Вулкан

Tekst
12
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3. «Осознанные глупости»

Не отводя глаз, Рэй сокращал расстояние между нами. Как заклинатель змей, плавно ступал, словно играя со мной. Сузил периферию моего зрения до узкого коридора, в который помещался только он сам.

Он остановился на расстоянии ладони от меня, наклонился и внимательно разглядывал мое лицо, изучал каждый дюйм. Я сглотнула, а его губы расплылись в улыбке. Рэй снова посмотрел мне прямо в глаза, и вспышки ламп, пляшущие, как языки пламени в его зрачках, бесстыдно искрили и задевали что-то внутри меня, будоражили, дразнили, распаляли.

Кожа отозвалась мелкой рябью, а грудь предельно наполнилась кислородом, когда Рэй коснулся указательным пальцем моего запястья и повел вверх по руке к плечу. Как спичечная головка, высекающая пламя из фосфорной терки на узкой грани коробка. Мне не нравилась моя собственная реакция на него. И еще больше мне не нравилось то, что он слишком хорошо ее распознавал.

Что-то внутри меня усиленно сопротивлялось этому влиянию, бунтовало, противилось изо всех сил. Выстраивало в мозгу список неопровержимых аргументов в пользу того, почему я должна немедленно прекратить эту игру и уехать домой. Одна. Но маленький дьявол на плече соблазнительно нашептывал и колол своими крошечными вилами куда-то в центр удовольствия в мозгу, безапелляционно побеждая.

Рука Рэя тем временем поднялась вверх по моей шее. Он следил за собственными движениями, словно боялся потерять над собой контроль. Кисть скользнула по линии моего подбородка. Он коснулся большим пальцем моих губ, и я приоткрыла рот. А в следующую секунду он сократил дистанцию до нуля и поцеловал меня, легко, чуть заметно касаясь. Я обхватила его одной рукой за шею и поцеловала в ответ. Одна рука Рэя держала мое лицо, тогда как вторая опускалась вниз по спине. Ладонь дошла до копчика, и мужчина резко прижал меня к себе, одновременно углубляя поцелуй, а по моему телу в разные стороны разбегался ток.

Мы схлестнулись в порыве, как изголодавшиеся звери. Легкое касание губ перерастало в какой-то безудержный танец страсти. Карамельно-ванильный вкус виски на его языке с еле уловимыми нотками дыма вскружил голову почище аттракциона со свободным падением. Я прижималась к холодной пряжке на ремне Рэя, и низ живота начинал жалобно ныть.

Он чуть ослабил хватку, неожиданно резко оторвался от меня и наклонился к моему уху, чтобы я могла расслышать его слова сквозь гудящие басы.

– Ну что, принцесса, поехали домой?

Жгучее дыхание впивалось в кожу и учащало пульс. От вопроса Рэя мне стало одновременно смешно и досадно. Я уперлась ладонями ему в грудь, чуть отталкивая, насмешливо посмотрела в лицо. Потом сказала так же на ухо:

– Испугался, офицер?

Вернулась на место, прямо посмотрела на него и ухмыльнулась, сложив руки на груди. Музыка зазвучала чуть тише, но Рэй так же наклонился к моему уху:

– Во-первых, сержант. А во-вторых… – он коснулся губами моей кожи возле уха, и я едва не разлетелась на атомы, – … ко мне домой. Я не из пугливых. А ты?

Он сделал шаг в направлении выхода и протянул мне руку, приглашая пойти с ним и позволяя самостоятельно принять решение.

Мысли в голове вступили в борьбу с желаниями. С одной стороны, голос разума по-прежнему командовал перейти к отступлению. Тогда как чувственная моя сторона (как оказалось, она у меня тоже есть), готова была броситься в это пекло, невзирая на вероятные муки совести впоследствии.

Да наплевать. К черту все. В конце концов, это просто секс. Без обязательств. Без нытья. Без выноса мозгов. И без всего того, что могло бы меня сейчас остановить. Могу я хоть раз в жизни совершить осознанную глупость?

Я решительно протянула руку. Рэй моментально сжал мои пальцы и потянул сквозь толпу к дверям. Музыка синхронизировалась с ударами сердца, лупила в уши, усиляя головокружение и лишая возможности передумать.

Днем на улице было так тепло, что мне и в голову не пришло взять с собой куртку или хоть что-то, чтобы согреться. После моих диких танцев и поцелуя с Рэем кожа горела и чуть не зашипела, когда порыв прохладного воздуха улицы коснулся ее. Сержант, видимо, допустил ту же ошибку и теперь стоял в тонкой футболке рядом со мной. Но, кажется, холода он не замечал.

Мы сели рядом в такси. Медведь назвал свой адрес. Наверно, если бы мы ехали чуть дольше, я бы успела одуматься. Но он жил до невозможного близко. Как только Рэй открыл дверь такси и наклонился, чтобы подать мне руку, мое самообладание улетучилось со скоростью звука. Он буквально выдернул меня из машины, потащил к подъезду. Или это я его потащила…

Дверь его квартиры открылось, и я несмело шагнула внутрь. Не помню, когда робела последний раз, входя в дом к мужчине. А сейчас колени с трудом держались, чтобы не подогнуться.

Мужчина щелкнул выключателем, и помещение окрасилось тусклым светом. Я окинула быстрым взглядом гостиную, приятно удивилась чистоте и минимализму.

– Хочешь чего-нибудь? – спросил он. – Выпить?

– Нет.

Голос скрипнул. Вот дерьмо. И почему я так разволновалась?

Рэй взял меня за руку, повел по диагонали через гостиную к другой двери. В тишине ночи стук каблуков по деревянному полу казался неуместно громким.

Толкнув рукой дверное полотно, медведь шагнул вперед, втаскивая меня в свое мрачное логово. Снова в воздухе раздался щелчок выключателя, у кровати зажглись две малюсенькие лампочки в настенных светильниках. И вот это уже не темная берлога, а вполне себе уютная спальня.

Рэй остановился у края кровати, обернулся ко мне и притянул меня за руку. Я процокала к нему и, быстро перебирая ногами, впечаталась в его грудь своей. Он прикоснулся рукой к моей щеке, поцеловал так мягко, что выбил остатки почвы у меня из под ног.

Поцелуй становился жарче и настойчивее. Мои руки нахально исследовали каждый сантиметр его груди и пресса и, когда опускались к животу, Рэй начинал дышать тяжелее.

Он развернул меня спиной к кровати, усадил, медленно опускаясь на корточки рядом со мной и скользя ладонью от бедра вниз по моей ноге. Провел по икрам, чуть приподнял ногу и снял по одной туфли, высвободил мои стопы из этого адского плена. Я упиралась руками в покрывало позади себя и чуть не умерла от удовольствия в эту секунду.

Откинула голову назад, закрыла глаза, позволила себя насладиться моментом. Руки Рэя поднимались выше, возвращаясь к моему лицу. Открыв глаза, я тут же утонула в новом поцелуе, и сержант без труда уложил меня на лопатки.

Он целовал меня, упирался локтем в поверхность кровати, путаясь пальцами в моих волосах. Второй рукой ласкал мою шею, несильно сжимал плечо, поглаживал большим пальцем кожу. Скользнул к декольте и попытался одной рукой расстегнуть мелкие пуговицы. Вышло скверно. Я решила сама справиться с этой задачей, а Рэй вернул руку к моей шее, запуская сотни мурашек своими прикосновениями.

Расстегнула пуговицы, приподнялась. Медведь сел рядом и, пока я снимала блузку, стянул одной рукой свою футболку. Окинул меня быстрым взглядом, довольно улыбнулся краешком рта, снова уложил меня на спину, опуская руки к молнии на юбке.

Мужчина запустил руку мне под пояс, провел с нажимом по бедру, а я надеялась, что он не обратит внимания на капроновые колготки, и у меня получится избавиться от них максимально незаметно, потому что невозможно эту нейлоновую гадость снять сексуально. Вечно выглядишь по-идиотски.

В попытке осуществить свой план, я повторяла движения Рэя, зацепив пальцами обеих рук эластичную резинку, спуская ее вниз вслед за плотной тканью юбки. Судя по тому, как быстро начала брякать пряжка его ремня и расстегнулась ширинка, он ничего не заметил.

Когда мы остались в одном белье, перебрались чуть ближе к изголовью кровати. Рэй снова навис надо мной с поцелуями. Я еле заметно вздрагивала и выгибалась, когда его теплая ладонь касалась моей кожи. Он оторвался от моих губ, прошел по подбородку к шее, спускаясь к плечам и декольте, и я задышала чаще. Приподнялась, чтобы дать ему возможность добрался до застежки бюстгальтера на спине. Он снял с меня лифчик, принялся ласкать грудь. Провел губами от внешней части к ложбинке, сжимал и поглаживал рукой. Коснулся языком ореолы и ухмыльнулся, когда я выругалась и вцепилась пальцами в его плечи.

Спускаясь губами вниз по животу, оставляя мокрую дорожку, Рэй все сильнее распалял меня. Я чуть не взорвалась криком, когда он поцеловал внутреннюю часть моего бедра, сжала руками покрывало, чтобы выдержать эту пытку.

Он потянул обеими руками вниз мое белье. Неспеша, снова играя со мной. Отбросил трусики куда-то в сторону и вернулся к губам. Ласкал меня рукой, доводя до потери сознания и повышая градус возбуждения. Чем изощреннее были движения его пальцев, тем настойчивей и агрессивней я его целовала. Прижимала руки к его крепкой груди, упоенно гладила, шкрябала ноготками плечи. Ему это явно доставляло удовольствие, потому как и он становился с каждой секундой все более жадным и напористым.

Рэй оторвался от меня, протянул руку к тумбочке, достал из ящика фольгированный квадратик. Сердце забилось быстрее в предвкушении. Внизу живота летали уже не бабочки, а южноамериканские гарпии, хлопали огромными крыльями и горланили какую-то похабщину.

Снова обжигая поцелуем губы, мужчина раскатал презерватив, раздвинул шире мои колени и навис прямо надо мной. Я непроизвольно выгнулась ему навстречу, и он начал медленно погружаться в меня на всю длину. Потом вышел почти целиком и резко вошел обратно. Я глухо вскрикнула, чем еще сильнее раззадорила его, потому как толчки с каждым разом становились все сильнее и глубже. Рэй грубо целовал мою шею и вколачивался в меня с такой силой, что изголовье кровати ритмично ударялось в стену, наверняка оставляя вмятины.

– Господи Иисусе! – выдохнула я.

Рэй буркнул что-то нечленораздельное и ускорился. Воздух толчками покидал мои легкие, голова кружилась, как в дыму. Я закинула руки вверх, уперлась ими в изголовье и, замирая и сжимаясь всем телом, изнывала от сумасшедшего оргазма.

 

Сквозь пелену удовольствия, растекающегося по венам, я чувствовала последние, сильные толчки и слышала частое дыхание Рэя. Он рухнул на меня, чуть не раздавил своей тяжестью, но вовремя подставил локти. Поцеловал меня в губы, не дав нам шанс хоть немного отдышаться. Потом отпрянул, заглянул мне в лицо.

– Я в душ. Присоединишься?

Он смотрел на меня мутным взглядом, а мне почему-то стало неловко. Я лежала снизу, крепко прижатая сверху его телом, и не знала, куда себя деть. Заводила глазами, ответила сбивчиво:

– Да… да, иди. Я… подойду позже…

Рэй звонко чмокнул меня в губы, соскользнул с кровати и ушел в направлении ванной комнаты. Едва за дверью зашумела вода, как мой мозг начал просыпаться от летаргического сна и возвращаться к работе.

– Брук, какого черта ты здесь делаешь…

Я соскочила на ноги, принялась быстро и бесшумно собирать свою одежду. Надела лифчик, повертела головой в поисках трусов, заглянула под кровать.

– Да куда он их закинул?! На люстру что ли?

На автомате подняла голову вверх. Сплюнула, увидев споты на потолке, махнула рукой.

– Да наплевать. Так доеду.

Я впрыгнула в юбку, застегнула идиотские пуговицы на блузке, смотала колготки комком и запихнула в сумку, которая почему-то валялась в углу. Попыталась затолкать ноги в туфли, но чуть не взвыла от боли и бессилия. Стопы отекли после целого дня на каблуках и отказывались помещаться в узких лодочках. К тому же, без колготок и с огромными мозолями. Золушки, способной впихнуть невпихуемое, рядом не оказалось, поэтому выход был один – идти босиком.

– Вот дерьмо!

Я подхватила туфли и, стараясь не шлепать, пробиралась к выходу. У входной двери мой взгляд упал на большие белые кроссовки Рэя. Остановилась, размышляя. Вода в душе перестала шуметь, и мозг начал соображать быстрее. Нежелание встречаться сейчас с Рэем и идти босиком по холодному асфальту взяли верх над порядочностью. Я цапнула его кроссовки, открыла замок и бегом понеслась к лестнице на улицу.

Глава 4. «Железный дровосек»

Дверь подъезда хлопнула за моей спиной. Я остановилась под козырьком, поставила кроссовки на асфальт и запихнула в них ноги.

– Да твою ж… Какой у него размер ноги? Семидесятый?

Походкой циркового клоуна, я старалась как можно быстрее преодолеть расстояние до перекрестка, где, как мне казалось, должна быть стоянка такси. Пару раз споткнулась. Обувь то и дело норовила развернуться носком куда-то вбок вместе с моей ногой. Чертыхаясь и шаркая подошвой, я добрела до перекрестка. Снова сплюнула, когда поняла, что до такси тащиться еще футов шестьсот. Слава Богу, хоть Рэй меня не преследует. И, надеюсь, никто из соседей не снимает на телефон этот позор.

Коленки обдувал прохладный ветерок. Плечи замерзли. Я обхватила себя руками, держа в каждой из них по туфле, но это не помогло мне согреться. Села в первую попавшуюся машину и облегченно выдохнула. Таксист с сомнением покосился на меня. Я подняла ладонь.

– Ничего не спрашивай. Просто отвези меня быстрее домой.

Назвала адрес своей съемной квартиры и молча смотрела в окно. Чуть не уснула по дороге. Не удивительно. Еще немного времени, и пройдет ровно двадцать четыре часа с момента моего пробуждения.

Войдя в квартиру, я раздевалась по пути в ванную, оставляя за собой дорожку из одежды. Теплые струйки водопроводной воды помогали остудить рассудок и утихомирить тот внутренний накал, который подгонял меня сбежать из квартиры Рэя. Я взбивала шампунь в пену и невольно вспоминала, как его пальцы путались в моих волосах. Смывала с себя мочалкой его запах и липкий слой пота. Сжала зубы, стараясь как можно быстрее закончить водные процедуры и лечь спать, ни на что не отвлекаясь. Постель дружелюбно приняла меня в свои объятия, и я уснула моментально, напрочь позабыв про будильник.

Меня разбудил беспощадный вопль телефона, и в первый момент хотелось жестоко убить звонившего. Потом я проморгалась, посмотрела на часы на стене и присвистнула. Полдень.

Я отлежала руку и теперь, с трудом ею шевеля, пыталась нащупать на тумбочке свой смартфон. Взглянула на экран, ответила:

– Доброе утро, Эшли.

– Очень смешно.

Невольно хихикнула, услышав ее хрипловатый голос. Представляю, как ей сейчас плохо.

– Ты еще дома? – спросила она. – Собираешься в центр?

– Да… Где-то через час.

– На машине? Заедешь за мной? Боюсь, после выпитого вчера мне не стоит садиться за руль. Меня до сих пор потряхивает.

– Конечно. Собирайся, скоро буду у тебя.

Я нажала «отбой» и снова хихикнула. Алкоголь и Эшли были несовместимыми вещами. Ей достаточно было пары бокалов даже слабого алкоголя, чтобы умирать после этого неделю.

Прежде завтрак обычно готовила Кайли. Не то чтобы я не умела готовить, просто мои блюда не отличались разнообразием и изыском. Наспех соорудив сэндвич с ветчиной и сыром, я запихнула все это себе в рот, запила горячим кофе без сахара и принялась приводить себя в порядок.

Плохой идеей было лечь спать с мокрыми волосами. Теперь мне же расплачиваться за собственную лень. Легкий макияж, конский хвост и несколько кусочков лейкопластыря на ноги – и вот я снова полноценный человек. Не считая кругов под глазами.

Проходя мимо зеркала, я задержала взгляд на собственной шее, и кадр за кадром события минувшей ночи пробежали перед глазами.

– Твою ж мать…

Я отогнула воротник домашнего топа и громко цокнула. На шее над ключицей сиял неслабый такой фиолетовый засос. Должно быть, вчера я была не в том состоянии, чтобы его заметить, а теперь и вовсе пребывала в шоке. Принялась перерывать шкаф в поисках водолазки или какой-то другой одежды, способной спрятать от Кайли и Эшли эту красоту.

По дороге к центру я заехала в один из офисов курьерской доставки и отправила кроссовки Рэя в недолгое путешествие по его же адресу. Почему-то я хорошо запомнила, где он живет.

Заехала за Эшли. Она говорила мало, была вялой, тихой и немного заторможенной. Мне было искренне жаль ее, когда она села над бумагами и всеми силами пыталась сосредоточиться, но ничего не выходило. Как мало надо сделать для того, чтобы выбить ее из колеи.

Через час к нам присоединилась сияющая Кайли. Она уже успела побеседовать с подопечными центра и начать работу с ними. Эшли вышла встречать очередную партию стройматериалов для новых корпусов, а мы с Кайли остались вдвоем в ее кабинете. Я пыталась разобраться в бумагах, которые не поддались Эшли, а Кайли то и дело бросала на меня любопытные взгляды. Я долгое время пыталась игнорировать их, но, в конце концов, сдалась. Оторвалась от бумаг и прямо взглянула на подругу.

– Что?

– Что? – с деланным удивлением переспросила блондинка.

– Ты что-то хочешь мне сказать?

– Нет. Ничего, – она деловито принялась перекладывать листы из одной стопки в другую.

– Кайли, ты же видишь, что эти листы чистые? Зачем ты их сортируешь?

Подруга посмотрела на меня. Отвела глаза и сдвинула брови вверх. Я вздохнула.

– Я вижу, что ты хочешь что-то сказать. Говори уже, пока мозги не закипели.

Она затараторила и принялась активно жестикулировать:

– Ну, во-первых, прости, что вчера ушла, не предупредив. Это была не моя идея, хотя и, прямо скажем, неплохая…

– Простила. Дальше.

– А во-вторых… – она поставила локти на стол и с интересом наклонилась ко мне. – Как тебе Рэй?

Видимо, на моем лице отразилось что-то не слишком приятное, потому что Кайли тут же продолжила:

– Прости, мы специально хотели оставить вас с ним наедине, чтобы вы могли узнать друг друга поближе.

Да уж, узнали. И гораздо ближе, чем ты думаешь.

– Как он тебе? – снова спросила девушка.

– Ну… Он… Симметричный.

Кайли опешила. Похлопала глазами и снова посмотрела на меня, нахмурившись.

– Странная характеристика.

– Нормальная. Некоторым как раз этого и недостает.

– Ну если ты так считаешь… Вам удалось поговорить?

– Немного.

– О чем говорили?

Жаждущий подробностей внешний вид Кайли вызывал во мне непреодолимое желание что-нибудь кому-нибудь сломать.

– Он… Сказал, что он – сержант. И что… ответственный.

– И все?

– Все.

Кайли задумалась, а я всем видом демонстрировала равнодушие.

– Долго вы еще там были?

– Нет. Ушли почти сразу после вас.

– Но он ведь не бросил тебя одну? Отвез домой?

– Да. Отвез.

Не буду уточнять, к кому именно домой он меня отвез.

– Мне кажется, ты ему понравилась, – промурчала Кайли. – Хотя нет, не кажется. Это же очевидно. Он с тебя глаз не сводил весь вечер.

Надо же, заметила все-таки.

– Ты преувеличиваешь.

– Смеешься? Не говори, что не видела. Надо быть наглухо слепым, чтобы не заметить.

Еще вчера я думала, что подавляющее большинство нашей компании страдает от этого недуга.

– И еще он спрашивал о тебе, когда ты отлучилась, – с улыбкой добавила настырная подружка.

– Почему ты решила, что мне важно все это знать?

– А тебе не важно?

– Нет.

Кайли снова немного помолчала, потом заговорила заметно поникшим голосом:

– Жаль. Я уверена, у вас могло бы что-то получиться. Марк сказал, он хороший парень.

– Кайли, мне не нужны отношения ни с хорошим парнем, ни с плохим. Спасибо за заботу, но попрошу вас больше не вмешиваться.

– Брук, всем нужны отношения.

– Я – не все.

– А кто ты тогда? Киборг? Железный дровосек?

– Разговор окончен, Кайли. Извини, я хотела зайти к Дженнифер, – я поднялась со стула и под пристальным взглядом подруги вышла из кабинета.

Месяц назад к нам в центр поступила девушка, Дженнифер Тейлор. Как раз тогда, когда произошла вся эта история с Нелеем и его флешкой. Я вернулась к Эшли и познакомилась с этой девчушкой. Она младше меня на семь лет. Наивная, добрая, с раскуроченной душой. Помимо душевных терзаний, на ее долю выпало еще и физическое страдание. Целый букет хронических заболеваний вынуждает ее ежедневно проглатывать пригоршню таблеток и микстур.

Усилиями Кайли, нам почти удалось вытянуть ее из мрака и беспросветного отчаяния после смерти родителей и всех тягот, с этим связанных. Кайли сказала, что раны еще затягиваются, и что процесс этот длительный, но сейчас Дженнифер на верном пути.

– Привет, – я приоткрыла дверь в ее комнату, и на лице Джен тут же расцвела улыбка.

– Привет! Заходи скорее.

Мы тепло обнялись, и я села на небольшую софу рядом с Джен.

– Кайли уже заходила к тебе?

– Да. Мы побеседовали с ней. Мне она понравилась. Все-таки видео это одно, а чувствовать человека вот так, рядом – совсем другое.

– О видеосеансах теперь можно забыть. Кайли остается здесь. Надеюсь, так всем будет лучше.

– Это отличная новость, – Дженнифер вдруг замахала руками перед собой. Я редко видела ее настолько воодушевленной. – У меня есть еще одна новость. И тоже хорошая.

– Да? Какая? – я искренне улыбнулась. Да, такой Дженнифер я еще не видела и мне она нравилась.

– Звонил Кристофер. Он сказал, что достал лекарства. Весь курс.

– Это же… Это замечательно, Джен!

Мы снова обнялись, деля радость друг с другом.

– Где он взял деньги? Ты же говорила, они очень дорогие.

–Да… – Джен опустила глаза и заметно сникла. Нервно убрала волосы за ухо. – Он… он не сказал мне, когда я задала ему этот вопрос. Я боюсь, Брук. Боюсь, что он не сказал мне что-то важное. А что, если он их… украл или… Я не знаю…

– Знаешь, что… – я взяла ее ладонь в свои и посмотрела в глаза. – Давай будем верить в лучшее. Твой брат – хороший человек. Так?

– Хороший. Очень хороший.

– А хороший человек не стал бы делать ничего плохого.

Девушка всхлипнула и снова опустила глаза.

– Ради меня стал бы…

– Джен… – я прижала к себе ее голову и покачивала из стороны в сторону. – Он любит тебя, заботится о тебе. Крис прекрасно понимает, насколько тебе важны эти лекарства. Но еще лучше он понимает, что и ты его любишь. Что он важен тебе, нужен. И что тебе придется сложно без него. И рисковать собой это… Глупо, понимаешь?

– Понимаю.

– Вот. Я уверена, что Крис тоже это осознает.

– Я просто обязана вас познакомить, – буркнула она.

Я рассмеялась внезапной перемене темы.

– Познакомишь. А сейчас, отдыхай. Мне надо еще кое-что закончить.

Дженнифер улыбнулась. Прежнее веселое состояние снова вернулось к ней, а я вернулась к Кайли. Она сидела с Эшли в кабинете, обе пили чай. Горячий пар змеился над чашками и наполнял комнату ароматом черной смородины и мяты. Эшли, кажется, пришла в себя и весело о чем-то щебетала. Когда я вошла, обе обратили внимание на меня.

– Как Дженнифер? – спросила с интересом Эш.

 

– Хорошо. Она сказала, что брат достал для нее лекарства.

– Вот это да. Они же стоят сумасшедших денег.

– Мхм…

– Сколько же кругов ада ему пришлось пройти, чтобы это сделать. Мда… Мне бы иметь такого брата, – мечтательно протянула Эшли, подперев щеку рукой.

– Эй, а мы? Не в счет? – я с показной досадой ткнула пальцем в нас с Кайли и улыбнулась.

– Да, вы покруче всех братьев. Будешь чай?

– Буду.

Эшли принялась колдовать с чайником и заваркой. Я взяла со стола папку и принялась махать ею перед лицом, как веером. Подруга поставила чашку на стол передо мной и спросила, пихлебывая из своей:

– Ты чего так тепло оделась сегодня? На улице пекло всю неделю.

– Горло с утра першило. Наверно, продуло под кондиционером.

– Поэтому ты решила пропотеть, чтобы тебя снова продуло? Странная логика.

– Просто не рассчитала.

– Там в шкафу есть футболки для волонтеров. Можешь…

– Не надо! Спасибо, Эшли. Все отлично.

Я молча допила чай, разогрев свое нутро до температуры жидкой лавы, и засобиралась домой.

– Ты отвезешь меня в город? – спросила, поднимаясь вслед за мной, Кайли. – Хочу собрать кое-какие вещи в квартире и перевезти… к Марку.

Она подняла брови, ожидая критики от меня. Но я улыбнулась ей и махнула головой.

– Поехали. Но только при условии, что я буду подружкой невесты на свадьбе.

Кайли шутливо закатила глаза.

– И ты туда же? Брук, ну какая свадьба!

Я сложила руку ей на плечо и повела к выходу, кивнув Эшли в знак прощания.

– Самая обыкновенная. С кольцами, голубями, лошадьми и фейерверком.

– То есть такая в твоем представлении идеальная свадьба?

– Это первое, что пришло, в голову.

– Я запомню и, когда нужно будет организовывать твою…

– Я же тебе сказала…

– На зарекайся, Брук. Ох, не зарекайся, – Кайли хитро захихикала, обняла меня в ответ, и мы пошли к машине.