Опасный наследник

Tekst
19
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Опасный наследник
Опасный наследник
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,46  23,57 
Опасный наследник
Audio
Опасный наследник
Audiobook
Czyta Галина Брянская
17,76 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Справляемся. Прости, что отвлекла во время боя.

– Что ты, милая! Сам виноват. Не надо было хлопать ушами.

Их разговор прервал звонок сотового в сумке у Сони.

– Я отвечу, ладно? Лиза, говори, что случилось?..

– Это та самая Лиза? Твоя подруга? – удивился Кирилл, когда девушка спрятала мобильник.

– Неужели ты её помнишь? – в свою очередь изумилась Соня. – Ты же видел её один раз в жизни!

– На память не жалуюсь. Вернее, раньше не жаловался. Не знаю, что будет после того, как выйду из больницы, – хмыкнул Кирилл. – Значит, вы с Лизой до сих пор дружите?

– И работаем вместе. Лиза ведёт нашу бухгалтерию. Кирилл, к сожалению, я должна бежать. Возникли некоторые проблемы. У меня фирма хоть и маленькая, и с твоим гигантом не сравнится, но забот тоже хватает.

– Всё понимаю, Сонь. Конечно, беги. Помощь не требуется?

– Нет, я сама справлюсь.

– А ты придёшь ко мне завтра?

– Я… Кирилл, у меня завтра всё расписано. Но я могу тебе позвонить.

– Так у меня всё отобрали – телефон, планшет, ноут… Запретили читать, особенно с экрана.

– Ох… Ужасно.

– Давай мы сделаем так. Ты приезжай в любое время, ладно? Хоть ночью. Я скажу, тебя пропустят. Стоп, сорри, я же самое главное не спросил… Всё, чувствую, мозги превращаются в кашу. Спасибо за это Рустамчику… Так вот, самый главный вопрос: Сонь, а ты замужем?

В ожидании ответа у Кирилла в висках заломило ещё сильнее, картинка расфокусировалась. Что это он так волнуется? Даже непривычно…

Но если Соня несвободна, то её, безусловно, нельзя вот так запросто звать к себе в палату, проявлять к девушке откровенный мужской интерес.

– Нет, Кирилл, я не замужем, – прозвучал сдержанный ответ, и Кирилл ощутил мгновенную вспышку радости.

– Вот как!

– Всё, извини, должна бежать, совсем нет времени. А ты… Ты поправляйся поскорее!

Соня упорхнула из палаты, оставив шлейф нежного аромата. Кирилл старался не шевелиться, чтобы не сотрясать воздух – пусть этот волшебный аромат задержится в палате как можно дольше.

Глава 5

СОНЯ

Подруга сказала, чтобы я сама расспросила бывшего босса о его семейном положении… А я не смогла.

А Кирилл? Узнал ли он, что у меня есть сын? Если он в курсе, то ловко шифруется. Интересно, зачем?

Но у меня не было времени размышлять над этими вопросами. Лиза только что сообщила, что на таможне арестовали партию футера. Это такая мягкая ткань, из которой мы шьём уютные толстовки и свитшоты для милых беременяшек и кормящих мам.

Выйдя из больницы, я тут же снова набрала Лизе.

– Почему арестовали? Не сообщили, какие претензии?

– Соня, нет, конечно.

Кругом какая-то засада! Отдайте нам наш футер!

Дело в том, что у нас мгновенно разлетелась новая модель – свитшот с капюшоном и потайным замком на боковом шве. Можно незаметно расстегнуть молнию, освободить грудь и покормить младенца.

И если бы сейчас мы быстро отшили ещё несколько партий в разных цветах, то вполне бы закрыли все финансовые дыры. Но теперь не получится – потеряем время. Рынок перегрет, всё надо делать очень быстро.

Почему таможня арестовала груз? Мы тысячу раз заказывали ткань у этого иностранного поставщика, всё было хорошо. Пока будем разбираться, удачную модель молниеносно скопируют азиатские производители и запустят в продажу. При этом в модель вносятся небольшие изменения, и это уже называется не плагиатом, а имитацией дизайна. Даже знаменитые марки пользуются этой уловкой. И никому ничего не докажешь…

Сейчас в палате я сказала Кириллу, что дела идут отлично. Но это не совсем правда. В последний год у нас сплошные неприятности и провалы. Арендодатель внезапно разорвал контракт. Несколько сетевых магазинов, планировавшие сотрудничать на постоянной основе, вдруг передумали. Три опытные швеи уволились. Налоговая выкатила крупный штраф на ровном месте. Теперь ещё и футер задержали. А мы его так ждали!

Извините, но что вообще происходит?

Такое ощущение, будто нас кто-то сглазил или умело вредит…

– Еду спасать футер, – уныло сообщила я Лизе.

– Удачи тебе!

Вскоре я уже подъехала к тёмно-серому зданию таможни. Выяснилось, что так просто проблема не решится. У таможенников возникли вопросы по поводу цены на товар. Нас заподозрили в том, что мы специально занижаем стоимость ткани в документах, чтобы снизить пошлину. По сути, обвинили в мошенничестве. А всё дело в том, что поставщик дал нам хорошую скидку.

Через два часа, основательно подпортив себе нервы, я снова набрала Лизин номер:

– Облом. Хочется ругаться матом.

– Да ты ж не умеешь! Слушай, Сонь… Позвони Гурьянову, а? Он быстро всё уладит.

– Не хочу.

– Что значит не хочу! Надо – и точка.

Лиза права. Если есть возможность за пять минут разобраться с таможней и вызволить наш драгоценный футер, то нужно это сделать. А не ныть, что у меня нет никакого желания общаться с Гурьяновым.

– Радовалась бы, что у нас есть влиятельный покровитель, – заметила Лиза. – Наша палочка-выручалочка.

– Ладно, сейчас ему позвоню. – Я обречённо вздохнула.

*****

Села в машину, достала смартфон. Гурьянов мой звонок сбросил – возможно, был на каком-то важном совещании. Однако я не сомневалась, что обязательно перезвонит. Не ошиблась, так и произошло – уже через пять минут в динамике зарокотал его обволакивающий мягкий голос, который мне абсолютно не хотелось слышать:

– Добрый день, Софья Николаевна! Очень рад, очень рад.

– Здравствуйте, Ярослав Алексеевич. Извините, что отвлекаю от работы, но у меня опять всё не слава богу, – пожаловалась я.

– А что случилось?

Обрисовала проблему.

– Сейчас разберусь. Вы, главное, не расстраивайтесь, Софья.

– Вы снова меня спасаете, Ярослав Алексеевич!

– Хорошим людям надо помогать. Перезвоню вам минут через сорок.

– Буду ждать.

…Сорок минут я провела в кофейне. Заказала капучино и мятный чизкейк, достала скетчбук, намереваясь порисовать. Я прежде всего дизайнер, и бренд «Софлайн» не будет развиваться, если постоянно не запускать в производство новые интересные модели. У меня всегда в голове куча идей, образов…

Но заняться творчеством не удалось. Мама позвонила и покаялась, что швеи накосячили с маркировкой платьев – на вещи размера M нашили ярлычки XL.

– Слава богу, я заметила! Теперь надо переделывать. Какое счастье, что не успели отправить в магазины, – сказала мама. – Представь, берёшь вещь своего размера, а она на тебе трещит по швам. Первая мысль: вот это я разъелась, вот это я корова! Лично я ужасно бы расстроилась.

– И я. Это подстава, что и говорить. Мамуль, как хорошо, что ты засекла этот косяк.

Не хочется разочаровывать клиенток, а уж если вспомнить, что мы продаём одежду для будущих и кормящих мам, то тем более. Нервировать беременную женщину или молодую мамочку – это преступление, им и так нелегко.

Потом мне отзвонился Гурьянов:

– Софья Николаевна, ваш вопрос решён, – отчитался он. – Ваш товар уже пропустили, все формальности улажены, к вам никаких претензий.

– Боже! Ярослав Алексеевич, вы просто гений. Не знаю, как вас благодарить, – обрадовалась я. Всё-таки, хорошо, что я к нему обратилась.

– Давно мы с вами не виделись, дорогая Софья, – промурлыкал в трубке Гурьянов. – А нам есть о чём поговорить. Почему вы мне не сказали, что хотите участвовать в конкурсе на получение гранта? Я всё узнаю в последнюю очередь!

– Ярослав Алексеевич, я и так постоянно вас отвлекаю…

– Мне приятно вам помогать. Вот и с грантом мог бы помочь.

– Но ведь хочется победить в честной борьбе!

Гурьянов раскатисто рассмеялся, так, будто я сказала что-то смешное. Но голос у него приятный, что и говорить… И внешность тоже…

– Софья Николаевна, мне нравится, что вы верите в честную борьбу. Хорошо, пусть будет так. Значит, мы с вами пересечёмся?

– Конечно, Ярослав Алексеевич. – Я сильно сжала кулак, маникюр впился в ладонь. – Когда вам будет удобно.

– Договоримся.

– Ещё раз спасибо, что помогли.

– Да ерунда. Для вас хоть луну с неба, милая Софья Николаевна.

Нажав отбой, я подумала, что помощь с таможней – это вовсе не ерунда, а настоящее спасение для нас. Вот так Гурьянов постоянно приходит на помощь. Ему сорок восемь, он занимает высокий пост в областном правительстве – именно там мы и познакомились год назад, когда я участвовала ещё в одном конкурсе для малого бизнеса.

– Пользуйся, глупая! – убеждает Лиза. – Парниша к тебе явно неравнодушен. Такими знакомствами не разбрасываются. Цени! Такой крутой мужик. Статусный, влиятельный. Ещё и внешне симпатичный.

– Лиза, он женат, у него двое детей.

– Взрослых!

– Ну и что. Ты меня его любовницей хочешь сделать?

– Ой, да не переживай! Вы уже целый год общаетесь, и он ни разу к тебе не приставал. Не приставал же?

– Нет, конечно! Я бы и не позволила. Для меня это неприемлемо.

– Может, ему просто нравится общаться с тобой, Сонь. Ты молодая, красивая, талантливая. Увлечена своим делом, постоянно что-то придумываешь.

– И чем закончится наше общение?

Как-то я не очень верю в дружбу между мужчиной и женщиной. Гурьянов галантный и обходительный. Решает проблемы с бизнесом, говорит комплименты, приглашает в дорогие рестораны.

Но что мужчина потребует взамен?

Поэтому я постоянно на взводе, психую. Каждая встреча превращается в испытание для нервов. Так как после очередного нашего ужина жду, что мне предложат продолжить общение в более интимной обстановке.

*****

На следующий день в больницу я не поехала. И послезавтра тоже. И послепослезавтра.

Но я отправила пару сообщений Матвею – поинтересовалась, как там поживает несчастный миллиардер, идёт ли на поправку. Тут же получила в ответ подробный отчёт о процедурах и обследованиях.

 

Хороший друг у Кирилла!

А у меня реально не было времени, работала нон-стоп. В среду весь день занимались рекламной фотосъёмкой, четверг и пятница тоже выдались напряжёнными – ну, как всегда.

Когда внезапно образовалась пауза между двумя встречами, предпочла истратить её на рисование. Новые модели сами себя не придумают! А по вечерам я уже как выжатый лимон.

К тому же, я подумала, что моё присутствие в палате отрицательно скажется на самочувствии Кирилла. Мы виделись три раза, и каждый раз он делал стойку, реагировал очень по-мужски, весь подбирался, как хищный зверь, учуявший добычу. А Казанцеву сейчас надо быть спокойным, расслабленным.

К тому же, мне и самой трудно с ним общаться. Столько мыслей, переживаний… Зачем мне тратить нервы лишний раз?

Однако я постоянно порывалась прыгнуть в машину и помчаться в больницу. Безумно хотелось увидеть Кирилла, узнать, как он себя чувствует, снова увидеть жгучий интерес в его глазах…

Держалась из последних сил. О нём есть кому позаботиться. Матвей, похоже, вообще не отходит от друга. Или примчалась из Москвы Дана. А если Даны уже нет в его жизни – то новая подружка. Ни за что не поверю, что такой шикарный мужик может быть без пары…

Жаль, что так и не удалось разыскать никакой информации о Кирилле.

Но в субботу он позвонил сам.

– Игноришь ты меня, синичка. Нехорошо это, – недовольно прозвучало в телефоне. Обиженный мужчина даже пропустил приветствие. – Я тут, понимаешь, загибаюсь, а меня никто не навещает.

– Гонит он всё, Соня, не верь! – послышался издалека голос Матвея. – Я день и ночь около него сижу, караулю страдальца. Так, Кир, я предупредил: разговариваете с Соней две минуты, потом ты возвращаешь телефон. Время пошло.

– Иди нафиг, – огрызнулся Казанцев. – Сонь, ты прикинь, еле отобрал мобильник у этого изверга. Никакой жизни! Как он меня достал! Сонюшка, приезжай, а?

– Добрый вечер, Кирилл. Нет, я не приеду. Уже очень поздно.

– Ты наверняка уже закончила все дела. Да и суббота сегодня вообще-то. Так что садись в машину, малыш, или вызывай в такси, и приезжай ко мне, – не унимался Казанцев.

Что он себе думает? Что я полечу к нему по щелчку пальцев?

Мне, конечно, очень хочется это сделать. Но нет.

– Правда не могу, Кирилл. Девять вечера – это действительно слишком поздно для визитов. Да и дела у меня ещё не закончились, надо почту разобрать, с рекламщиком пообщаться…

Зачем я ему всё это объясняю? Выглядит так, будто оправдываюсь.

Прикусила язык и постаралась свернуть диалог:

– В общем, ты поправляйся побыстрее, хорошо? Извини, мне сейчас не совсем удобно говорить…

– Угу, – мрачно буркнул Казанцев. – Прости, что потревожил.

Потревожил ещё как! Да я уже с понедельника сама не своя – с тех пор, как мы встретились в мэрии.

– До свидания, Кирилл.

– Давай, – расстроенно вздохнул мужчина. – Жаль, что ты не можешь приехать.

В телефоне повисла пауза, но вызов продолжался, Кирилл так и не отключился.

Я тоже молчала. С тоской посмотрела на экран, сжалась в комок на диване… Очень хотелось плакать. Зачем он со мной играет? Зачем опять очаровывает? Ему легко это делать. Он шарашит мегавольтами обаяния так, что искры летят. Наверняка, все медсёстры и дамы-врачи уже в влюблены в Кирилла, несмотря на его разбитую физиономию…

Нет, не хочу заново пройти этот путь. Мне и так больно. А будет ещё больнее, если я поддамся на эту игру!

– Соня, а ты меня загуглила?

– Что? – я даже вздрогнула от неожиданности.

– Пыталась найти информацию обо мне? Я вдруг подумал, что ты так старательно избегаешь встречи, потому что думаешь, что я женат. Но это неверная информация. Я свободен, Соня.

Меня перетряхнуло всю, как от разряда электричества. Кровь прилила к лицу, в ушах зазвенело.

Он свободен… Не женат…

А блондинку свою вредную куда дел?

Чтобы прийти в себя, больно прикусила губу, изо всех сил сжала в ладони смартфон и даже зажмурилась. Постаралась ответить как можно более небрежно:

– Ну что ты, Кирилл! Причём тут это. Я, безусловно, навестила бы тебя ещё раз. Просто по старой памяти… Я очень за тебя переживаю и хочу, чтобы ты поскорее восстановился. Но у меня действительно расписана каждая минута, а по вечерам совсем нет сил.

Казанцев помолчал ещё немного, я кожей ощущала его напряжение и недовольство. Вряд ли ему понравился мой ответ. Представила, как он хмурит брови, прищуривается…

– Я всё понял, Соня. Иди отдыхай. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Кирилл.

Глава 6

СОНЯ

– Мама, посмотри, какая принцесса! У вас глаза похожие!

Олежка за руку притащил за собой маленькую красотку с золотисто-русыми волосами и огромными карими глазищами.

В среду я обычно забираю сына пораньше, и мы едем на занятие по английскому. Пока Олежка занимается с преподавателем-англичанином, сижу в холле языкового центра, но времени зря не теряю. Хорошо, что большую часть рабочих вопросов можно решить по телефону…

А сегодня нас огорошили – англичанин почему-то не приехал на занятие.

– Обломчик, – вздохнул Олежка. – Эх, Патрик, Патрик… А я так готовился, домашку делал!

– Надеюсь, с ним всё хорошо, ничего не случилось, – сказала я администратору.

Вместо английского отправились в детский парк развлечений. После того, как мы с Олежкой поиграли на всех автоматах, сын унёсся на игровую площадку, где сразу же завёл себе друзей.

А я присела на диван и сначала проверила поступившие заказы, а потом достала скетчбук.

Тёмный хохолок Олежки мелькал то в бассейне с шариками, то на гигантском надувном батуте. Вроде ходим в секции, а энергия бьёт через край, её только больше становится.

Я наблюдала за сыном и думала о том, что гены отца чувствуются во всём. Хорошо, что во многом Олежка похож не на меня, а на Кирилла: сын самоуверенный, неутомимый, умеет всех построить и организовать.

А ещё он в два счёта очаровывает девочек. Вот и сейчас вернулся с «уловом» – привёл новую подружку.

Девочка была хрупкой, на полголовы ниже Олежки. Она доверчиво вложила ладошку в руку моего сына, а тот расправил плечи и хорохорился изо всех сил, изображая взрослого, умудрённого опытом парня.

Мужичок мой ненаглядный!

– Мам, Ане волосы мешали, я ей косичку заплёл, как тебе заплетал!

Олежка по-хозяйски взял малышку за плечи и повернул ко мне спиной. Я на миг оцепенела: увидела ужас – лохматую косу из спутанных волос. Она спускалась ниже лопаток. Боже, как теперь мама Ани будет расчёсывать этот колтун?

Но ведь сын старался.

– Анечка привет, – улыбнулась я. – Какие у тебя красивые волосы! Сверкают, как золото.

Дети так и стояли, взявшись за руки, и выглядели очень трогательно. Но в этот момент я услышала возмущённый возглас:

– Аня, это что такое?!

К нам приблизилась хорошо одетая женщина лет сорока пяти. То ли возрастная мама девочки, то ли её молодая бабушка, не поймёшь.

– Ей мешали волосы, и я заплёл косу, – опять терпеливо объяснил Олежка.

– Мальчик, что ты натворил! Господи! Я же их никогда не распутаю!

Было ясно, что вот-вот разразится скандал. Нервная дама могла бы и поспокойнее отреагировать.

– Кто тебя вообще просил такое делать! – набросилась она на Олежку.

Тот удивлённо распахнул глаза, а потом покраснел, задышал…

– Не нападайте на ребёнка, пожалуйста, – сдержанно произнесла я. Не хотелось ругаться при детях и портить чудесный день. – Мой сын старался, он думал о том, чтобы Ане было удобно. Да и коса получилась замечательная. Дизайнерская. Клянусь, ни у одной девочки в этом зале нет такой необычной косы.

– Однозначно! – подтвердил сынок и поднял вверх указательный палец. Малышка смотрела на него с восхищением, как заколдованная.

– Это уж точно, – с ядовитым сарказмом подтвердила женщина. – Аня, идём, нам пора. Мы достаточно провели здесь времени. У меня уже голова раскалывается от этого шума. Теперь ещё и волосы придётся распутывать целый час.

– Нет. Я хочу играть, – вдруг заявила маленькая принцесса. До этого она молчала.

– Анюта, но…

– Мы ещё поиграем, а вы тут пообщайтесь на ваши женские темы, – быстро распорядился Олежка. – Ань, побежали!

И дети мгновенно растворились в разноцветной толпе детишек.

– Шустрый он у вас. И речь хорошая, – хмуро заметила дама.

– Если хотите, я сама переплету волосы Анечке.

– Думаете, это так просто? Вы даже не представляете, какой это квест. – Женщина хмыкнула. – Чуть дёрнешь – начинается истерика. Характер ещё тот. Поэтому я так остро отреагировала.

– А мне показалось, что Анюта – ангел.

Дама покачала головой. Потом снова вспомнила:

– Но какая же хорошая речь у вашего сына! Мы-то, бывает, за день и трёх слов не скажем… Коммуникабельный у вас ребёнок. Удивительно, что он нашёл к Ане подход. Она очень неконтактная, замкнутая… Извините, раз уж дети вместе играют, вы не посмотрите тогда за моей десять минут, пока я отлучусь в туалет?

– Конечно.

К счастью, конфликт был улажен. Когда дети уморились и уже были готовы ехать по домам, Олежка заявил, что они с Аней договорились в воскресенье снова здесь встретиться.

– У меня неделя расписана по минутам. Бассейн, айкидо, английский, – важно сообщил Олежка с видом президента транснациональной корпорации. – Но в воскресенье я полностью свободен. Так что буду тебя ждать, Анютка. Приходи! Встречаемся на том же месте, в тот же час.

– Нет, лучше с утра, часов в одиннадцать, – предложила я и вопросительно взглянула на женщину.

Та замялась:

– Не знаю, получится ли у нас, мы ведь…

– Олежка, я приду, – решительно перебила маленькая принцесса. – Жди меня, хорошо?

Я вдруг поняла, что характер у этой крошечной красотки тот ещё. Ангелочек она только с виду.

На прощанье Анюта чмокнула Олежку в щёку, и если до этого сынок ещё что-то из себя изображал, то сейчас просто на глазах растаял. Поплыл, как подтаявшее мороженое. Я еле сдержала улыбку.

*****

А вечером следующего дня мне снова позвонил Кирилл. Мы не разговаривали с прошлой субботы, когда я отказалась приехать в больницу. Однако сообщениями обменивались. Казанцев спрашивал, как дела, а я в ответ вежливо интересовалась его здоровьем. Но и только.

– Софья Николаевна, как же так? Находимся в одном городе, а встретиться не можем. Это нормально, да? – возмутился мой бывший босс. – Соня, врач мне расписал лечение и отпустил из больницы. Сегодня я перебрался в отель.

– В отель? Надо же!

«А почему не сразу домой?» – промелькнула мысль.

– Сонь, приезжай сюда, а?

Я вспыхнула. Что он выдумывает? Мне и в больницу не хотелось ехать, а уж в гостиничный номер точно не пойду! А если Кирилл вздумает меня обнять? Начнёт приставать… Да он в голодного хищника превращается рядом со мной!

Сначала выяснил, не в отношениях ли я, потом подчеркнул, что и сам не женат. Значит, Кирилл думает, что путь открыт, препятствий нет, мы оба свободны. Но он не знает, что самое большое препятствие – в моём сердце. Мне не нужна мимолётная интрижка, я не хочу повторить прошлую ошибку… И ужасно боюсь той боли, которую испытаю, когда Кирилл уедет из нашего города.

Но бессовестный искуситель продолжал уговаривать.

– Сонюшка… Приезжай, милая, – попросил он. Настолько ласково, что у меня перехватило дыхание. На заднем фоне вдруг послышались мужские голоса. – Посмотришь, как выглядит президентский люкс. Хорошая гостиница, кстати. Сейчас нам ужин привезут из ресторана. Вот, Матвей и Рустам подошли. Потом ещё народ подтянется.

Кирилл словно почувствовал моё замешательство и тут же намекнул, что в номере мы будем не одни.

– Синичка, я тебя жду.

– Ты совсем, что ли, решил домой не возвращаться?

– А мне врачи сказали, как минимум, месяц не думать о полёте…

– Месяц?! Вроде бы речь шла о неделе!

– Да, они переобулись. Оказывается, что-то у меня там в башке лопнуло. Черепно-мозговая травма, кровоизлияние… Могу даже и не выжить, – подлил масла в огонь Казанцев. Судя по голосу, он коварно улыбался. Я прямо увидела эту улыбку на его разбитом лице.

Но… Учитывая, как выглядел Кир в больнице, он вовсе не подтасовывал диагноз. Что и говорить, пострадал он сильно.

– Да пофиг, Сонь, заживёт, как на собаке. Но пока здесь поработаю, постараюсь хотя бы ещё неделю не перемещаться на далёкие расстояния… Уже вызвал из Москвы помощника, он позавчера прилетел. Соня, а ты помнишь, что должна мне ужин?

– Почему это?

– Потому! В прошлый понедельник-то прокатила. Я от отчаянья даже в клетку к дикому зверю полез. Да, да, Рустам, это я о тебе сейчас говорю… В общем, Соня, никаких возражений не принимаю. Во-первых, задолжала ужин. Во-вторых, мне надо с тобой встретиться, чтобы обсудить денежный вопрос. Это насчёт гранта.

 

– В смысле? – Я насторожилась.

– Угу. Давно уже хочу с тобой серьёзно поговорить на эту тему, но ты же от меня бегаешь.

Я мысленно заметалась. Что же делать?

А Кирилл сразу уловил, что ему удалось меня продавить.

– Сонюшка, я сейчас гостиничный лимузин за тобой отправлю, – заботливо проворковал он в трубку. – Или вот ещё Рустам рвётся за тобой съездить. Так, стоп, чего это! Руст, никуда ты не поедешь, угомонись. Посмотрите-ка на него! Оживился, глазами засверкал своими чёрными. Отбой. Даже не мечтай, парень! – Голос Кирилла в секунду спустился ниже и превратился в глухой львиный рык. И снова мне, опять ласково: – Сонечка, говори адрес. А, впрочем, я же его и так знаю.

Холодок пробежал по спине.

Если знает адрес… Значит, и всё остальное тоже знает?

Что ж… Наверное, так даже лучше. В любом случае, пора ему познакомиться с сыном. Я не могу прятать Олежку вечно.

– Только не думай, что я за тобой шпионю, милая. Я этого не делаю. Просто сейчас вспомнил, что видел в мэрии твою карточку участника. Там и адрес был, кроме сведений о компании, – объяснил Кирилл.

Видимо, почувствовал, как я напряглась.

– И ты запомнил?

– Да что там запоминать. Улица, дом, квартира. Я запомнил имена всех наших китайских партнёров. А их семнадцать. Вот где жесть. В общем, жду тебя, Сонечка, приезжай. Сейчас отправлю за тобой машину.

…Итак, этот день закончится весьма интересно. Меня ждёт новое свидание с Кириллом, но уже не в больничной палате, а в президентском люксе.

Тут же немного погоревала о том, что в номере, насколько я поняла, будет целая толпа народу. Как будто это не я минуту назад боялась и думать о встрече наедине. Очень логично! Недаром женская логика испокон веков так удивляет мужчин.

Но как же мы обсудим грант, если кругом куча людей? Ладно, грант. О сыне-то как мы будем говорить?

…Мне даже не пришлось вызывать Лизу, она появилась сама и принесла с собой динозавра для крестника и торт для нас.

– Опять подарки! Балуешь ребёнка, – я укоризненно покачала головой. А Олежка выхватил динозавра, поцеловал Лизу, повисел у неё на шее и на пятой скорости умчался в свою комнату.

– Уложишь потом Олежку? Покараулишь? Мне надо уехать.

– Да что его укладывать, здоровый мужик. Помылся, упал в кровать, отрубился, – улыбнулась Лиза. Но я-то знала, как она любит полежать в обнимку с крестником, почитать ему на ночь книжку.

– Лиза, а мне сегодня приснилась принцесса с золотыми волосами! – Снова появился Олежка. – Я вчера с ней познакомился. Она очень красивая. Хочу, чтобы сегодня опять приснилась!

Вот как моего парня-то зацепило!

– А как её зовут?

– Анечка.

Сын снова убежал, управляя новым динозавром. Тот у него рычал, взлетал, закладывал виражи по комнате, заходил на посадку.

В воскресенье обязательно надо съездить в игровой центр. Пусть сын учится быть джентльменом – он так мило опекал малышку. Правда, её нервная мама-бабушка, вероятно, будет против новой встречи. Сколько часов они распутывали косичку?

– А ты куда намылилась? – поинтересовалась подруга.

– Убегаю. Еду к Кириллу, – огорошила я Лизу.

Если бы я просто треснула её по голове чугунной сковородой, эффект был бы тот же. Пару мгновений подруженька стояла, как столб, и хлопала глазами.

– Офигеть, – наконец выдавила она. – Значит, к Кириллу… А надо ли тебе к нему ехать? Восемь вечера уже, вообще-то.

– Сказал, что поговорим о гранте.

– Кхм… Ну-ну… Грант – это хорошо. Пусть отвалит нам побольше денежек, у него их куры не клюют. Но жаль, что уходишь. Я хотела рассказать, как вчера прошло моё свидание. Спойлер: никак. Очередное фиаско. Потратила целых два часа на обиженного зануду, которому все всё должны.

– Это ты о Викторе?

– Угу. Жаль времени. Лучше бы поработала или кино посмотрела.

С этим молодым человеком Лиза познакомилась неделю назад, и мы возлагали на него большие надежды – привлекательный, с образованием и хорошей специальностью. Отличный кандидат! И вот надо же… Не понравился.

– А может, ты слишком к нему строга?

– Не слишком. Ну, не зря же тридцатилетний парень с такой внешностью и зарплатой до сих пор один? Не зря.

– Да, тут что-то не то, – согласилась я.

– Устала я бегать по свиданиям, испытываю после них какую-то опустошённость. Но как же хочется найти своего мужчину! Соня, я вот подумала… Может, лучше тебе не ехать? Будешь потом расстраиваться.

– Нет, поеду. Я уже решила.

– Эх, Соня… Грант – это, конечно, только предлог, я понимаю. Всё дело в том, что тебе ужасно хочется снова увидеть Кирилла.

– Хочется… Он там сидит в гостинице с черепно-мозговой травмой… Всё-таки, жаль его…

– Пусть подружку свою из Москвы выпишет, она его пожалеет! – скептическим тоном заявила Лиза.

– Но Кирилл сказал, что свободен. И он так активно ко мне подкатывает, что складывается ощущение, что никакой подружки у него нет.

– Наивная! Не хочу тебя расстраивать, но по факту Казанцев в командировке. А многие мужчины автоматически становятся свободными, стоит им отъехать на сто километров от дома.

– Пусть я наивная. А ты жестокая!

– Должна же я тебя предупредить. Не наступай на те же грабли, мать.

– А я и не собираюсь. Буду говорить только о делах. Надеюсь, Кир скажет, что мой проект был самым лучшим, и я победила.

Одновременно с разговором одевалась: достала из шкафа вечернее платье дорогого бренда – очень эффектное, из ярко-зелёного велюра. Все достоинства моей фигуры оно подчёркивало и выделяло. Алая губная помада тоже пошла в ход.

– Круто! Самое то! – восхитилась Лиза. – Правильно. Откуда Казанцеву знать, для него ли ты нарядилась. Пофлиртуй с Рустамом, позли Кирилла! Пусть он побесится.

– Да куда ему беситься! Он едва живой.

– Так я и поверила. Был бы едва живой, валялся бы в палате и не отсвечивал. А он снял президентский люкс и планирует вечеринку. Значит, всё с ним в порядке. А Рустама я погуглила, этот шикарный монстр женат на штанге и боксёрской груше. Можешь с чистой совестью строить ему глазки.

– Лиза, когда ты успеваешь всех гуглить!

– Да я сразу же нашла его Инсту, как только ты рассказала про бой в клетке. Слюни-то потекли. В отличие от Казанцева, этот парень не шифруется, он весь, как на ладони.

– Не собираюсь я флиртовать с Рустамом. Да я убить его готова!

Подруга закатила глаза.

– Ты скучная и непродуманная.

– Хорошо, пусть будет так.