3 książki za 35 oszczędź od 50%

Когда погоня близка

Tekst
19
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Когда погоня близка
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa
О Блейке Пирсе

Блейк Пирс – автор сверхпопулярной серии про детектива Райли Пейдж, которая включает десять книг (и их число постоянно растёт!). Он также написал серию детективов о Маккензи Уайт, на настоящий момент состоящую из шести книг, детективов про Эйвери Блэка, пока из пяти книг, и новую серию детективов про Кери Лока, состоящую из четырёх книг (все три серии будут продолжаться).

Детективы и триллеры – то, чем Блейк Пирс интересовался всю жизнь. Блейк с удовольствием с Вами пообщается на своем сайте www.blakepierceauthor.com, где Вы сможете узнать о нем больше и всегда быть на связи!

Copyright © Блейк Пирс 2017 Все права защищены. За исключением случаев, предусмотренных законом США об авторском праве от 1976 года, запрещено копировать, распространять или передавать данное произведение и его части в любой форме и любыми средствами, а также хранить в любой базе данных или системе поиска без письменного разрешения владельца авторских прав. Данная электронная книга предназначена только для личного пользования. Данную электронную книгу запрещено перепродавать или передавать другим лицам. Если вы желаете поделиться этой книгой с другим лицом, просим вас приобрести дополнительную копию книги для этого человека. Если вы читаете эту книгу, но вы ее не покупали, или она не была приобретена специально для вас, просим вас вернуть книгу и приобрести собственную копию произведения. Благодарим за проявленное уважение к работе автора. Данная книга является художественным вымыслом. Имена, герои, названия организаций, мест, событий и происшествий являются вымышленными. Любое совпадение с реальными людьми, ныне живущими или умершими, является случайным. Права на обложку принадлежат Pholon, фотография используется по лицензии от Shutterstock.com.

КНИГИ БЛЕЙКА ПИРСА

ЗАГАДКИ РАЙЛИ ПЕЙДЖ

КОГДА ОНА УШЛА (книга № 1)

КОГДА КРУГОМ ОБМАН (книга № 2)

КОГДА РАЗБИВАЮТСЯ МЕЧТЫ (книга № 3)

КОГДА ПРИМАНКА СРАБОТАЛА (книга № 4)

КОГДА ОХОТА НАЧАЛАСЬ (книга № 5)

КОГДА СТРАСТЬ СИЛЬНА (книга № 6)

КОГДА ПОРА ОТСТУПИТЬСЯ (книга № 7)

КОГДА ОСТЫЛИ СЛЕДЫ (книга № 8)

КОГДА ПОГОНЯ БЛИЗКА (книга № 9)

КОГДА РАСПЛАТА НЕ ЗА ГОРАМИ (книга № 10)

ДЕТЕКТИВ МАКЕНЗИ УАЙТ

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УБЬЕТ (книга № 1)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УВИДИТ (книга № 2)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ВОЗЖЕЛАЕТ (книга № 3)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ВОЗЬМЕТ (книга № 4)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОТРЕБУЕТ (книга № 5)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОЧУВСТВУЕТ (книга № 6)

ДЕТЕКТИВ ЭЙВЕРИ БЛЭК

ПРИЧИНА ДЛЯ УБИЙСТВА (книга № 1)

ПРИЧИНА ДЛЯ БЕГСТВА (книга № 2)

ПРИЧИНА ДЛЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ (книга № 3)

ПРИЧИНА ДЛЯ СТРАХА (книга № 4)

ПРИЧИНА ДЛЯ СПАСЕНИЯ (книга № 5)

ДЕТЕКТИВ КЕРИ ЛОК

СЛЕДЫ СМЕРТИ (книга № 1)

СЛЕДЫ УБИЙСТВА (книга № 2)

СЛЕДЫ ЗЛА (книга № 3)

СЛЕДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЯ (книга № 4)

Пролог

Шагая по форту Нэш Моват, полковник Дуч Адамс взглянул на запястье и увидел на часах ровно 0500. В южной Калифорнии стояла утренняя предрассветная прохладца и казалось, что всё так, как должно быть.

Тут он услышал женский возглас:

– Идёт начальник гарнизона!

Он резко обернулся и увидел, что по команде девушки в форме сержанта-инструктора весь тренировочный взвод вытянулся по струнке. Полковник Адамс замедлил шаг, чтобы ответить на приветствие, после чего отправился дальше. Теперь он пошёл немного быстрей, надеясь, что остальные инструкторы его не заметят: ни к чему отвлекать взводы от тренировки на пласте.

Его лицо исказилось в гримасу. За столько лет он всё ещё не привык к тому, чтобы команды раздавал женский голос. Даже вид взводов смешанного пола до сих пор его удивлял. Армия определённо изменилась с тех пор, как он сам был подростком-рекрутом, и большинство этих перемен ему не нравилось.

Он двигался дальше, слыша лающие команды остальных сержантов – мужчин и женщин, – строящих свои взводы.

«Сержанты уже не те», – с грустью подумал полковник.

Он никогда не забудет, как бранил их его собственный инструктор много лет назад, как он оскорблял его и всю его семью до седьмого калена, как он издевался и сквернословил.

Полковник слегка улыбнулся. Сержант Дрискол был тем ещё мерзавцем!

Насколько помнил полковник Адамс, Дрискол уже давно умер – не в бою, как он сам бы предпочёл, а в больнице от сердечного приступа. В те времена повышенное давление считалось профессиональной болезнью инструкторов по строевой подготовке.

Полковник Адамс понимал, что никогда не забудет Дрискола, и, по мнению Адамса, так и должно было быть. Инструктор должен оставлять неизгладимый след в памяти солдата и помниться ему до конца жизни. Он должен олицетворять собой худшую сторону ада, каким является солдатская жизнь. Сержант Дрискол определённо оказал на полковника Адамса такое долгоиграющее влияние. А что останется у рекрутов форта Нэш Моват от своих инструкторов?

Ничего.

«Сейчас все слишком зациклились на политкорректности», – подумал он.

Теперь даже в руководстве по боевой подготовке акцент делался на мягкости.

«Стресс, вызванный физическими или вербальными оскорблениями, является непродуктивным и категорически запрещён».

Он усмехнулся, вспомнив об этом.

– Какая чушь! – пробормотал он себе под нос.

Но армия двигалась в этом направлении с самих 1990-х. Он знал, что ему пора к этому привыкнуть, но никак не мог.

Так или иначе, ему недолго осталось иметь с этим дело – до пенсии всего год, а он ещё хочет дослужиться до генерал-майора…

Неожиданно размышления Адамса прервало странное зрелище: новобранцы шестого взвода бесцельно шатались по пласту, кто-то из них разминался, но большинство просто болтали друг с другом.

Полковник Адамс застыл на месте и заорал:

– Солдаты! Где, чёрт побери, ваш сержант?!

Солдаты, смутившись, вытянулись по струнке и отдали честь начальству.

– Вольно, – рявкнул Адамс. – Так кто-нибудь ответит на мой вопрос, чёрт вас дери?

Заговорила девушка:

– Мы не знаем, где находится сержант Уортинг, сэр.

Адамс с трудом мог поверить собственным ушам.

– Что значит, вы не знаете? – потребовал он ответа.

– Он не явился на построение, сэр.

Адамс зарычал себе под нос.

Это не было похоже на сержанта Клиффорда Уортинга. На самом деле Уортинг был одним из немногих сержантов, от которых, по мнению Адамса, был хоть какой-то толк. Он был приверженцем старой школы – или, по крайней мере, старался таким быть. Он частенько являлся к Адамсу и жаловался, что ему слишком тесно с новыми правилами.

И всё же, Адамс знал, что Уортинг нарушает правила насколько это возможно. Иногда солдаты роптали на его жёсткие требования и словесные оскорбления, и это радовало Адамса.

Но где же Уортинг сейчас?

Адамс прошёл мимо новобранцев в барак и пошёл вдоль рядов кроватей, направляясь к кабинету Уортинга.

Он резко постучал в дверь.

– Уортинг, вы там?

Никто не ответил.

– Уортинг, говорит командир подразделения. Если вы там, лучше ответьте мне, чёрт побери!

И снова тишина за дверью.

Адамс повернул ручку двери и распахнул дверь.

В кабинете было аккуратно прибрано и совершенно пусто.

«Куда он мог подеваться?» – гадал Адамс.

Уортинга вообще видели сегодня утром?

Тут Адамс заметил табличку «НЕ КУРИТЬ» на стене кабинета.

Он вспомнил, что сержант Уортинг был заядлым курильщиком.

Может быть, он просто вышел покурить?

– Нет, этого не может быть, – вслух проговорил Адамс.

Бессмыслица какая-то.

Тем не менее Адамс вышел из кабинета и пошёл к заднему выходу из барака.

Он открыл дверь и выглянул на неверный утренний свет.

Всматриваться нужды не было: сержант Уортинг сидел на корточках, опёршись спиной на стену барака, изо рта у него торчала сгоревшая сигарета.

– Уортинг, какого чёрта… – начал Адамс.

Не успев договорить, он отпрянул.

На уровне глаз Адамса на стене красовалось большое тёмное влажное пятно.

От пятна и до сидевшего Уортинга тянулся след.

Тут Адамс увидел тёмную дыру в центре лба Уортинга.

То была огнестрельная рана.

Входное отверстие было маленьким, но на выходе пуля разорвала Уортингу пол-черепа. Мужчину застрелили, пока он выкуривал здесь утреннюю сигарету. Выстрел был таким точным, что сержант умер мгновенно. Даже сигарета не выпала у него изо рта.

– Господи Боже, – пробормотал Адамс. – Неужели опять…

Он огляделся. За бараком простиралось большое пустое поле. Выстрел был сделан с большого расстояния, а это значило, что совершил его опытный снайпер.

Адамс покачал головой, не в силах поверить в происходящее.

Он знал, что теперь его жизнь значительно усложнится – и значительно ухудшится.

Глава первая

Райли Пейдж стояла и смотрела в открытое окно своего дома. Был славный весенний денёк – как в той сказке, где птицы поют и цветы цветут. Воздух был свежим и чистым. Тем не менее её не покидало мрачное чувство.

У неё было странное ощущение, что вся эта красота очень хрупкая.

Поэтому она прижимала руки к телу, как будто находилась в магазине с тонким фарфором и одним неловким движением могла сломать что-то красивое и дорогое. А может быть, этот славный день – просто тончайшая иллюзия, которая растает от одного мановения руки, и за которой окажется…

«Что?» – думала Райли.

Тёмный мир, полный боли, ужаса и зла?

Или тьма, которая скрывается в ней самой – её жуткие мысли и тайны?

Девичий голос вывел Райли из задумчивости:

– О чём думаешь, мама?

Райли обернулась и обнаружила, что на мгновение забыла, что в гостиной кроме неё есть и другие люди.

 

Вопрос был задан Джилли, тощей тринадцатилетней девочкой, которую Райли как раз пыталась удочерить.

– Ничего особенного, – ответила Райли.

Её симпатичный бывший сосед Блейн Хилдрет улыбнулся.

– Кажется, ты улетела куда-то далеко, – заметил он.

Блейн только что пришёл в гости к Райли со своей дочерью Кристал.

– Наверное, я как раз гадала, где наша Эприл, – выкрутилась Райли.

Это действительно вызывало у неё беспокойство: пятнадцатилетняя дочь Райли до сих пор не вернулась со школы домой. Неужели Эприл забыла, что они собирались пойти сегодня в ресторан к Блейну?

Кристал и Джилли хитро переглянулись.

– О, она скоро придёт, – со смешком сказала Джилли.

– Будет буквально с минуты на минуту! – вторила ей Кристал.

Райли задумалась, что такое известно девочкам, что неизвестно ей. Она надеялась, что Эприл не попала в какую-нибудь передрягу: подростковый период у Эприл уже закончился, а несколько месяцев назад ей пришлось пережить много проблем. Но, кажется, сейчас ей намного лучше.

Райли посмотрела на остальных и вдруг осознала кое-что:

– Блейн, Кристал, я же не спросила, не хотите ли вы что-нибудь выпить! У меня есть имбирный эль, или, может быть, ты хочешь виски, Блейн?

– Имбирный эль мне как раз по душе, – сказал Блейн.

– И мне тоже, пожалуйста, – присоединилась Кристал.

Джилли начала вставать с кресла.

– Я пойду принесу, – сказала она.

– Нет, нет, – возразила Райли, – давай я.

Райли отправилась на кухню, радуясь, что может заняться этим сама. Обычно разносом напитков занималась Габриэлла – их экономка, жившая вместе с ними, – но сегодня у Габриэллы был выходной, так что она пошла навестить друзей. Райли часто казалось, что Габриэлла избаловала её, так что была даже рада сама налить напитки. Кроме того, это усиливало ощущение приятного настоящего Райли.

Она налила имбирного эля для Кристал и Блейна, а также себе и Джилли.

Неся поднос с напитками в гостиную, Райли услышала, что входная дверь открылась, после чего раздался голос Эприл, говорящей с кем-то, кто пришёл вместе с ней.

Как раз в тот момент, когда Райли раздавала напитки, вошла Эприл, а следом за ней парень её возраста. Эприл удивилась, увидев Блейна и Кристал.

– Ой, – вырвалось у Эприл. – Я не ожидала…

Тут она покраснела от смущения.

– Боже, я совсем забыла! Мы же собрались в ресторан! Простите, пожалуйста!

Кристал и Джилли захихикали. Тут Райли поняла причину их веселья: они уже знали, что у Эприл новый парень и что она совсем забыла про ужин, поскольку была слишком поглощена им.

«Мне знакомо это чувство», – подумала Райли, с лёгкой завистью вспомнив собственные подростковые влюблённости.

Радуясь тому, что Эприл привела парня познакомиться, Райли быстро осмотрела его с ног до головы. Ей понравилось то, что она увидела: как и Эприл, он был высоким, нескладным и неуклюжим на вид, с яркими рыжими волосами, веснушками, сверкающими голубыми глазами и приятной бесхитростной улыбкой.

Эприл сказала:

– Мама, это Лиам Швепп. Лиам, это моя мама.

Лиам протянул Райли руку для рукопожатия.

– Рад с вами познакомиться, мисс Пейдж, – сказал он.

Подростковая ломка делала его голос таким забавным, что Райли не могла не улыбнуться.

– Можешь называть меня Райли, – предложила она.

Эприл начала:

– Мам, Лиам…

Она замолчала, очевидно, не в силах выговорить: «мой новый парень».

Вместо этого она сказала:

– Он капитан школьной шахматной команды.

Удивление Райли росло с каждой минутой.

– Так значит ты учишь Эприл шахматам? – поинтересовалась она.

– Пытаюсь, – сказал Лиам.

Райли не смогла сдержать смешок. Она сама неплохо играла в шахматы и много лет старалась заинтересовать в них Эприл, однако её дочь всегда закатывала глаза и считала шахматы «отстойными» – «мамской» игрой, в которой в принципе нет ничего интересного.

Кажется, её отношение изменилось с появлением симпатичного парня.

Райли пригласила Лиама войти и сесть со всеми:

– Я бы предложила тебе что-нибудь выпить, но мы как раз собираемся пойти ужинать.

– Ужин, о котором Эприл забыла, – сказал Лиам, его улыбка расплылась ещё шире.

– Верно, – подтвердила Райли. – Почему бы тебе не пойти с нами?

Эприл покраснела ещё сильней.

– Мам… – начала она.

– Что «мам»? – спросила Райли.

– У Лиама наверняка есть другие планы, – сказала Эприл.

Райли рассмеялась. Кажется, она снова делает что-то «неклёвое» и «мамское». Похоже, Эприл была готова представить Лиама родным, но вести его на семейный ужин было для неё чересчур.

– А ты как считаешь, Лиам? – спросила Райли.

– Здорово, почему нет! – ответил он. – Куда вы собирались?

– В «Гриль Блейна», – ответила Райли.

Глаза Лиама зажглись от возбуждения.

– О! Я слышал, это классное место!

Тут уж пришла очередь улыбаться Блейну Хилдрету.

– Спасибо, – сказал он Лиаму. – Меня зовут Блейн и это мой ресторан.

Лиам засмеялся.

– Все круче и круче! – сказал он.

– Пойдёмте, уже пора, – заторопила всех Райли.

*

Вскоре Райли уже наслаждалась вкуснейшим обедом с Эприл, Джилли, Блейном, Кристал и Лиамом. Они сидели на веранде ресторана Блейна, погода была замечательной, как и подаваемые блюда.

Райли разговаривала с Лиамом о шахматах, они как раз обсуждали тактики промежуточных ходов. Познания парня о шахматах были потрясающими. Про себя она гадала, кто из них выиграет в честной игре. Скорей всего, Лиам. Она хорошо играет, но он всего второкурсник и уже стал капитаном школьной команды. Кроме того, последнее время ей не часто удавалось поиграть.

«Кажется, он отличный игрок», – решила она.

Эта мысль ей нравилась. Райли знала, что Эприл умней, чем думает, а значит ей полезно иметь парня, на которого ей придётся равняться.

Болтая с Лиамом, Райли думала, что получится из их отношений с Эприл. От школьного года осталось всего пара месяцев. Не разойдутся ли их пути и не потеряют ли они интерес друг к другу? Райли надеялась, что нет.

– Куда ты поедешь летом, Лиам? – спросила Райли.

– Я собираюсь в шахматный лагерь, – ответил парень. – Буду учить там новичков. Я уже пытался уговорить Эприл поехать с нами.

Райли бросила взгляд на дочь.

– Почему ты не хочешь, Эприл? – спросила она.

Эприл снова покраснела.

– Не знаю, – ответила она. – Я хотела в футбольный лагерь. Наверное, это больше мне подходит. До шахматного мне ещё далеко.

– Ой, да брось! – воскликнул Лиам. – Там будут люди всех уровней, включая тех, кто только начинает знакомиться с игрой, как ты. И лагерь будет во Фредриксбурге, так что тебе даже необязательно уезжать из дома.

– Я подумаю, – сказала Эприл. – Сейчас мне заботят только мои оценки.

Райли порадовалась, что Лиам не отвлекает Эприл от учёбы. И всё же, Райли хотелось, чтобы Эприл выбрала шахматный лагерь. Но она знала, что нет смысла давить на неё – тогда лагерь тоже может стать «некрутым» и «мамским». Лучше оставить все убеждения на Лиама.

От вида счастливой Эприл у неё стало тепло на душе. Темноволосая и кареглазая, как и Райли, Эприл иногда выглядела на удивление взрослой.

Райли вспомнила, что выбрала имя Эприл потому, что апрель был её любимым месяцем, а нравился он ей именно из-за таких дней, как сегодня.

Тут Блейн поднял на Райли глаза от тарелки:

– Райли, расскажи нам про награду, которую будешь завтра получать.

Настал черёд Райли краснеть.

– Да там ничего особенного, – пробормотала она.

Джилли издала протестующий возглас.

– Как это ничего особенного! – воскликнула она. – Это же «Награда за упорство», и ты получаешь её за тот «висяк», который только что раскрыла. Сам директор всего ФБР будет вручать её!

У Блейна округлились глаза.

– Сам директор Милнер? – переспросил он.

Райли стало откровенно неловко.

Она нервно рассмеялась.

– Это не так круто, как выглядит, – стала оправдываться она. – Ему нетрудно приехать в Квантико, ведь он работает в Вашингтоне.

От удивления у Блейна отпала челюсть.

Джилли сказала:

– Блейн, мы с Эприл отпросились со школы, чтобы посмотреть на вручение. Приходите и вы с Кристал!

Блейн и Кристал сказали, что они обязательно придут.

– Ну хорошо, – сказала Райли, всё ещё смущаясь. – Надеюсь, это вас не затруднит. Тем не менее, это не самое громкое событие завтрашнего дня. Завтра состоится премьера пьесы, в которой Джилли – главная звезда. Это гораздо более важное событие.

Теперь покраснела Джилли.

– Я не звезда, мама, – возразила она.

Райли рассмеялась от неожиданной неловкости приёмной дочери.

– Ну признай, что у тебя одна из главных ролей – ты Персефона в пьесе, которая называется «Деметра и Персефона». Может, расскажешь нам, о чём пьеса?

Джилли стала пересказывать греческий миф – сначала стесняясь, но чем дальше, тем более увлечённо. Райли радовалась всё больше и больше: одна из её дочерей собирается учиться шахматам, другая интересуется греческой мифологией.

«Кажется, жизнь налаживается», – подумала она.

Её попытки устроить брак и семью постоянно шли прахом. Не так давно она допустила большую ошибку, пытаясь восстановить отношения с бывшим мужем, Райаном, и впустив его в свою жизнь и жизнь девочек, однако Райан в очередной раз доказал, что не может нести ни за что ответственность.

Но что теперь?

Райли посмотрела на Блейна и увидела, что он как раз смотрит на неё. Мужчина улыбался ей, и она улыбнулась в ответ. Между ними явно есть искра. В прошлом месяце они даже ходили на свидание, где танцевали и целовались – пока это было их единственным свиданием. Но на душе у Райли скребли кошки от мысли о том, как неловко оно закончилось – её возвращением к работе над делом.

Кажется, Блейн простил её.

Но куда приведут их отношения?

На душе Райли снова заскребли кошки.

Рано или поздно счастливая иллюзия семьи и дружбы скроется за реальностью зла – за убийствами, жестокостью и людьми-монстрами.

И в глубине души она чувствовала, что произойдёт это совсем скоро.

Глава вторая

Сидя в первом ряду актового зала в Квантико, Райли чувствовала себя совершенно не в своей тарелке. Она встречалась лицом к лицу с бесчисленным множеством жестоких убийц и не теряла самообладания, но сейчас её захлёстывала паника.

Директор ФБР Гэвин Милнер стоял на сцене перед большим залом и рассказывал о долгой карьере Райли, особенно о деле, за которое она удостоилась награды – дело так называемого «Спичечного убийцы».

Райли поражал бархат его баритона. Она редко встречалась с директором Милнером, но он ей очень нравился. То был худощавый, подвижный невысокий мужчина с безукоризненно выбритыми усами. Райли казалось, что он больше похож на декана какой-нибудь школы искусств, нежели на главу элитной организации правоохранительных органов страны.

Райли не слишком вслушивалась в то, что он говорит – для этого она была слишком взволнована, – но теперь, когда речь, кажется, походила к концу, Райли обострила внимание.

Милнер говорил:

– Мы все знаем о мужестве и уме специального агента Райли Пейдж, а также о её способности сохранять достоинство в трудной ситуации. В прошлом она неоднократно удостаивалась похвалы за эти качества, но сейчас мы все собрались здесь, чтобы наградить её за нечто иное – за упорство, за стремление добиться справедливости. Благодаря её усилиям убийца трёх женщин, совершивший преступление двадцать пять лет назад, сейчас, наконец, будет привлечён к ответственности. Давайте отдадим дань благодарности Райли Пейдж за её упорство и пример для остальных!

Он улыбнулся, глядя прямо на неё, и взял в руки коробку с наградой.

«Пора», – подумала Райли.

Она встала с кресла и на ватных ногах поднялась на сцену.

Она подошла к директору Милнеру, и он повесил ей на шею медаль, которая оказалась на удивление тяжёлой.

«Странно, остальные были легче», – подумала она.

За годы работы она получила ещё три подобные награды: знак «За храбрость», медаль «За героизм» и звезду «За похвальный поступок».

Но эта была тяжелей да и в целом отличалась.

Это отчего-то казалось неправильным.

Только Райли не понимала, почему.

Директор ФБР Гэвин Милнер похлопал Райли по плечу и рассмеялся.

Он негромко сказал ей:

– Пополнение в коллекцию, не так ли?

Райли нервно рассмеялась и пожала руку директору.

Присутствующие в зале разразились аплодисментами.

Директор Милнер снова усмехнулся и прошептал:

 

– Теперь пора встретиться с поклонниками.

Райли бросила взгляд в зал и то, что она увидела, привело её в замешательство.

В зале было гораздо больше людей, чем ей казалось. И все лица были знакомыми – то были друзья, члены семьи, коллеги и те, кого она спасла и кому помогла за время службы.

Все они стояли, улыбаясь и аплодируя ей.

У Райли появился комок в горле, на глаза навернулись слёзы.

Они так верят в неё!

Но кроме благодарности она чувствовала вину.

Что бы подумали о ней эти самые люди, если бы они узнали все её тёмные секреты?

Они не в курсе её отношений с жестоким, но умнейшим убийцей, который бежал из Синг-Синга. Они явно не подозревают, что этот преступник помог ей раскрыть несколько дел. И они не могут знать, как безнадёжно переплелась жизнь Райли с жизнью Шейна Хэтчера.

От этой мысли Райли вздрогнула.

Неудивительно, что медаль тяжелей остальных.

«Нет, я это не заслужила», – подумала она.

Но что ей делать – развернуться и вернуть медаль Милнеру?

Вместо этого она натянула улыбку и выдавила пару слов благодарности. А потом осторожно сошла со сцены.

*

Через несколько мгновений Райли оказалась в большой комнате, битком набитой людьми. Кажется, большая часть людей из зала пришла сюда. Она оказалась в эпицентре событий, все вокруг стремились по очереди поздравить её. Она была благодарна за поддержку Милнеру, стоящему за ней.

В первой волне поздравляющих были коллеги – полевые агенты, специалисты из лабораторий, администраторы и офисные работники.

Большинство из них явно были рады за неё. Например, Сэм Флорес, чудаковатый глава команды технического анализа Квантико, молча показал ей большой палец и искренне улыбнулся, прежде чем пойти дальше.

Но у Райли были и враги, и тут они тоже присутствовали. Самым младшим из них была Эмили Крейтон, совершенно неопытный агент, воображающая себя соперницей Райли. Несколько месяцев назад Райли указала ей на глупую ошибку и с тех пор Крейтон на неё обижалась.

Когда до Крейтон дошла очередь поздравлять Райли, девушка-агент натянула улыбку, потрясла руку Райли и, выдавив сквозь стиснутые зубы: «Поздравляю», убралась восвояси.

К Райли подошло ещё несколько коллег, прежде чем перед ней появился ответственный специальный агент Карл Волдер. Ребячливый как на лицо, так и по характеру, по мнению Райли, Волдер являлся просто олицетворением бюрократии. Они с ним никогда не ладили, причём настолько, что он несколько раз отстранял её и даже увольнял. Однако сейчас Райли поразила его льстивая доброжелательность. Теперь, когда позади неё стоял директор Милнер, Волдер не отважился продемонстрировать что-то кроме притворного уважения.

Он пожал ей руку своей влажной и холодной ладонью, и она заметила, что у него на лбу выступили капли пота.

– Вы заслужили эту честь, агент Пейдж, – произнёс он дрожащим голосом. – Мы гордимся тем, что вы работаете у нас.

Затем Волдер пожал руку директору ФБР.

– Рад, что вы смогли присоединиться к нам, директор Милнер, – сказал Волдер.

– Всегда к вашим услугам, – ответил директор Милнер.

Райли посмотрела на лицо директора. Усмехнулся ли он, кивая Волдеру, или ей показалось? Она не могла сказать наверняка, но одно знала точно: Волдера не очень-то уважали в Бюро – ни подчинённые, ни начальство.

Когда её поздравил последний из коллег, её захлестнуло эмоциями при виде очередной волны поздравляющих: то были люди, которых она встречала по долгу службы – семьи убитых жертв, а также те, кого она спасла от становления жертвами. Райли и не ожидала, что они придут сегодня, тем более в таком количестве!

Первым был хрупкий пожилой мужчина, которого она спасла от безумного отравителя в прошлом январе. Он взял ладонь Райли обеими руками и стал со слезами повторять: «Спасибо, спасибо, спасибо, спасибо…»

Райли сама еле сдерживала слёзы.

Затем подошёл Лестер и Эвника Пеннингтон со своей дочерью-подростком, Тиффани. В феврале старшую сестру Тиффани, Лоис, убил сумасшедший парень. Райли не видела Пеннингтонов с тех пор, как раскрыла их дело, и ей с трудом верилось, что они тоже захотели прийти. Она помнила их подавленными и убитыми горем, но теперь они улыбались сквозь слёзы, радуясь за Райли и благодаря её за то, что она восстановила для них справедливость.

Обменявшись с ними эмоциональными рукопожатиями, Райли задумалась, сколько ещё сможет продержаться, прежде чем выбежит из комнаты в слезах.

Наконец, подошла Паула Стин, престарелая женщина, мать девушки, которую убили двадцать пять лет назад – это было как раз то расследование, за которое сегодня Райли получила награду.

Теперь Райли была совершенно потрясена.

Они с Паулой много лет поддерживали связь, разговаривая по телефону в каждую годовщину смерти её дочери.

Присутствие Паулы сегодня стало для Райли полной неожиданностью.

Она стиснула руки Паула, стараясь не расплакаться.

– Паула, спасибо, что ты пришла, – удалось ей пробормотать сквозь слёзы. – Надеюсь, что мы будем продолжать общаться.

Паула лучезарно улыбнулась, в её глазах не было ни намёка на слёзы.

– О, я буду звонить тебе каждый год как всегда, обещаю, – сказала она. – Конечно, покуда я сама не покину этот мир. Теперь, когда ты поймала убийцу Тильды, я чувствую, что готова двигаться дальше и присоединиться к ней и к моему мужу. Они меня и так заждались. Спасибо тебе за это.

Райли почувствовала глубоко внутри острую боль.

Паула благодарила её за покой, который обрела, за то, что теперь наконец может спокойно умереть.

Для Райли это было слишком.

Она просто не могла ничего сказать.

Вместо этого она неловко поцеловала старушку в щёку, после чего та ушла.

Люди постепенно уходили, толпа в комнате таяла.

Но те, кто был для неё важней всего, оставались здесь. Блейн, Кристал, Эприл, Джилли и Габриэлла всё это время стояли неподалёку от неё. Райли особенно порадовалась гордому выражению лица Габриэллы.

Она видела и то, что обе девочки улыбаются, а Блейн просто в восхищении. Райли надеялась, что эта церемония не смутила и не испугала его.

К ней подошли три человека, чьи лица она была особенно рада видеть. Одним из них был её постоянный партнёр Билл Джеффрис. Рядом с ним стояла Люси Варгас, энергичная и многообещающая молодая девушка-агент, считавшая Райли своим наставником. Сбоку от неё стоял Джейк Криваро.

Райли удивилась, увидев Джейка. Много лет назад он был её партнёром и уже давно вышел на пенсию, однако недавно он возвращался, чтобы помочь ей раскрыть дело Спичечного убийцы, о котором никак не мог забыть.

– Джейк! – воскликнула Райли. – Что ты здесь делаешь?

Невысокий широкоплечий мужчина хрипло рассмеялся.

– Эй, разве это подобающее приветствие?

Райли тоже засмеялась и обняла его.

– Ты же меня понял, – сказала она.

Джейк вернулся в свою квартиру во Флориде с тех пор, как дело закрыли. Она была рада, что он вернулся, хотя это произошло намного раньше, чем она ожидала.

– Я бы ни за что на свете не пропустил такое! – воскликнул Джейк.

Обнимая Билла, Райли снова почувствовала свою вину.

– Билл, Джейк, это несправедливо!

– Что несправедливо? – спросил Билл.

– То, что я получила эту награду. Вы двое заработали её не меньше моего.

Настал черёд Люси обнимать Райли.

– Это совершенно справедливо, – возразила Люси. – Директор Милнер упомянул их. Он воздал им должное.

Билл кивнул и добавил:

– И мы ничего бы не сделали, если бы ты не была чертовски упёртой и не заставила Бюро снова открыть это дело.

Райли улыбнулась. Конечно, это правда. Она заново открыла дело несмотря на то, что все остальные были уверены, что его невозможно раскрыть.

Неожиданно она почувствовала, что кое-чего не понимает.

Райли обернулась и спросила Билла, Джейка и Люси:

– Все эти люди, откуда они узнали о церемонии?

 Люси сказала:

– Из новостей, конечно же.

Это была правда, но Райли не казалось это достаточным объяснением: о её награде упомянули в крошечном новостном выпуске, который вряд ли кто-то мог заметить, если не искал специально.

Тут Райли заметила на лице Билла хитрую улыбку.

«Это он с ними связался!» – поняла Райли.

Может быть, он и не звонил каждому человеку, с кем ей приходилось иметь дело, но именно он запустил это колесо.

Её поразило то, что она испытывает по этому поводу противоречивые эмоции.

Конечно, она была благодарна Биллу за то, что он сделал этот день совершенно необыкновенным.

Но, к её удивлению, она была также сердита на него.

Сам того не сознавая, Билл поймал её в эмоциональную ловушку.

Хуже всего было то, что это довело её до слёз.

Однако она напомнила себе, что он поступил так из дружеских чувств и уважения.

Она сказала ему:

– Мы с тобой ещё поговорим об этом.

Билл улыбнулся и кивнул.

– Поговорим, как же, – согласился он.

Райли повернулась было к ожидающей её семье и друзьям, но тут её остановил босс – глава команды Брент Мередит. Крупный чернокожий мужчина с резкими чертами явно не был в настроении праздновать.

Он бросил:

– Пейдж, Джеффрис, Варгас, жду вас у себя в офисе прямо сейчас.

Не произнеся больше ни слова, Мередит вышел из комнаты.

С упавшим настроением Райли подошла к Блейну, Габриэлле и девочкам, чтобы сообщить им, что им придётся подождать её.

Она вспомнила то ощущение тьмы, которое нахлынуло на неё вчера за обедом.