Его третья жертва

Tekst
10
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Его третья жертва
Его третья жертва
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,88  23,90 
Его третья жертва
Audio
Его третья жертва
Audiobook
Czyta Евгений Цуриков
14,94 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Посвящается моему мужу Питеру, с которым мы многие годы исследовали деревни в Пеннинских горах


© Булычева М., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Пролог

Он провел пальцем по экрану телефона и закатил глаза. От увиденного его затошнило. У Беллы Ричардс появился новый мужчина. Он заснял на видео, как Белла и этот Алан Фишер милуются друг с дружкой, она поглаживает его щеку, губами касаясь его губ.

Она впустую тратит время. Белла не подходила Фишеру или кому-либо еще. Как она этого не поймет? Рано или поздно она зайдет слишком далеко. А если это случится, ему придется припугнуть ее. Он знал, чего Белла – как и все остальные – боится больше всего. Вычислить было нетрудно. Очень скоро и очень просто он воплотит ее ночные кошмары в реальность.

Алан Фишер был осложнением, на которое он не рассчитывал. Ему придется с этим разобраться. Но это не проблема. В прошлом он был мастером игры в убийства. Полиции было известно о пяти жертвах. Алан Фишер просто пополнит этот список.

Но чего полиции не было известно, так это того, что те пятеро были лишь сопутствующей потерей. Они лишь оказались на его пути, и им пришлось исчезнуть, потому что они были слишком близки к его настоящим целям. О них полиция и не догадывалась. Ведь он умен и педантичен. Его «идеальные преступления» остались совершенно незамеченными. Никто даже не заявил о пропаже тех женщин.

Он молился, чтобы Белла оказалась другой. Предыдущие две не оправдали его ожиданий, и ему пришлось их убить. Теперь же у него на примете была Белла, и было бы здорово, если бы она не стала его третьей жертвой. Все, что от нее требовалось, – это сделать его счастливым. Не так уж много он просил. Но его избранницы всегда подводили его, так или иначе. Он же все равно не отказывался от своих поисков. Однажды он найдет женщину, которая будет воплощением его мечты. Он надеялся, что Белла окажется той самой.

Глава первая
День 1

Полицейский вбежал на станцию «Виктория», мелькнул значком перед человеком у ограждения и выскочил прямо на четвертую платформу. Осмотрел толпу ожидающих поезда на Хаддерсфилд. Вот они. Мужчина и женщина, держатся под руки. Хорошо смотрятся вместе. Алан Фишер – высокий брюнет, одет дорого, атлетического телосложения. Белла Ричардс – стройная миниатюрная блондинка с тонкими чертами и не доходящими до плеч волосами. Она взяла его за руку и попыталась подтолкнуть к отправляющемуся поезду.

– Алан Фишер? – спросил полицейский, явно торопясь.

Фишер кивнул.

– Вы должны срочно пройти со мной. Речь о вашей жене. – Полицейский заметил, как выражение удивления на лице Фишера сменилось шоком. Должно быть, в его мыслях пронеслись все возможные догадки.

– Почему? В чем дело? – спросил Фишер.

– Я не знаю подробностей, сэр. Мне сказали забрать вас и привезти прямо в больницу Хаддерсфилда.

Безобидные слова, за которыми не скрывалось, скорее всего, ничего хорошего.

– С Анной все в порядке? Она попала в аварию? Она заболела?

Полицейский покачал головой.

– Я же сказал, сэр, мне ничего не объяснили, – он взглянул на вокзальные часы, – нам пора.

– Сначала я позвоню домой, – твердо сказал Фишер.

Полицейский заметил в его глазах недоверие, и это ему не понравилось.

– Там никого нет. Женщина, которая у вас убирает, видимо, поехала с ней.

Слова оказали нужное воздействие. Убежденный, Фишер повернулся к своей спутнице:

– Мне нужно идти. Садись на поезд. Я потом тебе позвоню. – Он нагнулся и поцеловал ее в щеку.

Полицейский взял Фишера за локоть.

– Моя машина на улице. Нам пора. Дороги сейчас забиты.

Через пару минут они уже ехали по Эштон- Роуд.

Алан Фишер постукивал пальцами по колену и посматривал на полицейского.

– Не лучше было поехать по автостраде? Тут, похоже, пробка – все стоит.

– Разгонимся у Стокпорта, – заверил его полицейский.

– Анна попала в аварию? Она же не была за рулем?

– Понятия не имею, сэр.

– А нельзя это выяснить? По рации там связаться? Спросить у кого-то?

– Потерпите, скоро приедем.

Они еле тащились. Насколько было видно, машины еле-еле двигались вперед. Вдруг офицер свернул с основной дороги на одну из множества боковых улиц. Она была узкая, с обеих сторон зажатая кирпичными ступенчатыми домами. «Срежем», – улыбнулся он Фишеру.

– Вы уверены? – в голосе Фишера звучало сомнение. – Мне кажется, там дальше только канал, и все.

– Я знаю короткий путь до Рочдэйл-Роуд. Оттуда поедем по М60 и М62.

Но Фишер был прав. Узкая улочка резко оборвалась у пешеходного моста через канал, по которому никакая машина бы не проехала. Единст- венным, что отделяло их от воды, были ржавые железные перила.

– Что вы делаете? – сомнение Фишера переросло в раздражение. Полицейский проигнорировал его вопрос. Как и следовало ожидать. – Теперь потратим еще больше времени на разворот.

– Уже неважно, сэр. Дальше мы не поедем.

Выражение недоумения на лице Алана Фишера вызвало улыбку у полицейского. Ему нравилось их накручивать.

– Тут что-то не так. Какой-то бред. Вы кто? – требовательно спросил Фишер.

Полицейский не ответил. Он был занят тем, что копался в бардачке. Он знал, что Фишер теряет терпение и нужно действовать быстро. Через пару секунд его заряженный пистолет был приставлен к виску Фишера.

– Пора прощаться.

Теперь уже никакого сомнения или недоумения быть не могло. Ужас на лице Фишера сменился желанием спастись. «Офицер» увернулся от удара. Фишер снова попытался ударить кулаком. Слишком поздно. «Полицейский» нажал на курок, и Фишеру пришел конец.

Глава вторая

Была середина ночи. Кромешная темнота, и только луна иногда появлялась из-за туч. Было холодно, что неудивительно в этих местах ранней весной.

На вершине болотистой пустоши было мрачно даже в ясный день, а уж ночью это было последнее место, где кто-либо захотел бы оказаться. Полицейская машина остановилась у обочины узкой дороги, расходящейся на две между деревнями Сэддлворта и окраинами Хаддерсфилда. Тело лежало в паре метров отсюда, под тентом.

Вдалеке показались фары другой машины. Машина приближалась. Один из офицеров в форме повернулся к коллеге:

– Беннет.

– Надеюсь. Тогда мы, может, смогли бы выбраться отсюда. У меня ноги заледенели.

Инспектор Джордж Беннет работал в центральном Манчестере. Ему сообщили о трупе, и он решил принять участие в расследовании. Он мог бы предоставить это Олдэму, но, судя по первому докладу, тут были все признаки организованного убийства.

Он вышел из машины и приподнял полог тента.

– Кто его нашел?

– Какой-то парень из соседней деревни. Увидел в свете своих фар. Позвонил в полицию, оставил свой номер и смылся.

– Найдите его, спросите, не видел ли он кого-нибудь еще или какие-либо другие машины на этой дороге. Мы знаем, кто жертва?

– Кошелек и телефон все еще при нем, сэр. Его зовут Алан Фишер, преподаватель колледжа в Хаддерсфилде. В кошельке фунтов сто, так что это не ограбление.

– Судмедэксперта вызвали?

– Я позвонил на этот счет Олдэму. Думаю, они пошлют кого-нибудь, но сюда трудно добраться, если не знаешь этих мест.

Беннет оглядел пустошь вокруг. Вот уж не поспоришь!

– Может, это он, сэр.

На дороге показалась еще одна машина, на этот раз со стороны Йоркшира. Она остановилась перед машиной Беннета, и из нее вышли двое мужчин.

* * *

– Пытаетесь присвоить себе наше тело, да? – громкий голос загрохотал в темноте. – Надеюсь, вы тут ничего не трогали, а то запорете нам экспертизу.

Начальник уголовного отдела полиции Тэлбот Дайсон был крупным мужчиной пятидесяти с небольшим лет с лишним весом и негармоничными чертами лица. Кто-то назвал бы его попросту уродливым, но в нем было что-то, что делало его симпатичным, даже привлекательным. Он всегда был безукоризненно одет. Сегодня на нем был серый костюм и плащ длиной три четверти, а вокруг шеи – шелковый шарф. Он подошел к Беннету и полицейским, показав удостоверение, а его коллега зашел под тент, чтобы взглянуть на труп.

– У вас здесь нет прав. Это дело наше, – крикнул Беннет.

Дайсон улыбнулся.

– Думаю, вы увидите, что оно мое. Скоро прибудет подмога, и мы вас здесь больше не задержим.

– Как бы не так, детектив. Этот человек умер по нашу сторону ограды. Это наше дело. Пусть ваш человек покинет тент, а то криминалистам будет не с чем работать.

Дайсон скрестил руки на груди.

– Это не место преступления. Его здесь просто сбросили.

– Как бы то ни было, предоставьте это нам.

Дайсон указал на дорогу:

– Посмотрите туда. Что вы видите?

– Дорожные знаки. И что?

– Вот этот говорит, что мы в Большом Манчестере, то есть в графстве Ланкашир, насколько я помню. А вон тот, напротив, говорит, что мы в Западном Йоркшире. Этот умник оставил его ровно на границе между графствами. Он морочит нам голову, инспектор.

Беннет понизил голос:

– Я подозреваю, что это организованное убийство. Вы наверняка слышали, что у нас творится с тех пор, как Рона Чокера упрятали за решетку? Каждый бандит в Большом Манчестере пытается забрать себе корону. Возможно, за это убийство ответственен один мерзавец, на которого я охочусь уже несколько месяцев. На теле могут быть доказательства, которые мне нужны.

Дайсон отошел от него.

– Их там нет, и вы ошибаетесь. – Он повернулся к своему инспектору: – Ну что?

– Он наш, сэр. Выстрел из пистолета в голову, и на нем отметка.

Дайсон вздохнул.

– Какого цвета на сей раз?

– Синяя, сэр.

– Отметка? Какая отметка? – нахмурился Беннет.

 

– На предплечье. Круглая отметка, сделанная резиновой печатью. Как делают, когда приходишь на концерт и во всякие такие места.

– Все равно от этого он вашим не становится.

Дайсон старался сохранять спокойствие.

– Я полагаю, становится, и по двум очень веским причинам, инспектор. Во-первых, большая часть тела находится на стороне Западного Йоркшира. А во-вторых, за последние три года в морг Хаддерсфилда попали еще пятеро с такими же отметками на руке.

Глава третья

Дайсон зашел в крупнейший из трех моргов, принадлежавших службе судмедэкспертов Пеннинских гор. Отделение судебной медицины было прикреплено к госпиталю Хаддерсфилда и обслуживало полицию Восточно-Пеннинского региона.

– Что у тебя для меня, Сид?

– Дай нам время, Тэлбот. Его привезли пару часов назад.

Они проработали вместе над десятками случаев в течение многих лет и очень хорошо знали друг друга. Профессор Сид Бибби был одного возраста с начальником полиции. Волосы, оставшиеся от его шевелюры, поседели, но, в отличие от Тэлбота, он следил за собой и поддерживал себя в здоровом весе.

Дайсон стоял над телом Алана Фишера, ковыряясь в зубах.

– Это тот же убийца или как? Ты же наверняка уже знаешь это. У меня там в участке команда рвется в бой, нужно подбросить им какую-то информацию.

– Тэлбот, смотри, что делаешь, – профессор Бибби оттолкнул грузного детектива с дороги. – Мы проводим исследование пули. Это был 22-й калибр, пистолет небольшой, такой же, как и в предыдущих случаях. Ему выстрелили в висок. Я бы сказал, что дуло было приставлено к коже. Видишь, входное отверстие окружено широким ореолом сажи, а кожа обожжена и почернела.

– Что-нибудь еще?

– Насчет отметки ты знаешь. У него были проблемы с желчным, а в остальном абсолютно здоровый человек. Я проведу стандартные анализы на наркотические вещества и все остальное, но не думаю, что мы что-то найдем.

– Ты нашел что-нибудь, что позволит нам выследить убийцу? Ну там, волокна на одежде? Следы крови? Пока что я могу начать расследование разве что по кучке пыли.

– Анализы его одежды пока в обработке, но если это убийство прошло по тому же сценарию, что и предыдущие, я бы особо не надеялся что-либо обнаружить.

Дайсон подошел к окну.

– Почему спустя столько времени? Больше года прошло с последнего случая. Где был этот мерзавец? Чем занимался?

– По крайней мере, не убивал всех подряд, так что скажи спасибо, – вставил Сид.

Но Дайсон никогда не считал, что эти убийства случайны. Ему нечем было это доказать, кроме своего чутья и отметок на руках. Он был уверен, что их цвет тоже что-то значил.

– Было три зеленых и две красных. Теперь он выбрал синий. Есть что-нибудь новое по краске?

– Дай мне еще времени. Я смогу сказать тебе что-нибудь более определенное завтра. Теперь я отдам тело. У нас есть все, что нужно.

Дайсон устало вздохнул.

– Ладно, не буду тебе больше мешать. Поеду посмотрю, чем меня порадует моя несчастная команда. Все жду, когда же кто-нибудь из них догадается пообщаться с женщиной, которая была с Фишером на станции. Помимо убийцы, она была последней, кто видел его живым.

Сид усмехнулся:

– Ну, не может же быть все настолько плохо у них.

– О, еще как. От некоторых одна головная боль.

В настоящий момент инспектором у Дайсона служил Фрэнк Карлайл. Его перевели из Галифакса вместе с констеблем Иэном Беквитом. Оба были ни о чем: Карлайл утруждаться не любил, а Беквит еще совсем зеленый. Чего Дайсону хотелось – точнее, в чем он нуждался, – так это в возвращении инспектора Мэтта Бриндла.

* * *

Несмотря на мрачность места, где было найдено тело Фишера, и хотя прошел всего один день, оно уже стало местом паломничества. Воздаяния популярному преподавателю сгрудились на обочине узкой проселочной дороги. Палатка полицейских исчезла, офицеров поблизости не было. Все, что осталось, – это кипы дорогих цветов, обернутых в траурные ленты, со словами соболезнований.

Он откашлялся и сплюнул. Что за транжирство. Алан Фишер должен был умереть. Другого выбора не было – он был слишком близок к Белле. Люди знали, что они встречались. Как только она бы исчезла, Фишера стали бы допрашивать. Плюс, он обещал ей будущее. Это недопустимо, и он за это заплатил.

Виновник всех этих воздаяний запудрил ей голову обещаниями, которые не мог сдержать. Вот дурак! Будущее Беллы не с Фишером. И он хорошо подготовился. Он улыбнулся. Белла была стройная, светловолосая, с нежнейшей кожей – бледной, безупречной, и самыми прекрасными ярко-голубыми глазами. Быть вместе с ней было бы одно удовольствие.

Он присел на корточки и стал поднимать и разглядывать букеты и шары по одному. Все они были от друзей, коллег и студентов колледжа. Он читал каждую карточку, прежде чем швырнуть ее на землю. Наконец он увидел то, что искал. Она оставила букет красных роз. Он нагнулся вперед и выхватил его из кучи. Он сразу же заметил надпись на карточке. Простая надпись: «Моей единственной настоящей любви, твоя навсегда, Белла».

Шлюха! Зачем было все портить? Конечно, приноси цветы, если хочешь. Вполне ожидаемо. Вы работали вместе. Ее сентиментальные слова разрывали душу. Она обманывала себя. Она не любила Алана Фишера. Он положил карточку в карман. Он заставит ее проглотить эти слова.

Смерть Фишера была прогрессом. Она должна была заставить его почувствовать себя лучше. Но не сработало, и теперь ему было хуже. Жизнь Беллы продолжалась как раньше. Она продолжала жить в том же доме, работать на той же работе. В мыслях был такой хаос, столько страха и ненависти, что у него буквально заболела голова. Нужно действовать. Она должна получить следующий урок, острый и болезненный. Разрушающий душу и настолько ужасный, чтобы она взялась за ум.

Глава четвертая
День 6

Белла перебирала пальцами кулон в форме сердечка, висящий на шее. Она наблюдала за тем, как Мэтт Бриндл от души налил себе красного вина, а затем наполнил ее бокал.

Он улыбнулся.

– Ненавижу вот это все. На похоронах сплошные незнакомцы и слезы. Вот свадьбы – совсем другое дело.

– Разве на свадьбах не то же самое? – Белла говорила отсутствующим голосом, уставившись в пространство.

– В этом плане да, но атмосфера совсем другая. Вы хорошо знали Алана?

Белла быстро осмотрела комнату. Сколько из этих людей знают правду?

– А вы? – спросила она в ответ.

Бриндл покачал головой.

– Я встретил его на Лондонском марафоне в прошлом году, а потом еще раз на марафоне в Манчестере. Мы стали общаться. Переписывались немного по электронке. Алан был помешан на компьютерах. Помог мне установить небольшую сеть для домашнего офиса. А вы?

Она никогда раньше не встречала Бриндла, но он крутился вокруг нее с того самого момента, как они вышли из церкви. Белла списала это на то, что он здесь никого не знал. Или была другая причина? Может, он к ней клеился? Белла не была уверена. Но если так, то ей нужно было это прекратить. Флирт – последнее, что ей было сейчас нужно. Она никак его не поощряла, просто дружелюбно общалась. Как там Алан говорил? Что мужчины слетались на нее как пчелы на мед. Белла снова почувствовала, как подступили слезы. Мысли об Алане, о том, как она по нему скучает, ранили ее, словно ножом по сердцу.

Хотя Бриндла ее тетя точно бы одобрила – в отличие от Алана. Виной тому был его брак. А этот выглядел так же привлекательно, как и Алан, даже несмотря на незначительное увечье. Бриндл хромал. Не сильно, просто как будто что-то выбивалось из такта. Белла наблюдала за его походкой, и было очевидно, что нога его беспокоила. За этот день она не раз замечала, как он массирует бедро и морщится от боли. А в остальном он был неплох, только темные волосы выглядели так, как будто над ними поработал слишком усердный парикмахер. Жаль, хорошая прическа добавила бы гармоничности его лицу, а так нос казался длинноват. По комплекции он был практически как Алан. Рост метр восемьдесят с лишним, поджарый. Похож на спортсмена, хотя ей было сложно представить себе, как бы он мог им быть с такой ногой. Но она не стала спрашивать. Он бы подумал, что она им заинтересовалась, а это было не так. Праздное любопытство, просто чтобы на время забыть кошмар, случившийся с Аланом. Размышления помогали отвлечься от ужасной реальности, и она была благодарна за это.

– Я работала с этим помешанным компьютерщиком. – Белле совершенно не хотелось болтать, но разговора было не избежать. Вокруг были друзья и коллеги Алана, некоторые были и ее знакомыми тоже. И все это в его доме. – На самом деле большинство из гостей здесь работали с ним. Мы оба преподавали в местном колледже, на отделении информатики.

– То есть он был ваш коллега.

– И друг. А недавно… – Она замолчала. Снова комок в горле, снова подступили слезы. Признайся. Пусть этот мужчина знает, с кем имеет дело. – Недавно мы стали любовниками.

Бриндл закашлялся.

– А как это приняла его… его жена?

Белла попыталась улыбнуться, говорить в беспечном тоне, но это было тяжело. Не из-за его жены, а потому что речь шла об Алане. Она любила его, надеялась провести с ним остаток своей жизни. В этом не было никакой беспечности.

– Они были почти в разводе, – ее голос звучал тонко и сдавленно. – И прежде чем вы в этом усомнитесь – я не разваливала их брак. Это произошло задолго до того, как мы сошлись. Дом большой. Хотя они оба и жили здесь, у Алана была своя территория.

Бриндл посмотрел на нее.

– Даже если и так, почему просто не съехать? Анне, наверное, не нравилось видеть его здесь, когда вы встречались.

Это критика? Все остальные здесь думают так же? Они думают, что в последние месяцы Алан все еще надеялся сохранить свой брак? Почему она была так откровенна с совершенно незнакомым человеком? От горя – вот почему. В голове царил хаос. Иначе она никогда бы не стала обсуждать свою личную жизнь с первым встречным.

Она говорила безжизненным голосом.

– Дело было в финансах и переговорах о разводе. Но недавно Алан унаследовал деньги от отца. Он собирался съехаться со мной, как только решит свои проблемы. У меня уже лежит половина его вещей. – В голосе зазвучала прохлада. Люди скоры на осуждение. – Правда в том, что их браку пришел конец. Больше тут нечего сказать.

Бриндл кивнул.

– Он говорил, что Анна – непростая женщина. Видимо, это место куплено на ее деньги. Она из обеспеченной семьи. Я замечал, что они с Анной не были счастливы. Еще он рассказывал, какая она ревнивая. Расставаться с ней нужно было бы очень аккуратно. – Он умолк. – Слушайте… Простите меня. Для вас это, должно быть, тяжело. Я понятия не имел, что вы и Алан…

– Откуда вам было знать. Мы не болтали об этом.

Белла улыбнулась ему. Мэтт Бриндл знал Алана. Естественно, что он проявлял любопытство, сомневался в ее мотивах. Но это заставило ее задуматься.

– То, как он умер, – вы знаете, что произошло? – спросил он.

– Мы были вместе на вокзале «Виктория» в Манчестере, когда к нему подошел полицейский. Сказал, что у Анны какие-то проблемы. Мне никто ничего не объяснил, но я знаю, что они нашли его тело на болотах. – Ее голос задрожал. Она слышала новости по местному радио. Алана застрелили в голову. Черт знает что. Она могла лишь гадать о том, что произошло, когда он уехал с вокзала. У Алана не было врагов. Она предполагала, что он стал жертвой вооруженного грабежа.

– Вы были с ним.

Она посмотрела в сторону. Ей не хотелось об этом говорить. День и так был достаточно трудный. Да и в любом случае, ей было нечего сказать. Белла опустила голову. Раньше ей удавалось сдерживать слезы.

– Извините, я не могу. Все это слишком больно.

– Прошу прощения. Не нужно мне было говорить об этом. Я должен был, по крайней мере, объясниться. Я привык проявлять любопытство, задавать вопросы. Я раньше был в полиции – в отделе уголовного розыска Восточно-Пеннинского региона.

Белла была рада смене темы. Она опять была на грани слез и не хотела выглядеть глупо.

– Были? Потом бросили?

– Я оставил службу полгода назад.

– Скучаете? – спросила она.

– Дело не в том, скучаю я или нет. Я всегда хотел одного – работать в розыске, но один мерзкий случай положил этому конец, – он похлопал по ноге, – раздроблена. Напичкана теперь металлом.

Она промолчала.

– Вы знаете его? – Бриндл кивком указал на высокого худого мужчину, стоявшего на другой стороне комнаты и уставившегося на них.

– Это коллега с работы. – Белла помахала ему. – Я подойду к нему, поговорю. Ему сейчас наверняка так же тяжело, как мне.

Вяло улыбнувшись Бриндлу, Белла пошла к мужчине.

– Джоуэл, ты пришел.

Он поцеловал ее в щеку.

– Мне жаль. Белла, я знаю, как ты относилась к Алану. Это все тебя, наверное, убивает.

 

– Мне очень тяжело, я с трудом держусь. Не могу поверить, что его нет. – Слезы покатились ручьем по ее щекам. С Джоуэлом не нужно было притворяться.

Джоуэл Доусон протянул ей платок и положил руку на плечо.

– Мы все будем по нему скучать.

Белла слабо улыбнулась. Джоуэл, как и она, появился в отделе относительно недавно, но хорошо вписался. Он нравился и сотрудникам, и студентам. Он был спокойным, скромным, приятным человеком, но при этом из числа людей, которых никогда по-настоящему не узнаешь.

Она покачала головой, все еще плача.

– Не могу, Джоуэл. Выйду на улицу, подышу. Мне лучше побыть одной.

Белла двинулась к стеклянным дверям в сад. Джоуэл Доусон смотрел ей вслед. Ей хотелось посмотреть на место, где жил Алан, и это была единственная возможность. Он рассказывал о доме, но она никогда здесь не была. Это было бы неправильно. Может, между ним и Анной все и было кончено, но Белле не хотелось совать сюда свой нос. И все-таки ей было любопытно.

– Красивый сад. Все это дело рук Анны. Алан не любил садоводство.

Мужчина, с которым она еще не общалась, проследовал за ней. Он раз или два улыбнулся ей во время службы, но Белла проигнорировала его. Он был высокий, одет в хорошо скроенный темный костюм.

Он стоял позади нее.

– Он любил этот дом. Вот почему его жена согласилась провести церемонию прощания здесь. По вечерам Алан сидел на скамейке вон там, – он указал на тенистый уголок. – Пил вино и работал, пока Анна не прекращала его пилить и не шла спать.

– Почему ее здесь нет? – достаточно очевидный вопрос, но она заметила, что мужчине стало неловко. Несмотря на их проблемы, Анна по-прежнему была законной женой Алана, а это были его похороны. Белле этот вопрос казался уместным. Наверняка все недоумевали по этому поводу.

Он сморщился и пожал плечами.

– Анна не могла этого вынести. Отправила вместо себя семейного адвоката. Меня, – он широко ей улыбнулся. – Я Роберт Нолан. А еще я их сосед – живу вон там, – он указал на огромный забор между домом Алана и ближайшим к нему.

– Белла Ричардс. Мы с Аланом вместе работали. – Она посмотрела на него. Знал ли он? – Возможно, Алан рассказывал вам обо мне?

Роберт кивнул и снова улыбнулся ей.

– Он любил вас. Я это точно знаю.

– А я любила его. У нас были планы. Если бы он не… умер, – она закрыла глаза, – мы бы на этой неделе уехали в отпуск.

Он присвистнул:

– Это для вас удар.

– Мне кажется, мне никогда не было так плохо. Может, если бы я знала, что произошло, это бы помогло. Но мне никто не говорит, а я не чувствую себя вправе спрашивать.

Он смотрел на нее грустным и взволнованным взглядом.

– Алана застрелили, это было преднамеренное убийство. Его тело нашли выброшенным на дороге недалеко от болот.

Вдруг все вокруг нее стихло. Его слова громом прозвучали в ее голове. Не может быть. Кому понадобилось убивать Алана? Пальцы снова потянулись к кулону. Последний подарок Алана. Жесткие, холодные слова. Она не верила, не могла поверить им.

Через какое-то время она с трудом заговорила снова:

– Кому это могло понадобиться? Почему? За что?

– Полиция этим занимается. Я удивлен, что они не общались с вами. Вы знаете, что вы указаны как главный наследник в завещании Алана?

Белла отвернулась. Она забыла об этом. В сложившихся обстоятельствах ей стало стыдно.