Za darmo

До завтра, Джим!

Tekst
20
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 11.

Яркий свет больно резал глаза. Грудная клетка ныла и отдавала болью при малейшей попытке пошевелиться. Мардж попыталась приподнять голову, но тут же поняла, что это было глупой затеей. Ей на лоб мягко опустилась рука, и знакомый голос защебетал:

– Лежи, милая, лежи. Тебе пока нельзя вставать.

Мардж с усилием повернула голову в сторону сестры.

– Лили? – с трудом произнося слова, сказала она. – Что произошло?

В глазах Лили стояли слезы. Она начала сбивчиво объяснять произошедшее:

– Ты попала в аварию… Какой-то парень на пикапе подрезал тебя и ты чуть не улетела с моста. Маааардж…

Громко всхлипнув, она кинулась и обвила руками шею сестры. Марджори поморщилась от боли. Подбородок Лили затрясся и она заплакала.

– Я думала… я думала ты умерла, когда приехала туда… Твоя машина буквально висела на краю моста… Ещё немного и.... – Лили закрыла ладонями лицо, пытаясь задушить рыдания. В груди Марджори заболело сильнее от вида плачущей сестры.

– Лили, – Марджори скользнула ладошкой по спине сестры, желая хоть немного успокоить её.

– Мне позвонили из скорой, – как будто действительно немного успокоившись, Лили оторвалась от сестры и стояла рядом, держа её за руку. – Они набрали последний номер из журнала звонков. Я сразу приехала.

– Врач уже был?

– Да, приходил. Сказал, что тебе нужно сделать рентген и ждать, когда ты придешь в себя, – ласково глядя на Мардж, сестра отодвинула с её лба прядь волос. – Как ты?

Марджори поморгала, пошевелила руками и ногами. Все еще болела голова и грудь. Немного подташнивало. Остальное, кажется, было цело.

– Грудь болит и голова, а так…

В палату вошла медсестра, помогла Марджори сесть в кресло и отвезла ее на рентген. Лили уже окончательно успокоилась, когда Марджори снова вернулась в палату. Ей самой стало значительно легче.

Девушки беседовали друг с другом. Марджори рассказывала о том, что случилось в офисе, а Лили сердито хмурилась и сжимала кулаки.

На фоне произошедшего на мосту, ситуация в офисе казалась пустяковой. Мардж даже захотелось улыбаться, вспоминая перекошенное лицо Чедвика и то, как он гневно брызгал слюной, чувствуя, что какая-то девчонка уделала его перед всем отделом. Пусть и поплатилась за это работой.

Открылась дверь, и в палату вошёл приятный мужчина в белом халате. Лили соскочила со своего места и хлопала глазами, ожидая его слов. Мужчина подошел к Мардж, заглянул в историю болезни и перевел взгляд на девушку.

– Мисс Коско, как вы себя чувствуете? Я – ваш лечащий врач, доктор Ридли.

Мардж почувствовала, как всё её тело накрыла плотная волна холода, пальцы на руках занемели. Она открывала и закрывала глаза, не в силах отвести взгляд от врача. Мужчина качнул головой и снова посмотрел в бумаги. Достал снимок.

– Что ж… Рад сообщить, что внутренних повреждений у вас нет, ваши ребра целы, череп тоже. Есть довольно приличная гематома на груди от ремня. Я выпишу вам мазь и синяк скоро рассосётся.

Марджори молча следила за его ртом, ловя каждое слово. Смотрела, как его твердая рука что-то писала в планшете.

Доктор Ридли коснулся пальцами её запястья и посмотрел на часы. Девушка вздрогнула, хотела было отдёрнуть руку. Мужчина слегка нахмурил брови и улыбнулся краешком рта. Марджори невольно сглотнула, увидев ямочку на его щеке. Небольшая щетина делала ещё более привлекательной четкую линию его подбородка. Русые волосы небрежно спадали на лоб, добавляя озорства серьёзному облику врача.

Мужчина выгнул бровь, отсчитав 15 секунд и прикинув пульс, что-то записал в карте. Он достал из кармана фонарик, сел на край кровати Мардж и немного наклонился к ней. Девушка инстинктивно отпрянула. Доктор Ридли усмехнулся, опуская руки:

– Мисс Коско, у меня сложилось впечатление, что вас впервые осматривает врач. Это так?

Марджори помотала головой. Глядя в круглые глаза девушки, он пояснил:

– Я хочу проверить рефлексы. Вы сильно ударились головой. Я должен удостовериться, что всё в порядке.

Марджори стыдливо кивнула и села ровно. Луч фонарика заставил её немного прищуриться. Сердце стучало, как сумасшедшее, вся кровь отлила куда-то к ногам, и всё, что она видела сейчас перед собой – внимательное лицо врача, который своими блестящими зелёными глазами высматривал что-то в её зрачках.

Марджори испытала физическое облегчение, когда доктор Ридли поднялся и отошёл на шаг назад. Он несколько секунд что-то писал, затем протянул Мардж листок бумаги.

– У вас небольшое сотрясение. Ничего страшного, скоро тошнота и головокружение пройдут, но пару дней вам лучше побыть в клинике. Вот препараты, которые я рекомендую вам принимать после выписки. Там есть успокоительное. Вероятно, от стресса, пульс у вас высоковат.

Марджори неуверенно взяла протянутую бумажку и кивнула.

– Если будут вопросы, медсестра подскажет, где меня найти. Выздоравливайте, – улыбнулся доктор Ридли, снова демонстрируя ямку на щеке, кивнул девушкам и вышел.

Лили медленно приблизилась к постели сестры, вытащила из её безвольной руки бумажку, коротко взглянула на назначение и снова посмотрела на сестру. Та замерла, уставившись на дверь. Лили наклонилась к ней.

– Что с тобой? Ты как будто приведение увидела.

Мардж растерянно наклонила голову.

– Почти…

– Мардж… Ты меня пугаешь.

Марджори стиснула пальцы в замок и подняла взгляд на Лили.

– Это был Джим, – прохрипела она.

Лили поводила глазами, задержала взгляд на двери и снова вернулась к сестре, удивлённо приподняв бровь.

– Это был доктор Коул Ридли…

Мардж легонько стукнула ладошками по кровати.

– Не понимаешь? Это был МОЙ Джим! Тот самый, с которым ты уговаривала меня встретиться последние две недели! Его голос…

На лице Лили появилось понимание, и она открыла рот, удивлённо глядя на сестру.

– Ты… почему… – блондинка растерянно протянула руку к двери и тут же возмущенно надула щеки. – Ты почему ничего ему не сказала?

– Потому что я не хотела с ним видеться. И сейчас не хочу.

– Ты точно ударилась головой. И в твоей голове сейчас каша. Потому что говорить такую ерунду может только человек с кашей в голове, – потирая пальцами лоб, сказала Лили. Затем, подняла голову и почти крикнула: – Мардж, скажи ему!

– И не подумаю, – уверенно покачала головой Марджори. – Более того, я сию секунду отсюда ухожу.

– С ума сошла?! У тебя сотрясение.

– Хорошо, что не перелом. Такси вызвать смогу.

– Он тебе не понравился?

Марджори молча жевала губу, глядя куда-то в сторону. Лили вспыхнула:

– Я же вижу, что понравился! Марджори, если ты не скажешь ему, это сделаю я.

Блондинка загородила собой дверь, сложив руки на поясе и с вызовом глядя на сестру. Марджори разозлилась, глаза налились от возмущения:

– Не смей! Если ты это сделаешь, то больше никогда меня не увидишь. Я сменю номер и перееду в другую квартиру. Я не шучу.

Лили опешила:

– Ты готова отказаться от меня ради своих дурацких принципов?

– Не готова. Но сделаю это. Ты знаешь, я никому не позволю решать за меня, как мне жить и что делать.

Лили молча смотрела на неё, не зная, что сказать.

Чересчур твёрдым тоном Марджори спросила:

– Ты отвезёшь меня домой или мне ждать такси?

– Отвезу.

Голос Лили был холодный, с нотками разочарования. Она угрюмо кивнула и потянулась за сумкой.

До самого дома Мардж девушки ехали в молчании. Лили стискивала пальцы на руле так, что костяшки побелели. Она бросала короткие взгляды на Мардж, которая задумчиво уставилась в окно.

– Ты пока можешь взять мою машину, – снова завела разговор Лили. – Мне выдали служебную, так что… Пока не решишь, что делать с твоей…

Марджори поморщилась, вспоминая скорость, на которой она въехала в ограждение моста. Что-то внутри подсказывало, что восстановить транспортное средство будет очень, очень сложно. Она благодарно кивнула.

– Спасибо, это будет кстати.

У подъезда дома девушки наскоро простились, и Мардж вошла в дверь, провожаемая взволнованным взглядом Лили. Войдя в квартиру, девушка первым делом задернула шторы. Вечернее солнце палило нещадно. Голова кружилась и Марджори медленно опустилась на диван, бросив смартфон на стол перед собой. Она не заметила, как задремала.

Спустя час, её разбудила вибрация телефона. Сонными глазами она взглянула на экран и внутри заболело сильнее. Джим.

Она вспомнила серьёзные глаза доктора Ридли, его теплые пальцы, ямочку на щеке, его парфюм – смесь амбры и пачули… Сглотнула и помотала головой.

– Прости, Джим… Я не могу.

Девушка положила телефон на стол и закрыла глаза. Ещё несколько секунд экран светился и жужжал. Мардж прижимала основания ладоней к глазам и шепнула снова:

– Не могу…

Следующие пару дней Марджори провела дома. Она старалась не выходить на улицу и почти ни с кем не говорила. Лишь однажды ответила Лили, потому что та набирала её номер уже в сотый раз.

Джим звонил каждый вечер. С ним Марджори не говорила. Как и с Кетти. И с Клэр.

Она целыми днями смотрела невидящим взглядом какие-то глупые сериалы, не сильно вникая в смысл. Курила. Иногда пила.

_______________________

Марджори проснулась от того, что почувствовала аккуратные прикосновения к своей щеке. Махнула рукой.

– Джим, перестань.

Прикосновения стали настойчивее.

– Если ты не прекратишь, мы поссоримся.

Она снова попыталась отмахнуться от настойчивого ухажера, но ничего не вышло. Девушка зарычала и поднялась с кровати.

– Ну держись, усатая морда! Ты допрыгался!

Серый комок шерсти радостно спрыгнул с её груди и начал крутиться у миски. Взгляд Марджори тут же сменился с ворчливого на виноватый.

– Я опять забыла тебя покормить… Не повезло тебе с хозяйкой, да, Джим?

Она насыпала в миску корм, присела на корточки и погладила по спине урчащее животное. Налила себе кофе, села за стол, открыла ноутбук и начала смотреть вакансии в интернете.

 

– Менеджер… нет, к черту на рога катайтесь сами… Связи с общественностью, оклад… график…

Без особого энтузиазма, Марджори отправила резюме в пару мест и закрыла крышку компьютера. Голова почти не болела, да и в целом девушка чувствовала себя заметно лучше. Даже подумала о том, чтобы прогуляться в парк. Она забралась с ногами на диван, обняла колени и посмотрела на кота.

– Что со мной не так, Джим? – помолчала она, словно ожидая от животного внятного ответа на свой вопрос. – Почему я не могу жить, как все нормальные люди? Не знаешь? Вот и я не знаю.

Девушка вздохнула, посмотрела на смартфон на столе и в следующую секунду вздрогнула от звука дверного звонка.

Глава 12.

Марджори грязно выругалась на звонившего в такую рань в её двери гостя. Пока она шла, настойчивый посетитель перенес свой пыл от звонка к дверному полотну и теперь колотил, что было сил.

– По голове себе постучи, умник, – крикнула Мардж человеку снаружи. Она распахнула дверь и едва не упала от налетевшей на нее Лили.

– Ну наконец-то! – ввалилась в квартиру сестра.

– Лили, что ты здесь делаешь?

– Приехала делать из тебя человека. Посмотри на себя! В чем ты ходишь?!

Марджори опустила взгляд на любимую футболку и с обидой подняла глаза на сестру.

– Это моя любимая футболка.

Лили прошмыгнула на кухню, махнув рукой.

– Да бог с ней, с футболкой. Ты четвертый день сидишь дома. Ты ни с кем не говоришь. Так нельзя! – она сурово взглянула на Марджори, загибая пальцы. – Ты не отвечаешь на мои звонки, сообщения. У тебя есть совесть, Мардж?

– Не уверена, – ответила Марджори, наливая воду в чайник.

– Ёрничаешь? А я вот уверена, что совести у тебя нет! Да, да! Я за неё переживаю, а она в ус не дует.

Марджори устало провела рукой по волосам:

– Лили, у меня всё хорошо. Зря ты волнуешься.

Нагревательный диск в чайнике зашумел, вода забурлила, словно отражая эмоции Лили в этот момент.

– О, я вижу, КАК у тебя все хорошо, – Лили подошла к сестре и заключила ее в кольцо из собственных рук.

«Утешающие объятия» – самовольно прозвучал голос Джима где-то в подсознании. Марджори внутренне напряглась. «Да чтоб тебя», – стиснув зубы выругалась она про себя.

Лили немного отстранилась и с тревогой заглянула в лицо Мардж.

– Милая, я же вижу, что тебе плохо… Поделись со мной. Ведь я тебе не чужая.

Марджори с выдохом села на стул. Безвольно опустила руки на колени. Лили терпеливо стояла рядом и ждала. Когда девушка подала голос, то сама его не узнала. Глухой и безжизненный.

– У меня сейчас такое чувство, что из меня вытряхнули душу, взбили ее в шейкере и засунули обратно… Я не знаю, что будет дальше, Лили…

– Этого никто не знает, милая…

– Да, просто…

– Почему ты не хочешь позвонить Коулу?

Коулу… Так Мардж его ещё не называла.

– Ты с ним говорила? – тихо спросила Лили и заглянула ей в лицо.

Марджори покачала головой, рассматривая свои пальцы.

–Я не могу… Он ведь… Это как если бы он видел меня голой… Не буквально, но…

– Да буквально тоже видел…

Марджори подняла на сестру ошарашенный взгляд и взволнованно протянула:

– Лили?

– Что? – блондинка в ответ невинно распахнула глаза. – Он осматривал тебя после аварии, пока ты была без сознания… Он врач, если ты забыла. Мне надо было запретить врачу выполнить свою работу?

Марджори спрятала лицо в ладонях и качала головой:

– Вот об этом я и говорю, Лили… Он знает обо мне буквально все. Я знаю о нем не меньше и это… странно, понимаешь? – она, сдвинув брови домиком, смотрела на сестру, словно ища поддержки своим словам. – В обычной жизни люди не стремятся рассказать о себе столько. А с ним получалось что-то вроде… исповеди. Я точно знала, что мы никогда не увидимся, а теперь…

– Не хочешь, не говори ему, что знаешь, кто он. Продолжай общаться, как ни в чём не бывало.

– Я не смогу… У меня такое чувство, что он видит меня насквозь… И перед глазами теперь стоит этот… доктор Ридли…

– Почти блондин, кстати, – несвоевременно подметила Лили. – И с плечами я угадала.

Марджори продолжила, не заметив её реплики:

– Я не смогу ему врать, – она грустно усмехнулась и опустила глаза. – Я с самого начала знала, что эта игра ненадолго. Сейчас это всё пришло к своему логическому завершению.

– Всё равно, я не понимаю, почему нельзя попытаться. Встретились, не понравилось, разошлись и забыли… Чего ты боишься?

– С ним… – Мардж нервно обхватила себя руками. – Лили, с ним я становлюсь слабой… Он дёргает за какие-то ниточки, и мне хочется плакать, смеяться, собирать цветы… Это уже не я, понимаешь?

– А ты что, арм-рестлер? Человек может совмещать в себе несколько ролей, ты в курсе?

– Не тот случай.

– Ошибаешься, – отрезала блондинка, уперев ладони в стол. – Ты можешь оставаться властной стервой на работе, сколько влезет. А потом возвращаться домой и становиться послушной кошечкой.

– Лили, так не бывает.

– У тебя на любой мой довод находится контраргумент. Но меня не обманешь, милая. Я слишком хорошо тебя знаю. Ты просто струсила! Признайся в этом хотя бы самой себе

Марджори притихла и смотрела в пол. Лили продолжила мягче:

– Я действительно считаю, что тебе стоит попробовать.

Мардж в ответ покачала головой.

– Я не уверена, что ему это нужно. Он ни разу не говорил об этом. Его, так же, как и меня, устраивало все в том виде, в каком было.

Лили задрала голову вверх и зарычала:

– Марджори, ты самая непробиваемая из всех людей, которых я когда либо встречала! К тебе же страшно подойти без оружия. Того и гляди вцепишься в лицо своими когтищами. Скажи, что бы случилось, если бы он предложил тебе встретиться, мм? – она сделала секундную паузу, ожидая ответа от Мардж и, не дождавшись, заговорила резче. – Да ни хрена бы не случилось! Совсем! Вообще ни хрена! Ты бы засунула голову в панцирь и сидела бы, как и сейчас, игнорировала его звонки.

Мардж скривилась от правдивости слов сестры.

– Ты сама говорила, что он читает тебя, как открытую книгу. Думаешь, это ему прочесть не под силу? – еще одна пауза и Лили вопросительно подняла брови. – А вот сейчас он сидит и недоумевает, что произошло, и почему ты его игнорируешь… Но Марджори Коско – женщина-загадка. Вернее не так, Марджори Коско – женщина-проблема со стойкой аллергией на счастье.

– Лили! – не в силах больше терпеть, крикнула Марджори в попытке остановить поток брани.

– Я сказала правду, – не желала уняться сестра. – Так что имей совесть хотя бы признать, что ты трусиха! Позвони и скажи ему, что ты струсила. Ты же привыкла быть честной с ним? Ты готова убить любого, кто пытается решать за тебя, как тебе жить. И сейчас решаешь за него, как ЕМУ жить и что чувствовать. Думаешь, это справедливо?

Лили, раскрасневшаяся, махала руками, стоя посреди кухни. Она опомнилась и замолчала, когда встретилась с виноватым взглядом Мардж. Та, ссутулившись, сидела на стуле и пыталась изобразить подобие улыбки.

– Извини, я… – шагнула Лили к ней навстречу. – Наверно, не стоило всё это говорить сейчас…

Уже жалея о сказанном, она потрепала Марджори за плечо, снова восстанавливая зрительный контакт.

– Мы увидимся в выходные? Боюсь, дольше сдерживать Клэр у меня не получится. Так что отмазываться от неё тебе придется самой.

Мардж улыбнулась и обняла сестру:

– Увидимся. В «Тако»?

– В «Тако», – Лили сунула руку в сумку и, бряцая металлом, выудила оттуда ключи. – Держи. Привезла ключи от своего купера. И я еще кое-что забрала из салона твоей машины.

Во второй руке она держала фирменный пакетик из магазина нижнего белья. Мардж с улыбкой забрала свою покупку.

Девушки простились, и Лили пружинистой походкой спустилась вниз по лестнице. Она помахала рукой Мардж, послала воздушный поцелуй. Марджори слабо улыбнулась сестре и присела на подоконник. Она прикурила сигарету и смотрела на улицу, медленно выпуская дым. Затем взяла в руки смартфон, открыла телефонную книгу. Задержала взгляд на имени. «Джим». Коул Ридли.

– Ты права Лили, чертовски права. Мне, действительно, страшно.

Мардж отложила телефон в сторону, докурила сигарету, затушила её в пепельницу и скрылась за занавесками.

Спустя пару часов, заголосил домофон. Марджори медленно подошла к двери и сняла трубку.

– Кто? – девушка удивленно выгнула губы. – Вот так сюрприз… Входи.

Она нажала на кнопку и открыла дверь. Спустя минуту, на её пороге стоял мужчина с широкой улыбкой.

– Чем обязана?

– Это так ты встречаешь шефа? – дружелюбно подмигнул Маркус.

Марджори закрыла дверь и подняла вверх указательный палец.

– Бывшего шефа, Маркус, бывшего.

Мужчина хитро улыбнулся и прошел за ней на кухню.

– Виски?

– Нет, спасибо. Я за рулем.

– Тогда кофе?

Мужчина кивнул, сел за стол, а Мардж открыла кухонный шкафчик в поисках нужной банки с кофе.

– Марджори, мне жаль, что так получилось с тобой…

– О чем конкретно ты жалеешь?

– Обо всем. Но сейчас я имею в виду аварию.

Девушка кивнула и шеф продолжил:

– Мы все были напуганы, когда твоя сестра сообщила… Я рад, что всё обошлось.

– Я тоже…

Маркус сложил на стол локти и прищурился.

– Ты… не говорила ни с кем из коллег с тех пор?

Мардж качнула головой. На лице Маркуса появилась улыбка. Он улыбался так широко и искренне, что девушка нахмурилась.

– Ты чего улыбаешься, как чеширский кот? Вроде, не весна.

– Я вот даже готов пропустить мимо ушей все твои остроты.

– Чего вдруг?

Маркус довольно посмотрел на неё.

– Да потому что ты даже не представляешь, что сделала…

Мардж молчала, внимательно глядя на него, прихлебывая кофе.

– Когда ты ушла, ко мне пришла Кетрин. Я её такой ещё никогда не видел. Глаза горят, руками машет, как мельница. Ей бы дать в руки флаг, она бы на рейхстаг влезла. Она собрала сотрудников в зале и начала втолковывать им об их правах, об обязанностях, о ценностях дружбы и взаимоподдержки… Томас и Чарли первыми её поддержали. А потом и все остальные. Кетрин собрала со всех заявления об уходе и отнесла их Чедвику. Сказала, что если он сделает то, что задумал, весь отдел уволится, предварительно уведомив правление компании. Я думал, офис такого не выдержит. Гарри орал, как полоумный. Но ты бы видела Кетти. На ее лице ни один мускул не дрогнул. Маленькая, на две головы ниже Гарри, а какой стержень. Достойную преемницу ты себе воспитала, Мардж.

Марджори хлопала глазами, пытаясь представить робкую Кетрин в образе воительницы. Да. Могла. Девушка искренне восхитилась коллегой и расхохоталась:

– И что Гарри?

Маркус пожал плечами:

– Пришлось смириться. Как итог – он все таки отправил наш проект в оргкомитет конкурса. С сокращением штата повременит до обнародования результатов… А там, возможно, это и не потребуется. И… ты возвращаешься в штат. Без испытательного срока. Кетти это озвучила, как главное условие.

Марджори с улыбкой помотала головой и снова рассмеялась.

– Как?

– Вот так. Когда врач разрешит приступить к работе, возвращайся в офис.

Марджори почувствовала, как по коже прошла рябь. Врач. Доктор Ридли. Она коснулась пальцами лба и вздохнула:

– Маркус, я… готова выйти уже завтра.

– Меня радует твое рвение, но давай ты сперва придешь в себя.

– Уже пришла. Я в норме, честно. Сидение в четырех стенах меня убивает.

Она состряпала милую рожицу и шеф рассмеялся, махнув рукой.

– Спорить с тобой, всё равно что учить играть на рояле глухого…

Он поднялся со стула и направился к двери.

– Надо ехать. В отличие от тебя, я не на больничном. Жду завтра.

– До завтра, Маркус.

Она закрыла дверь за мужчиной и улыбнулась:

– Ну вот жизнь и начинает налаживаться.

«До завтра», – назойливым эхом произнес внутренний голос.

Мардж мотнула головой и открыла шкаф. Привычная одежда казалась скучной в такой день. Ее взгляд упал на синее платье…

– Это, пожалуй, подойдет.

___________________

Марджори крепко сжимала руль миникупера, четрыхаясь про себя. Нет, это не её любимая Тойота. Решив не портить себе настроение, Мардж включила радио. Почему-то хотелось подпевать Scorpions:

– We go hey you live now, Catch your luck and play…

Кетрин едва не снесла девушку с ног, стоило Марджори выйти из лифта.

– Мардж, я так рада! Как ты себя чувствуешь?

– Только что чуть было не заработала еще одно сотрясение, но…

Кетрин рассмеялась и снова обняла её. Отстранившись после теплых, дружеских объятий, Мардж заглянула в лицо рыжеволосой.

 

– Кетти, я… хотела сказать спасибо. Маркус рассказал мне, что ты сделала…

Девушка махнула рукой.

– Ерунда. И Маркус скромничает. Он мне здорово помог в борьбе с несправедливостью.

– Серьезно?

– О, да. Я думала, он съездит Чедвику по наглой роже.

Девушки хохотали так, что не увидели подошедшего начальника. Кетрин вскрикнула и снова расхохоталась.

– Кетрин, я думал тебя напугать уже нереально, – расслабленным тоном сказал Маркус.

Мардж, смеясь обняла подругу.

– Кетти не растрачивает талант попусту.

Маркус перевел взгляд с раскрасневшейся Кетрин на Марджори и заговорил серьезнее:

– Мардж, твоя сестра отпросила тебя с обеда. Она сказала, что позвонит и сама тебе всё объяснит.

– Л-ладно…

– А до обеда работаем, – Маркус подмигнул девушкам, и они разошлись по рабочим местам. Чуть позже позвонила Лили и просто умоляла Мардж помочь ей сегодня выбрать платье для свидания с Чарли. После десяти минут уговоров Марджори сдалась и обещала заехать за Лили к часу.

В начале первого Мардж спустилась на лифте на подземную парковку. Кетти вызвалась проводить ее. Девушки обнялись, и Мардж с интересом заметила, как за такой короткий срок они сумели подружиться. Простились, и Марджори, гулко цокая каблучками, подошла к куперу, открыла дверь и в следующую секунду вздрогнула всем телом от знакомого голоса у себя за спиной.

– Мне нужно научиться ходить по воде, чтобы ты со мной поговорила?