Za darmo

До завтра, Джим!

Tekst
20
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 5.

Через пару гудков в трубке раздался знакомый голос:

– Снова проигрываешь?

– С треском, – неожиданно для себя улыбнулась Мардж.

– Но ты не расстроена. Хороший день?

– В общем и целом. Хотя с утра я поссорилась с сестрой.

– Из-за чего? – спросил Джим, и Марджори закусила губу.

– Из-за куртки моего бывшего.

– Она претендовала на неё, и ты отгрызла ей руки?

Девушка засмеялась и мужчина в трубке улыбнулся.

– Она хотела ее выбросить.

– Ты дала ей это сделать?

– Нет, – Мардж помотала головой, опустила глаза.

– Извини, что спрашиваю, но… давно вы разошлись?

– Полгода назад.

– И ты до сих пор хранишь его куртку? Зачем?

– Сама не знаю.

– А я, кажется, начинаю понимать.

– Поделись соображениями, сен-сей, – хмыкнула девушка.

– Когда наша жизнь меняется, это приносит сильные эмоции – положительные или отрицательные. Мы переживаем их и постепенно втягиваемся в русло новой жизни. Но иногда, эта самая новая жизнь до дрожи пугает, и человек делает все, чтобы удержаться на плаву, чтобы ничего не менять.

– Не тот случай, – тряхнула головой девушка и поджала губы. – Я сама его выгнала, пресекла все контакты.

– Но все еще топчешься на месте. Это еще хуже. Ты уже не там, но и стряхнуть с себя прошлое не можешь, держишься за него зачем-то.

– Ты говоришь, как моя сестра.

– В таком случае, я с ней согласен. Что тебе дает прошлое? – мужчина сделал паузу и ждал ответа.

Девушка задумалась. Правда в словах собеседника была, однозначно. Кое-как собрав воедино разбросанные мысли, Марджори ответила:

– Уверенность в завтрашнем дне… То есть… тогда все было просто, понятно… куда я иду, зачем. А сейчас…

– Возможно, пришло время выстраивать новые ориентиры? Прошлое на то и прошлое, что его надо научиться отпускать. Если лелеять призраков, в настоящем хорошего уж точно не жди. Куртка в данном случае просто символ, своеобразный камень, который ты собственноручно примотала веревкой к своей шее. Пока ты сама это не поймешь, не отпустишь, твоя жизнь вряд ли станет лучше.

Марджори потерла подбородок пальцем, размышляя. Села на кровати, уперев локоть в бедро.

– Как долго ТЫ отпускал свое прошлое?

Голос несколько секунд молчал. Потом так же твердо, но несколько тише, ответил:

– Гораздо дольше, чем это было нужно.

– Значит, ты понимаешь, что это сложно.

– Да, – согласился Джим. – И еще я очень хорошо понимаю, что это необходимо сделать.

– Ты давно развелся?

– Два года назад.

– И насколько сильно изменилась твоя жизнь за это время?

– Дай подумать, – ответил голос, и в динамике зазвенела тишина. – Знаешь, я не образец для подражания и…

Марджори расхохоталась и мужчина в трубке вторил ей. Чуть успокоив эмоции, девушка снова спросила:

– Ты долго был женат?

– Семь лет.

– Большой срок.

– Да, достаточный, – тихо ответил Джим.

– Не жалеешь, что все закончилось?

– Иногда. Но… это свойственно людям, правда? Мы идеализируем прошлое, нивелируем всё плохое и со временем начинаем видеть всё в другом свете.

– Может быть, – Марджори пожала плечами. – С тобой легко говорить.

– Поверишь, если скажу, что это взаимно?

– Поверю, – ответила она тише.

– Тогда до завтра, Лиза, – так же тихо отозвался голос незнакомца.

– До завтра, Джим.

Марджори нажала отбой и улыбнулась

– Да кто ты такой? – сказала она своему телефону, подняв брови и улыбаясь уголком рта.

Она вытащила сигарету из пачки, прикурила и забралась на подоконник. Солнце уже спряталось за крышей соседнего дома, и на окна плавно наползала спасительная тень.

Дверь на соседский балкон была открыта, ветер слабо трепал занавеску. Мардж задышала глубже, когда из-за занавески показался мужчина. Высокий брюнет лет тридцати пяти, с волевым подбородком, в отличной физической форме.

– Надень рубашку, парень. Не трави душу.

Мардж сказала это себе под нос, но в следующую секунду едва не упала с подоконника на пол, потому что сосед на балконе напротив её окна смотрел на неё, улыбался и… помахал рукой. Она легонько шевельнула пальцами в ответ, изобразила подобие улыбки и, спешно докурив, скрылась в своей комнате.

– Ну и чего ты струсила? – сказала она и покосилась на колышущуюся от ветра занавеску. – Облизываешься на него уже второй месяц.

Взгляд снова зацепился за коричневую кожанку в прихожей. Девушка хмыкнула.

– Камень, говоришь…

_________________________

Утром следующего дня Марджори вихрем ворвалась в отдел. Ее команда в полном составе ожидала в комнате для переговоров. Девушка с грохотом поставила сумку на стол и облокотилась ладонями о его поверхность. Обвела взглядом присутствующих и сказала на выдохе:

– Коллеги… Вчера я имела удовольствие видеть нашего горячо любимого Тони в обществе небезызвестной Кары Фейрвью. И у меня для вас две новости. С какой начать?

Коллеги в ответ хлопали глазами.

– Давай, с хорошей, – ответила за всех Кетрин.

– Хорошая. Тони теперь наверняка знает, что он говнюк, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы в сфере рекламы он больше не работал.

Марджори улыбалась самой гадкой своей улыбкой, которая в обычное время вызывала приступ паники у коллег. Однако преподнесённая новость вызвала ответную улыбку в рядах сотрудников. Каждый из них знал, на что может пойти Мардж, если её разозлить. Но сочувствовать Тони не спешили.

– Теперь второе, – продолжила девушка, обводя пристальным взглядом собравшихся. – Если такая хрень повторится, я устрою децимацию и собственноручно казню каждого десятого. Фантазия у меня изощрённая, так что счастливчики будут умирать, корчась от невыносимой боли, слёзно умоляя меня о смерти. Всем хорошего дня.

В помещении повисла тишина. Мардж широкими шагами вышла в коридор, едва не задев плечом Маркуса. Мужчина чуть поджал губы, прислонившись лопатками к стене.

– Ты же в курсе, что коллеги итак тебя не очень-то любят?

– Маркус, я здесь не для того, чтобы заводить друзей.

– В этом я не сомневаюсь, – мягко и беззлобно проговорил Маркус. – Ты выяснила, кто виноват?

Мардж кивнула и показала ему фотографию Тони и Кары.

– Что ж… Ожидаемо, – выгнул губы мужчина, отрываясь от стены.

– Больше я этого не допущу.

– Ты всем ясно дала это понять.

Босс махнул головой в сторону комнаты для переговоров, из которой только что вылетела девушка, и засмеялся. Марджори стало не по себе.

– Слушай, возможно, я и перегнула сейчас, но этот козёл ведь подставил не только тебя и меня. Он подставил всю команду и даже этого не понял.

– Я понимаю, Мардж, правда. Понимаю, что ты чувствуешь, – Маркус сделал паузу и, когда снова заговорил, его тон сменился на заинтересованный. – Покажешь новую концепцию? Кетти с утра уже все уши прожужжала о вашей работе.

Девушка улыбнулась, вспоминая пятницу, и махнула сторону своего кабинета. Она в красках рассказывала о том, что им с Кетрин удалось придумать. Конечно, пока это и рядом не стояло с тем проектом, который украл Тони, но и это было лучше, чем ничего. Когда Марджори закончила, Маркус задумчиво сидел за столом, опираясь на локти и сложив руки в замок.

– Ну? Что скажешь? – в нетерпении потирала пальцы девушка.

– Идея интересная, но.... пока что…

– Я знаю! Не забывай, что мы работали всего два дня. Завтра утром соберу наработки с команды, компилируем их и посмотрим, что из этого выйдет.

– Ладно, надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Мы здорово рискуем. И Гарри уже несколько раз спрашивал о проекте.

Тон начальника не на шутку встревожил Марджори. Она заглянула в его лицо и осторожно спросила:

– Что ты ему сказал?

– Что вы работаете. Он был в бешенстве, когда узнал о том, что проект придётся делать заново.

Маркус поднялся, застегнул верхнюю пуговицу на пиджаке и вышел, оставляя Мардж в молчаливой задумчивости.

– Мда… Только этого нам не хватало…

До конца дня девушка работала одна. Коллеги собирали идеи, чтобы завтра предоставить их на общем собрании. Мардж просматривала фотографии предыдущего проекта и стискивала зубы.

– Мы выложились на полную, сделали проект от и до, и он получился фантастическим. Как повторить это в срок вдвое меньший?

Она открыла папку с собственноручно отснятыми фотографиями и перелистывала одну за одной. На одной она остановилась и стала всматриваться в изображение. Фото пустого утреннего парка рядом с её домом. Гравийная дорожка, рассеянный туман, тени деревьев, любимая скамейка у пруда… Марджори схватила карандаш и набросала простой эскиз. Сделала несколько подписей. Работа закипела.

Взбив пальцами и без того взъерошенные волосы, Марджори посмотрела на часы и подняла брови.

– Домой! И быстро. Моё голодное животное меня не простит.

Она спешно покидала вещи в сумку, выключила компьютер и пошла на выход. Краем глаза увидела, что дверь в кабинете начальника приоткрыта. Девушка стукнула костяшками пальцев по двери и открыла её чуть шире. Маркус, стоявший спиной ко входу, тут же обернулся. Вид у него был встревоженный.

– Работаешь? – спросила Марджори, приоткрыв ещё немного дверь.

Мужчина кивнул в ответ. Девушка шагнула внутрь.

– Все в порядке?

– Да, всё хорошо. Иди домой, Марджори.

Она повела бровями и кивнула:

– До завтра, Маркус.

– Угу.

Закрыв дверь кабинета босса, Мардж всё ещё находилась в задумчивости. Что-то насторожило девушку в ненм. В этом подвисшем состоянии она добралась до машины.

Первая сигарета за последние восемь часов. Марджори любила это чувство. Она, не торопясь, выкурила сигарету до фильтра и завела двигатель. Машин на дорогах вечернего Локвуда было уже не много и ехать получалось быстро, с ветерком. На полпути смартфон издал протяжный вопль. Мардж, не глядя, ответила и поставила звонок на громкую связь.

 

– Детка, ты куда пропала? – раздался в динамике звонкий голос Клэр. – Так понравилось Джейком, что забыла о подруге?

Марджори выругалась про себя. В памяти снова всплыл тот вечер и та неловкая ситуация у дверей её дома.

– Клэр, не было ничего с Джейком.

– Вы же уехали вместе?

– Да… а потом я передумала.

Салон авто наполнился смехом Клариссы.

– Ахаха… Мардж. Ты и правда стерва, уж прости! Аха… Нельзя так с мужчинами.

– Сама знаю, – буркнула Мардж, включая поворотник.

– В выходные повторим? Надо вправить тебе мозги.

Мардж шумно выдохнула.

– Не знаю… Я скажу тебе ближе к выходным.

– Ладно. Не пропадай. Целую!

– И я.

По радио играла одна из девчачьих групп, которые в обычное время вызывали в Марджори стойкое отвращение. Но сегодня почему-то захотелось сделать погромче.

Она домчала до дома в считанные минуты, припарковалась у самого подъезда и с легкостью влетела на свой этаж. Её лицо вытянулось, как только она подошла к своей двери.

– Что ты здесь делаешь? – бросила Марджори неожиданному гостю и тут же демонстративно принялась искать ключи.

Колин слабо улыбнулся и посмотрел на нее.

– Пришёл поговорить.

– Мне не о чем говорить с тобой.

Мужчина сделал шаг навстречу.

–Мардж, мы оба знаем, что это не так. Только, в отличие от тебя, я не боюсь это признать.

Марджори зашипела:

– Единственное, чего я боюсь, так это то, что мне придется до конца дней своих видеть твою лживую рожу. Хватит унижаться, Колин. Просто уйди.

– И ты так просто откажешься от того, что у нас могло бы быть?

– Уже отказалась. Дай пройти!

Колин загородил собой дверь, с невозмутимым видом сложил руки на груди и покачал головой:

– Сперва поговорим.

– Колин, ты вынуждаешь меня действовать грязно.

Марджори подошла чуть ближе, так что почти коснулась грудью сложенных рук парня. Подняла на него блестящие глаза, отчего Колин немного напрягся. Она положила тёплую ладошку ему на плечо, встала на цыпочки и чуть потянулась к нему лицом. Потом резко обхватила его за шею и зло зашептала в ухо:

– Если ты сию секунду не свалишь отсюда, я долбану тебя шокером. Потом перешагну через тебя, пока ты будешь дрыгаться в конвульсиях на лестнице, и войду, наконец, в свою квартиру. А завтра подам на тебя в суд за домогательства.

– Ты – ненормальная.

– Есть такое, – недовольно огрызнулась девушка.

Мужчина помотал головой и махнул рукой.

– Да пошла ты.

Он обошел её и спустился по лестнице на несколько ступеней. Затем обернулся, подняв вверх палец.

– Ты не задумывалась, почему всё так получается с тобой? Ты же невыносима, Мардж! Если вбила себе что-нибудь в башку, переубедить тебя нереально. Нормальные люди идут на компромиссы, а ты… – он сердито сжал челюсти. – Да я два года терпел твои закидоны и чем это обернулось?

Марджори деланно округлила глаза и шлепнула себя ладошкой по бедру.

– А та рыжуля – это, наверно, твой психотерапевт?

– Ну вот опять… – зарычал Колин. – Я объяснял тебе… Но ты как всегда. Бесишь.

– Тогда почему ты всё ещё здесь?

Колин мотнул головой и спустился вниз, не оборачиваясь. Девушка, наконец, достала ключи из сумки, открыла дверь, буркнув себе под нос:

– А такое было хорошее настроение…

Она едва успела скинуть обувь и умыться, как телефон зазвенел. Уголки рта Мардж поползли вверх, едва она взглянула на экран. Заглавными буквами на экране мигало имя – Джим.

Глава 6.

Марджори приложила телефон к уху и с улыбкой ответила:

– Привет, Джим. Ты нетерпеливый.

– Самую малость, – так же с улыбкой ответил мужчина. – Как прошел твой день?

Глубоко вздохнув, Марджори подняла брови:

– Неплохо… Не считая того, что я чуть было не шандарахнула бывшего шокером у дверей своей квартиры.

В трубке послышался смех.

– Ты опасная женщина, ты в курсе?

– Да, мне говорили, – усмехнулась девушка, сбрасывая обувь.

– Что тебя остановило?

– В нем взыграло чувство самосохранения, и он сбежал.

– Разумно.

– Еще как, – расхохоталась Мардж и поиграла бровями. – Ты всегда в хорошем настроении? Как тебе удается сохранять присутствие духа? Или твоя жизнь напрочь лишена подобной херни?

Голос усмехнулся как-то болезненно:

– В моей жизни херни хватает с избытком.

– Где ты берешь силы, чтобы справляться с этим? Потому что мои уже на исходе. Большую часть времени я хочу кого-нибудь убить и сделать это с особой жестокостью.

– Не знаю, – спокойно ответил Джим. – Просто в какой-то момент приходит осознание, что в общем и целом все более-менее сносно. Что есть люди, которым гораздо хуже, чем мне. Некоторым я даже могу помочь… Жизнь регулярно мне об этом напоминает. И когда понимаешь, что ты можешь что-то изменить, это не слабо мотивирует.

– Ты часом не святой? По воде не ходишь?

Джим засмеялся:

– Не замечал за собой. Надо будет попробовать.

– Тогда к тебе выстроиться очередь из страждущих и придется часами слушать чужое нытье. Тебе меня мало?

Голос снова захохотал и Мардж тоже усмехнулась.

– Пока достаточно, – сквозь смех сказал мужчина. – Ты – пробный вариант.

– Демо-версия.

– Расскажи о себе, – серьезнее спросил он. – Что ты любишь?

Мардж откинулась на кровать и начала теребить пальцами прядку волос, глядя в потолок.

– Я… люблю свою работу, свою сестру…

– Про сестру я помню. Передавай привет.

Мардж хохотнула и продолжила:

– Люблю свою машину, скорость.

– Лихачишь?

– Обычно, когда нервничаю. Неплохо помогает снять напряжение.

– То есть, часто, – резонно заключил голос.

Марджори снова рассмеялась:

– Меня начинает пугать, что ты так хорошо меня знаешь.

– Выводы сделать не трудно.

– Кому как.

– Продолжай.

Марджори приподнялась на локтях, разглядела комочек урчащей серой шерсти в ногах и продолжила:

– Я люблю своего кота.

– У тебя есть кот? Как его зовут?

– Его зовут Кот.

– Ты не дала коту имя? – удивился Джим.

– Чем тебе не нравится имя Кот?

– Ну это как если бы тебя звали Человек.

Марджори хрюкнула:

– Так себе имя.

– Давно он у тебя живет?

– Полгода.

– И до сих пор нет имени. Ты – странная, да?

Девушка снова рассмеялась:

– Мне говорили. Еще я люблю фотографию.

– Любишь фотографировать?

– И это тоже. Мне нравится смотреть на снимки фотографов. Особенно черно-белые. Не знаю, почему. Наверное, в этой монохромности и простоте легче увидеть суть. Меньше отвлекающих факторов, меньше шелухи.

– В этом есть смысл.

– Твоя очередь делиться. Что любишь ты?

– Я люблю людей, – почти не раздумывая ответил Джим.

– Я думала, ты сейчас скажешь что-то вроде «футбол» или «книги».

– Некоторые люди и есть самые интересные книги. Меня забавляет читать их. Особенно тех людей, которые сами для себя остаются непрочитанными.

– И многих ты уже прочёл?

– Достаточно.

Девушка сдвинула брови:

– Это немного двусмысленно звучит.

– Ты сама так поставила вопрос.

– Выкрутился, – сощурила глаза Мардж и улыбнулась.

Повисла пауза. Через несколько секунд молчания голос в трубке произнес:

– Как твоё настроение? Соседи останутся живы?

– Думаю, да. Тебе как-то удалось перенаправить мои желания от разрушения к созиданию. До завтра, Джим?

В голосе мужчины послышалась улыбка:

– До завтра, Лиза.

Девушка сбросила звонок и тоже улыбнулась. Она прикрыла глаза, пытаясь представить себе лицо Джима. Приятный, бархатистый голос, шуршащий смех… Каким-то непостижимым образом он наполнял ее спокойствием, умиротворенностью. Мардж поднялась и подошла к окну, прикуривая. Выпустила дым колечком и задумчиво смотрела, как оно увеличивается в размере, всё больше теряя чёткость очертаний, пока не растворилось окончательно.

– Игра… просто забавная игра, – шепнула она самой себе, стряхивая пепел в пепельницу и поднося сигарету к губам. – Которая рано или поздно закончится.

________________________

Весь следующий день Марджори вместе с коллегами работала, не покладая рук. Она показала им свои наработки, коллеги тоже поделились идеями. Вместе они заработали чётко и слаженно. Появился хоть и небольшой, но шанс успеть в срок. В зале пару раз появлялся Маркус. Он смотрел издалека, сложив руки на груди, затем снова скрывался за дверью своего кабинета.

Команда не на шутку разошлась, и к вечеру кое-какие наработки уже грели душу, лежа в папке на краю стола. Мардж собиралась домой в отличном настроении, когда в дверь робко постучала Кетрин.

– Можно? – спросила рыжеволосая, просунув лицо в открывшуюся дверь.

Девушка была бледна и как будто напугана чем-то. Марджори машинально нахмурилась, словно всё нутро почувствовало неладное.

– Кетти, что случилось? На тебе лица нет.

В голове пронеслись слова Джима: «…гораздо хуже, чем мне…». Мардж напряглась сильнее. Кетти нервно теребила пуговицу, не зная с чего начать.

– Кетти, ты меня пугаешь, – чуть повысив голос повторила Мардж.

«…могу помочь…», – снова голос Джима зазвучал в голове и отозвался где-то за грудиной.

«Да что ты со мной делаешь?!» – подумала Марджори и тряхнула головой.

Кетти всё ещё молчала, словно вот-вот расплачется. Марджори встала со своего места, подошла к девушке и, обняв ее за плечи, усадила на диван.

– Кетти, если ты сейчас же не расскажешь мне, что случилось, у меня случится инфаркт.

Девушка робко подняла глаза.

– Мардж, я… не знаю, что мне делать… Это всё мой парень. То есть, бывший парень… Мы расстались, но он… Моя подруга говорит, что я дура, что он ни в чем не виноват и это всё я…

– Стоп! Он что-то сделал тебе? – грозно, по-женски пробасила Мардж.

– Нет… То есть… Я…

– Кетрин, успокойся и объясни толком, что он сделал.

Кетрин глубоко выдохнула и выпалила:

– Мы с Майком встречались почти год. Всё было нормально… Пока он не начал меня уговаривать уволиться. Я отказалась, и тут началось… Он всё время говорил мне, что я глупая, что реклама не для меня, что меня скоро итак уволят… Что я только трачу время. Он снова и снова это повторял, и я даже практически ему поверила.

– Ублюдок, – сердито ругнулась Марджори и погладила Кетти по спине в знак поддержки.

– Я пыталась объяснить ему, что мне нравится моя работа, что я хочу развиваться в ней, но он своими словами рубил на корню все мои надежды… Я уже даже почти согласилась с ним и хотела уволиться…

– Нет, Кетти! Не смей!

Кетрин подняла на Марджори влажный взгляд. Её голос, словно заручившись поддержкой, стал звучать решительнее:

– А потом я принесла тебе свои наработки. Я боялась, что ты с порога отвергнешь их и тогда бы я точно уволилась, – она схватила Марджори за руки и быстро защебетала. – Я так тебе благодарна! Ты не представляешь, как много для меня значит то, что ты рассмотрела мою работу!

– А что Майк?

– Майк… – Кетрин с тяжелым вздохом опустила глаза вниз. – Я пришла домой, хотела поделиться с ним радостью, но он взбесился. Он так кричал… Говорил, что я это делаю ему назло… Много чего ещё говорил. Марджори, я ведь почти ему поверила! Я поверила, что он прав… А потом… Потом я подумала, а что бы сделала на моем месте Марджори Коско?

Кетти хихикнула и Марджори улыбнулась ей в ответ. Проглотив соленый комок, Кетрин улыбнулась:

– Ты бы точно не стала его слушать. Возможно, ещё и треснула бы чем-нибудь тяжелым.

– Это уж точно, – подтвердила боевая Мардж.

– После того разговора, я не знаю, как быть… Он сказал выбирать, а я…

Марджори аккуратно накрыла её руку своей и заглянула в заплаканное лицо.

– Кетти, я не эксперт в отношениях. Мои последние отношения закончились со скандалом, отчасти по моей вине, и следующих не предвидится.

Кетрин удивленно вскинула брови. Марджори в ответ только иронично усмехнулась:

– Да, у меня в личном плане проблем выше крыши. Но одно я знаю точно. Никто не вправе решать за тебя, как и куда должна повести тебя жизнь. Если ты хочешь развиваться в рекламе, хочешь добиться чего-то – иди вперёд и сбрасывай каждого, кто пытается тебя убедить в обратном. У тебя пока ещё есть слабые места, но это всё уйдет с опытом. Всему можно научиться, если захотеть и не слушать зацикленных на себе неудачников, которые реализуют себя в жизни за счёт принижения своей женщины.

Кетти перестала плакать и смотрела на Мардж с чем-то вроде обожания.

– Спасибо, – она шмыгнула носом. – Это так много для меня значит… Как бы я хотела быть такой, как ты. Ты никого не боишься, тебе не важно, что о тебе думают.

 

Марджори рассмеялась и тепло обняла девушку.

– Чтобы быть такой, как я, нужно годами разочаровываться в людях и биться лбом в закрытые двери. Но, боюсь, ты для этого слишком добрая.

Кетрин хохотала в ответ. Марджори поднялась, засунула в сумку руку, вытащила оттуда электрошокер и протянула девушке.

– Держи. Для особо непонятливых. Меня не раз выручал.

Кетрин, как завороженная, схватила шокер и долго рассматривала. Мардж посмотрела на часы и шутливо сдвинула брови.

– Знаешь, можешь ещё его поизучать, а я, пожалуй, поеду домой. День сегодня выдался не из лёгких.

– Ой, прости. Конечно, конечно, – встрепенулась Кетти. – Мне тоже пора идти… И спасибо тебе ещё раз.

Марджори зарычала:

– Если ты ещё раз скажешь спасибо, я запущу в тебя дыроколом.

– Молчу, – пискнула Кетрин, со смехом вываливаясь из кабинета.

Пять минут спустя, Мардж сидела за рулем своей Тойоты и докуривала привычную сигарету, когда к дверям офиса бодрой и немного агрессивной походкой подошёл мужчина. Девушка невольно проследила за ним и увидела выходящую из офиса Кетти. Та опешила, когда мужчина подошёл к ней. Было видно, что он намерен ругаться. Мардж внутренне напряглась, и, игнорируя нормы приличия, открыла окна в машине, чтобы слышать их разговор, с готовностью вмешаться. Она прошипела себе под нос:

– О, так это Майк… Давай Кетти, не подведи меня.

Мужчина напирал на хрупкую девушку, кричал что-то об эгоизме и чувствах. Кетрин сперва вжала голову в плечи и что-то мямлила. Потом она ткнула Майка пальцем в грудь, затем ещё раз. Посмотрела на него с вызовом и сделала шаг к нему. Мужчина замолчал, и теперь слышно было только ее звонкий голос.

– Если ты думал, что сможешь задвинуть меня, то ни черта у тебя не получится! Я никому не позволю отобрать у меня мечту! Я работала, как проклятая, чтобы меня взяли в штат и ни ты, ни кто-либо другой не смогут мне помешать. Только Я буду решать, куда и зачем мне идти. И ты либо идёшь со мной, либо идешь нахрен! Так что теперь ТЫ выбирай, готов ли пожертвовать своими принципами ради меня. Дай знать, когда решишь. И я подумаю, нужен ли ты мне. Пока, Майк!

Мужчина молча хлопал глазами, провожая Кетрин растерянным взглядом. Мардж ржала в голос, закрывая окна и выезжая со своего места вслед за Кетти. Когда её машина догнала девушку, она открыла ей дверь.

– Садись, подвезу тебя.

Кетти уселась на пассажирское сиденье и посмотрела на смеющуюся Мардж. Она сконфуженно подняла брови.

– Ты всё слышала?

– Каждое слово! – с широкой улыбкой ответила Марджори. – И горжусь тобой! Моя девочка!

Кетти просияла и через секунду уже хохотала, держась за живот:

– Ахаха… Я не верю, что сказала ему это… аха…

– Да ты просто фурия. У парня, наверно, до сих пор поджилки трясутся.

Марджори остановила машину у дома Кетти и тепло попрощалась. Девушка выскочила на улицу, явно довольная собой. Кетрин шла чуть не подпрыгивая от восторга. Она выпрямила спину, расправила плечи и словно даже стала на пару сантиметров выше. Марджори смотрела на нее с подлинным восхищением, как наставник смотрит на успехи подопечного.

Кетрин работала в компании чуть больше года. Молодая девушка, робкая и уступчивая. На ней в отделе ездили все, кому не лень. До этого дня. Марджори покачала головой и ухмыльнулась, подозревая, что завтра отдел увидит обновленную версию Кетти.