Самый страшный волк

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Это еще что?

Его лоб пересекала аккуратная черная надпись.

«Привет!»

И черная стрелка указывающая вниз, она ровной чертой разделяла его нос на две равные половины. На тощей груди еще символы. Кто-то размашисто начертал на его теле некое послание. Он напряг зрение и начал читать ,произнося каждое слово вслух.

Прости, что не дождался пока ты придешь в сознание, но…времени было не так много. Сам понимаешь. Я поражен тем, что ты устроил здесь, это…было неожиданно и прекрасно. Ты весьма интересный человек.

В левом кармане своих огромных штанов ты найдешь телефон. Держи аппарат включенным, ведь я просто мечтаю с тобой пообщаться.

Не прощаюсь. Твой друг.

– Да что за дерьмо происходит!? – В прошептал Сергей одними губами и еще дважды перечитал послание. Он изучал таинственные строки, пока в глазах не начало двоиться от напряжения, потому мужчина плюнул в раковину и сбросив брюки залез в ванну. Второй раз за сутки он яростно надраивал свое тело мочалкой, словно собирался вместе с буквами содрать с себя кожу. Наверное, так оно и было.

Не сразу, но строки начали поддаваться. Намылившись в третий или четвертый раз, он с удовлетворением убедился, что от послания практически ничего не осталось. Вместе с буквами он почти стер с себя последнее напоминание о произошедшем. Лишь тупая боль на изрезанной коже запястья продолжала сигналить о том, что все произошло на самом деле. После чего вышагнул из ванны и направился в спальню, где намеревался пробыть как минимум до следующей недели.

Глаза закрылись еще до того, как голова коснулась подушки. Сергей провалился в сон.

Пронзительная трель вернула его к реальности. К той реальности где люди умирают от жестоких пыток, а дети сидят прикованными в грязной комнатенке. И здесь ему совсем не нравилось.

Поморщившись, не желая открывать глаза и вновь переживать весь этот кошмар, он слушал, как трель становится все громче, будто пробираясь в его голову. Господи…просто позвольте спокойно лежать в мягкой, удобной постели, пока легкие окончательно не перестанут качать кислород по венам.

Трель повторялась. Снова и снова. Казалось, она не прекратится никогда. Нужно подниматься…нужно взять трубку и ответить…нужно наконец разобраться в происходящем.

Все еще лежа, он раскинул руки в поисках нервирующего источника звука. Провел ладонью справа от себя, слева…ничего. Да и звук был какой-то глухой, словно раздавался откуда-то издалека. Может еще один кошмар?

Распахнул непослушные веки, ресницы будто сплелись воедино, не желая расставаться со своими возлюбленными. Но он их разлучил. Поднялся и зашатался вглубь коридора. Яркий свет из приоткрытой двери ванной освещал ему путь раскрытой дорожкой теплого света. За окном рассвело, от темных туч не осталось и следа.

Телефон надрывался там, где он скинул одежду. Конечно же…он ведь заботливо уложен в левый карман его…точнее не его брюк. Аккуратно нагнувшись, Сергей выудил небольшой мобильник и взглянул на дисплей. Естественно, на нем не высветилось ни имя звонившего, ни хотя бы его номер. Нажал на кнопку приема и приложил аппарат к уху.

– Как вы себя чувствуете? – Голос показался смутно знакомым. И в то же время абсолютно чужим. С едва заметной хрипотцой, словно говоривший ежедневно выкуривал по две пачки крепких сигарет.

– Как дерьмо. – Ответил Сергей и ни капли не слукавил. Он действительно чувствовал себя разбитым.

– Какая жалость. – Заботливо протянул незнакомец. – Надеюсь, что сумею немного поднять вам настроение.

– Сомневаюсь.

– Ну же…ну же Сережа. Возьмите себя в руки. Вы еще полны силы.

– Черта с два. Нет у меня больше сил.

– Хм…в таком случае, вам придется стиснуть зубы и отыскать их. Я в вас верю. – Складывалось впечатление, что незнакомец заигрывает с ним. Он плутал вокруг, словно выискивая слабое место, за которое можно будет уцепиться. – Я поражен вашей…хм…работой.

– Ты ошибся. Я безработный. – Сергей потер переносицу внешней стороной запястья. – Какого черта тебе от меня нужно?

– Сразу к делу? Похвально. – Незнакомец протяжно хихикнул. – Я вижу в вас потенциал. И хочу использовать его на полную катушку. Вместе…мы можем здорово повеселиться. Как вам идея?

– Разве я клоун? Повеселись с кем-нибудь еще. – Внезапно, в голове появился образ вчерашнего пожара. Он стиснул зубы. – Что с девочками? Ты…сжег их?

– Господи…Сергей…вы ведь меня совершенно не знаете…но уже считаете сущим дьяволом. – Казалось, говоривший искренне задет. Или просто играет. – Нет же…они живы. И прекрасно себя чувствуют. Я рад, что вы вспомнили о несчастных малышках. Один господь знает, сколько страданий им довелось пережить. Хотите помочь им?

– Помочь? Не ахти из меня помощник. – Сергей злился. В последние дни, это было единственное подвластное ему чувство. Единственное, что он вообще мог чувствовать, помимо апатии.

– Ну…не прибедняйтесь. Вы действовали весьма, весьма ловко. Возможно, немного неаккуратно и порой даже грязно, но ловко. – Незнакомец на пару секунд замолчал, словно собираясь с мыслями. – Я оставил для вас послание, там где вы переродились, где впервые перешагнули через свое естество и выпустили наружу зверя.

– Какое к черту послание? – Но, говоривший то ли не слушал его, то ли просто не желал отвечать.

– Сыграйте со мной и спасете несчастных деток. Или не делайте ни чего и…Но вы ведь так больше не можете, верно? – После этих слов он нажал отбой и телефон умер в ладони Сергея.

Послание…там, где переродился…где перешагнул себя…Что за бред?

В голове мелькнула ясная мысль. Нет, не бред. Сергей вдруг понял, куда ему необходимо идти.

***

Все еще не выпуская мобильника из рук, мужчина направился к соседской квартире, по-прежнему стоящей пустой и опечатанной. Он замер в нерешительности. Вряд ли сюда в ближайшее время вернутся хозяева, черт, вряд ли они вообще когда-нибудь вернутся. Но, входить внутрь очень не хотелось. И только теперь, почувствовав холодную и твердую поверхность лестничной площадки, осознал, что до сих пор так и не удосужился накинуть на себя хоть что-то.

На этаж выше хлопнула дверь и кто-то засеменил по лестнице, бодро отбивая ботинками нехитрую дробь. Не хватало, чтоб в таком виде его заметили соседи. Быстро протянув руку, он легко толкнул дверь, сорвав едва держащуюся в уголке печать и скользнул внутрь. Едва дверь вернулась в прежнее положение, по ту сторону кто-то прошмыгнул. Дождавшись пока шаги утихнут, мужчина развернулся и ахнул от неожиданности. Прямо перед ним распростерлось чье-то тело.

– Господи…– Одними губами прошептал Сергей, вглядываясь в то место на полу, куда упал зарезанный им сосед. Не могли же они забыть труп. Так не бывает.

Потянул ноздрями воздух, рассчитывая услышать вонь разлагающегося тела, гниющей плоти, его испражнений. Но, нет. Ничего, кроме затхлого запаха давно покинутого жилья и легких, едва уловимых ноток перегара. Это его не успокоило. Ведь если труп еще не начал сочиться миазмами, значит он совсем свежий. А значит кто-то положил его сюда.

Мужчина с ужасом отметил, что это не вызывает у него того страха, который несомненно бы испытал нормальный человек. Не уж-то он действительно переродился. Шагнул вперед, не сводя глаз с бледной, какой-то неестественной кожи. Он чувствовал, что что-то не так, и присев на корточки дотронулся до мертвеца. Кожа оказалась странно твердой и холодной. Сергей с облегчением выдохнул воздух из натруженных легких и едва не закашлялся, но с трудом подавил приступ. Это всего лишь манекен.

Стало немного спокойней. Но, в полутьме, за зашторенными намертво шторами, он должен был отыскать некое послание. Можно конечно зажечь свет, но не хотелось привлекать внимание. Соседям нет дела до того, что происходит вокруг, но только если не появляется возможность испортить ближнему жизнь. В такой ситуации они становятся олицетворением внимания. Эх, жаль что у него нет фонарика…хотя…

Мужчина поднес к лицу сжатый во вспотевшей ладони мобильник. Ну конечно! Он произвел несколько действий и телефон вмиг исторг яркий свет, который тут же упал на небольшой белоснежный конверт из плотной бумаги, приколотый кухонным ножом к груди манекена.

– Вот и послание. – Аккуратным движением он вытащил конверт, раздумывая над тем, откуда незнакомцу известны эти подробности, он практически безошибочно угадал место, в которое нанес смертельный удар Сергей. Аккуратно сорвав край плотной бумаги, он заглянул внутрь. Там не было ничего, кроме небольшой, черно-белой фотографии.

На ней был запечатлен молодой мужчина. Он словно не знал, что его снимают. Словно для того, чтоб Сергей не сомневался в своей цели, все окружение было замазано черным цветом, нетронутым оставалось только знакомое лицо с пышными темными усами.

Это же…тот полицейский, что помог Сергею добраться до кабинета Нилова, а потом хотел оказать помощь, когда он едва не умер от внезапного приступа в кустах, за полицейским участком. И какого черта от него хочет незнакомец?

Сергей перевернул фотографию. На обороте было всего несколько предложений, написанных аккуратным почерком.

Жизнь, за жизнь дружище. Убей этого подонка и взамен обрети ребенка. Девочки ждут твоих действий.

И все. Ни пояснений, ни какой-тот информации, ни чего. Только приказ убить.

Телефон издал знакомую трель, от чего Сергей едва не выронил его на пол. Он поднес аппарат к уху.

– Какого черта ты хочешь? Я должен убить этого парня? Я что, киллер? Да у меня сил едва хватает, что бы доковылять до постели. – Он осекся.

– Дяденька…вы сказали, что я пойду домой…вы сказали, что меня больше не обидят…дяденька…дяденька… – Девочка по ту сторону рыдала навзрыд. От этих звуков сдавило нутро и желудок едва не изверг на манекен…а собственно когда он ел в последний раз?

– Малышка…Черт. Хорошо! Хорошо, я сделаю, что ты хочешь! Слышишь? Сделаю. – Теперь девочка плакала где-то в стороне.

 

– Вот и молодец. Я просто решил, что тебе необходима дополнительная мотивация. И ведь оказался прав. – Незнакомец был доволен, он буквально источал удовлетворение.

– Хорошо…хорошо…но, почему он? Почему этот парень?

– Потому что…это плата за жизнь маленьких ангелочков. Думаешь она слишком велика?

– Нет…я не знаю…нет.

– Ты запутался. Но, это не страшно. Сергей, у тебя сутки, чтобы завершить это задание. Не больше и не меньше. Удачи, друг. – Трубка снова замолкла. Сергей упал на пятую точку, все еще прижимая к уху телефон из которого бил яркий свет портативного фонаря. Как он оказался в таком положении? Почему кто-то решил, что из едва живого, безработного кассира получится отличный наемный убийца?

Глава 10

Включив телевизор, чтобы немного разбавить сковывающую его тишину, Сергей сразу наткнулся на сюжет о пожаре в многоквартирном доме. Как оказалось, жильцов там было не много. Всего пара квартир заселены официально, остальные помещения занимали бомжи, наркоманы и прочие отбросы, превратившие едва построенное здание в рассадник притонов. Потому, никто не был удивлен обнаруженным внутри сожженной квартире трупам. Два тела, обгоревших настолько, что опознать их было теперь невозможно.

– Сутки… – Бормотал мужчина. – Этого мало. Он не успеет подготовиться.

Хотя о какой подготовке может идти речь? До сих пор он действовал инстинктивно и каждый раз едва не поплатился за это жизнью. Своей уже просранной жизнью. Ее остатками. Но, он ведь хотел сделать что-то, что добавит смысла в его гребанное существование.

Сергей привычно сварил пельменей и без аппетита запихивал их себе в рот. Есть не хотелось, но он прекрасно понимал, что без этого его организм откажет гораздо быстрее. Сил и так было мало, терять последние немыслимая роскошь.

Едва закончив, он поднялся из-за стола. Действовать нужно немедленно. За несколько часов, что он обдумывал свое задание, приступы мучили его дважды. То ли из-за нервотрепки, то ли просто пришло время, но они становились чаще и продолжительнее. Черт побери, как он справится с молодым и полным сил мужчиной? Да еще и полицейским. Это ведь не шпана из подворотни, ментов наверняка обучают самообороне. Жаль, что незнакомец не посчитал необходимым снабдить его оружием или вытащить из огня тот самодельный пистолет.

И все-таки, почему именно он? В сегодняшнем мире, где каждый думает только о собственных интересах, этот парень был одним из немногих, кто с готовностью пришел на выручку незнакомому человеку. Он дважды за один день интересовался его здоровьем, дважды…это удивительно. И теперь, Сергей должен лишить жизни последнего чуткого полицейского в городе? От осознания этого факта сосало пол ложечкой.

Но, он сам ввязался в эту игру. Сам поставил жизни девочек на кон. И теперь не имеет права отступить. Поднявшись из-за стола, мужчина вышел из квартиры.

***

По дороге к полицейскому участку его дважды вырвало. Не переваренные пельмени скакали по изгвазданному желудочным соком тротуару. Похоже, этот прием пищи точно не прибавит ему сил.

Нещадно захотелось пить. Сергей заприметил огромную, сверкающую миллионом огней вывеску магазина, одной из известных торговых сетей, что практически полностью выдавили с рынка мелких предпринимателей. Все еще утирая губы, словно опасаясь, что кто-то заметит на них следы бурных выделений. Вошел в широкие стеклянные двери и…замер.

– Да он полную сумку набила! Думал никто не видит! Вор, бля! – Орал как резаный краснолицый здоровяк в униформе охранника. Он крепко вцепился огромной пятерней в ворот поношенного свитера молодого парня. Худощавая фигура пойманного с поличным вора трепыхалась, словно пойманная в силки куропатка, но вырваться на свободу ему не удавалось.

Каждый рывок приводил к тому, что растянутый свитер становился все больше и казалось, что через секунду несчастный просто выскользнет из него. Но, охранник был начеку. Он несильно размахнулся и отвесил парню оплеуху, от которой его голова качнулась в сторону, как у китайского болванчика. На губах выступила кровь.

– Что вы делаете! – Попыталась вступиться за парня какая-то сердобольная женщина, но здоровяк так посмотрел на нее, что потупив глаза она скрылась среди стеллажей с продуктами.

– А ну дай сюда! – Свободной рукой он схватил замызганный рюкзак, который парнишка прижимал к груди и рванул его на себя. Ткань не выдержала и на пол посыпались несколько помидоров, плавленый сырок и пачка печенья. – Ага! – Радостно заревел охранник.

– То же мне, бандита поймал – Не выдержал Сергей. Он все еще стоял чуть в стороне, раздумывая стоит ли вообще вмешиваться. Рассудок подсказывал, что нет, но что-то глубоко внутри, чего раньше там не существовало рвалось наружу. – Помидор и пачка печенья. Вы блин разоритесь конечно.

Он подошел ближе. Охранник с интересом смотрел на сутулого и болезненно бледного недомерка, решившего оспорить его победу. Широкая грудь его вздымалась, словно после длительного марафона, на что намекали и едва заметные темные пятна под мышками. Взгляд глубоко посаженных, злобных глазок собирался прожечь его насквозь. И ни капли интеллекта на мясистом, неприятном лице.

Еще несколько месяцев тому назад, Сергей бы никогда не решился перечить такому. Несколько месяцев…но не теперь. Слишком многое пришлось пережить. Больше он не боялся.

– Ну так что? Герой? Злодея поймал? Молодец! – Сергей остановился в полуметре, в тусклых глазах его блеснула ненависть. – Я видел как в хозтовары бабушка прошла, лет 80-ти. Еще успеешь ее до инфаркта довести.

Охранник замолк, широкий лоб его прорезали глубокие морщины, оповещающие о тяжелой мозговой активности. А вот Сергей ощутил другую активность в своем организме. В груди вновь раздался взрыв и он едва не повалился на пол. Приступ подкатил неожиданно. Э нет…так он точно не успеет выполнить задание.

Еще раз окинув взглядом охранника и схваченного им парня, он мысленно извинился перед последним и развернулся, собираясь выйти на воздух. Ему необходимо срочно подышать. Но уйти ему не удалось. Отбросив в сторону порванный рюкзак, охранник уцепил его за плечо свободной рукой.

– Куда собрался? Ты что, заодно с этим?

– Ага. Помидора ведь два. – Сергей хрипел, постепенно теряя возможность дышать. – А…вот сырок он один стащил…кинул меня…сука.

– Шутник? Ну и я сейчас пошучу… – Прорычал охранник. Что он имел ввиду Сергей так и не понял, потому что его накрыло мутной пеленой, приглушившей все пять чувств одновременно. – Эй! Ты…чего!? Я не трогал его! Я ничего ему не делал!

Охранник продолжал оправдываться, пока Сергей бес чувств валился на пол. Из его горла раздавались тяжелые, хрипящие звуки.

***

– Давай скорее…в машину его. – Тело сковало, он слышал слова словно сквозь толстое ватное одеяло. Сильные руки подхватили его за плечи и поволокли куда-то. – Да помоги ты. Вот…так…

Сергей почувствовал терпкий запах бензина и чего-то еще, когда его аккуратно уложили на мягкое, но какое-то узкое ложе. Где он черт побери?

– …все…закрывай дверь…садись впереди…

Звонко хлопнула дверь и стало тихо. Он в машине, понял Сергей. Какого черта происходит?

Двигатель завелся сразу, похоже что владелец следит за состоянием своего автомобиля. Сергей открыл глаза, но в темноте никак не мог сфокусировать взгляд. Машина начала движение.

– Пристегнись. Вот так, молодец. – Голос знакомый. Но, откуда он его знает? – Сейчас, доставим парня в больницу, потом с тобой решим.

В больницу? Нет…в больницу ему нельзя. Сергей попытался подняться, но сил не хватило. Он застонал.

– Не надо в больницу. Мне…уже лучше… – Он выдавливал из себя каждое слово, каждую букву, но старался делать это уверенно.

– Уверен? – Водитель продолжал следить за дорогой, потому лишь заботливо переспросил. – Давай все же к врачу.

– Нет. – Излишне резко ответил Сергей и, наконец, сумел занять вертикально положение. Откинувшись на мягкую спинку, он повторил.

– Никакой больницы. Они все равно ни черта не могут сделать. Только наркотой обколют. У меня…

– Рак. Я помню. – Из зеркальца заднего вида на Сергея смотрели добрые, чуть лукавые глаза усатого полицейского.

Ну не верю я в такие совпадения, Подумал Сергей.

– Вам покой необходим. А вы… – Он ткнул локтем сжавшегося на пассажирском сиденье парня из магазина. – Воришек всяких защищаете. Если бы я не появился…черт знает, что могло произойти.

Сергей осматривался. Водитель одет в белоснежную, словно из рекламы стирального порошка рубашку и синие джинсы, явно не из дешевых. В ширпотребе Сергей разбирался, сам одевался исключительно в таких магазинах. А этот нет, он видимо любит комфорт и ценит качество.

– Знаю. Спасибо… – Сергей замолк, он даже не знал как зовут человека, которого собирался сегодня убить.

– Михаил. Можно просто Миша.

– Спасибо Миша. Если не сложно, отвезите меня домой. – Мужчина снова откинулся и прикрыл глаза. Все, решил он. Довольно. Извините девочки, но никого я убивать не стану. Не заслуживает этот добрый парень такой смерти.

– Конечно. – Ответил не оборачиваясь Михаил. – Никаких проблем.

Сергей сидел, расслабив каждую мышцу в своем измученном болезнью теле. Порой неровности дороги причиняли ему боль, но она быстро исчезала, утопая в безмерной усталости. Он хотел просто добраться до квартиры, запереть дверь и грохнуться на кровать. Да…так он и пролежит до самой смерти.

Мужчина потерял чувство времени. Прошло минут 15 или 30? А может пара часов, прежде он сообразил, что водитель даже не поинтересовался его адресом. Так куда он его везет?

– Миша…– Он раскрыл глаза и…машина была пуста. Двигатель по-прежнему тарахтел, так что водитель и пассажир не могли уйти далеко. Но, когда они остановились и что это за место?

Сергей прильнул к окну, но не сумел различить ничего, кроме обступавших автомобиль, словно злобные великаны деревьев и небольшой, деревянной хижины. Хижина…такое слово он слышал только из детских сказок или передач по телевизору, и в большинстве случаев оно не предвещало ничего хорошего. Небольшое, деревянное строение, едва ли больше трех метров в диаметре, с покатой крышей и самодельной деревянной дверью не имело морального права называться иначе. Только хижина.

Он вслушался в тишину, нарушаемую только слабыми порывами ветра и мерным мурлыканьем автомобиля, дернул ручку двери. Она не поддалась. Точнее ручка то поддалась и легко отошла в сторону, но дверца осталась запертой. Это что-то вроде детского замка или как там называется чертов фиксатор? Как человек далекий от автопрома, Сергей категорически не знал истинного названия блокиратора.

Он понимал лишь то, что владелец не хотел выпускать его из машины. В сердце противно екнуло. Мужчина просунул голову между передними сиденьями, осмотрелся…и услышал как снаружи хрустнула ветка. Кто-то возвращался.

Быстро протиснувшись на прежнее место, благодаря иссушенной фигуре это далось ему быстро, Сергей откинулся на спинку и обмяк, старательно расслабляя возмущенные мышцы, надеясь что бешено колотящееся сердце не выдаст волнения.

Сергей немного приоткрыл глаза, едва разведя ресницы, и наблюдал смазанным взглядом, как Михаил нервно ерзает на улице. Он, то протягивал ладонь, то резко отдергивал ее назад, словно не в силах решить, как поступить с бесчувственным пассажиром. Его лицо скрывала крыша автомобиля, потому ориентироваться приходилось только на неровное нервное дыхание.

– Очнись. – Сергей почувствовал легкое давление, Миша положил ладонь ему на бедро, привлекая к себе внимание. – Очнись, же. Давление стало сильнее, пока не перешло в тупые тычки, от которых позже наверняка появятся синяки. Сергей издал тихий стон, будто только что пришел в сознание.

– Что? – Он резко отбросил мягкую ладонь, заметив на коже несколько размазанных капель. Кровь? – Миша? Где мы? Ты поранился?

– Идем. Ты должен мне помочь. – Парень отступил на шаг, позволяя мужчине выбраться из салона. Сергей завозился и едва не вывалился прямо на землю, но Михаил успел подхватить его за плечи.

– Куда? Что происходит, Миш? – Сергей выпрямился и попытался стряхнуть со штанины темное пятно, но быстро понял, что это не грязь. Кровь с ладони Михаила уже впиталась в ткань. Перевел взгляд на Михаила и не узнал в этой мрачной, пустой физиономии того улыбчивого парня, что совсем недавно сидел за рулем. Он изменился. Даже его усы казалось стали жестче и теперь напоминали старую сапожную щетку.

– Идем. – Миша повернулся спиной и быстро направился к короткой, в несколько ступеней, деревянной лестнице, которая вела в распахнутый зев мрачной хижины. Он скрылся внутри, оставив дверь распахнутой настежь, словно уверенный, что Сергей последует за ним. Но, тот стоял в нерешительности, пытаясь собраться с мыслями.

 

– Откуда кровь? И что произошло с его лицом? И где воришка? – Вопросы роились в голове, и самым страшным было то, что каждый из них мог быть ответом на остальные. Из хижины раздался крик. Вопль, оповещающий округу о чем-то страшном, что происходит сейчас за распахнутой дверью. Он не прекращался несколько секунд, а после перешел в тихие рыданья и скулеж. Оставаться на месте и дальше не имеет смысла, необходимо что-то предпринять, либо войти в домишко, либо бежать. Но куда? Сергей проспал всю дорогу и понятия не имел, где теперь находится.

– Скорее, он почти мертв! – Из раздумий его выдернул недовольный оклик, Миша высунулся из хижины и с укоризной смотрел на Сергея. Кажется, он даже покачивал головой из стороны в сторону, как недовольный родитель. Его слова вернули Сергея на землю. Внутри кто-то умирает, ему нужно помочь, вот почему Михаил такой странный. Он просто переживает. Сергей торопливо засеменил к входу. Кто же там, внутри? Черт, он не удивиться, если увидит, как Миша оказывает первую помощь гребаному ежику. Как, кстати, кричат ежики? Нет…там скорее собака или медвежонок…

Сергей поднялся по лесенке и осекся, когда уткнулся взглядом в установленный посреди помещения деревянный верстак, на котором лежал, раскинув руки перепуганный воришка. Каждая его конечность была стянута широким кожаным ремнем, не позволяющим шевельнуться больше чем на пару миллиметров. Срезанная одежда валялась под верстаком, она уже насквозь промокла от стекающей на пол крови. Похоже, что именно для этого ее и туда и поместили.

Михаил согнулся над рассеченной брюшиной парня, не очень ловко орудуя внутри огромными кухонными щипцами. Он приподнимал скользкую кишку парня и с интересом рассматривал ее, прежде чем отложить в сторону. От невыносимой боли воришка вновь закричал, пока голосовые связки не треснули от натуги. С этого момента он мог только громко хрипеть.

Наконец он заметил Сергея и подался к нему всем телом, от чего кишка выскользнула из щипцов и звонко шлепнулась на деревянную столешницу, обдав Михаила снопов кровавых брызг.

– Да успокойся ты! Не дергайся! – Он повернул окровавленное лицо, с кончиков усов стекала кровь, будто за секунду до этого он пил ее прямо из тела жертвы. – Не стой! Он умирает! Ты видишь?

– Я…да…ты же убиваешь его! – Сергей не знал, как вести себя с этим психопатом. Он нерешительно мялся в стороне, не в силах отвести взгляд от посиневшего, страдальческого лица воришки. Только господь знает, что он испытывает сейчас. Михаил вновь ухватился за кишку щипцами.

– Ты ни черта не знаешь. Но, я тебе объясню. Позже. А пока иди сюда и помоги мне! – Он кричал на него, но в то же время голос его был таким уверенным и властным, что на какое-то время Сергею захотелось довериться, он даже сумел увести взгляд от лица парнишки и приблизиться к верстаку. – Вот, режь где я скажу!

Миша сунул ему в руку канцелярский нож, которым, похоже, вспорол живот воришки. Тот едва не выскользнул от залившей его крови, но

Сергею удалось удержать его в руке. Он замер, продолжая наблюдать, как Михаил приподнимает кишки парня, сантиметр за сантиметром разматывая их и выкладывая на столе.

– Черт. Черт! Мы его упустили! – Он в сердцах отбросил перемазанные щипцы в сторону.

– Что упустили? – Сергей в панике смотрел, как губы воришки постепенно синеют, а не моргающий взгляд теряет фокусировку, рассеянно уставившись в пустоту. Несчастный наконец-то умер, не выдержав той экзекуции, которую устроил ему Михаил.

– Не что…Дьявола. Мы его упустили. – В сердцах он ударил кулаком по верстаку, подняв веер кровавых брызг. – Он скрывался внутри. Я давно за ним охочусь, но в одиночку это сложно…никак не могу успеть.

– Давно? То есть этот парень не первый? – Сергей не мог поверить, что на этом верстаке уже побывало несколько жертв. Что всем им пришлось пережить ту же боль, которую испытал несчастный воришка.

– Нет…конечно нет. – Михаил тяжело выдохнул, вновь став прежним, тем улыбчивым и доброжелательным парнем, который так нравился Сергею. Он посмотрел на собеседника пронзительно зелеными глазами, сквозь пышные усы проскользнула короткая, но такая усталая улыбка. – Этот четвертый. И…он должен был стать последним, если бы ты сразу мне помог.

– Я? Помог? – Сергей не мог поверить, что чертов псих пытается переложить на него ответственность.

– Нет…я, конечно, сам виноват. – Миша примирительно поднял перемазанные в крови ладони. – Должен был все тебе рассказать, объяснить, как действовать, но сам понимаешь. Когда я почувствовал дьявола в этом парне, медлить было нельзя. Я мог остановить его уже сегодня.

– Почувствовал дьявола? – Сергей с трудом переваривал ту ерунду, которую с таким серьезным лицом втолковывал ему собеседник. – Ты почувствовал дьявола?

– Ну да. – Согласился Миша, будто они говорили о том, как воришка испортил воздух. – Ты ведь тоже его чувствуешь, верно? Я сразу это заметил, еще тогда, возле участка. Тебе стало плохо, когда появился тот здоровяк с перебинтованной головой. В нем тоже был дьявол и ты его почувствовал. Как и сегодня.

– Ты сумасшедший. – Протянул Сергей, хотя в глубине души понимал, что по существу занимается тем же, он ищет дьявола. – Ты ведь полицейский…должен защищать…а не кромсать людей.

– Я защищаю. Тебе сложно это понять. Мне тоже было сложно. – Затараторил Михаил, вмиг став серьезным. – Когда Он оставил мне послание я все понял. Зло невозможно остановить, просто устраняя преступников, дьявол всегда отыщет себе нового носителя, он как вирус. Потому нужно поймать этот вирус и запереть. И ты должен помочь мне сделать это.

– Кто Он?! – Закричал Сергей, в глубине души догадываясь о ком говорит Михаил.

– Бог. Мы много говорили. Это странно, но он звонил мне по телефону. Оставлял конверты с наставлением, даже сегодня, он сказал, где тебя искать. – Продолжая говорить, он принялся освобождать запястье мертвого воришки. – И вот ты здесь. Разве не чудо? Теперь нужно закопать тело этого несчастного. Помоги мне вынести его на улицу.

Высвободив одну руку, он принялся за другую. Сергей наблюдал за ним, продолжая сжимать в руке скользкий от крови канцелярский нож. Очевидно, что незнакомец, вовлекший его в эту жуткую игру, раньше пытался провернуть то же самое с Михаилом. Но, кажется, перестарался и парень спятил. Теперь он хочет устранить его руками Сергея. Он сунул нож в карман брюк и принялся ослаблять петлю на левой щиколотке мертвеца.

– Как Бог вышел на тебя? Когда впервые заговорил? – Он надеялся, что Михаил сумеет пролить свет на происходящее и возможно, даже поможет отыскать незнакомца. Но, тот похоже знал не многим больше. А чего не знал, додумал своим воспаленным воображением.

– Два месяца назад. Я только поступил на службу и не был готов к тому…что ждет меня. Я прибыл на вызов. Кто-то из прохожих заметил, как мужчина затащил девушку в кусты и позвонил в полицию. – Он замер, словно воспоминания заставили его вновь пережить те события. – Когда мы прибыли, от девушки уже почти ничего не осталось. Ублюдок выпотрошил ее прямо там, нисколько не скрываясь. Пока мы надевали на него наручники, он все еще старался разжевать кусок ее сердца.

– Кошмар. – Сергей почти проникся сочувствием к Михаилу.

– Кошмар? Самый ужас в том, что этот ненормальный оказался пациентом местной психушки. Он и раньше нападал на женщин, но никого не убивал. Его задерживали не один раз, но через некоторое время снова выпускали. И так до тех пор, пока не произошло страшное. – Теперь он смотрел прямо на Сергея. – Я был в ярости. Не мог понять, почему необходимо довести до гибели невинных, прежде чем принять меры. А вечером обнаружил в почтовом ящике конверт.

– Из плотной бумаги? С предложением поиграть? – Сухо поинтересовался Сергей

– Да. Да! Ты тоже его получил? Странное, конечно, письмо, но вся наша жизнь игра. Так ведь написано в библии? – Сергей не читал библию, но сомневался, что там есть нечто подобное.

– Получил. – Согласился он. – Я должен был… отыскать тебя.

– Вот видишь? Теперь ты понимаешь? – Заулыбался Михаил. Он понятия не имеет, что скалится в лицо своему названному убийце. Наконец они освободили труп и Миша начал бесцеремонно заправлять разложенные на столешнице кишки внутрь распоротого живота.