлично! – маркиз вытащил сигару изо рта. – Но, может, вы поподробней расскажете, в чем проблема? Вполне возможно, что я смогу вам чем-нибудь помочь!

«Да чем ты поможешь?» – с тоской подумал хозяин кабинета и начал обрисовывать ситуацию своему начальству.

– Наш человек в окружении наследника герцога куда-то пропал. После того, как он не пришел на оговоренную встречу, мы начали его поиски. В результате аккуратных расспросов, удалось выяснить, что из дворца он тоже исчез, во всяком случае, когда он понадобился герцогу, его найти не смогли. Мы следим, в меру своих возможностей, но во дворце он пока не появлялся.

– А это, случайно, не семейный маг-лекарь герцога, некто Луиджи Фоска? – чуть насмешливо задал вопрос маркиз.

Граф расстроено кивнул, но потом до него дошел смысл вопроса и он с удивлением, густо перемешанным с подозрением, уставился на своего собеседника. Тот коротко хохотнул.

– Не смотрите так на меня, граф, я за вами не следил и вас не контролировал! Просто, будучи на приеме у герцога, краем уха услышал разговор, в котором посетовали на то, что его семейного мага-лекаря никак не могут сыскать, а он зачем-то срочно понадобился! Да, и еще про какую-то ведунью говорили, дескать ее нет в городе, придется ждать… Кстати, граф, а что за ведунья?

– Понятия не имею! – пожал плечами граф, почувствовавший облегчение от слов начальника. Попасть ему под подозрение… Ой, не надо! – Я не очень следил за событиями в герцогском окружении, которые не касались нашего плана, поэтому…

 

И граф демонстративно развел руками.

– Ну, хорошо! – кивнул головой его собеседник. – Так что там с нашим планом, и какие изменения в нем теперь произойдут? Если вы сказали, что работаете над этим, значит, сама идея еще жива, и вы только вносите коррективы в процесс… – он прервался, подбирая слово и помахивая в воздухе кистью руки, – …вот! – он удовлетворенно кивнул головой своим мыслям, – в процесс исполнения! Это так?

Граф кивнул.

– Отлично! – радостно оскалился его начальник. – Познакомьте же, Аштон, меня с ними, а то я уже умираю от любопытства!

Аштон внешне безразлично пожал плечами, внутренне же сильно напрягся.

«Вот сейчас и решится, в каком качестве видит меня маркиз – как партнера или как удобного человека, таскающего для него каштаны из огня!» – мелькнула у него тревожная мысль.

– Вы, маркиз, уже, наверное, знаете, что Гаральд, наследник герцога Ренка, внезапно излечился. Совсем. Как произошло это прискорбное для нас событие, поломавшее нам весь план, мы до сих пор достоверно не знаем. У семейного мага-лекаря герцога узнать не удалось – он не пришел на инициированную нами встречу, и с тех пор вообще во дворце его никто не видел. Я попытался, под предлогом вручения наследнику герцога Гаральда именного императорского приглашения на посещение Империи, встретиться с бароном Ардуном, но у меня ничего не получилось! Барон не явился на вечер, устроенный герцогом в этой связи!

– Ну, надо же! – восхитился маркиз. – У вас было даже личное приглашение, подписанное Императором! Вот это да! Аштон, вы меня восхищаете такой предусмотрительностью!

– А! – небрежно махнул рукой его подчиненный. – Джонни за час сделает вам таких дюжину, да еще и за Императора распишется!

– Ого! А вот это уже коронное преступление! – сквозь смех заметил маркиз. – Вы не боитесь, Аштон? А вдруг Император узнает об этом? Как он отнесется к факту подделки его подписи?!

Вопрос был задан шутливым тоном, показывающим графу, что маркиз вполне доволен полетом его фантазии.

– Так, дикари и не достойны подписи Императора! – с усмешкой воскликнул он. – Пусть радуются подписи Джонни! Это все, на что они могут рассчитывать!

– А вдруг они с этой бумагой действительно соберутся в Империю? – все еще смеясь, предположил маркиз.

– Я вас умоляю, Эмил! – граф состроил потешную мордочку. – Мы же с вами знаем, как много трудностей возникает на пути в Империю! Бывает, что и люди гибнут, а уж какие-то бумаги… – с лукавой улыбкой закончил он.

– Граф, вы непревзойденный интриган! – с улыбкой похвалил своего подчиненного маркиз. – Но вам так-таки вообще ничего не удалось узнать по поводу чудесного излечения Гаральда? – решил уточнить маркиз.

– Достоверно – ничего! – виновато вздохнул граф. – Но вот кое-какие догадки у меня имеются!

– Интересно послушать! – поощрительно улыбнулся Эмиль Синглетон.

– В тот день, когда предположительно вылечился Гаральд, во дворце была замечена ведунья. Она точно какое-то время провела в апартаментах наследника герцога, причем, была не одна, а в сопровождении какого-то юноши, примерно лет шестнадцати. Что они там делали, выяснить не удалось, но эти совпадения кажутся мне странными. Я считаю, что с очень большой вероятностью, именно ведунья вылечила Гаральда.

Маркиз, услышав вывод графа, недовольно поморщился, но, оказывается, это было еще не все!

– Если это так, – не обращая внимания на недовольную гримасу начальника, продолжил имперский посланник, – то вполне вероятно, что она вылечит и барона Ардуна, которого, если вы помните… – он прервался и продолжил, только получив подтверждающий кивок маркиза, – … мы прочили на роль убийцы своего отца, герцога Ренка.

– И что вы, в связи со всем сказанным, собираетесь теперь делать? – с задумчивым видом осведомился маркиз. От всего услышанного он впал в дурное расположение духа и уже не верил, что из их плана что-нибудь получится.

«Хотя, – подумал он, – а почему этот план наш? Придумал его – граф, работал над ним тоже он… Я – да, я просто не уследил, доверился не тому… В общем, есть небольшая ошибка, которую я и готов признать!»

От этой мысли настроение его улучшилось, он даже улыбнулся графу, после чего пригубил бокал вина и изящным жестом забросил в рот виноградинку.

– Ну, так что, граф? – поторопил он с ответом своего подчиненного, который тоже приложился к бокалу, по примеру своего начальника. – Что вы намерены предпринять для осуществления вашего плана?

«Ух, ты! – промелькнула у графа неприязненная мысль. – А план-то уже «мой»! Это значит, что маркиз не верит, что его можно реализовать! Интересно, чем мне это грозит? И что он будет делать, если план увенчается успехом?! Так! – одернул он сам себя. – Сейчас рано думать об этом! Сейчас нужно доложить, что я думаю предпринять. Вот только… кто сказал, что начальство должно знать все?!»

Он уже открыл рот, чтобы наврать начальству с три короба, когда в дверь кабинета робко, но настойчиво постучали.

– Да! – быстро среагировал граф.

Дверь открылась, и он увидел своего мажордома, застывшего на пороге.

– Генри, что случилось? – удивился посланник Империи.

– Сэр, к вам барон Ардун! Требует немедленной встречи, сэр!

Имперцы переглянулись…

* * *

Луиджи Фоска, теперь уже точно бывший семейный маг-лекарь герцога Ренка, стоял перед входом в алтарный зал. Наконец-то! Свершилось! Он не зря потратил столько времени на изучение древних рукописей, рассказывающих о способе открытия портала, ведущего в Инферно и о способах контроля тамошних тварей!

Ему осталось сделать всего несколько шагов, лишь простой проем в стене отделяет его от будущего могущества!

Он еще раз тронул сумку, висящую через плечо, в которой лежали бесценные труды древних магов, убедился, что она все еще с ним и сделал шаг вперед, к господству над миром!

На его лицо вдруг легли какие-то тонкие нити, как от паутинки, а потом его сознание взорвалось!

Когда он пришел в себя, то понял, что что-то изменилось, вот только сразу не смог сообразить, что. А понял, когда вдруг в его сознании отчетливо прозвучало:

– Вы – призрачный страж! В ваши обязанности входит…

Не веря, он прослушал это объявление три раза, а потом завыл! Завыл от злости и безысходности, вложив всю ненависть, которую он испытывал к тому, кто сотворил с ним такое!

Ребятня, играющая в развалинах старинного замка, замерла, услышав этот вой, задрожала от охватившего ее ужаса, и… испачкала штаны.

* * *

«Так как же поступить? – сидя с закрытыми глазами, в кабинете, в одиночестве, думал граф. – С одной стороны, прощать такое нельзя, а с другой – Бриан прав, если у меня не получится, то она просто всех поубивает, с таким-то могуществом, а если получится убить ее и всех, с кем она приехала, то герцог, поняв, кто это сделал, может отыграться на сыновьях! Да, вопрос! Вопрос, по сути, один – как поступить правильно?»

Скрипнула открывающаяся дверь, Реджинальд открыл глаза и увидел входящую в кабинет супругу.

– Итак, – подходя к столу и занимая оставленный Брианом стул, процедила его супруга, – скажи мне, дорогой, чего это ты вернулся из своей секретной поездки… – тут она усмехнулась, давая понять, что для нее цель этой поездки секретом не являлась, – …в столь дурном расположении духа, без доспехов и на чужом коне?

К концу вопроса в ее голосе сквозило неприкрытое ехидство.

– Знаешь, Алисия, я, на твоем месте, так не радовался бы! – желчно заметил граф.

– Почему? – с лучезарной улыбкой спросила графиня.

– А потому, душа моя, что в замке Вудрон новые хозяева! Я столкнулся с дамочкой, так она, наплевав на все артефакты, что были у меня, Бриана и моих охранников, просто одним движением обездвижила нас и лишила возможности дышать! – при этом воспоминании по телу графа пробежала судорога. – Все бы ничего, но задохнуться…

Граф передернул плечами и посмотрел на супругу. Та опустила глаза, вдруг став предельно серьезной, от игривого и ехидного настроения не осталось и следа.

– Вот, значит, как! – пробормотала она, глядя на поверхность стола, на которой, кроме бутылки и двух бокалов, ничего не было. – Одной рукой, значит, всех сразу! Ну-ну!

Она подняла глаза на графа и встретилась с его взглядом.

– Дорогой, – очень серьезным тоном спросила она, – и что ты собираешься теперь делать?

– Да вот, – честно признался он, – когда ты пришла, сидел и размышлял, как раз над этим вопросом.

– И каков результат? – она посмотрела на него с неприкрытым любопытством.

– А нет результата! – сварливо заметил он. – Сказал же, что думал над этим! Так что, пока в процессе.

– Так, а в чем, собственно, загвоздка? – недоумевала графиня. – Эти новые хозяева остаются в замке или поедут домой?

– Поедут домой, – сообщил граф, а потом, не давая ей вставить и слова, спросил с кривой усмешкой: – Что, хочешь предложить напасть на них по дороге, да?

Графиня молча кивнула. Граф невесело усмехнулся в ответ.

– А то, все вокруг идиоты! – саркастически заметил он. – Это было первое, что пришло мне в голову, но вот Бриан был категорически против этого!

И, увидев издевательскую ухмылку на лице жены, вспылил:

– И нечего так ухмыляться, ты прекрасно знаешь, что он не трус! И он, кстати, объяснил, почему он против этого замысла!

– Вот как? – притворно удивилась Алисия. – Тогда, может, ты озвучишь их мне?

– Запросто! – прорычал, начавший свирипеть от непонятных подозрений жены, граф. – Вот, смотри, – он сложил руки перед собой и положил их на столешницу, – она – магичка неизвестной нам, но при этом, немалой силы, которая запросто, одним движением справилась с десятком воинов, обвешанных артефактами! Точно также она, может быть, справится и с сотней и двумя сотнями! Мы не знаем ее силу!

– Дорогой, – прервала его супруга, – а когда она применила магию, вы все были в замке?

– Да! – кивнул граф, немного удивленный этим вопросом. – Мы все были в замковом дворе, а что?

– А с теми, кто остался за воротами замка, что-нибудь подобное случилось? – не ответила она на вопрос мужа.

– Нет! – он пожал плечами. – Только они никак не могли войти в ворота, их что-то не пускало! Впрочем, как и мы выйти, – добавил он, припомнив разбитое лицо бедняги Энтони. – Это что-то значит? – повторил он свой вопрос, слегка его перефразировав.

Его супруга молча кивнула головой. Граф задумался на секунду, а потом осторожно задал вопрос:

– Ты хочешь сказать, что ее магия работает только в замке?

Графиня опять молча кивнула.

– Это точно? – недоверие сквозило в словах графа столь отчетливо, что леди Алисия понимающе усмехнулась и односложно сказала:

– Очень вероятно, что это так и есть!

– А откуда такие сведения? – поинтересовался ее супруг.

Графиня несколько минут молчала, рассматривая графа и решая, стоит ли посвящать его в это, но потом, решив, что хуже не будет, задала встречный вопрос:

– Дорогой, что ты знаешь о магических крепостях Первой Империи?

– О чем? – граф не стал скрывать свое удивление.

– Да-да, – подтвердила леди Алисия, – ты не ослышался, именно магических крепостях и именно Первой Империи!

Граф пожал плечами и кратко ответил:

– Ничего. – А потом решил добавить подробностей. – Ни о магических крепостях, ни о Первой Империи!

Его супруга поморщилась, услышав ответ мужа, и осуждающе качнула головой.

– Ну, что же, этого следовало ожидать. Даже у нас, в Империи, и то об этом мало кто знает!

Она сделала небольшую паузу, во время которой граф встал, достал из шкафа чистый бокал, поставил его перед графиней и налил вина из бутылки, все еще стоящей на столе. О себе, при этом, он тоже не забыл.

Жена поблагодарила его кивком, пригубила бокал и восхищенно раскрыла глаза.

– Реджинальд, где ты взял эту прелесть?! – воскликнула она. – И почему я раньше не пробовала этот божественный напиток?!

– Эм-м, – замялся граф. – Понимаешь, этого вина осталась одна бутылка, которая стояла здесь, в шкафу, и я про нее совсем забыл! А вот сегодня полез в шкаф и увидел! Ну, и решил ее распить.

– Ага – ага! – съехидничала леди Алисия, впрочем, при этом она улыбалась, давая понять, что не сердится. – А распить ее ты, конечно, собирался с Брианом, так? Не отрицай, слуги слышали ваш коронный тост про толстеньких! Кстати, ты не расскажешь мне, отчего такой странный тост, а дорогой?

Граф поджал губы и, упрямо наклонив голову и глядя исподлобья на графиню, промолчал.

Леди Алисия, поняв, что перегнула палку, тут же перестала изображать недалекую восторженную дурочку.

– Итак, – став абсолютно серьезной вернулась она к прерванному разговору. – Магические крепости Империя начала возводить на своих границах для их защиты и контроля. Всего, насколько мы знаем, их успели возвести три штуки, когда Империю захлестнула волна вторжения тварей Инферно.

 

Она поднесла бокал к губам и сделала небольшой глоток.

– На наших землях располагается бывшая крепость, носящая название «Шедарис». Мой отец, в свое время, очень заинтересовался историей этой крепости, они там с какими-то учеными что-то копали, что-то искали и… нашли. То, что они нашли и смогли прочитать, потому как написано было на незнакомом языке, оказалось своеобразным дневником коменданта этой крепости.

Она прервалась и посмотрела на мужа. Граф сидел в кресле в расслабленной позе, откинувшись на спинку, и слушал ее очень внимательно.

– Так вот, – продолжила леди Алисия, – все я тебе сейчас рассказывать не буду, оно не так интересно, но кое-что ты должен знать.

Она опять сделала паузу, чтобы пригубить вина.

– Например? – поторопил ее граф.

– Ну, например то, что давным-давно, замок Вудрон назывался «крепость Редарис», которая была построена следующей после Шедариса.

– Это точно? – прервал ее хриплый от волнения голос графа.

– Это очень вероятно, – последовал уклончивый ответ супруги, – во всяком случае, очень многое в описании сходится, а теперь еще и это…

Она опять задумчиво уставилась на поверхность стола. Граф не стал ее торопить, а, в свою очередь, задумался.

«Теперь становится понятным такое настойчивое желание Алисии завладеть этим замком! – размышлял он. – Только вот непонятно, она хотела этот замок лично для себя или все же для нас? Вот, казалось бы, живу с ней уже больше четверти века, а так и не могу понять, как она ко мне относится, и кому, на самом деле, она служит – нашей семье или Императору ихней долбаной Империи?! Ладно, нужно дослушать до конца, ведь она пока, по сути, ничего такого не сказала. Потом уже буду решать, что и как делать.»

Он посмотрел на жену. Она сидела, все также в раздумьях, уставившись на крышку стола.

– Если это все, – решил поторопить он ее, – то я, конечно, потрясен, но особого смысла в твоих знаниях не вижу!

Он смотрел на нее, откровенно насмехаясь.

– Да нет! – леди Алисия встрепенулась. – Это не все! Точнее, это только начало, – поправилась она, – чтобы ты понимал, о чем вообще речь.

Граф изобразил на лице вежливое любопытство.

Теперь уже пришла очередь его супруги насмешливо хмыкнуть, показывая, что его игра раскрыта.

– Так вот, – графиня не стала тянуть кота за подробности, – эти крепости настолько пронизаны магией, что создается впечатление, что они живые! Внутри абсолютно все работает с помощью магии, начиная от плит на кухне и заканчивая смывом водой в туалете! Мощь задействованных заклинаний ты можешь себе представить хотя бы по тому, в каком виде находится крепость Редарис! А ведь ей уже несколько десятков тысяч лет!

– Сколько-сколько?! – недоверчиво переспросил граф.

– Несколько десятков тысяч, – подтвердив, что он не ослышался, а она не оговорилась, произнесла очень уверенным голосом графиня.

Граф только пораженно покрутил головой.

– Вот поэтому я и хотела, чтобы этот замок принадлежал нам. Взять его приступом – невозможно. Там заложены такие защитные заклинания, которые нынешним магам не по зубам. Вообще. То есть, этот замок, в прямом смысле этого слова, неприступен. Владея им, ты можешь творить все, что захочешь, никто не сможет тебя пленить.

– Угу… – как-то задумчиво отреагировал на ее последнее замечание граф. – Ну, мне – понятно, я хочу власти и не хочу мириться, что эта власть не у меня, а у моего старшенького. Но вот я не могу понять – тебе то это зачем? Что такого ты хочешь сотворить, что в случае неудачи нам придется отсиживаться в замке?

– Ну, во-первых, дорогой, – графиня открыто улыбнулась мужу, я тоже не лишена тщеславия, и быть женой графа и женой герцога – это две большие разницы. А, во-вторых, – она перестала улыбаться и перешла на шепот, – если Редарис и Шедарис однотипны, а есть все основания это полагать, то там есть телепорт! Поэтому взаперти нам сидеть не придется!

Граф замер, пораженный услышанным, потом быстро, но тихо встал из-за стола, пересек кабинет и резко распахнул дверь в коридор. Выглянув и посмотрев в оба конца пустого коридора, граф удовлетворенно кивнул своим мыслям и, закрыв дверь, вернулся за стол, в свое любимое кресло.

– Послушай, – так же шепотом начал он, – а куда ведет этот телепорт?

Графиня легкомысленно пожала плечами.

– Не знаю! – но, увидев нахмурившееся лицо супруга, поспешила пояснить. – Понимаешь, Реджи, это не так и важно, потому что его можно перестроить так, как нужно нам! Ну, во всяком случае, я так думаю. Не может быть, чтобы нельзя было изменить настройки, ведь ситуация может измениться, поэтому должна быть предусмотрена возможность подстройки под изменившиеся обстоятельства!

Граф признался самому себе, что слова жены звучат очень логично, а это значит…

– Послушай, Алисия, – он решил уточнить еще одну деталь, – а куда настроен телепорт этой… – он сделал паузу, вспоминая название. Даже наморщил лоб и пощелкал пальцами, создавая видимость усиленной работы памяти. Главное, чтобы супруга не поняла, насколько это для него важно! – А! Шедарис, во! – он даже улыбнулся, показывая радость от того, что, наконец-то, вспомнил это клятое название. И при этом он внимательно отслеживал реакцию жены на свой вопрос.

Жена, услышав его вопрос, грустно улыбнулась и ответила просто:

– Никуда.

Граф аж крякнул от расстройства.

– Это как? – не понял он.

– Все очень просто, дорогой! – охотно пустилась в объяснения графиня. – В той местности, где построили эту крепость, произошел какой-то катаклизм, и теперь крепость, а точнее то, что от нее осталось, стоит на краю разлома, а спуститься вниз, на его дно, пока никто не рискнул, уж больно глубоко – дна не видно. Так вот, в той части, что осталась, телепорта нет, потому и ничего по интересующему тебя вопросу я сказать не могу.

– А тогда откуда все эти сведения, что ты мне рассказала? – тон графа стал очень подозрительным.

– Так, дорогой, я тебе же в самом начале рассказала о дневнике коменданта, найденном моим отцом! – с немалой толикой удивления его забывчивостью, произнесла графиня.

Ее муж только согласно кивнул, никак не комментируя ее замечание. Леди Алисия сидела, попивая из бокала винцо, и ждала от своего мужа еще вопросов. В принципе, она ничего не опасалась, так как действительно рассказала ему правду, во всяком случае, ту правду, которую знала.

Но она ждала от него один, определенный вопрос, и, пока он не прозвучал, пыталась для себя решить, что отвечать – правду или то, что она придумала только сейчас.

И склонялась она к тому, что нужно говорить правду, потому что за это время придумать что-то очень правдоподобное у нее не получилось, а ее муж совсем не дурак, и очень быстро раскусит ее обман.

И тогда получится, что он поймет, что она соврала. В этом случае, правду сказать все равно придется, вот только попытка обмана… В какой-то другой момент, когда ей будет очень нужно, он может об этом вспомнить и ей не поверить…

– Дорогая, – наконец-то граф задал вопрос, который она ждала, – а как с твоим рассказом соотносится мощь этой магички и мое желание ей отомстить?!

Леди Алисия облегченно выдохнула – ожидание закончилось. Все! Решено! Только правду!

– Понимаешь, Реджи, – начала она свои объяснения, – эти крепости создали настолько магически могущественными, что побоялись, что они каким-то образом смогут обрести зачатки разума и выйти из повиновения своим создателям. Для того, чтобы этого не произошло, создатели все магические потоки подчинили человеку, сделав его магическим хозяином крепости, а точнее, хозяйкой. Ибо по их представлению, женщины меньше склонны к агрессии и насилию.

– То есть, – перебил ее граф, – ты хочешь сказать, что эта магиня стала хозяйкой замка?

– Да, дорогой, именно это я и хочу тебе сказать! – подтвердила она его предположение. – И потому, в замке ее никто победить не сможет!

– Ну, это мы еще посмотрим! – немного насмешливо произнес граф.

– Никто и никогда! – уверенным тоном сказала графиня. – Не трать своих людей попусту, они ничего не смогут ей сделать!

Граф пренебрежительно махнул рукой.

– Сейчас не об этом! – досадливо бросил он. – То есть, ты хочешь сказать, что эта магиня, вне крепости не так сильна, правильно?

Он посмотрел на жену, ожидая подтверждения.

– В точку! – обрадовалась графиня. – Скажу даже больше! Чтобы хозяйка крепости не заимела просто беспредельное могущество, ими могли становиться только очень слабые магини, так что, эта твоя магиня, вне стен крепости, вообще ничто! Даже еще меньше, чем ничто!