Факультет проклятых

Tekst
Z serii: Факультет #3
95
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Факультет проклятых
Факультет проклятых
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 23,26  18,61 
Факультет проклятых
Audio
Факультет проклятых
Audiobook
Czyta Марина Никитина
13,23 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Факультет проклятых
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

© Н. Жильцова, 2021

© ООО «Издательство АСТ», 2021

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

* * *

Опасайся магии Жизни.

Не верь обещаниям Бури.

Проклятия пробуждают Тени.


Пролог

Глава Домена Пепла задумчиво смотрел на стремительно исчезающие вдали шпили родового замка Грейвов и с неудовольствием постукивал костяшками пальцев по подлокотнику пассажирского кресла диртемы.

Изначально простая ситуация с возвращением юной родственницы дружественного клана неожиданно оказалась куда более запутанной. О реальных способностях племянницы Лиард откровенно недоговаривали, причем не только тленникам, но и ему, главе Домена! Подумать только, они до последнего отрицали даже то, что девушка – дархатка! Хотя с таким даром, как у нее, отрицать сущность девушки глупо, и уж опытнейшему магу Балору это было очевидно.

Так зачем отрицать и скрытничать? Не потому ли, что у девушки, напротив, слишком сильные и уникальные способности, которые Лиард жаждут скрыть ото всех остальных? Жаждут настолько, что применили какую-то очень хитрую маскировку, искажающую эфирную оболочку Евы до уровня человеческого мага. Лишь после мощного воздействия энергонакопителя академии эта маскировка дала сбой и стала спадать, поэтому только сейчас и стало заметно, что девочка не так проста.

Да, это выглядело самым логичным объяснением. Ведь не будь у Евы выдающихся способностей, им просто было бы наплевать на то, что она учится в академии. Более того, без своего дара она бы просто не поступила!

Но если девочка действительно такая перспективная и ценная, упускать ее нельзя. Необходимо как можно быстрее выяснить, правдивы ли его догадки, и если да…

Лорд Камерано мрачно усмехнулся. Что бы ни скрывал Балор, ответить отказом на прямое предложение он не посмеет.

Рука скользнула к кейлору, активируя связь с сыном.

– Да? – после недолгого ожидания ответил Алан.

Голос его звучал развязно, на заднем фоне слышалась музыка и чей-то смех.

– Развлекаешься?

– Еще как, – подтвердил тот. – А что?

– Хочу узнать у тебя об одной твоей одногруппнице. Еве Лиард.

– Ева? С ней что-то случилось?

Алан разом посерьезнел, и лорд Камерано понял, что тот относится к девушке куда лучше, нежели к простой знакомой.

«Что ж, тем удачнее все складывается».

– Пока ничего, – довольно произнес он. – Но я ею заинтересовался. Что можешь о ней сказать?

– Интересная. Со своеобразным характером, – ответил Алан после легкой запинки, явно подбирая слова. – Сильная магичка в потенциале. Иногда мне даже жаль, что она не дархатка.

Лорд Камерано усмехнулся снова и сообщил:

– Она дархатка, сын.

Мгновение молчания – и ошарашенное:

– Чего?! Быть того не может! Она в моей группе, я ее эфирную оболочку не раз видел и…

– Да, да, знаю, – перебил лорд Камерано. – Похоже, Лиард разработали какую-то хитрую защитную маскировку, которая только после прямого воздействия энергонакопителя дала сбой. Нам еще предстоит выяснить, как они этого добились. И вообще, как оказалось, старый друг неожиданно многое от меня скрывает. В частности, настоящие способности своей родственницы.

– Какие – настоящие? – насторожился Алан.

– А вот как раз это-то ты и должен узнать. Будь с ней рядом, наблюдай, постарайся сделать все, чтобы она тебе доверяла. Чем лучше она к тебе будет относиться, тем лучше для нас. Понял?

– Да, отец, – отрывисто подтвердил Алан, а затем осторожно уточнил: – Встречный вопрос: как далеко я в таком случае могу… гм… зайти?

– Считай, что ты можешь все, – отрезал лорд Камерано. – Но, повторю, у нее должно быть к тебе только положительное отношение. Принуждать ее нельзя. Девочка сильная и строптивая. Несколько часов назад она знатно приложила боевым заклинанием собственного дядю.

Алан фыркнул.

– Я знаю ее характер, поверь. Мне объяснять не надо.

– Вот и отлично. В общем, присматривай за ней. И, если что, сразу связывайся со мной.

Домиано Камерано отключил связь и откинулся на спинку кресла. Что ж, с этой стороны проблем быть не должно, в сыне он был уверен. А вот насчет скрытности Балора… кажется, старого друга надо проверить. На всякий случай.

Нужно понять, что тот задумал.

Глава 1

Я вслед за Айландиром шла по торжественно-мрачным коридорам Грейв-холла и до сих пор до конца не могла поверить в то, что выкрутилась. Каким-то невероятным образом меня не только не разоблачили, но еще и признали дархаткой, удачно додумав, как объяснить мои внезапно проявившиеся способности.

Да еще и в академии оставили!

И хотя повышенное внимание глав Доменов Пепла и Тлена несколько пугало, их покровительство сейчас было мне необходимо. Без знаний и поддержки не выжить. Так что, пока время работает на меня, нужно учиться, практиковаться и искать способ добраться до родового тайника своего Домена. А уж потом можно будет с Александром и его отцом пообщаться и выторговать право на независимость.

Отдельно я радовалась тому, что на эту ночь осталась в родовом замке Домена Тлена. Кто знает, на что мог бы решиться вспыльчивый и возбужденный Александр, вернись я сегодня в академию? А до завтра он остынет. По крайней мере, я очень на это надеялась.

Хотя, конечно, не думала, что сложности со снятием печати принадлежности реальные. Когда Айландир сказал об этом моим «родственникам», я полагала, что он просто решил потянуть время. Однако после того, как пепельники ушли, он повторил то же самое и отцу. Когда лорд Грейв потребовал все-таки снять печать, Айландир отрицательно качнул головой и сообщил:

– Сразу не смогу. Точнее, может, и смогу, но лучше бы действительно освежить в памяти, как это сделать. На всякий случай.

– Хм…

– Ну а что ты хочешь? Я это заклинание изучал пять лет назад. Причем обратное вообще только мельком прочитал, да и все. Как-то даже в мыслях у меня не было, что призраков когда-нибудь будет необходимо отпускать на волю. – Айландир пожал плечами. – Поэтому, хоть на память я и не жалуюсь, все-таки лучше перестраховаться. Ты так не считаешь?

Лорд Грейв слегка нахмурился, словно в чем-то сомневаясь, но потом с неохотой согласился:

– Хорошо. Тогда проводи Еву в гостевые покои, а потом живо в библиотеку, открою доступ. И без задержек, у меня мало времени.

На миг во взгляде Айландира вспыхнуло торжество и предвкушение чего-то, похоже, очень для него важного. Он тотчас кивнул и, схватив меня за руку, потянул за собой.

Шаг у тленника был широкий, к тому же он торопился, так что до гостевого крыла добрались быстро. Еще пара поворотов, и мы остановились перед массивными двустворчатыми дверьми из черного дерева.

– Пришли, – сообщил Айландир, уверенным рывком их отворяя. – Заходи.

Я с любопытством огляделась. Просторная гостиная, к счастью, оказалась оформлена в нейтральных пастельных тонах, и обстановка не была давящей.

– Располагайся, отдыхай, если что-то будет нужно – зови прислугу. – Тленник кивком указал на низенький столик у дивана, где тускло переливался зелеными искорками кристалл на подставке.

Как им пользоваться, я понятия не имела, но послушно кивнула.

– Спасибо. – Потом решилась и уточнила: – А тебе сколько времени на подготовку надо?

– Подготовку к чему? – не понял он.

– Ну, печать снять, – напомнила я.

– А-а, это. – Айландир неожиданно хмыкнул и ошарашил: – Да нисколько. Там дел-то на пару минут.

– Тогда зачем сказал отцу, что тебе надо подготовиться? – изумленно уставилась на него я.

Айландир тонко улыбнулся и вместо ответа активировал свой кейлор. Миг – и мой завибрировал, уведомляя о входящем от него вызове.

– Ответь, – приказал тленник.

Я непонимающе ткнула пальцем в кнопку приема.

– Отлично. А теперь держи связь активной все время, пока я сам не сброшу, – твердо произнес Айландир и развернулся к выходу из гостиной.

– Погоди, ты что, думаешь, я услышу кодовое слово твоего отца? Через кейлор?! – дошло до меня.

– Именно! – бодро подтвердил тот.

– Но…

Дверь за Айландиром закрылась, обрывая меня на полуслове.

– Но я никогда такого не делала, – растерянно пробормотала я в пустоту.

– Я в тебя верю, детка! – донеслось из кейлора.

Кабы я в себя так верила!

По-прежнему растерянная я уселась на огромный полукруглый диван, обитый темно-зеленым бархатом, и принялась ждать. Подумать только! Айландир даже в такой ситуации умудрился найти для себя выгоду!

Я помнила, конечно, что он всячески стремился добиться у отца доступа к закрытым разделам родовой библиотеки, но не думала, что тленник способен зайти так далеко. Обмануть не просто своего отца, а главу Домена Тлена! И вопреки его воле изучать запретные заклинания, за которые, может, и тюрьма полагается!

«Хотя чему ты удивляешься? Сама-то действуешь так же», – мысленно напомнила я себе. Правда, тут же себе и возразила. Ведь у меня-то выбора нет, я выжить пытаюсь. А для избалованного Айландира это всего лишь блажь…

– Ты долго. – Недовольный голос лорда Грейва вернул меня в реальность и заставил затаить дыхание, прислушиваясь.

– Не я – Ева, – отметил Айландир в ответ. – Не мог же я заставить девчонку бежать. Ее и так после всего пережитого потряхивало. Спасибо, хоть вообще шла.

– Не удивительно. – Послышался сухой смешок. – Судя по эфирной оболочке Александра, тот пребывал в крайнем возбуждении и едва сдерживался. Если он в таком состоянии к девчонке полез, не удивительно, что она перепугалась. Н-да. А вроде взрослый, опытный мужик.

– Пепельник, – с нотками пренебрежения напомнил Айландир. – Типичный несдержанный пепельник. Чего от них еще ожидать?

 

– Тоже верно, – согласился лорд Грейв. – Не удивлюсь, если в постель он ее все-таки затащит, причем в самое ближайшее время. Но их личные разборки мне не интересны. Главное, чтобы девушка оставалась в зоне нашего доступа. А уж девственницей она при этом будет или нет, без разницы.

Я прикусила губу. Слышать такое было неприятно, хотя, зная характер главы Домена Тлена, ожидаемо. Да и вообще, действительно, какое ему дело до того, кто спит с девчонкой из чужого Домена? Помогает в академии удержаться – и на том спасибо.

– Ладно. Вернемся к снятию печати. Кажется, тебе нужна книга «Темного Повелевания».

– Да, она.

– Сейчас, – явно отдаляясь, пробормотал лорд Грейв. А затем тихим, едва различимым шепотом добавил: – Шатреттартесс.

Я напряглась, пытаясь понять, не послышалось ли мне, но в следующий миг связь прервалась. Значит, отец Айландира действительно произнес слово допуска. И, значит, я действительно его услышала?

Услышала!

Пусть смазанно и не факт, что точно и стопроцентно правильно, но тем не менее!

Да я нереально крута! Я…

«Ты – опасна. Крайне опасна для всех, ибо можешь подслушать любые разговоры, даже не находясь рядом с говорящими. Тайные сговоры, деловые переговоры, буквально все! Весь промышленный шпионаж можешь на пенсию отправить».

Я нервно сглотнула. Неожиданное развитие дара могло поставить под удар обретенное только что спокойствие и относительную независимость. Инстинкт самосохранения тотчас потребовал молчать в тряпочку о своем умении, а Айландиру соврать, что я ничего не услышала. Да только смогу ли я соврать тому, кто меня как открытую книгу читает?

Увы, вряд ли.

Остается надеяться на то, что тленнику и самому будет невыгодно открывать перед отцом мои специфические способности. Иначе ведь он доступа к библиотеке лишится.

Поерзав на диване, я не выдержала и, встав, прошлась по комнате. Интересно, сколько Айландир будет изучать книгу? Лорд Грейв говорил, что у него мало времени, так что вряд ли долго. Тем более тленнику на самом деле ничего там учить не надо.

Скорее бы он вернулся! Так хочется все выяснить побыстрее!

Пытаясь отвлечься, я заглянула в соседние помещения, обнаружив кабинет, столовую и аж две спальни с ванными и гардеробными комнатами. Потом вернулась в гостиную и, взяв со стеллажа одну из книг наугад, попыталась почитать. Однако мозг, занятый совершенно другим, отказывался воспринимать жизнеописание какого-то древнего мага полководца. Пришлось вернуть книгу на полку и бесцельно уставиться в окно на мрачный грейв-холловский парк.

К счастью, долго ждать все-таки не пришлось. Прошло не более четверти часа, как дверь в гостиную снова открылась.

– Ну? Что-то услышала? – с порога уточнил Айландир и тут же, лишая меня всякой возможности солгать, довольно добавил: – Ага. По глазам вижу – услышала.

– Да. Кажется. – Я неуверенно кивнула. – Только, Айл, пожалуйста, не говори никому, что я могу… такое. Очень прошу. Об этом никто не знает, и если узнают…

Я осеклась и нервно взмахнула рукой.

Айландир вмиг посерьезнел.

– Разумеется. Это даже не обсуждается. Прекрасно понимаю, что в таком случае тебя твои родственнички в четырех стенах до конца жизни запрут. А нам это крайне невыгодно.

– Спасибо. – Я с облегчением выдохнула.

– Так что ты услышала?

– Твой отец сказал что-то вроде «Шатреттартес». Я, правда, не гарантирую, что правильно разобрала, было очень плохо слышно, но…

– Почти правильно. Не страшно, я понял. Шант ретте Артес, – поморщившись, произнес Айландир. – Забавно. На старом наречии подконтрольного нам мира это означает «Возлюбленный сын Артес». Надо же. Отец, оказывается, сентиментален.

Я буквально кожей ощутила исходящие от тленника волны неприязни и чего-то очень похожего на ревность. Впрочем, я его понимала. Тяжело, когда твои успехи не ценят и постоянно попрекают идеальным старшим братом-мертвецом. Вдвойне неприятно, когда это делает твой самый близкий родственник. Какой-никакой, а отец все-таки.

И пусть Айландиру на мое сочувствие было наплевать, все же не выдержала и сказала:

– Знаешь, помнится, по словам лорда Грейва, Артес бы и пальцем не пошевелил ради моего спасения, потому что был слишком расчетлив и радел за репутацию вашего Домена. Так что, как по мне, – ты намного лучше.

Тленник сухо фыркнул:

– Сомнительный комплимент. При отце такого не ляпни.

– А мать? – осторожно уточнила я. – Хотя бы она-то тебя поддерживает?

– Мать? – Айландир наградил меня странным взглядом, словно удивляясь самому факту того, что подобное можно предположить. Впрочем, почти тотчас на его губах проскользнула кривая усмешка. – О, да. Поддерживает. Так поддерживает, что после смерти Артеса едва мои магические способности не заблокировала. Хорошо, отец вовремя вмешаться успел.

Я изумленно открыла рот, но задать логичный вопрос «Почему?!» не успела. Обрывая меня, тленник махнул рукой и произнес:

– Ладно, хватит болтать. Я устал и хочу хотя бы дома нормально выспаться, так что давай снимем с тебя печать, и я пойду.

– Что мне делать? – тут же уточнила я.

– Ничего. Просто стой и не мешай.

Хм. Кажется, эту фразу я от Айландира уже слышала, и ощущения, которые последовали после нее в тот раз, оказались крайне неприятными…

Внутренне сжавшись от нехорошего предчувствия, я замерла. Айландир же что-то тихо пробормотал, и воздух вокруг меня вспыхнул болотно-зелеными искорками. Миг – и они сложились в мерцающий, подрагивающий образ памятной печати, в которую тленник не так давно меня поймал.

И несмотря на то что в этот раз боли не было, мне все равно стало неуютно. Глядя на болотно-зеленые линии, я вдруг ощутила, как они пронизывают меня, словно корнями врастая в душу. Я чувствовала влияние печати каждой клеточкой своего тела, каждым кровеносным сосудом, и впервые осознала, насколько от нее зависима.

Стоит Айландиру отдать приказ – любой! – и я его исполню. Подчинюсь не раздумывая, как лишенная воли марионетка.

Жуткое ощущение. А ведь я в таком положении уже несколько дней!

«Однако Айландир своей властью ни разу не воспользовался, хотя мог бы, – мелькнуло в голове. – Конечно, скорее всего не захотел портить отношения с Лиард, но все же… тем более, какое-то время о Лиард он вообще понятия не имел…»

Со смесью страха и облегчения я следила за тем, как Айландир расплетает печать. Нить за нитью она неохотно покидала мою эфирную оболочку, пока наконец не растаяла. А с последними погасшими болотно-зелеными искорками исчезла и тяжесть на сердце.

Мне вернули свободу!

Облегченный выдох вырвался из груди сам собой.

– Спасибо, – пробормотала я.

В ответ Айландир только рукой махнул и сообщил:

– Все. Я – спать.

После чего развернулся и вышел из комнаты.

– Приятных снов! – запоздало пожелала я, глядя на закрывшуюся дверь.

А потом неожиданно поняла, что вместе с печатью лишилась и защиты «на крайний случай». Теперь, если со мной что-то случится, к Айландиру меня уже не переместит…

«Не случится. Нечему случаться!» – сердито одернула я себя и, решительно отбросив неприятные мысли, уселась на диван.

Правда, сидеть без дела очень быстро наскучило, а спать, в отличие от Айла, не хотелось, даже несмотря на все пережитое. Слишком рано.

В размышлениях о том, чем заняться, я решила для начала просмотреть последние новости академии.

Конечно, активируя Анонимус, прочитать о своих приключениях с липовым дядюшкой и о последующем посещении родового гнезда тленников я точно не ожидала. Однако необходимо было оставаться в курсе студенческой жизни. Да и вообще, мало ли что или, скорее, кого мне в очередной раз сосватали?

К счастью, на сей раз обошлось. Судя по первому же посту от ЛордаСплетен с броским названием: «Лучезарный – № 1!» и кучей комментариев под ним, народ обсуждал исключительно прошедший поединок.

Открыв пост, я прочитала:

«Можно долго кричать о ничьей в поединке, но каждый знающий и понимающий в хорошей драке скажет вам – Лучезарный победил! И пусть для подтверждения этой победы не хватило решающего удара. Все! Все видели: Лучезарный вел бой, он нападал, он не давал противнику не единого шанса. Темнейший рядом с ним выглядел полным слабаком. Он сдулся и стух буквально на первых же минутах. Он – уже история. И этого не оспорить».

Н-да. Радикально высказался. И, уверена, ЛордСплетен сделал это намеренно. Вон какой бурной реакции добился! Словесные баталии под постом главного поставщика сенсаций в Анонимус шли с неменьшим накалом, чем недавний поединок.

«ЛордСплетен! Всегда подозревал, что ты из жизнетворцев! Так, как вы, никто не любит чужие заслуги присваивать!» – обвинял знакомый мне уже Архистудент.

«Да Темнейший просто не успел раскатать Лучезарного в лепешку! Конечно, для жизнетворца это уже победа, пусть порадуется!» – поддерживала ИллюзияТьмы.

«Это вашего Темнейшего за малым не раскатали! – парировали те, кто был на стороне Дириона. – Лучезарный его прессовал с первой минуты! А тленник стоял столбом и едва мог защищаться. Не появись стража, вы бы уносили помятую субстанцию с поля!»

«Наивные! Вы хоть знаете, что такое “стратегия”? Ясно же как день: Темнейший прощупывал Лучезарного, чтобы все козыри выведать, а потом нанести решающий удар! Только слепой мог не заметить, что перед появлением стражи Темнейший как раз готовил заклинание!»

«Что-то в прошлый поединок ваш Темнейший без тактик и стратегий обошелся! Так что дашшу в… ваши отговорки! Лучезарный выиграл!»

Дальнейшие комментарии сплошь рябили полосами. Видимо, приличных выражений у спорщиков уже не хватало.

И как только Айлу удается спокойно на это реагировать? Хотя он, помнится, говорил, что вообще Анонимус не читает. Что ж, оно и правильно.

Я потянулась было отключить кейлор, однако взгляд вдруг упал на более ранний пост от того же ЛордаСплетен «Победителей не судят?» Причем, несмотря на нейтральное с виду название, комментариев в нем было даже побольше, чем у поста в топе.

Заинтригованная, я открыла текст, а потом открыла и рот. Такой новости я точно не ожидала!

«Друзья мои! – было написано там. – Сегодня наш всеми нелюбимый и неуважаемый ХитрыйДашш может смело передать свой титул самой расчетливой скотины и сволочи новому претенденту. И поверьте, на то есть все основания. Если ХитрыйДашш, разводя нас на очередную ставку, еще пытается соблюсти приличия, прикрываясь на ходу придумываемыми правилами, то этот кандидат поразил нас беспринципностью, наглостью и расчетливостью! Именно благодаря ему мы все потеряли деньги. Именно ему обязаны прерванным развлечением, которое обещало стать событием года! Согласитесь, когда теперь еще Темнейший и Лучезарный будут драться из-за прекрасной дамы?

Итак! Сделав ставку на ничью и обеспечив ее вызовом в нужный момент стражи, главный куш получил… Пепельный Лорд! Как, уверен, получит и Лиловую Девочку, которая теперь вне сомнения предпочтет его. Ибо лучше удачливая скотина с кучей денег, чем сдувшийся в поединке Темнейший и практически победивший, но оставленный в шаге от победы Лучезарный!»

Неужели это правда? Неужели Камерано действительно сорвал бой ради наживы?

– О-бал-деть! – в шоке выдохнула я. – Ну, Алан! Отомстил так отомстил. С размахом!

Теперь было понятно, отчего под постом такое количество комментариев. Не удивлюсь, если пепельника в реале уже ногами запинали!

«Предлагаю переименовать Пепельного Лорда в Пепельную скотину! – вопил МегаМаг. – И отменить результаты ставок! Это обман! Это…» (продолжение затерто системой).

«Первый раз готов МегаЛоха поддержать! Пепельную скотину на мыло!» – вторили ему.

Однако я неожиданно обнаружила, что злились на Алана далеко не все. Многие, напротив, такой выверт поддерживали! Среди затертых полос и возмущенных криков нередко виднелись и злорадствующе-язвительные:

«Утритесь, неудачники! Пепельный Лорд развел вас всех на бабки? Поделом! Нечего поддерживать двух кретинов, которые устроили поединок из-за чужой девчонки!»

«Да! Девочки из Домена Пепла принадлежат Домену Пепла! Это пусть Темнейший с Лучезарным своих девок делят по очереди, им не привыкать! А наши девчонки не для вас! Пепельный Лорд – красавец! А вы можете постоять под окнами нашего клуба, когда Лорд проставляться за выигрыш будет! Так и быть, всем проигравшим предоставим большой выбор объедков!»

Что ж, если Алан действительно устроит большую вечеринку своему Домену, то в обиду его точно не дадут. Нет, ну какой же все-таки расчетливый тип!

Хотя, пожалуй, в этот раз тленнику стоит сказать ему спасибо. Каким бы подлым ни был поступок Алана, Айландиру он сыграл на руку.

 

Покачав головой, я наконец отключила кейлор. Хватит с меня студенческой жизни на сегодня. Тем более в голову пришла мысль поискать в этих роскошных апартаментах какой-нибудь аналог телевизора. Когда еще посмотреть его доведется?

Посвящу вечер изучению местных новостей. Надеюсь, они окажутся более цензурными и познавательными.