Контрабандист Сталина Книга 3

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Контрабандист Сталина Книга 3
Контрабандист Сталина Книга 3
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 13,85  11,08 
Контрабандист Сталина Книга 3
Audio
Контрабандист Сталина Книга 3
Audiobook
Czyta Виталий Трегубов
7,36 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Контрабандист Сталина Книга 3
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Пока судно шло в вольный ганзейский город Гамбург, я думал как вести себя с компанией Сталина со товарищами. Что там я сболтнул по пьяной лавочки, доподлинно я не помнил, и это вызывало у меня некоторые опасения. Ладно, если что сошлюсь, что был пьяный и что-то там напутал. Больше ничего в голову не приходит.

Теперь, что говорить им дальше, и что за это просить? Денег явно просить не следует, их у них и так я выпросил много. Наглеть не стоит. Да и нет у них просто наличных, сами как я понял, экономят на всём. Значит надо просить услугу. Какую? Что им предлагать дальше? Тут ещё Сакис, моя вторая половина, начал возмущаться, что я ничего не делаю для Греции и греков. Можно подумать я им чем-то сейчас могу. И так удивительно, что коммунисты согласились мне столько заплатить. А мне жить…и не только мне. Париж город не дешёвый.

Потом поговорил с капитаном, пусть купит карты до центральной Африки, рассчитает количества угля и узнает, кто из команды хочет списаться на берег. Будет длинный рейс в Южную часть Марокко. Там добывают свинец, медь, цинк, серебро и золото. Есть и драгоценные камни. Так же там добывают высококачественные минералы барита для оптических приборов. Наберу у коммунистов старого оружия и дорогого холодного, которое они мне обещали, и отвезу в эмираты Адрар и Бракна, которые сейчас ещё независимы. Они находятся рядом с южной частью Марокко. Там попробую обменять на нужное сырьё в Союзе и Франции. Хотя конечно есть риск нарваться на французов и англичан, и большой… но по-другому и не получится…

Ранним утром, как только ушёл предрассветный туман в устье реки Эльбы, мы увидели дежурный лоцманский катер. Здесь ходит слишком много судов и все идут по реке в разные стороны, поэтому катер всегда на воде. Так что, увидев груженое судно лесом, немцы сразу вызвали нас по рации. Пара предложений и катер тут же идёт к нам. Мне надо было доставить свой груз на верфь Blohm & Voss AG Гамбурга, с которой у советов был заключён контракт.

С катера к нам поднялся бородатый лоцман, в лихо заломленной фуражке и чёрной униформе. После приветствия, я его сразу предупредил, куда нам надо попасть. Больше вмешиваться в работу капитана, а тем более лоцмана посчитал абсолютно ненужным. У каждого свои задачи. Взял капитанский бинокль, стал рассматривать окрестности. Признал, что нам явно не хватает на судне немецкой хорошей стереотрубы, чтобы рассматривать некоторые удалённые детали.

По Эльбе мы шли чуть больше ста километров, удивляясь довольно интенсивным движением различных судов, катеров и барж в разные стороны, которые я рассматривал не без интереса.

Природный ландшафт по берегу реки представлял собой небольшие холмики и луга с пасущимся скотом. Холмики, покрытые разной растительностью, но нет хвойной. Ни одной ёлки я так здесь и не увидел. Сама листва на деревьях и трава, в отличие от России, где уже чувствовалась осень, тут всё ещё сочная и зелёная. Через некоторое время показался город Гамбург, расположившийся по двум сторонам реки. Даже с борта парохода были видны здания города в основном в пять-шесть этажей, плотно прижавшиеся друг к другу. Рассматриваю и кривые улочки, вымощенные булыжником с водосточными канавами. Над жилыми зданиями возвышались многочисленные шпили ратуш. В бинокль, по сравнению с жилыми домами, в которых нет изящества и красоты, хорошо была видна красота ратуш, украшенных многочисленными скульптурами и статуями.

Порт Гамбурга это конечно нечто… грандиозное. Гавань, которая начала функционировать ещё в XII столетии при правителе Фредерике I. Благодаря своему удачному месторасположению и удобному порту, Гамбург быстро разбогател и к XVII века превратился в крупный европейский транспортный узел. Видны многокилометровые пристани с огромным количеством работающих кранов и разных судов со всего мира. Плюс отдельный район красноватых зданий порт-складов, поднимающиеся прямо из самой воды. В городе были построены портовые склады, причем таких размеров, что Гамбург прозвали Шпайхерштадт – «Город складов».

Есть и девиз города, который можно прочитать в виде надписи на городской ратуши гласит: «Libertatem quam peperere maiores digne studeat servare posteritas». ». Это можно перевести примерно так: «свобода, которую приобрели отцы, должны стремиться сохранить достойное потомство».

На гербе и флаге Гамбурга изображены ворота городской крепости, и Гамбург часто называют за это «воротами в мир». И порт всё ещё продолжал во всю строиться… В общем можно только удивляться, восхищаться…и печалиться, что в России такого и близко нет… и в ближайшее время, и не будет.

Эти выражения и лозунги ещё подтверждает, что у русских с немцами много общего и делить им нечего. Когда они в союзе, то всегда выигрывали обе страны, а когда порознь….то выигрывали англосаксы.

Прошли, наверное, большую часть порта, и только потом из-за холма показались величественные эллинги верфи Blohm & Voss AG. Гигантские железные конструкции возвышались на уровне шпилей ратуш, и уродуя часть пейзажа города. До них мы и шли. Показался вызванный лоцманом катер с верфи, потом он взял наше судно на буксир.

Судно, повинуясь командам лоцмана начало пришвартовываться на ближайший причал верфи с кранами и подъездными железнодорожными путями. После довольно быстрой швартовки, Одовский расплатился с лоцманом из судовой кассы, подписал документы, и лоцман сошёл на берег.

А на берегу нас уже поджидал представитель верфи, приехавший на велосипеде. С ним я быстро решил вопросы за привезённую древесину. Если немец обрадовался дополнительно привезённой более тысячи кубов древесины, то вот меня цена древесины откровенно разочаровала. Я должен буду получить всего четыре тысячи долларов за это! Ну-у… нафиг, нафиг. А весь груз только на пятнадцать тысяч долларов. И это почти за четыре тысячи кубов отличной ошкуренной и довольно ценной древесины? Уж лучше коммунистов консультировать, так намного выгоднее. А то этих денег за древесину только хватит на содержание парохода и зарплату команде. Деньги мне выдадут только после разгрузки и полной сверки, которую немцы обещали закончить за два дня. Согласовал с фирмачом, что нас после разгрузки поставят на соседний недостроенный причал верфи на пару дней, для отдыха экипажа. Основной же отдых экипажу я пообещал в Данциге, пока я буду заниматься там своими делами.

Проводил довольного немца, и попросил вызвать мне такси в город. Сам пока пересмотрел в сейфе небольшое количество оставшихся наличных денег. Большую часть своей свободной наличности, которая осталось с Франции, я отдал в судовую кассу. Авансированные деньги на машины, отложил в сторону, мало ли. Менять тысячные английские фунты категорически не хотелось, но видно придётся.

Пока ждал такси, я с интересом рассматривал верфь в бинокль. Удивился, что в одном из эллингов по полной уже используется сварка[1]. Отсветы и искры так и сверкают во все стороны.

– Сакис, мне тоже с коллегой хочется съездить в город – обратился ко мне Бехтерев.

– Владимир Михайлович сегодня уже достаточно поздно. Поедете завтра. Да и нет у меня сегодня немецких марок на зарплату экипажу. Поэтому поеду только я – оборачиваюсь к профессору. Знаменитый дедок оказался довольно вредноватый и резкий на язычок. Я уже старался лишний раз с ним и не сталкиваться.

– Мы хоть в кneipe немного посидим. Хочу пивка попить со знаменитыми колбасками. Вы знаете, как я по цивилизации соскучился…а по хорошей еде с немецким пивом? – стал канючить Бехтерев.

– Завтра профессор, завтра. Мало того поедете со своим коллегой и охранником…и без возражений – добавляю, видя недовольное лицо Бехтерева.

Взяв Никольского, подхватив свой саквояж, и поехал с ним в банк. Затем наш путь лежит на улицу Юнгфернштиг. Там деловой центр Гамбурга, много различных магазинов и библиотека. Времени сегодня осталось хоть и мало, но кое- что я сделать всё же успею.

Сделать много не получилось. Поиски нормального курса для обмена фунтов привели нас в отделение Disconto-Gesellschaft со штаб-квартирой в Берлине. Тут после проверки я поменял тысяча фунтовую купюру на новые марки, которые обеспечивались золотом. Просил выдать мелкими купюрами, так что на половину ими забил саквояж. При выходе с банка опять заболела голова, и пришлось сесть на ближайшую лавочку. Никольский, увидев выступивший у меня пот на висках, помог устроиться мне на лавке поудобнее.

«Вот смотри как тут хорошо. Страна преодолела кризис войны. Появились новые деньги, и всё будет хорошо, а ты с какими-то бандитами из России возишься. Оно нам надо?»

«Сакис, зараза! Так это ты мне головную боль добавляешь? Я тебе сколько раз объяснял, что немцы недовольные своим поражением и обязательно ввяжутся в какую-нибудь авантюру» – начал ругаться мысленно.

«А твои коммунисты не ввяжутся?» – не довольный он.

«А я коммунистам помогаю не поэтому. А из-за того что мы с тобой не любим англосаксов с сионистами, которые развяжут новую войну. А вот по результатам войны Греция может что-то и выиграть. Понял» – отвечаю ему. «Например, присоединит дополнительные территории за счёт Болгарии, Албании и Югославии».

«М-х» – хмыкнул он и пропал.

Поэтому меня чуть отпустило, но пришлось ещё около часа просидеть на лавочке чтобы прийти в себя. Время для дел уже позднее, поэтому я решил зайти в пассаж Гамбургского двора[2]. Комплекс разных магазинов и прикупить себе пару сорочек и костюм.

 

В продовольственном отделе, в который мы завернули ради любопытства, была реклама новых прямоугольных сухих немецких галет, которые я помню по фильмам и книгам. Тут продавцы в рекламе делали упор на пищевые качество продукции и большой срок хранения до двух лет. Постоял, послушал и купил три пачки. Презентую Сталину и Кº, пусть наладят выпуск. Заодно навру и про китайскую лапшу. Хотя почему навру, такая лапша использовалась с давних времен[3].

В русской армии галеты тоже были известны с 1912 года, но их делали с добавлением жира (жирные галеты) со сроком хранение всего шесть месяцев. Ну а в первые галеты массово, по-моему, использовал ещё Наполеон в своих походах.

Выбираем рубашки в отделе класса люкс. Тут же находиться высокая немецкая пара, где жена немецкого морского офицера не очень понятных чинов, примеряет плащ-макинтош английской фирмы Burberry. Так как немка высокая и худая, приталенный плащ до колен смотреться на ней очень хорошо. Понимают это и немцы. Я тоже ради интереса посмотрел на цену и только покрутил головой, недёшево…но красиво. Стильный бежево-коричневый плащ в клетку был в магазине в единственном экземпляре. К нему так же прилагалась и дамская сумочка. Фрау вцепилась и в то и другое и не желала с этим расставаться. Настоящий же немецкий мужчина явно был не доволен высокой ценой и пытался отговорить жену от дорогой покупки. Вот они и никак не могли найти компромисс.

– Добрый день. Извините, у меня к вам вопрос. Не подскажите, где тут в Гамбурге распродают не нужное армии военное снаряжение? – решил я спросить по-немецки наудачу, подойдя к ним.

Высокий темноволосый немец с худым, но довольно красивым лицом смерил меня подозрительным взглядом и после пары минут произнёс.

– Француз? – прищурил он глаза.

– Нет – улыбаюсь ему.

– Поляк? – более доброжелательно он.

– Нет. Грек – ещё сильнее улыбнулся я.

– Это вам надо в район Шпайхерштадт. Нанимаете специальный катер, и он вас доставит, куда вам надо – отчеканил офицер и стал разворачиваться к жене. Да, не в очень удобный момент я подошёл с вопросом.

– Я наследный князь Манос, с кем имею честь – не отстаю я от немца, а когда он полностью развернулся ко мне, приподнимаю шляпу.

– Референт военно-морских сил Александр Михельс – представился удивлённый немец возрастом, чуть более тридцати.

– Нerr Михельс, а может вы мне в этом деле поможете? С меня будут комиссионные за ваши услуги. Если у вас завтра или послезавтра будет время? – как бы там не говорили за немцев, а нажиться на «залётных» торговцах они тоже не откажутся. Да и бардака тут в Германии, конечно, не такого как в России, но тоже сейчас хватает. Это чуть позже Гитлер «железной рукой» наведет настоящий «Ordnung muss sein»[4] в Германии.

Чуть разговорились, оказалось Михельсы тут в гостях у родственников. Сам Александр пока находился в резерве, и ждёт нового назначения. Вот они этим и воспользовались, чтобы съездить в гости к родственникам. Александр и рад бы побаловать жену, да не знает когда получит новую должность, а зарплата у него сейчас по резерву. Поэтому моё предложение его заинтересовало. Договорились, что он найдёт подходящий катер, и завтра к девяти часам подойдёт на нём к моему пароходу. Я объяснил, где стоит мой корабль, и что я хочу купить много разного снаряжения. Дружественно расстаёмся до завтра, а довольные немцы пошли покупать плащ.

Сделав свои покупки, я на выходе из магазинов, скупили все номера газет и журналов. Потом мы немного посидели в кнайпе и вызвав такси, отправились на судно.

Рассматривая вечеров в каюте биржевые новости, и котировки акций компаний в газете, ловлю себя на мысли, что что-то тут не так. Как-то подозрительно быстро германская промышленность набирает обороты. Надо будет покопаться в библиотеке и сравнить с довоенным периодом.

Вторая новость это усиливающиеся давление на евреев и прямые требование выселить их с территории Германии в Палестину. Авторы напоминают читателям, что даже сами евреи приняли решение, поэтому вопросу ещё в 1897 году в Базеле. Нам всегда рассказывали, что только Гитлер «давил» евреев. Ещё раз убеждаюсь, что на самом деле сильные гонения евреев стали после Первой мировой войны, а апогея уже достигли во Вторую мировую.

Третья, это призыв некоторых ультраправых газет присоединиться немцев к «крестовому» походу на восток. В 1923 году в Гамбурге произошло восстание коммунистов, возглавляемое Эрнстом Тельманом. Тут многие это помнят. Пресса постоянно сравнивает и муссирует, к чему бы это могло привести. Ну и приводит в пример СССР, и какие там сейчас проходят безобразия.

Ну и туда же, где рассказывается, что в СССР испытали танк Т-16 и коммунисты приняли программу для постройки много тысяч танков и бронеавтомобилей, чтобы продолжать делать мировую революцию во всём мире. В общем, всех пугали… и призывали наказать коммунистов.

Из мировых, что меня заинтересовали, это обострение итало-французских отношений на Балканах.

Отметил и другие разные интересные заметки в прессе, может в СССР чем и заинтересуются.

Глава 2

С раннего утра выдал наличные деньги капитану на зарплату экипажу и быстро позавтракал. Жду немца. Обманет он меня или не обманет?

– Гуд морнинг Александр – здороваюсь с немцем, когда я перешёл с саквояжем на его совсем маленькую двухмачтовую паровую яхту. Хотя яхтой это судёнышко назвать трудно, скорее рыбацкий баркас, так и буду мысленно его называть. Никольский переходит за мной. Немец меня всё же не подвёл, молодец. Утром, как и договаривались, причалил к борту моего парохода на разукрашенном рыбацком баркасе-яхте, что немного странно. Сам баркас деревянный, покрытый коричневой краской. Только фальшборт с внешней стороны окрашен жёлтой краской. Маленькая рулевая рубка тёмно-зелёного цвета. От первой мачты к ней тянется грузовая стрела, конец которой закреплён на крыше. За рубкой маленькая выхлопная труба, из которой периодически вырывается клубки копоти. На баке маленькая надстройка форлюка, для носовой каюты. Миленький такой баркасик.

– Знакомьтесь, мой кузин Гюнтер. Это его я попросил нас повозить по местным складам. Он тут всё хорошо знает и не заблудиться – машет Александр в сторону рубки.

Подходу сначала и в открытую дверь радушно здороваюсь с «морским волком» Гюнтером, лишь только общими чертами лица говорящим о родстве с Александром. А так ничего общего. Чуть старше брата и в отличие от высокого Александра, Гюнтер не высок. Метр шестьдесят, вряд ли выше. Зато широкий в кости и весь такой сбитый. Пальцы, обхватившие небольшой штурвал баркаса, больше напоминают хват хищной птицы. Чувствуется недюжинная сила в руках. Взгляд прямой и недоверчивый, а сеть морщинок около глаз создают впечатление, что человек прищуривается и не очень хорошо видит. Братья одеты в черные костюмы военных моряков с нашивками якорей на левой руке и кучей пуговиц на груди и рукавах. На головах фуражки с белым верхом. На их фоне мы в гражданских костюмах с Никольским на баркасе, выглядели как белые вороны.

Я отхожу на корму, и к Гюнтеру знакомится, подходит Никольский.

– Александр, а куда я буду складывать свои покупки? – удивляюсь я и обвожу маленький баркас.

– Сакис, тебе повезло, что ты познакомился со мной. И что у меня есть такой брат как Гюнтер. Поэтому ты только выберешь товар, который тебе надо и оплатишь. Тебе всё привезут на пароход, а потом опечатают. Тогда тебе не нужно будет платить дополнительные налоги. Цена товара, выйдет намного меньше – улыбается мне Александр.

– И что так просто? – хочу до конца разъяснить обстановку и не веру в такую удачу.

– Этот товар ни в коем случае нельзя будет продавать на территории Германии и покупки должны быть на суму не меньше пяти тысячи марок – поясняет он такое интересное коммерческое предложение.

Пока идём к складам, я на всякий случай пытаюсь выяснить мельчайшие подробности. Мне ведь ещё в Данциг заходить, и надо хорошо знать, как всё сделать, чтобы не попасть в неприятности и не платить лишние деньги. Ничего особо сложного не было. Такой бюрократии, которую развели в двадцать первом веке, тут ещё нет. Надо будет только не вскрывать трюм, и при приходе предупредить портовые власти. А так как в Данциге я планирую стоять только на рейде, то и особых проблем быть не должно.

Попасть на склады можно было и с воды, так даже удобнее. Такое впечатление, что мы находимся в Венеции, а не в Гамбурге. Только слегка архитектура подкачала, нет той помпезности. Все красное и прямое, как огромные детские кубики. Гюнтера, местные дельцы тут, оказывается, неплохо знали и были нам рады.

Я обрисовал Гюнтеру свою проблему по униформе, сославшись, что и сам не знаю, какую же я точно хочу. И лучше пусть будет разной. Вот он и привёз меня на небольшой склад местного военного «секонд хенда», но предупредил что тут надо расплачиваться наличными и забирать товар самому.

– Гюнтер я оплачу использование твоего баркаса не по назначению. Много брать не буду – успокаиваю немца и делаю виноватое лицо.

Тут и сами местные немцы покупали. Я сразу же приобрёл не комплектные кители солдат германской армии. Купил сто тёмно-зелёных курток с серыми обкладками воротничков и погон разных частей. И к ним зелёно-серые штаны. Материал на форме оказался намного хуже бельгийского, видать делали форму уже в конце войны. Сапоги и ботинки на складе тоже были, но вот цена меня абсолютно не устроила, поэтому я отказался их брать. Вообще обувь в Германии в данный момент была самая дорогая по Европе.

Портупею с ремнями к немецкой форме брать не стал, посчитал, что бельгийская лучше. Не стал брать и немецкие береты, красный низ, серо-зелёный верх, с двумя кокардами.

– Ещё, какая форма есть? – задаю вопрос на удачу.

– Ну, если вас только форма и головные уборы Юго-Западной Африки охранных войск не заинтересует? – клерк специально разделил, так как понял, что я покупаю всё раздельно.

– Да? А посмотреть можно? – что-то не помню такой, но мало ли.

Форму состояла из зелёных штанов, светло-коричневого кителя с синим с белым лацканами рукавов и таким же воротником. А ещё меня очень поразила мышиного цвета мягкая фетровая шляпа с широкими полями.

– А можно шляп взять больше? – хорошие всё-таки шляпы, но в Германии вряд ли нужны.

Комплектов формы взял десять, а шляп выкупил тридцать штук.

– Есть френчи Австро-Венгерской армии, интересует? – теперь уже проявил инициативу сам работник склада.

– Да – отвечаю ему заинтересованно.

Работник принёс очень качественные серо-синего цвета френчи с накладными карманами на груди и по бокам живота. Странно, что такую хорошую и удобную форму не стали принимать. Отбираю себе сто штук. Все мои покупки работники склада тут же укладывают в джутовые мешки и зашивают толстыми нитками.

Стал смотреть, что тут есть ещё. А было тут много что интересного. Нашёл кожаные наколенники, почти современные, которые так удивили меня. Наколенники из толстенной вываренной кожи. Оказывается, их использовали специальные штурмовые роты немцев на западном фронте. Не ожидал если честно такое удивить. Взял три десятка комплектов. Двадцать комплектов оставлю себе, десяток передам.

 

– Больше ничего необычного нет? – ещё раз переспрашиваю работника склада, который производил подсчёт и выписывал мне накладную для таможни.

– Интересуют специальные куртки? – спрашивает меня клерк и внимательно смотрит на меня.

– А что есть и ещё что-то… такое? – несколько теряюсь я с ответом.

– Есть куртки, где рукава и живот, обшитые кожей. Но это дороже – сразу предупреждает он. Вот же позаныкивали хорошие вещи.

– Несите – удивлённо качаю головой.

После осмотра легких курточек, типа ветровок, заказал двадцать штук, а то такие куртки в два раза дороже австрийских френчей. Да и качество материала намного лучше пехотных образцов. Какой-то специальный сапёрный вариант курток.

Выбрал пяток необычных рюкзаков с двумя большими накладными карманами, не характерных для немцев. Спрашивать откуда такие рюкзаки не стал. Почему-то всегда считал, что все немцы с ранцами бегали. Эти рюкзаки намного более простые, чем сшили для меня в Таганроге, но тоже очень ничего. Намного лучше, чем будут сидоры в Красной Армии, а то в СССР скоро начнут внедрять ранцы. В Красной Армии тоже станут бездумно копировать ранцы немцев в тридцатые, так лучше пусть шьют такие рюкзаки. Плюс дно сделают из кожи как у меня.

Ну, вроде никаких интересных образцов формы я больше и не нашёл. Можно отправляться и на другой склад. Оплачиваю товар из оставшихся вчерашних марок, и служащие загружают несколько мешков на нос баркаса. Вроде бы больше на этом складе ничего интересного для меня и нет.

На другом большом складе в основном снаряжение из железа. Тут уже буду брать только под их привоз. Есть всё, кроме огнестрельного оружия. Сначала спросил, возьмут ли у меня английские фунты, и по какому курсу. Берут свободно, даже по среднему курсу Disconto-Gesellschaft. Замечательно. Так что я сразу приобрёл тридцать касок с рожками, модель М16. Также двадцать оставлю себе. Попробую убедить чуть изменить форму и начать производить в СССР и забыть про модели касок Андриана. Пусть имеющиеся каски Андриана лучше пожарникам передадут.

Дальше покупаю всё по тридцать. Тридцать кирок, которых можно чуть переделать и получиться маленькие топорики. Хотя и такие кирки в пехотных частях тоже нужны. Потом сапёрные лопаты, причём половину взял швейцарских. Лопатка, имела резьбу около черенка, и могла фиксироваться в два положения. Как лопатка и как кирка.

Взял защитные трех секционные кирасы, для штурмовых частей. Если в СССР они появились только в 1942 или 1943 году, точно не помню, то у немцев были ещё с Первой мировой войны.

Взял пехотных ножей, причём это немного другие, а не штык-ножи к винтовке Маузер, какая-то отдельная модель с чёрными ножнами, но довольно качественная. Ножей я взял сто штук. Заказал я и тысячу штук немецких котелков и фляг. Это всегда пользуется спросом, и продать мне не составит труда, да ещё и прибыль небольшую получить.

Полюбовался огромным набором траншейного холодного оружия, которого было большое разнообразие. Чего тут только не было: разные траншейные дубинки, кастеты, ножи с кастетами в виде ручки американского производства, французские стилеты с рукоятками и без, наплечные мешки для гранат. Ну и некоторые уж совсем какие-то фантастические разные образцы.

Купил пару разных американских ножей с кастетами. Один нож, где рукоятка кастета для каждого пальца. Второй, где было две рукоятки, и они менялись под нужду хозяина. Там рукоятка-кастет больше напоминала эфес сабли прошлого века.

Перехожу к военным кухням и начинаю их рассматривать. Тут есть и трофейные образцы, а так же кухни союзников. Так как армия у немцев после Версальских соглашений сейчас совсем маленькая, то они активно распродают оставшиеся военное имущество. Хотя этим сейчас занимаются не только немцы, а и все остальные страны.

– Сакис ты опять вооружение и снаряжение в Россию коммунистам везти собрался? – отозвал меня в угол Никольский и зло зашипел.

– Ты вообще газеты какие-нибудь читаешь? – я сначала посмотрел на него недовольным взглядом с ног до головы, а потом и спрашиваю. Мало мне одного брюзжащего в голове грека, так и этот начал ярого белогвардейца из себя тут строить.

– Ты это к чему? – насторожился тут же Никольский.

– А к тому, что против России хотят объявить крестовый поход, который явно скоро начнётся. Тебе напомнить, что это значит? – ехидно спрашиваю я.

– Сметут всех коммунистов и ну и поделом им – несколько пренебрежительно Никольский.

– Дурак вы батенька. Сомневаюсь, что это сейчас получиться. Коммунисты сами рано или поздно уйдут. А вот при религиозных войнах население жалеть никого не будет. Ни женщин, ни детей, ни стариков. Ты такую судьбу для своей родины хочешь? – смотрю ему прямо в глаза. Меня всегда удивляла массовая жестокость, с которой велась Вторая мировая война. Ведь в Первую мировою это были больше исключение, чем правило. Только теперь я начал понимать, насколько нам врали и продолжают врать правители России и СССР про Вторую мировую войну.

В нашествии Гитлера на СССР присутствовал и религиозный фактор. Ведь не зря в рядах немецкой армии было более миллиона идейных наёмников. Они свято верили, что идут освобождать русских и Россию от безбожников, террористов и жидов-масонов. Многие коммунистические вожди до революции были отъявленными бандитами. Например, тот же Фрунзе был дважды приговорён к смертной казни, а после революции он стал председателем Реввоенсовета СССР и нарком по военным и морским делам. Вот такими «отморозками» они тогда и выглядели в глазах в Европе для большей части её населения. Ведь революции пробовали так же сделать и в Европе, например, такие как создание Баварской Социалистической республики в 1919. И там тоже во главе стояли еврей-коммунисты-террористы, живой так сказать пример их деятельности. Они, тоже не успев прийти к власти стали преследовать любое инакомыслие, захватывать заложников и грабить. Так, что терроризм, как ведение политики изобретение не двадцать первого века, как многие думают, а на много и намного раньше. Но это раньше не было так массово, как после Первой мировой войны.

По жестокости Вторую мировую войну можно разве что сравнить с Гугенотскими и Альбигойскими войнами. Хотя и сами коммунисты в СССР своей сегодняшней политикой делают всё, чтобы так случилось.

– Так, а тебе-то с этого что? – «набычился» Никольский.

– Во-первых, я и сам православный, и я не желаю уничтожение православия. Расправятся с русскими, согнут и всех остальных… – отвечаю ему и всё так же пристально смотрю на него.

– То-то они церкви рушат, а священников сажают в тюрьмы – перебил меня Никольский.

– К сожалению, рушат – вздыхаю. – Но я буду настаивать на прекращении уничтожения церквей и приостановлении гонения на священников.

– Ага, так они тебя и послушают – слышу непрекращающийся скепсис в ответ.

– А у меня договор с коммунистами. Я им, они мне. А с деньгами-то у них не очень. Вот они потом и помогут и Греции – отвечаю ему.

– Что построить коммунизм? – всё так же ехидно улыбнулся.

– Ну, в Греции это вряд ли пройдёт. А вот отбиться от англосаксов, турок и других, помогут. Ты, что не видишь, что грядёт новый передел мира? – теперь уже ехидно я.

– И что? Вот так вот можно всё изменить? – удивился Никольский.

– Всё можно, если знаешь как. Короче, сейчас мне тут некогда с тобой философствовать, делом заниматься надо. Не думай, что коммунисты всемогущи. Зато вспомни, как вам и нам «союзнички» в Гражданскую и Первую мировую помогли. И вообще мне всё равно кто сейчас в России правит, белые, красные, зеленые, да хоть в крапинку. И не мешай мне, в конце концов, зарабатывать деньги…которые нам так нужны. Как сказал великий римский император Веспасиан: деньги не пахнут – хотя это он сказал про налог на туалеты, но в будущем это имеет несколько другое значение, которое подразумевая сейчас я. Затем отодвигаю плечом Никольского и иду рассматривать полевые кухни.

Меня заинтересовали два экземпляра полевой кухни и как ни странно, именно австро-венгерские образцы. Уже заметил, что австро-венгерские образцы вооружения и снаряжения ничуть не хуже немецких и французских, а за частую их ещё и превосходят. Для их создания, нужно иметь хорошую и развитую экономику. А это опять подтверждает, что одной из целей Первой мировой войны было устранение и грабеж династии Габсбургов и их родственных ветвей…

Сделал заказ на доставку себе на судно трёх экземпляров маленькой кухни. Образец представлял собой небольшой металлический ящик на больших деревянных колесах с железным ободом по верху. В нём однокотельный бак с большой крышкой. Вставная труба с ручкой и прикреплённый специальный ящик в виде сетки для дров. В общем, все просто, качественно и крайне надёжно.

Две другие купленные кухни, больше таких не было, это уже составной из двух частей образец. Впереди, на двух больших колёсах, рундук. Он сразу служит складом продуктов, дров, кухонных принадлежностей и местом для запчастей. Тут же располагается тормоз для всей конструкции и оглобли для лошади. Наверху, два сидячих места со спинкой для кучера и повара, сбоку крепится кнут для лошади. Во второй части через сцепку, сама кухня с двухкотельными баками. Её большие крышки закрепляются скобами на винтах. К передней части выходит разборная труба с козырьком. По бокам от неё два ранцевых бидона для переноски пищи. Рассматривая их, я как-то думал, что их придумали чуть позже. Выписал себе и эти кухни на доставку. Оформил бумаги. Потом заплачу в центральном офисе за всё.

Дальше мне уже надо на склад стрелкового оружия. Жалко, что на торговлю более серьёзного оружия в Европе у меня нет специального разрешения.

Не успели чуть пройти, как запах кофе окутал наш баркас приятной воздушной волной. Пройти мимо этого не было никакой возможности.

– Гунтер давайте зайдём и туда. А я вам за это тоже куплю по килограмму свежего кофе – прошу капитана баркаса.

1Здесь при строительстве стальных корпусов впервые начали использовать сварку вместо заклепок. Пассажирский лайнер Blohm & Voss «Европа» (1928) получил «Голубую ленту Атлантики» – истор. Справка
2Hamburger Hof
3Истоки создания человечеством лапши быстрого приготовления лежат в средневековом Китае. Достаточно экономически благоприятная ситуация в стране, создала толчок для разработки новых вкусов и ароматов еды. Этот процесс не обошел и традиционное блюдо китайцев – лапшу. В разных местах в этот период были созданы новые виды лапши, которые в будущем станут основными специалитетами каждой провинции. Среди всех видов, созданной тогда лапши, самой уникальной стала «E-фу Лапша», из города Янчжоу, (провинция Цзянсу), или ее еще называют «Юи лапша» (Yi), по имени шеф-повара ученого Юи Бинджоу (Yi Bingshou), ее создавшего. – истор. справка
4в переводе с немецкого «Должен быть порядок»