3 książki za 35 oszczędź od 50%
Bestseler

Гости на Саут-Бэттери

Tekst
Z serii: Tradd Street #5
20
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Гости на Саут-Бэттери
Гости на Саут-Бэттери
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 55,28  44,22 
Гости на Саут-Бэттери
Audio
Гости на Саут-Бэттери
Audiobook
Czyta Ксения Бржезовская
29,14 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

В ее голосе не было даже нотки жалости к самой себе, однако я вновь представила себе ребенка, оставленного на пороге церкви. Я была готова предложить ей перекрасить комнату в ее любимые цвета и обставить всем, что ей нравилось. Что было действительно глупо, поскольку я совсем не знала Джейн и тем более ее любимые цвета. Пусть я постоянно переезжала с места на место со своим отцом-военным, но у меня всегда была собственная комната, в которой я могла повесить столько плакатов «АББА», сколько захочу. Мне было жаль Джейн, жаль ее далеко не идеальное детство, беды которого ей удалось-таки преодолеть. Наверно, потому, что я стала матерью, я ощущала потребность быть матерью для всех, кто нуждался в заботе.

Держа по ребенку, мы с Джейн направились к черному ходу. Шагая, я решила составить электронную таблицу, чтобы отслеживать все, что мы можем сделать, чтобы Джейн чувствовала себя как дома, а затем еще подумала, что надо выйти в Интернет и посмотреть, смогу ли найти какие-нибудь плакаты «АББА», если она вдруг захочет повесить их у себя на стенах.

Мы медленно шли через дом, чтобы она могла с ним познакомиться, и на мгновение остановились перед камином в гостиной на первом этаже.

– Вы еще не думали о том, как сделать эту комнату безопасной для детей? – спросила Джейн.

– Я купила все угловые протекторы и замки для шкафов, но еще не успела их установить. Сара очень послушна и не сделает ничего из того, что вы просили ее не делать. А Джей-Джей предпочитает сидеть и ждать, пока кто-нибудь отнесет его туда, куда ему хочется, желательно отец, а если Джека нет, то женщина. В секции их шкафа на втором этаже у меня есть все необходимые приспособления для обеспечения безопасности, и все они снабжены ярлыками, чтобы сразу увидеть, что у нас есть.

– Снабжены ярлыками?

– Да. И я купила вам отдельный этикеточный пистолет на случай, если я что-то пропустила. Кстати, я еще не промаркировала внутреннюю часть ящиков их комода, так что пусть это будет вашим первым заданием. Вы можете это сделать во время их дневного сна. Джей-Джей может спать даже во время урагана, а Сара так весело болтает в своей кроватке, что даже не заметит шума.

Прежде чем улыбнуться, Джейн несколько раз моргнула.

– Конечно.

Мы собирались пойти дальше, но она остановилась перед напольными часами.

– Они сломаны?

Маятник раскачивался взад и вперед, знакомое тиканье эхом отражалось от стен комнаты, но стрелки застыли на десяти минутах пятого. Я посмотрела на свои наручные часы, просто чтобы убедиться, что я не утратила счет времени, чего со мной никогда не случалось, пока я не встретила Джека. Я пристально посмотрела на циферблат. И что-то при взгляде на него встряхнуло мою память. Я нахмурилась.

– Странно. Они всегда шли точно. Думаю, мне придется вызвать мастера.

Я показала Джейн кухню. В предвкушении, что его сейчас будут кормить, Джей-Джей захлопал в ладоши.

– Ему нравится еда, – пояснила я. – Он будет есть что угодно и когда угодно, но предпочитает, чтобы его кормил кто-то другой. Сара ест хорошо, но более избирательна и предпочитает есть сама.

Джейн кивнула.

– Важно сохранять их индивидуальность. Чтобы они ощущали себя отдельными личностями.

Я вывела ее из кухни к лестнице.

– Они так похожи друг на друга, что меня просто поражает, насколько это разные личности.

– Наверно, потому, что у них такие разные родители. Вы очень похожи с мужем?

– Вовсе нет, – сказала я и услышала позади нас голос Джека:

– Мы практически идентичны.

Мы обернулись и увидели, как он выходит из музыкальной комнаты, которая стала его писательским кабинетом. Его мать помогла мне найти красивый письменный стол из красного дерева начала прошлого века. Джек поставил его перед окном, выходившим на боковой сад.

Я послала мужу укоризненный взгляд, тотчас забытый, когда Джек наклонился, чтобы поцеловать меня. Он кивнул Джейн и взял Сару, которая потянулась к нему. Я привыкла к тому, что женщины оборачиваются, когда мимо них проходит Джек, но мне казалось, что та, которую я родила, по крайней мере, сделает своей любимицей меня.

Я посмотрела на Джей-Джея. Уткнувшись носом в шею Джейн, тот, похоже, был вполне счастлив.

– Ты закончил на сегодня? – со вздохом спросила я. – Я показывала Джейн дом и хотела познакомить ее с Нолой.

Улыбка Джека еле заметно дрогнула.

– Это был не самый продуктивный день, но, наверно, моя муза просто велит мне сделать передышку.

После телефонного разговора с литературным агентом Джек был задумчив и погружен в себя. Хотя его нынешний проект произвел в издательстве небольшой фурор, новость о том, что книга Марка Лонго «Похоть, жадность и убийство в Священном городе» удостоилась повышенного внимания в прессе, повергла Джека в раздражение и уныние. Тот факт, что идея книги вращалась вокруг нашего дома, послужила толчком к нашему знакомству и была темой его собственной книги, которая так и не вышла из-за подлой уловки Марка Лонго (чтобы собрать инсайдерскую информацию, этот подлец притворялся, будто ухаживает за мной), отнюдь не способствовал хорошему настроению Джека. Но было кое-что еще. То, что всплыло во время этого телефонного разговора, которым он еще не поделился со мной.

Я пыталась преодолеть свою привычку избегать плохих новостей и любых конфликтов, предпочитая думать, что они похожи на призраков, и если попытаться их подольше игнорировать, то они исчезнут. Но, как и в случае с беременностью, я поняла: это не так. Тем не менее я внушила себе, что, если я должна что-то знать, Джек обязательно мне скажет.

Он повернулся к Джейн с улыбкой, которую я называю улыбкой автора на задней обложке, и ее щеки зарделись. Я решила как-нибудь попросить Джека уменьшить чары на одно деление – так, как он поступал с любой из подружек Нолы, которые приходили к нам. Я еще не предлагала ему отрастить живот или облысеть.

– Я провел небольшое исследование о вашем новом доме на Саут-Бэттери. Он считается одним из сокровищ Чарльстона, причем как с точки зрения архитектуры, так и с точки зрения истории. А еще я немного покопался в жизни Баттон Пинкни. Это была невероятная женщина – щедрый филантроп и преданная защитница животных и детей. Она якобы часто говаривала, что этот дом похож на ребенка, которого у нее никогда не было. Высказывались самые невероятные предположения относительно того, что станет с домом после ее смерти.

– И она оставила его мне. – Джейн покачивалась, держа Джей-Джея на руках и убаюкивая его, и глаза малыша медленно слипались.

– Да. Совершенно незнакомому человеку. Я как писатель заинтригован. За этим определенно кроется какая-то история. Может, ее даже хватит на целую книгу. Баттон Пинкни была образованной, умной и культурной женщиной. Наверняка у нее имелась причина выбрать именно вас. Я бы не хотел, чтобы дом был продан, пока мы не узнаем, почему именно вы стали наследницей.

– Джек, – сказала я, – сейчас не время это обсуждать. Я сейчас показываю Джейн дом. Разговор о доме Пинкни назначен на завтра, на восемь пятьдесят пять. Я уверена, что записала это в твой календарь.

И Джек, и Джейн не мигая уставились на меня. Затем Джек снова повернулся к Джейн.

– Да, конечно, мы можем подождать до без пяти девять завтрашнего утра. Я просто хотел убедиться, что у Джейн, прежде чем она примет решение, есть вся информация. И сообщить ей, что она может жить у нас столько, сколько сочтет нужным, или, по крайней мере, до тех пор, пока ее дом не будет полностью отремонтирован, и она сможет увидеть его во всем великолепии. Вдруг она решит, что любит его, когда он не будет казаться таким старым.

Губы Джейн растянулись в легкой улыбке.

– Это тоже старый дом, но атмосфера в нем – за исключением заднего двора – по-настоящему дружеская. Как будто это настоящее семейное гнездо с большим количеством тепла.

– Это потому, что мы уже изгнали всех его призраков.

Джек сказал это с веселым смешком, но Джейн бросила на него пристальный взгляд.

– Призраков?

– Не волнуйтесь, – сказала я, ведя ее к лестнице. – Самые вредные уже ушли. Те, что остались, дружелюбны. – Я сказала это в шутку для Джека, но Джейн продолжала хмуриться.

Мы были на полпути вверх, когда из комнаты Нолы донесся крик. Хотя Джек держал на руках ребенка, он взбежал по лестнице и распахнул дверь спальни.

– У вас все в порядке?

Мы с Джейн подошли к нему и заглянули в комнату. Три девочки сидели на высокой кровати Нолы с балдахином, а между ними лежала доска для спиритических сеансов. Они повернулись к нам, одна бледнее другой.

– Он двигался сам по себе, – сказала Вероника.

По периметру комнаты возникло новое присутствие, нечто темное и тревожное, вроде легкой ряби на поверхности воды, сигнализирующей о приближении чего-то огромного. И невидимого. Как и раньше, я не могла его видеть, не могла заговорить с ним или прикоснуться к нему. Как будто между мной и миром духов опустился занавес, заблокировав мне вход. Если раньше меня напрягал тот факт, что я могу общаться с духами, то теперь меня злило то, что я утратила эту способность. Как будто что-то глушило волны моего мозга, и это пугало меня больше всего на свете.

Джейн наклонилась, чтобы поднять фигуру в форме треугольника, но тут же уронила ее, как будто обожглась.

– Вы не должны играть с этим, – сказала Джейн негромко, но очень серьезно. – Это не игрушка.

Мы все удивленно посмотрели на нее. Чувствуя на себе наши взгляды, она попыталась улыбнуться, но безуспешно.

– Это сказала мне мать семьи, в которой я работала. Она сказала, что это не детская игра. – Ее взгляд скользнул в угол комнаты. – По ее словам, иногда это может привлечь нежелательных… гостей, и неизвестно, хорошие они или плохие.

– Они ненастоящие, – сказала Олстон. – Все эти привидения ненастоящие. Наверно, Нола сбросила его с доски, чтобы напугать нас.

Она с надеждой посмотрела на Нолу.

 

– Каюсь, – сказала Нола, искоса взглянув на меня и давая понять, что она лжет. По моей шее пробежал озноб. Наш дом был полон духов. Как и большинство старых домов. Они присутствовали в каждой скрипнувшей половице, в тиканье старинных часов. Но мы научились жить с ними в гармонии, зная, что, когда они будут готовы двигаться дальше, они дадут мне знать. Но, даже не видя этого нового призрака, я знала: он не хочет никуда уходить.

– Закрой, пожалуйста, Нола. Джейн права – это не игра. – В нос мне ударил запах влажной земли и опавших листьев, и я тотчас поняла, откуда он. – Пожалуйста, представь Джейн девочкам, – сказала я Джеку. – Мне нужно на минутку выйти.

Он вопросительно посмотрел на меня, но я быстро шагнула за порог, сбежала вниз по лестнице и бросилась через весь дом к задней двери. Распахнув ее, я подавила крик, едва не столкнувшись с Меган, которая отчаянно пыталась открыть заднюю дверь.

Забежав в дом, она захлопнула ее и прислонилась к ней спиной. Ее кожа была необычно бледной, а зрачки такими широкими, что я могла поклясться, что видела вокруг ее радужной оболочки только белки.

– С вами все в порядке? – спросила я, подводя Меган к кухонному столу и выдвигая стул.

Она сначала кивнула, но затем покачала головой, а когда наконец обрела голос, сказала:

– Это так странно…

– Что именно? – спросила я, хотя уже знала, что она мне скажет.

– Я копала и подумала, что что-то нашла, поэтому сосредоточилась на небольшом участке, как вдруг… – Она наморщила нос и невольно вздрогнула. – Этот запах. Как гниение… зловоние мертвечины. Однажды у нас в дымоходе сдохла белка. Мы так ее и обнаружили – по запаху. Он был точно такой. И я клянусь вам, что температура упала градусов на тридцать, потому что я даже видела облачко от своего дыхания.

– Может, вам приготовить чаю? Кажется, вы немного не в себе.

Она покачала головой.

– Я хочу вернуться домой. Вы не возражаете, если я оставлю у вас свои вещи? Не хочу сейчас возвращаться за ними. И выйду через парадную дверь, если вы не против.

– Конечно, – сочувственно сказала я. – Возможно, вам нездоровится. В конце концов, сейчас сезон гриппа.

Меган с благодарностью кивнула, держась за край стола.

– Думаю, мне следовало послушать маму и сделать прививку от гриппа.

– Возможно, – согласилась я, мягко направляя ее к входной двери. – Я соберу ваши вещи и положу их в садовый сарай на случай, если пойдет дождь. Они будут там, когда вы решите вернуться.

Меган поблагодарила меня и ушла. Войдя в холл, я увидела, что Джейн и Джек спускаются по лестнице, и у каждого из них на плече спит ребенок. Я нахмурилась.

– Почему они никогда не делают этого со мной? Когда я с ними, они всегда бодрствуют.

– Просто дети хорошо чувствуют успокаивающее присутствие, – с улыбкой сказал Джек.

Прежде чем я успела возразить, Джейн пояснила:

– Или они просто устали. Знакомство с новыми людьми для маленьких детей утомительно – им требуется обработать так много новой информации.

Я улыбнулась. Ее взвешенный подход к вынесению суждений укрепил меня в правильности решения нанять ее. Я потянулась к Саре и Джей-Джею и взяла их обоих на руки. Кстати, они уже начали просыпаться, извиваться и сучить ножками. Вот вам и успокаивающее присутствие.

– Я пойду покормлю детей, а Джек принесет вещи в вашу комнату, чтобы вы их распаковали и обустроились.

– Спасибо, – сказала Джейн.

Я уже собралась войти в кухню.

– Я хотела бы отреставрировать дом на Саут-Бэттери, прежде чем его продать.

Я обернулась.

– Вот как? То есть я рада это слышать, но это не совсем то, что я ожидала. Что сподвигло вас принять такое решение?

– О, множество вещей.

Ее взгляд остановился на Джей-Джее, и мне показалось, что она избегает смотреть мне в глаза. Как будто не хотела, чтобы я что-то заметила.

– Например? – спросила я.

Джейн пожала плечами.

– Дело не в том, что вы рассказали мне о Баттон Пинкни и ее мотивах в выборе наследника. Это тоже важно. Но главным образом… – Она на миг умолкла. – Главным образом этот дом.

Я недоуменно посмотрела на нее.

– Мой дом?

Она кивнула.

– Он красивый и исторический, но это дом. У него есть душа, хорошая атмосфера, ну, вы понимаете? Это, конечно, звучит глупо, но он как будто знает, что здесь так много любви, и отражает ее.

Она посмотрела на меня, словно ждала подтверждения своих слов, но я лишь кивнула.

– И почему-то я знаю, – продолжила она, – что под всей этой плесенью, осыпающейся штукатуркой и печалью дом Пинкни такой же. До того как умерла эта маленькая девочка, там наверняка было много счастья. Когда-то это было любимое семейное гнездо, и теперь оно передано мне на попечение. – Джейн наконец осмелилась посмотреть мне в глаза. – Я всю жизнь мечтала о доме, который назову своим. Даже если это последнее, чего я ожидала, я не могу сразу взять и отказаться от него. Это было бы… неправильно. Это все равно что упустить возможность, не дав ей ни единого шанса.

– Знаете, всегда есть способ не обращать внимания на плохое, чтобы увидеть хорошее, – сказала я, повторив мудрость, которую она усвоила за годы, прожитые в приемных семьях.

Джейн улыбнулась.

– Пожалуй. Думаю, я дам ему шанс. Или, по крайней мере, оставлю его на то время, пока не пойму мотивы Баттон. И посмотрю, во что превратится дом. Вдруг, как только мы избавимся от этой ужасной куклы, темных штор и старых обоев, он будет смотреться иначе? Вдруг косметический ремонт поможет… Как это назвал Джек?

– Изгнать его призраков, – сказала я с натянутой улыбкой.

Улыбка Джейн дрогнула.

– Да, точно. Затем я смогу решить, хочу ли я его продавать. И, надеюсь, к тому времени он будет полностью отреставрирован.

Я попыталась скрыть вздох облегчения.

– Отлично. Я знаю, Софи будет в восторге.

Джейн продолжала улыбаться, но было в ее глазах нечто такое, что подсказывало мне, что она что-то утаивает и не намерена делиться со мной всем, что ей известно.

Мы услышали, как дверь Нолы открылась, и послышались голоса девочек. Джейн снова повернулась ко мне.

– Убедитесь, чтобы она избавилась от этой игры, хорошо? Не то чтобы я во все это верю, но зачем искушать судьбу, верно?

– Хорошо, – сказала я с тревогой и направилась обратно в кухню, чтобы покормить младенцев. Я вытирала остатки пюре из сладкого картофеля и крошечных кусочков курицы – спасибо кухонному комбайну, подаренному миссис Хулихан и Софи по случаю рождения близнецов, – когда мой нос уловил запах тления, смешанный с запахом только что вскопанной земли.

Притворившись, будто ничего не почувствовала, я закончила вытирать Джей-Джея, – Сара была аккуратисткой и не нуждалась в нагруднике, – после чего подняла обоих с высоких стульев. Лишь выйдя из кухни, я заметила большие часы над дверью. Они громко тикали, подтверждая, что батарейка в них все еще работает, хотя стрелки намертво застряли на десяти минутах четвертого.

Глава 8

– Привет, красавица.

Один только голос Джека по внутренней связи превратил мои внутренности в мед, мой мозг – в тертый сыр, а мои мыслительные процессы – в золотую рыбку. Я уставилась на переговорное устройство на своем столе, желая, чтобы он снова заговорил, и одновременно – чтобы он этого не сделал. По идее, мне положено работать, что было несовместимо с близостью Джека.

По внутренней связи раздался голос Джолли, и по легкой дрожи в нем я поняла, что она тоже не застрахована от чар Джека.

– Извините, Мелани. Ваш муж здесь. Пустить его к вам?

– В этом нет необходимости, – услышала я голос Джека за дверью своего кабинета, а в следующий момент эта дверь открылась. Даже в те дни, когда Джек меня скорее раздражал, нежели располагал к себе, – надо сказать, это соотношение не сильно изменилось с тех пор, как мы поженились, – мне казалось, он всегда заполнял собой все пространство. Было что-то такое в его ослепительной улыбке и в силе его личности. Я, конечно, в этом никому не признаюсь, но я была счастлива, что все трое его детей, похоже, унаследовали эту черту. Я тут же мысленно дала себе задание составить список того, что близнецы унаследовали от меня, хотя и опасалась, что он выйдет довольно коротким.

Подойдя к моей стороне стола, Джек впился мне в губы поцелуем. А когда отстранился, то, не сводя с меня глаз, сдвинул бумаги от центра моего стола к краю. Я знала, что означает этот блеск в его глазах, – в доказательство этому у меня были близнецы, – но мой офис был совершенно не подходящим местом, какими бы соблазнительными ни были поцелуи Джека.

– Джек, нет. Я умру, если новая администраторша поймет, что здесь происходит. Может, в другой раз?

– Ты способна ждать так долго? – спросил он, снова целуя меня. Чтобы активировать хотя бы несколько клеточек мозга, я покосилась на экран компьютера, где трудилась над составлением списка домов для клиента.

– Итак, чему я обязана этим удовольствием? – спросила я, кашлянув.

– Джейн с младенцами и щенками пускала мыльные пузыри в палисаднике, что, кстати, ужасно мило, и мне показалось, что они не нуждаются в моей помощи. Я просто послал правку своему редактору в Нью-Йорке и решил, что все под контролем. В общем, я воспользовался ситуацией и не только принял душ и побрился, но даже надел нормальную одежду. Я решил пообедать с моей любимой девушкой и отпраздновать это событие.

У меня заурчало в животе – обычное дело сейчас, когда даже миссис Хулихан участвовала в заговоре против меня и больше не хранила на кухне запас моих любимых снеков. Теперь мне полагались лишь фрукты, безглютеновые батончики мюсли, и абсолютно ничего со словами «Хозяйка» или «Сара Ли» на коробке. А вместо пончиков, сырных палочек и бекона на завтрак миссис Хулихан готовила мне омлеты с яичным белком и овощные фриттаты. Неудивительно, что я все время ходила голодная. Вся эта здоровая еда не только сбивала с толку, но и медленно убивала меня.

– В «Коричневого пса»? – нетерпеливо предложила я. Закусочная была в двух шагах от моего офиса на Брод-стрит, и там готовили лучшие сэндвичи в мире, а также такие блюда, как хумус и веганские хот-доги с перчиками чили, но в меню было много блюд и не для веганов.

Джек посмотрел на часы – мой свадебный подарок ему – с выгравированной на них датой нашей свадьбы, чтобы у него никогда не нашлось оправдания, если он вдруг ее забудет.

– Еще рано. Надеюсь, там будет достаточно тихо, чтобы поговорить.

Бросив на него обеспокоенный взгляд, я встала и взяла сумочку.

– Все в порядке? С Джейн и детьми?

Джек положил руку мне на поясницу и вывел меня из офиса.

– Лучше некуда. Просто… поговорим об этом, как только забросим в желудок пищу. Мы оба знаем, какой ты бываешь, когда голодна. – Он провел рукой по эластичному поясу моей юбки. – Ты похудела?

Я остановилась, чтобы взглянуть на него. У меня нет весов, потому что они мне никогда не были нужны. Единственный человек, которого заботил мой вес, пока я была беременна – это мой гинеколог. Я всегда была худощавой и могла есть все что хотела. Это заложено в моих генах. Мне было достаточно посмотреть на мою мать, чтобы убедиться: любой жирок на моих боках, оставшийся от беременности, пройдет сам собой.

– Что ты имеешь в виду? – спросила я. – По-твоему, я толстая?

– Тише, Мелли. Я просто озвучил тот факт, что твоя юбка сидит на тебе свободно. И все. Для меня ты – самая красивая женщина, какую я только встречал.

За миг до того, как он поцеловал меня, у меня в голове промелькнула мысль, что этот хитрец всегда использовал поцелуй, чтобы остановить любой спор. И, как всегда, это сработало.

Когда мы вошли в приемную, Джолли подняла голову. Когда она увидела Джека, ее глаза тотчас вспыхнули. Я подавила желание хмыкнуть.

– Идете обедать? – спросила она, и я была готова поклясться, что она похлопала ресницами.

– Да. Я оставлю на всякий случай свой мобильный, вдруг будет что-нибудь срочное. В остальных случаях просто примите сообщение. Я вернусь примерно через час.

Серьги в виде стрекоз, подрагивая, свисали с ее ушей. Не отрывая глаз от Джека, она покачала головой. Стрекозы качнулись.

– Хотите, я вам погадаю? Первый раз – бесплатно.

– Погадаете?

Джек был искренне удивлен.

Джолли бросила на меня укоризненный взгляд и быстро повернулась к Джеку.

– Разве Мелани вам не говорила? Я – ясновидящая. Я могу говорить с мертвыми.

– Неужели? – спросил Джек, ставя локти на стойку и наклоняясь к ней. – Как интересно! Вы сейчас видите кого-нибудь рядом со мной?

Джолли закрыла глаза, обнажив на веках полоску блестящих голубых теней, и задумчиво пожевала губами.

– Да. Вижу. Мужчину. Пожилого мужчину с темными волосами, как у вас. – Она резко открыла глаза. – Ваш отец уже пересек границу?

 

– Учитывая, что прямо перед тем, как войти сюда, мы разговаривали с ним по телефону, я вынужден сказать «нет». Что-то еще?

Джолли снова зажмурила глаза, и я ткнула Джека пальцем в ребра, отчего он тихонько ойкнул.

– Он держит какое-то украшение… кажется, браслет. Может, он ювелир? – Она вновь открыла глаза и улыбнулась Джеку. Более того, на этот раз она определенно похлопала ресницами.

– Спасибо, – сказал Джек. – Я уверен, если немного подумать, я выясню, кто это мог быть.

– Вы непременно дадите мне знать, хорошо? – Джолли что-то записала в тетрадь с изображением аллигатора. – Я веду список, чтобы оценить свою точность.

– Каков ваш процент на данный момент?

Ее губы сжались в тугую линию.

– Около пяти процентов. Фактически ближе к четырем. Но я делаю успехи. Я хожу на онлайн-курсы, чтобы отточить свои навыки.

– Это здорово, – сказала я, потянув Джека за руку. – Увидимся через час.

Мы вышли на Брод-стрит, где нас встретил порыв прохладного ветра.

– Для протокола, – сказала я, – я никого не видела. Может, она увидела тебя с подарком на мой следующий день рождения и просто запуталась?

Джек запрокинул голову и рассмеялся.

– Спасибо за напоминание, у меня в запасе еще пять месяцев.

Я взяла его под руку.

– Может, Джолли поможет тебе сообразить, что мне нравится?

Мы все еще хихикали, входя в закусочную «Коричневый пес». Нас быстро усадили в одной из кабинок у ярко-синей стены, обильно увешанной кричащими плакатами и портретами мультяшных собак в рамках. Как и предсказывал Джек, мы опередили основную массу обедающих. К нашему столику тотчас подошла официантка со стаканами для воды и, как только мы уселись, приняла наши заказы. Я заказала сэндвич с жареными зелеными помидорами, острым сыром и жареной картошкой, а Джек заказал питу с морепродуктами. Помня наш предыдущий разговор о моем весе, я перешла на смесь свежих фруктов и, как только официантка отошла от нашего столика, пожалела о картошке. Левая рука Джека с золотым кольцом на среднем пальце лежала на столе. Я хотела протянуть руку и вложить свою ладонь в его, но боялась, что это скорее подростковый жест. В подростковом возрасте я не встречалась с мальчиками, и у меня не было личного опыта, но вместе с Нолой я посмотрела достаточно молодежных фильмов и потому имела некое представление.

– Итак, – сказала я, потягивая воду через длинную трубочку, – о чем ты хотел поговорить? – Мое прежнее «я» никогда бы не задало этот вопрос, предпочтя метод «голову в песок», к которому, кстати, я все еще прибегала довольно часто. Но это был мой брак – чего никогда бы не было, держи я и дальше голову в песке, – и я решила, что это хорошее место для начала новой, замужней версии себя любимой.

Джек, похоже, приятно удивился, что я заговорила первой, но принял мудрое решение это не комментировать. Он полез в карман и вытащил что-то похожее на клочок газеты. Джек разгладил его на столе, и я увидела, что это газетная вырезка, изрядно потрепанная, с неровными краями. Я немедленно принялась рыться в сумке в поисках косметички для неотложной помощи, в которой лежали ножницы, скотч, антикоррозийный спрей, зубная паста и множество других полезных вещей, которые могли мне понадобиться в любой момент.

– Что ты делаешь? – спросил Джек.

Моя рука замерла.

– Ищу ножницы. Хотела подровнять края.

– Думаю, в этом нет необходимости. Все, что тебе нужно, – это прочитать текст.

– Хорошо, – сказала я, вынимая руку из сумочки, как будто это не имело значения. Я пододвинула газету ближе, чтобы прочесть ее, стараясь при этом не щуриться и не слушать, как Джек снова говорит мне, что я не должна стесняться очков и что их носит большинство людей старше сорока. Поскольку ему еще не исполнилось сорок, в наших интересах – особенно с острыми ножницами поблизости – было воздержаться от этого разговора.

– Это из номера за прошлое воскресенье, – сказал он. – Щенки взялись за него после того, как ты вытащила вкладку с рекламой недвижимости, и до того, как я смог прочитать остальную часть, но сегодня утром, после того, как ты ушла на работу, твой отец показал ее мне. Это из передовицы.

Я ощутила первый укол тревоги.

– Из серии статей, которые «Пост энд курьер» публикует об истории некоторых старых домов в Чарльстоне. Серия предполагалась короткой, но, судя по всему, стала довольно популярна, и штатный автор получает приглашения от людей, надеющихся, что их дома станут темой этой колонки.

– Сьюзи Дорф, – сказала я, не пытаясь скрыть усмешку в голосе. – Она пыталась связаться со мной. Да что там! Она оставила мне несколько текстовых сообщений.

Джек поднял брови, не удостоив мои слова комментарием.

– Она меня раздражает. Мне нечего ей сказать, особенно после того, как в прошлом году она напечатала анонимное письмо о том, что в нашем саду захоронены и другие тела. На нее нужно подать в суд за клевету.

– Это несколько преждевременно, тебе не кажется? Особенно с учетом того, что мы только что откопали цистерну в указанном саду?

– Не важно. Любые трупы, которые мы находим, – это наши трупы. Пусть она займется своими делами.

Джек насупил брови, как будто мысленно пытался что-то перевести.

– Она – репортер, – сказал он, покачав головой. – И вот что она делает. – Он протянул руку и пододвинул вырезку ко мне. – Прочти сама.

Изо всех сил стараясь не щуриться, я начала читать:

«Голливуд прибывает в Святой город! К счастью, это не далекий от реальности сериал в духе реалити-шоу, а полноценный художественный фильм крупной киностудии. Книга уроженца Чарльстона Марка Лонго „Похоть, жадность и убийство в Священном городе“ еще даже не появилась на полках книжных магазинов, однако вокруг нее так много шума, что, по слухам, права на фильм проданы с аукциона за семизначную сумму».

Я взглянула на Джека. Тот отважно пытался сохранять бесстрастное выражение лица. Это была его история, но Марк украл ее у него и поспешил опубликовать свою версию прежде, чем у Джека появился шанс. К убийству были причастны родственники Марка, которые поделились с ним известной только им информацией, но тела были найдены в нашем саду. Джек уже написал свою книгу о том, как мы раскрыли тайну, и подписал издательский договор. Но книга Джека не была опубликована, так как Марк опередил его. Правда, мы одержали небольшую победу, когда сумели помешать Марку выкупить дом, но только потому, что Нола одолжила нам деньги. Это было несправедливо и унизительно, однако мы постарались забыть об этом. До этого момента.

– Это то, о чем тебе на днях сообщил по телефону твой агент?

Джек кивнул.

– Читай дальше. Там еще интереснее.

«Как мне стало известно от анонимного источника, дом Вандерхорстов по адресу Трэдд-стрит, 55 – место действия грязной истории, положенной в основу книги, – будет использован для съемок, чтобы придать фильму аутентичный колорит и снискать одобрительный кивок со стороны чарльстонского истеблишмента. А с появлением новой желтой заградительной ленты позади дома кто знает, что еще будет обнаружено и что станет пищей для продолжения истории? В доме предположительно обитают привидения, так что это может быть интересно. Бу-у-у! Следите за обновлениями в этой колонке».

Дрожащей рукой я вернула газету Джеку.

– Что ж, у этих голливудских деятелей не работают мозги, если они думают, что я пущу их в свой дом и позволю им снять фильм по книге, которую мой муж не писал. А главное, этой репортерше хватило наглости предположить, что это произойдет, даже без нашего разрешения!

Джек покашлял, словно желая напомнить мне, что мисс Дорф действительно пыталась поговорить со мной, но я не захотела выйти на связь.

– Ты слышал об этом от Марка? – Я даже отпрянула, ужаснувшись направлению собственных мыслей. – Или от Ребекки? Она вынудила нас устроить для них помолвку. Но это не дает им права предполагать… – Заметив выражение его лица, я умолкла. – Почему ты улыбаешься?

– Потому что ты такая сексуальная, когда злишься.

Я растерянно заморгала.

– Перестань меня отвлекать. Я… мы… имеем полное право быть недовольными. Почему ты, в отличие от меня, относишься к этому так легкомысленно?

Он потянулся через стол и снова взял меня за руку.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?