3 książki za 35 oszczędź od 50%

Идеальная ложь

Tekst
3
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Идеальная ложь
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa
ИДЕАЛЬНАЯ ЛОЖЬ
(ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРИЛЛЕР ИЗ СЕРИИ О ДЖЕССИ ХАНТ – КНИГА 5)
БЛЕЙК ПИРС
Блейк Пирс

Блейк Пирс – современный американский писатель, автор серии мистических триллеров под названием «Загадки Райли Пейдж», ставшей настоящим бестселлером и на данный момент включающей в себя шестнадцать книг (серия ещё не завершена). Блейк Пирс также является автором серии мистических триллеров «Загадки Макензи Уайт», на данный момент включающей в себя тринадцать книг, но их число продолжает расти; серии мистических триллеров «Загадки Эйвери Блэк», состоящей из шести книг; серии мистических триллеров «Загадки Кэри Локк», состоящей из пяти книг; серии мистических триллеров «Становление Райли Пейдж», на данный момент состоящей из пяти книг, но их число продолжает расти; серии мистических триллеров «Загадки Кейт Уайз», на данный момент состоящей из шести книг, но их число продолжает расти; серии мистических триллеров «Загадки Хлои Файн», состоящей из пяти книг, число которых продолжает расти; серии психологических триллеров о Джесси Хант, состоящей из пяти книг, и их число продолжает расти.

Если вы являетесь заядлым читателем и поклонником жанров детектива и триллера, Блейк Пирс будет рад услышать от вас обратную связь, поэтому мы приглашаем вас посетить сайт www.blakepierceauthor.com, чтобы узнать больше информации и оставаться в курсе всех новостей.

КНИГИ БЛЕЙКА ПИРСА
СЕРИЯ РОМАНОВ

«ПОЧТИ УШЛА» (Книга №1)

«ПОЧТИ ПОТЕРЯЛА» (Книга №2)

«ПОЧТИ УМЕРЛА» (Книга №3)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ ЗОИ ПРАЙМ»

«ЛИЦО СМЕРТИ» (Книга №1)

«ЛИЦО УБИЙСТВА» (Книга №2)

«ЛИЦО СТРАХА» (Книга №3)

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРИЛЛЕР О ДЖЕССИ ХАНТ

ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕНА (Книга №1)

ИДЕАЛЬНЫЙ КВАРТАЛ (Книга №2)

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ (Книга №3)

ИДЕАЛЬНАЯ УЛЫБКА (Книга №4)

ИДЕАЛЬНАЯ ЛОЖЬ (Книга №5)

ЗАГАДКИ ХЛОИ ФАЙН – ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕТЕКТИВ

ПО СОСЕДСТВУ (Книга №1)

СОСЕДСКАЯ ЛОЖЬ (Книга №2)

БЕЗЫСХОДНОСТЬ (Книга №3)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ КЕЙТ УАЙЗ»

ЕСЛИ БЫ ОНА ЗНАЛА (Книга №1)

ЕСЛИ БЫ ОНА УВИДЕЛА (Книга №2)

ЕСЛИ БЫ ОНА УБЕЖАЛА (Книга №3)

СЕРИЯ «СТАНОВЛЕНИЕ РАЙЛИ ПЕЙДЖ»

НАБЛЮДАЯ (Книга №1)

ВЫЖИДАЯ (Книга №2)

СОБЛАЗНЯЯ (книга №3)

ОБРЕТАЯ (Книга №4)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ РАЙЛИ ПЕЙДЖ»

КОГДА ОНА УШЛА (Книга №1)

КОГДА КРУГОМ ОБМАН (Книга №2)

КОГДА РАЗБИВАЮТСЯ МЕЧТЫ (Книга №3)

КОГДА ПРИМАНКА СРАБОТАЛА (Книга №4)

КОГДА ОХОТА НАЧАЛАСЬ (Книга №5)

КОГДА СТРАСТЬ СИЛЬНА (Книга №6)

КОГДА ПОРА ОТСТУПИТЬСЯ (Книга №7)

КОГДА ОСТЫЛИ СЛЕДЫ (Книга №8)

КОГДА ПОГОНЯ БЛИЗКА (Книга №9)

КОГДА РАСПЛАТА НЕ ЗА ГОРАМИ (Книга №10)

КОГДА ВРЕМЯ НЕ ЖДЁТ (Книга №11)

КОГДА СВЯЗЬ КРЕПКА (Книга №12)

КОГДА ЛОВУШКА ЗАХЛОПНУЛАСЬ (Книга №13)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ МАКЕНЗИ УАЙТ»

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УБЬЁТ (Книга №1)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УВИДИТ (Книга №2)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН НАЧНЁТ ОХОТУ (Книга №3)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОХИТИТ (Книга №4)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ЗАХОЧЕТ (Книга №5)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН КОСНЁТСЯ (Книга №6)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН СОГРЕШИТ (Книга №7)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОЙМАЕТ (Книга №8)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ВЫСЛЕДИТ (Книга №9)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ЗАГРУСТИТ (Книга №10)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ОШИБЁТСЯ (Книга №11)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ ЭЙВЕРИ БЛЭК»

МОТИВ ДЛЯ УБИЙСТВА (Книга №1)

МОТИВ ДЛЯ ПОБЕГА (Книга №2)

МОТИВ ДЛЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ (Книга №3)

МОТИВ ДЛЯ ОПАСЕНИЙ (Книга №4)

МОТИВ ДЛЯ СПАСЕНИЯ (Книга №5)

МОТИВ ДЛЯ ИСПУГА (Книга №6)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ КЕРИ ЛОКИ»

СЛЕД СМЕРТИ (Книга №1)

СЛЕД УБИЙСТВА (Книга №2)

СЛЕД ПОРОКА (Книга №3)

СЛЕД ПРЕСТУПЛЕНИЯ (Книга №4)

СЛЕД НАДЕЖДЫ (Книга №5)

Глава 1

Джесси чуть было не поймала его.

Подозреваемый был метрах в десяти впереди неё. Они бежали по песку, который казался удивительно холодным её босым ногам. Пляж был практически пуст, и она гадала, когда же прибудет подкрепление. Преступник был крупнее её, и, если он надумает обернуться, ей, скорее всего, придётся выстрелить в него, чтобы сохранить своё преимущество. Девушка хотела по возможности этого избежать.

Внезапно, когда мужчина был от неё практически на расстоянии вытянутой руки, он рухнул на землю. А затем, присмотревшись, Джесси увидела, что он тонет. Мгновение спустя он скрылся под толщей песка прямо у неё на глазах.

Джесси едва успела осознать, что он попал в провал грунта на пляже, как почувствовала, что её тоже затягивает вниз. Она пыталась ухватиться за что-нибудь, чтобы её не постигла та же участь. Но вокруг не было ничего, кроме рыхлого сыпучего песка. И всё же, исчезая под дюной, девушка старалась уцепиться хотя бы за песок.

Когда она снова пришла в сознание, то поняла, что находится в каком-то месте, похожем на морской грот. Она не помнила, как туда попала. Но видела, что подозреваемый, которого она преследовала, лежал в грязи на животе напротив неё. Он не шевелился, скорее всего, был без сознания.

Оглядываясь по сторонам, она пыталась получше понять, где именно находится. И только тогда осознала, что стоит с руками, поднятыми вверх над головой. Её запястья были связаны верёвками, прикреплёнными к своду пещеры. Верёвки настолько туго были натянуты, что кончики пальцев её ног едва касались земли.

Как только мысли девушки немного прояснились, её поразило ужасающее осознание: она уже не в первый раз была в таком положении. Точно с такой же сценой она столкнулась два месяца назад, когда её собственный отец – жестокий серийный убийца Ксандер Турман схватил её и мучил, пока Джесси не удалось убить его.

Неужели это был его подражатель? Как такое вообще возможно? Все детали того происшествия держались в тайне. Затем она услышала шум и увидела тень у входа в пещеру. Как только человек, которому принадлежала эта тень, вошёл в поле зрения девушки, она попыталась его опознать. Но он стоял против света, и черты его лица были скрыты. Она могла рассмотреть лишь силуэт высокого худого мужчины и блеск длинного ножа в его руке.

Он сделал шаг вперёд и пнул тело мужчины, которого она ранее преследовала и который теперь лежал без сознания на песке. Оно перевернулось и Джесси увидела, что мужчина был не просто без сознания – он был мёртв. На его шее зияла грубая резаная рана, а грудь была залита кровью.

Джесси снова подняла голову, но по-прежнему не могла рассмотреть лица своего похитителя. На заднем плане она услышала тихий стон. Она посмотрела в угол пещеры и заметила то, что раньше ускользнуло от её глаз. Девушка-подросток с кляпом во рту сидела, привязанная к стулу. Это она стонала. Её испуганные глаза были широко раскрыты.

Это также казалось невозможным. Именно так было и раньше. Другая девушка была связана точно так же во время их последней встречи. Этот факт также скрывался от общественности. И тем не менее, мужчина, приближающийся к ней, похоже, знал каждую деталь того, что тогда произошло. Он был от неё на расстоянии всего нескольких десятков сантиметров, когда она наконец увидела его лицо и ахнула.

Это был её отец.

Это было непостижимо. Она собственноручно убила его в жестокой схватке. Девушка вспомнила, как ногами раздавила череп своего отца. Неужели кто-то выдавал себя за него? Или ему удалось каким-то образом выжить? Когда мужчина поднял нож и приготовился вонзить его в её тело, Джесси не могла поверить в происходящее.

Она попыталась занять лучшую позицию, чтобы иметь возможность подпрыгнуть и отбросить нападавшего, но, как бы сильно она ни старалась вытянуться, её ногам всё никак не удавалось коснуться земли. Отец смотрел на неё с некоторым подобием сострадания на лице.

– Ты думаешь, что сможешь дважды совершить одну и ту же ошибку, Пчёлка? – спросил он.

Затем, не произнеся больше ни слова, он поднял нож, готовясь нанести удар ей прямо в сердце. Девушка зажмурилась в ожидании смертельного толчка.

*

Она ахнула, когда почувствовала резкую боль, но не в груди, а в спине.

Джесси открыла плотно сжатые глаза и обнаружила, что она была не внутри морского грота, а на мокрой от пота кровати в своей квартире в центре Лос-Анджелеса. Каким-то образом вышло так, что она сидела прямо.

Она взглянула на часы и увидела, что было 02:51 ночи. Сейчас боль в спине она чувствовала не от недавно полученного ножевого ранения, а скорее после интенсивных занятий физиотерапией, которые были у неё сегодня днём. А первоначально испытывать болезненные ощущения она начала после нападения собственного отца восьмью неделями раньше.

Он разрезал её плоть от правой лопатки до почки, задев мышцы и сухожилия. В ходе последующей операции ей было наложено тридцать семь швов.

Она осторожно встала с постели и направилась в ванную. Оказавшись там, она посмотрела в зеркало и проверила свои раны. Её взгляд коснулся шрама на левой стороне живота – подарка, оставленного её бывшим мужем с помощью каминной кочерги. Она также мельком увидела едва заметный шрам, полученный ею в детстве и проходящий вдоль большей части её ключицы – напоминание, оставленное ножом её отца.

Джесси сосредоточила своё внимание на многочисленных ранах, полученных в недавней смертельной схватке с отцом. Он несколько раз порезал её тело, особенно в области ног, оставляя шрамы, которые никогда не затянутся полностью, делая при этом непосильной задачей надевание купальника и избегания при этом шокированных взглядов окружающих.

Самый тяжёлый удар пришёлся ей в правое бедро, куда отец вонзил нож в последней безуспешной попытке избавиться от хватки её колен, сжимавших его виски. Джесси больше не хромала, но всё ещё чувствовала лёгкий дискомфорт каждый раз, когда подвергала ноги физической нагрузке – то есть каждый раз, когда она делала шаг. Физиотерапевт сказал, что произошло некоторое повреждение нервов, и что, несмотря на то, что в течение следующих нескольких месяцев боль должна уменьшиться, она может так никогда полностью и не исчезнуть.

 

Несмотря на это, ей разрешили вернуться к своей работе криминальным психологом департамента полиции Лос-Анджелеса. Завтра должен быть её первый рабочий день после возвращения, и это могло объяснить тот яркий кошмар. Ей снилось и множество других, но этому с уверенностью можно было бы отдать пальму первенства.

Она собрала в хвост свои каштановые волосы до плеч и принялась зелёными глазами пристально смотреть в зеркало на отражение своего лица. Пока что на нём не было шрамов, и, как ей по-прежнему говорили, оно было всё ещё достаточно привлекательным. Джесси была стройной девушкой атлетического телосложения ростом около 180 сантиметров, и её часто принимали за фитнесс-модель, несмотря на то, что в ближайшее время она вряд ли смогла бы позволить себе выход в купальнике. И тем не менее, она считала, что для девушки, которой скоро исполнится тридцать, и которой столько всего пришлось пережить, она выглядела всё ещё достаточно прилично.

Она прошла на кухню, налила себе стакан воды и села за стол, смирившись с вероятностью того, что уснуть этой ночью ей больше не удастся. Она уже привыкла к бессонным ночам, когда её искали двое серийных убийц. Но теперь один из них был мёртв, а другой, вероятнее всего, решил оставить её в покое. Так что, теоретически она должна была отойти от произошедших событий. Но, похоже, этого никак не происходило.

Отчасти потому, что она не могла быть на все сто процентов уверенной в том, что тот другой серийный убийца, проявивший к ней интерес, Болтон Крачфилд, действительно навсегда исчез. Всё указывало на то, что так и было. Никто не видел его и ничего о нём не слышал с момента её собственной последней встречи с ним восемь недель назад. С тех пор не появилось ни одной зацепки.

Ещё более важным было то, что она знала о его симпатии к ней, которая не предполагала намерения к убийству. Связь между ними установилась ещё во время их многочисленных бесед в его камере. На самом деле он дважды предупреждал её об угрозе со стороны собственного отца, ставя себя под прицел своего бывшего наставника. Сейчас казалось, что он оставил её в покое. Так почему же она не могла сделать того же? Почему она не могла позволить себе спокойно спать?

Также её беспокойство было отчасти вызвано тем, что ей было очень сложно отпустить что бы то ни было. К тому же оно было связано с тем, что она всё ещё испытывала физический дискомфорт. Также нужно было принять во внимание тот факт, что примерно через пять часов она снова приступит к работе, и, вероятно, снова будет сотрудничать с детективом Эрнандесом, её чувства к которому были, мягко говоря, довольно запутанными.

Смиренно вздохнув, Джесси официально перешла с воды на кофе. В ожидании, пока заварится бодрящий напиток, она бродила по квартире, уже третий раз за последние два месяца проверяя, заперты ли все окна и двери.

Это должен был быть её новый временный адрес и её вполне устраивало это место. После постоянного переезда от одного безопасного места жительства, выделенного ей Службой Маршалов, к другому, ей наконец-то позволили сказать своё слово относительно выбора жилья на более длительный срок. Сотрудники Службы помогли ей найти это место и обеспечить его безопасность.

Квартира находилась в двадцатиэтажном здании всего в нескольких кварталах от её собственной старой квартиры в фешенебельном районе центра Лос-Анджелеса. В здании была своя служба безопасности, а не только одинокий охранник в холле. На посту всегда было трое человек, один из которых патрулировал парковку, а другие осуществляли беспрерывный обход всех этажей.

Безопасность парковки обеспечивали ворота, за которыми круглосуточно и без выходных находился дежурный. На должности привратника друг друга сменяли бывшие полицейские. На входе в здание был установлен металлоискатель для посетителей, не проживающих в доме. Чтобы получить доступ ко всем секциям и лифтам требовались специальные брелоки и отпечатки пальцев. На каждом этаже этого жилого комплекса, включая прачечную, тренажёрный зал и бассейн, было установлено достаточное количество камер наблюдения. В каждой секции находились тревожные кнопки и прямой доступ к сотрудникам службы безопасности по внутренней связи. И это было только то, чем была обеспечена охранная система самого здания.

Это не считая её собственного служебного оружия или дополнительных мер предосторожности, которые федеральные маршалы помогли ей установить внутри здания. Они включали в себя установку пуленепробиваемых оконных стёкол и стекла для раздвижной двери на террасу, входную дверь двойной толщины, снять которую с петель можно было бы лишь при помощи тарана, используемого правоохранительными органами, а также установку внутренних камер с датчиками движения и датчиками тепла с возможностью управлять ими с телефона.

И, наконец, была ещё одна последняя мера предосторожности, которая больше всего нравилась Джесси. Она жила на тринадцатом этаже, и, как и во многих других зданиях, его якобы вообще не существовало. Кнопки вызова на этот этаж в обычном лифте предусмотрено не было. Сюда можно было подняться только на служебном лифте, но всем, кто им пользовался, было необходимо делать это в сопровождении охранника. В обычных условиях, чтобы попасть на тринадцатый этаж, нужно было выйти на двенадцатом или четырнадцатом, открыть невзрачную дверь в главный коридор с надписью «вход в щитовую».

Эта дверь действительно вела в небольшую комнатушку, в которой располагался распределительный электрощит. Но в её глубине находилась ещё одна дверь с надписью «кладовая», и чтобы пройти через неё требовался специальный брелок. Эта дверь выходила на лестничный пролёт, ведущий на тринадцатый этаж, на котором было восемь квартир, как и на остальных этажах.

Но жильцы каждой из этих квартир явно придавали большое значение конфиденциальности, безопасности или обеим сразу. За ту неделю, которую Джесси здесь провела, она встретила в местных коридорах одну из известных киноактрис, именитого адвоката и радиоведущего скандального ток—шоу.

Джесси, финансовые дела которой пошли вверх после развода, не беспокоилась о цене вопроса. И благодаря некоторым скидкам, полученным от её имени коллегами из полиции Лос-Анджелеса и федеральными маршалами, это оказалось не так дорого, как она ожидала. Как бы то ни было, душевное спокойствие того стоило. Конечно, она думала, что в её последней квартире тоже было безопасно.

Её кофемашина издала звуковой сигнал, и девушка подошла налить себе чашечку кофе. Готовя себе напиток, Джесси задалась вопросом, были ли приняты какие-то меры для обеспечения безопасности Ханны Дорси. Ханна была той реальной семнадцатилетней девушкой, которую с кляпом во рту Ксандер Турман привязал к стулу и заставил смотреть, как он убивал её родителей и чуть не убил Джесси.

Джесси частенько думала о Ханне, отчасти потому, что ей было интересно, как обстояли дела у девочки из приёмной семьи, перенёсшей такую психологическую травму. Джесси прошла через нечто подобное, будучи ребёнком, хоть она и была тогда намного моложе Ханны – ей было всего шесть лет. Ксандер привязал её к стулу в отдалённой хижине в лесу и заставил смотреть за тем, как он мучил и убил её мать – свою собственную жену.

Этот опыт оставил на её сердце неизгладимый шрам, и она была уверена, что с Ханной произошло то же самое. Конечно, эта девушка не имела представления о том, что ей повезло не знать, что Ксандер был и её отцом тоже, а это означало, что они с Джесси были сводными сестрами.

Согласно официальным данным Ханна знала, что её удочерили, но не имела ни малейшего представления о своих настоящих родителях. А поскольку Джесси запретили встречаться с ней после того, что им пришлось вместе пережить, девушка понятия не имела, что как-то связана с Джесси. Несмотря на все её просьбы поговорить с Ханной, и обещания не раскрывать их связь, руководство пришло к выводу, что они не должны встречаться снова, пока врачи не посчитают, что Ханна к этому готова.

Умом Джесси понимала это решение, и даже была согласна с ним. Но где-то в глубине души она чувствовала сильное желание поговорить с девушкой. У них было столько общего. Их отец был монстром. Личности их матерей были покрыты завесой тайны. Ханна никогда не видела свою настоящую мать, а у Джесси сохранились лишь отдалённые воспоминания о своей. И точно так же, как Ксандер убил приёмных родителей Джесси, он поступил и с приёмными родителями Ханны.

Но несмотря на всё это, они были не одни. У каждой из них была родственная связь, которая могла дать утешение и некоторую надежду на выздоровление. У каждой из них была сестра, чего Джесси раньше даже представить себе не могла. Джесси очень хотела установить контакт и создать некоторую связь со своим единственным живым кровным родственником.

И всё же, даже когда она так хотела встретиться с сестрой, она не могла перестать задаваться вопросом.

«Не принесёт ли ей знакомство со мной больше вреда, чем пользы?».

Глава 2

По коридору жилого комплекса украдкой пробирался мужчина, каждые несколько секунд оглядываясь через плечо. Было раннее утро, и такой крупный чернокожий парень в толстовке с капюшоном, как он, непременно привлёк бы внимание.

Он был на восьмом этаже, совсем рядом с квартирой женщины, которая, как он знал, жила здесь. Он также знал, как выглядит её машина и видел её на парковке внизу, поэтому предположил, что её владелица может быть дома. На всякий случай мужчина легонько постучал во входную дверь.

Ещё не было и семи утра, и он не хотел, чтобы соседи, которые имеют привычку рано вставать, успели высунуть свои любопытные головы. Этим утром на улице было холодно, и мужчине не хотелось снимать толстовку. Но боясь, что подобная одежда может привлечь слишком много внимания, он снял её через голову, открывая тело пронизывающему ветру.

Не получив ответа на свой стук, он сделал символическую попытку открыть дверь, которая, как он и был уверен, была заперта. Так и было. Он подошёл к окну. Ему было видно, что оно было слегка приоткрытым. Мужчина колебался, действительно ли ему стоит продолжать. Немного поразмыслив, он всё же решился, дёрнул оконную ручку и забрался внутрь. Он знал, что если кто-то его заметит, то тут же вызовет копов, но дело стоило того, чтобы рискнуть.

Оказавшись в квартире, он попытался незаметно пробраться в спальню. Было темно и он чувствовал странный запах, который не мог распознать. Когда мужчина прошёл дальше по квартире, его проняла дрожь, которая не имела отношения к погоде. Затем он подошёл к двери в спальню, осторожно повернул пучку и заглянул внутрь.

Там на кровати лежала женщина, которую он и хотел увидеть. Казалось, она спит, но что-то в этом было странным. Даже при тусклом утреннем свете её кожа выглядела непривычно бледной. Кроме того, было похоже, что она вовсе не двигается. Её грудь не поднималась и не опускалась во время дыхания. Женщина не сделала ни единого движения. Он прошёл дальше по комнате и приблизился к кровати. Сейчас он чувствовал сильнейший запах разлагающейся плоти, от которого у мужчины начали слезиться глаза и скрутило живот.

Мужчина хотел протянуть руку и коснуться её, но не смог заставить себя сделать этого. Он хотел что-то сказать, но не мог подобрать слов. Наконец он развернулся и вышел из комнаты.

Затем он достал свой телефон и набрал единственный номер, который пришёл ему на ум. Раздалось несколько гудков, прежде чем он услышал голос, записанный на автоответчик. Потом мужчина нажал несколько кнопок, и стал ждать ответа, проходя тем временем в гостиную. Наконец, в трубке раздался голос.

– 911. Что у Вас случилось?

– Да. Меня зовут Вин Стейси. Я думаю, что моя подруга мертва. Её зовут Тейлор Янсен. Я зашёл к ней в квартиру, потому что она несколько дней не выходила на связь. Она лежит на кровати. Но она совсем не двигается и… выглядит плохо. А ещё здесь этот ужасный запах.

Именно в этот момент его настигла реальность всей этой ситуации – обычно полная жизни и энергии Тейлор лежала мёртвой менее чем в десяти метрах от него. Мужчина наклонился, и его вырвало.

*

Джесси сидела на заднем сидении и надеялась, что это было в последний раз. Машина Службы Маршалов остановилась на парковке Центрального участка полиции Лос-Анджелеса и припарковалась на местах для посетителей. Там Джесси ждал её начальник – капитан Рой Декер.

 

Он не сильно изменился с момента их последней встречи. Декеру было под шестьдесят, хотя внешне он выглядел намного старше, он был высоким и худощавым, на его голове практически не осталось волос, лицо было покрыто глубокими морщинами, у него был острый нос и маленькие проницательные глаза. Он разговаривал с полицейским в форме, но было очевидно, что капитан находился там, чтобы встретить Джесси.

– Ух ты, – саркастически произнесла она, обращаясь к маршалам, сидящим на передних сидениях. – Я чувствую себя женщиной восемнадцатого века, которую отец официально передавал в руки мужу.

Маршал, сидящий рядом с водителем, бросил на неё сердитый взгляд. Его звали Патрик Мёрфи, хотя все звали его Мёрфом. Это был подтянутый мужчина невысокого роста с коротко подстриженными светло-каштановыми волосами, от него исходила решительная и прагматичная чувственность, хоть это и могло быть лишь его уловкой.

– Для этого сценария Вам потребуется муж, который согласится с Вами жить, а такой вариант лично я считаю маловероятным, – сказал мужчина, обеспечивавший её безопасность в то время, когда она скрывалась от нескольких серийных убийц.

И только лишь малейшая тень ухмылки в уголках его рта давала понять, что он шутит.

– А Вы, Мёрф, как всегда, мой сказочный принц, – сказала она с наигранной вежливостью. – Даже не знаю, как смогу справиться без Вашего милого персонажа у себя под боком.

– Я тоже, – пробормотал он.

– И без Вашей разговорной харизмы, маршал Туми, – сказала она водителю – крупному бритоголовому мужчине с отстранённым выражением лица.

Туми, который редко говорил, молча кивнул.

Капитан Декер, закончив разговор с полицейским, с нетерпением посмотрел на них троих, ожидая, когда они выйдут из машины.

– Ну вот и всё, – сказала Джесси, открывая дверь и выходя из машины нарочито более энергично, чем в действительности. – Как дела, капитан?

– Сегодня сложнее, чем вчера, – ответил тот, –  ведь ты снова примкнула к нашим рядам.

– Но клянусь, капитан, Мёрф здесь собрал мне приличное приданое. Я обещаю не быть обузой и всегда исполнять свой супружеский долг.

– Что? – недоумённо спросил он.

– О, Па, – сказала она, снова повернувшись к Мёрфу. – Мне нужно будет покинуть ферму? Я буду очень скучать по вам с мамой.

– Что, чёрт возьми, здесь происходит? – потребовал ответа Декер.

Мёрф заставил себя надеть маску серьёзности и развернулся к сбитому с толку полицейскому, который подошёл к окну со стороны пассажира.

– Капитан Декер, – официальным тоном произнёс он, передавая тому планшет с листом бумаги на нём. – Услуги Службы Маршалов по обеспечению безопасности больше не требуются. Настоящим я официально передаю опеку над Джесси Хант полицейскому управлению Лос-Анджелеса.

– Опеку? – раздражённо повторила Джесси. Мёрф продолжил, не обращая внимания на её реакцию.

– Отныне любые дополнительные меры безопасности являются обязанностью Вашего отдела. Подписание Вами этого документа подтвердит это утверждение.

Декер взял планшет и подписал бумагу, даже не прочтя её. Затем он вернул её маршалу и посмотрел на Джесси.

– Хорошие новости, Хант, – хриплым голосом произнёс он без лишнего воодушевления, которое обычно сопровождало оглашение хороших новостей. – Детективы, пытающиеся выследить Болтона Крачфилда, обнаружили вчера видеозапись того, как кто-то, соответствующий его описанию, пересекал границу с Мексикой. Возможно, ты, наконец, сможешь освободиться от этого парня.

– Программа распознавания лиц это подтвердила? – скептически спросила она, впервые не сумев сохранить притворно ровный тон.

– Нет, – признался он. – Он всё время смотрел вниз, пока переходил мост. Но он практически идеально соответствует физическому описанию, и сам факт того, что он старательно избегал камер предполагает, что этот мужчина знал, что делает.

– Это и вправду хорошие новости, – сказала она, решив никак это не комментировать.

Она была согласна, что, скорее всего, её личность больше не входила в круг интересов Крачфилда, но не из-за этой сомнительной записи с камер слежения, которая пришлась слишком уж кстати. Конечно, она не считала, что может озвучить Декеру, что на самом деле думала, что убийца испытывает к ней слабость.

– Ты готова снова вернуться к работе? – спросил он, будучи довольным, что ему удалось развеять все её возможные опасения.

– Дайте мне минутку, капитан, – сказала она. – Мне просто нужно быстро переговорить с маршалами.

– Сделай это поскорее, – сказал Декер, пока она отходила на несколько шагов. – Тебе сегодня предстоит напряжённый день за рабочим столом.

– Да, сэр, – сказала она перед тем, как склонилась над окном водительского сидения.

– Думаю, больше всего я буду скучать по Вам, Страшила, – сказала она, обращаясь к Туми, который последние два месяца был главным в команде маршалов, присматривающих за ней. Он кивнул в ответ. Видимо, в словах для него не было особой необходимости. Затем она подошла к окну со стороны пассажирского сидения и виновато посмотрела на Мёрфа.

– Если серьёзно, я просто хочу сказать, насколько высоко ценю всё, что Вы для меня сделали. Вы рисковали жизнью, чтобы сохранить мою безопасность, и я этого никогда не забуду.

Он всё ещё ходил на костылях, хотя на прошлой неделе ему сняли гипс, который заменили мягкой обувью. Это случилось примерно в то же время, когда ему разрешили снять повязку с руки.

Все эти травмы были получены им в результате столкновения с автомобилем, за рулём которого был Ксандер Турман, подстерегавший их с Джесси в переулке. Тогда Мёрф сломал обе ноги и ключицу. Так что, официально он ещё четыре месяца был на больничном. Но сегодня вышел на работу, чтобы проводить Джесси.

– Только не надо меня жалеть, – запротестовал он. – Между нами установились такие прекрасные отношения «на взаимных подколках». Вы можете всё испортить.

– Как дела у семьи Эмерсона? – тихо спросила она.

Трой Эмерсон был федеральным маршалом, которого той ужасной ночью выстрелом в голову убил её отец. Джесси даже не знала его имени до того, как тот погиб, как и того, что он недавно женился и что у него был четырёхмесячный сын. У неё не было возможности присутствовать на похоронах Троя из-за полученных ею травм, однако, в последствии она пыталась связаться с его вдовой. Но ответа так и не получила.

– Келли понемногу отходит, – заверил её Мёрф. – Она получила Ваше сообщение. Я знаю, что она хочет ответить, просто ей для этого нужно больше времени.

– Я понимаю. Честно говоря, я бы поняла, если она так никогда и не захочет говорить со мной.

– Эй, не надо принимать всё это на свой счёт, – почти сердито ответил он. – В том, что Ваш отец оказался психом, нет Вашей вины. И Трой знал о рисках, когда соглашался на эту работу. Мы все знали. Вы можете проявлять сочувствие. Но не стоит себя винить.

Джесси кивнула, так и не сумев подобрать подходящий ответ.

– Я бы обнял Вас, – сказал Мёрф. – Но это заставит меня содрогнуться, и не по причине нахлынувших эмоций. Так что, давайте притворимся, что мы уже это сделали, хорошо?

– Как скажите, маршал Мёрфи, – сказала она.

– Только не надо так официально, – настаивал он, осторожно усаживаясь обратно на пассажирское сидение. – Можете по-прежнему называть меня Мёрфом. И я не собираюсь прекращать использовать прозвище, которое придумал для Вас.

– И какое же? – поинтересовалась она.

– Мой ходячий геморрой.

Она не смогла сдержать смеха.

– До свидания, Мёрф, – сказала девушка. – Поцелуйте Туми от меня.

– Я бы сделал это, даже если бы Вы не попросили, – громко сказал он, когда Туми нажал на педаль газа и в гараже раздался визг шин.

Джесси обернулась и увидела, что Декер смотрит на неё с нетерпением.

– Ты закончила? – колко спросил он. – Или мне можно пересмотреть «Дневник памяти», пока вы все тут разбираетесь со своими чувствами?

– Как хорошо вернуться на работу, капитан, – вздохнула она.

Он направился ко входу в помещение и жестом указал ей следовать за ним. Не обращая внимания на боль в ноге и спине, она быстрым шагом пошла за своим руководителем. Когда Джесси догнала Декера, тот огласил ей свой план относительно неё.

– Итак, тебе не следует ждать от меня того, что в ближайшее время я подключу тебя к оперативной работе, – грубо сказал он. – Когда я говорил, что тебе придётся проводить время за рабочим столом, я не шутил. Ты утратила форму, и я вижу, как отчаянно ты пытаешься не подать виду, что хромаешь на правую ногу при ходьбе. До тех пор, пока я не посчитаю, что ты снова окрепла, тебе придётся привыкнуть к работе при свете офисных ламп.

– А Вы не считаете, что я быстрее смогла бы войти в ритм, если бы с головой погрузилась в расследования новых дел? – спросила Джесси, стараясь, чтобы её голос не звучал слишком умоляюще. Чтобы не отставать от Декера, на каждый его шаг Джесси приходилось делать два своих, когда он быстро шёл по коридору.