3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Порт надежд

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Бери.

Ася сомневалась в правильности того, что сделает, но всё же, приняла бокал. И когда по закону церемонии данного тоста, она до дна опустошила его, медленно руки их с Артуром разъединились, а губы слились.

 Он целовал так сладко и нежно, что под Асей начал плавиться диванчик. Она медленно проваливалась в бездну. Но останавливаться не хотелось. Руки сами потянулись к мужским плечам, затем заскользили, вдоль шеи к волосам и там утонули. Как утонула сейчас она на этом мягком кожаном диване. В этом большом красивом ресторане. Где играет волшебная музыка, под которую, сейчас обнявшись, медленно танцуют Виктор и Лариса.

Осознание того что она делает, пришло не сразу. Было настолько легко и приятно, что выпускать Артура из рук своих совершенно не хотелось. Ася, наконец, почувствовала всё тепло этого мужчины. Его мягкость. Его сладкий и в то же самое время, его терпкий вкус. Видимо такой, как был у того виски, что он пил. А пил он в тот вечер много. Именно это обстоятельство и повлияло на его поведение. Он утратил былую сдержанность и выдержку. На их место пришли другие качества. Те, что были угнетены в обычной жизни. Теперь Артур позволял себе то, что категорически пресекал даже в мыслях, ещё пару часов назад… А именно, он позволял себе прикасаться к её телу. Прикасаться так, как хотят его руки. Его губы…

Но когда Артур в полной мере осознал, что Ася отвечает на его прикосновения, он почти протрезвел. И хотя тело на автопилоте продолжало наслаждаться их близостью, их поцелуем, разум уже начал дёргать за стоп-кран. Однако этот локомотив остановить так просто было невозможно.

 Ася уже тянула его вниз на диван.

 Артур уже почувствовал, что они медленно, но верно перемещаются в горизонтальное положение. И хотя приглушённая подсветка ресторана, а также зональное, частично изолированное друг от друга шторами, расположение диванчиков, лишь способствовали столь приятному интимному времяпрепровождению, Артур стал понимать, что нужно останавливаться.

Только как?

Ответ на ум пришел ему не сразу.

Резко отстранившись, он произнёс:

– Извини. Это моя вина. Больше это не повторится, – он извинялся и, не смея взглянуть Асе в глаза, поправлял на ней одежду, затем на себе. – Извини. Я… я скоро вернусь.

Быстро встал, развернулся и пошёл в сторону выхода из ресторана.

Ася готова была со стыда провалиться. Хотела бежать отсюда. И чем быстрее, тем лучше. Схватив свою сумочку, она встала и пошла в сторону дамской комнаты. Ни Лариса, ни Виктор её не заметили. Они продолжали медленно танцевать среди других пар.

Уже зайдя в дамскую комнату, Ася подошла к зеркалу, посмотрела на себя и обомлела. На неё смотрела перепуганная девушка. Серо-зелёные глаза блестели, вот-вот готовые пролиться слезами. Губы, которые частично утратили косметический антураж, в ходе столь бурного поцелуя, припухли. И лишь причёска, совершенно не пострадала. Локоны всё так же струились каскадом, создавая весьма привлекательный вид.

Глубоко вздохнув, Ася попыталась себя ещё раз успокоить. Не помогло. Тогда она открыла кран с холодной водой и подставила под струю руки.

– Блин! Кольцо это ещё!

Увидев обручальное кольцо на своём пальце, она ещё больше расстроилась. И сердце вновь заныло.

«Да… Нельзя вступить в эту игру, выключив эмоции и просто идти к намеченной цели. Я для этой роли не гожусь. Плохая из меня актриса. Слишком вживаюсь в образ. Растворяюсь в нём. И вся эта атмосфера праздника увлекла меня. Опять же кольцо это, такое красивое. Поздравления. Ресторан.

Как не поверить в эту сказку?

Как не забыться?

Как устоять?

Помня, что всё это иллюзия. Иллюзия счастья.

Я не актриса, я игрок. Но, «зная правила игры, можно всё же, проиграть». Это всё не для меня… Я не привыкла побеждать…»

Неожиданно в помещение вошла красивая девушка в коротеньком красном платье. Она медленно прошла к подоконнику, присела на него, достала из сумочки пачку сигарет и прикурила одну из них.

– Простите, – обратилась к ней Ася. – Угостите сигареткой. Я понимаю, моя просьба не совсем уместна… Ну, просто, сил моих больше нет.

– Присаживайся, подруга, – гостеприимно похлопав по подоконнику, вполне радушно сказала девушка и протянула Асе пачку сигарет с зажигалкой.

– Спасибо, Вы меня просто возвращаете к жизни.

– Тебя кто так извёл? Парень твой? – поинтересовалась незнакомка, между длинными затяжками.

– Да если б мой! – неосознанно выпалила Ася, – Так, одно название. Притянет, оттолкнёт. А я как дура, ведусь на все его желания. Только и твержу – хорошо, хорошо. А что хорошего? Всё обман. Всё предельно ясно. А надежда продолжает биться во мне. Наивностью своей, ставя меня в идиотское положение.

– Знакомо.

– С мужиками, наверное, всегда так? Кто бы ни пришёл на место предыдущего, мы всё равно совершаем одни и те же ошибки, позволяя вить из нас верёвки.

– Это точно!

У Аси зазвонил телефон. Она его достала, посмотрела на дисплей и, увидев номер Артура, немного растерялась.

– ОН звонит? – поинтересовалась незнакомка, – Видишь, беспокоится о тебе. От них надо чаще уходить. Чтоб скучали.

– Этот, – Ася вновь посмотрев на дисплей, – вряд ли будет скучать.

Отложила телефон на подоконник и продолжила курить. Телефон вскоре сдался. Экран погас. Но не успела Ася затушить сигарету о пепельницу, которая, как родная стояла на подоконнике, дверь распахнулась и вошла встревоженная Лариса. Перепуганным взглядом она окинула помещение и, увидев подругу, облегчённо выдохнула:

– Ася, вот ты где! Почему нас бросила?

– Я не бросила. Я просто отлучилась. По необходимости.

– Тебя уже заждались. На телефон ты не отвечаешь. Артур изводится. Я вообще не понимаю, что у вас произошло? Мы так мило сидели и, вдруг, ты пропала.

– Ларис, во-первых, лично вы с Виктором не сидели. Вы танцевать ушли. Артур пошёл курить, а мне было скучно, и я тоже пошла… покурить.

– Куда ты пошла!? Покурить?

Ася затушила сигарету.

– Да!

– Ася, ты обалдела? Ты куришь только когда выпьешь. Ты, пила?

– Немного. Мне Артур предложил, а я устоять не смогла.

– Так… Прекрасно… Асенька, пойдём к нашим мужчинам. Нас заждались, – неожиданно ласковым голосом сказала Лариса, обняла подругу и повела в сторону выхода.

– Ларис, я не хочу туда идти.

– Не можешь же ты оставаться здесь?

– Могу.

– Нет, не можешь.

– Ну, Лар.

– Нет! Пошли.

И Лариса повела подругу на выход. Ася успела на ходу поблагодарить случайную знакомую за сигаретку, но остановиться ей подруга не позволила и вывела из дамской комнаты.

Артур, заметив Асю, опустил глаза и, как ни в чём не бывало, продолжил сидеть за столиком. Виктор, который что-то бурно рассказывал другу, увидев Ларису и Асю, переключил своё внимание на них и радостно произнёс:

– Видишь! Никуда твоя жена не делась. Просто ходила припудрить носик. Присаживайтесь, милые дамы.

Не обращая на него внимания, Лариса обратилась к Артуру:

– Нам пора домой.

– В смысле? – удивился Виктор.

– Артур, – твёрдо и настойчиво произнесла Лариса, – Нам пора уходить. Лучше будет, если мы сейчас разъедемся по домам.

Артур внимательно посмотрел на Ларису. Потом на Асю. И, не поняв бурную мимическую игру Ларисы, прибегнув к которой она, кивая в сторону подруги, пыталась что-то сказать Артуру, он всё же поднялся и подозвал официанта.

– Что ж, давайте выдвигаться по домам, – скомандовал Артур, после того как оплатил счёт.

– Лариса, позволь тебя проводить? – обратился Виктор.

В ответ подруга Аси лишь улыбнулась, но ничего и не ответила. Ведь главное для неё сейчас было быстренько усадить молодожёнов в такси.

К чему такая спешка?

Об этом Виктору лучше не знать.

А Артура же ждет незабываемая ночь.

Но ему это будет даже в радость. Тем более что это их с Асей первая брачная ночь. Так думала Лариса.

– Ты, конечно, молодец, – с укором сказала она, нагнувшись к самому уху Артура, когда тот уже сидел в машине. – Оно то и понятно, предстоит первая брачная ночь. И всё такое. Но мог бы обойтись и без спиртного. Ведь должен же помнить, как Ася реагирует на него. Тебе-то теперь гарантирована ночь незабываемого секса. С женой-то нимфоманкой. А ей каково будет завтра? С утра. Когда голова будет болеть. Раскалываясь от адской боли. Зато из воспоминаний только то, что было до того злосчастного бокала с шампанским, который ты ей подсунул. Молодец. Управился. Её хотя бы пожалел… Она б и без спиртного устроила тебе ночь бурной любви.

Встревоженный мужской взгляд темных глаз, поднялся на Ларису. Затем переместился на беззаботную Асю, которая вполне жизнерадостно усаживалась удобнее рядом на заднем сидении такси. Ещё раз Артур посмотрел на Ларису. Та лишь сочувственно пожала плечами и захлопнула дверцу машины. Тем самым дав отмашку водителю трогаться в путь.

***

Пока они ехали, Артур думал о словах Ларисы. Но когда до дома оставалось лишь пару кварталов, ему на колено легла женская ладонь. И медленно стала двигаться вверх по бедру.

Не мог Артур сходу понять, как ему правильней среагировать на данные прикосновения. Они были приятны… Ася была приятна! Красива. Сексуальна. И он знал, что у него в руках козырь – «Зато из воспоминаний только то, что было до того злосчастного бокала с шампанским, который ты ей подсунул».

Не мог он скинуть её руку. Не мог. Не хотел. Не желал.

Его-то состояние алкогольного опьянения, тоже играло против правил установленных им же, когда они договаривались на фиктивный брак. Договор нарушать, конечно, не хотелось… Но ведь исключения допустимы почти для каждого правила… Разве это не тот случай? – спрашивал Артур у себя, продолжая смотреть на женскую ладонь, которая юркнула туда… чем он сейчас больше думал.

Держась за руки, они медленно вышли из машины. Ласково Артур увлёк Асю в подъезд и, войдя, сразу же прижал к стене. Он не целовал. Он просто прижал её всем своим телом. При этом продолжая в своих сильных руках держать её нежные ручки.

 

– Асенька, – шептал Артур ей в ушко. – Асенька.

Казалось, само её имя обладает какой-то особой, невероятно большой силой, способной управлять им. И, повторяя имя, он привыкал к их близости. Приучая своё тело правильно реагировать на эту самую близость. Не бояться её, не отказываться от неё. А в полной мере наслаждаться ею. Близостью. Асей.

Они вошли в квартиру. Артур закрыл на ключ дверь. И не включая в прихожей свет, снял обувь и подхватил Асю на руки. Внёс медленно в спальню и уложил на кровать. Ему сейчас не мешала их одежда. Он довольствовался тем, что чувствовали его руки. Его губы. И даже от запаха этой женщины, он испытывал божественное наслаждение. А истомные звуки, которые периодически издавал надрывно её чувствительный ротик, Артура едва не свели с ума своей искренностью. Желанием открыться и довериться.

Его сил хватило ненадолго. Вскоре, скинув одежду с себя на пол, он и Асино платье отправил туда же. Затем и её нижнее бельё.

***

Лишь под утро они уснули окончательно. Ночью были попытки провалиться в сон. Но постоянно кто-нибудь из них не давал этого сделать другому. И своими ласковыми, иногда наоборот дикими и голодными движениями будил и настраивал на продолжение яркой ночи. Хотя свет они, конечно же, не включали. И довольствовались лишь тем, что шел из окна от полной луны. Или тем, что доходил из неприкрытой ванной комнаты, куда они периодически ходили, чтобы принять душ.

Ася совершенно не казалась Артуру пьяной. Да и он заполночь почувствовал себя абсолютно трезвым. Хотя таковым, конечно же, не был.

Они уснули, обнявшись, когда остальной город начал просыпаться.

Но ближе к обеду наступил час расплаты.

Час пробуждения.

Артур открыл глаза и увидел рядом с собой мирно спящую Асю. Он немного полюбовался ею. После аккуратно переложил длинные русые волосы и нежно поцеловал женское плечо. После этого всё же поднялся с постели.

 Кружилась голова и дико хотелось пить. Поэтому Артур отправился в душ. Стоя под струями воды, он пытался не только привести своё тело в норму, но и напоить себя этой же самой водой, льющейся сверху. И пускай вода была тёплой, это сейчас Артура, от употребления её вовнутрь, остановить не могло. Он пил и думал, что не надо было вчера в ресторане залпом поглощать виски. Особенно после того, как пришёл и увидел, что Аси нет на диванчике на котором они целовались, так внезапно охваченные обоюдным желанием.

Не надо было потом ещё один бокал выпивать до самого дна, после того, как Ася не захотела отвечать на его телефонный звонок…

Не надо было много чего делать… Но только не то, что он, вернее они, делали на протяжении всей этой ночи. Когда остались наедине. От этого Артур, ни тогда, ни сейчас бы не отказался, будь на то только его воля.

Но как поступить, когда Ася проснётся?

«…из воспоминаний только то, что было до того злосчастного бокала с шампанским, который ты ей подсунул».

«Рассказать? Или умолчать и продолжить жить, как хотели? Жить в фиктивном браке?

А кому это нужно? Она мне безумно нравится. Я хочу её. А то, что мы вчера поженились, всё упрощает. Её дочка считает меня своим отцом. Выход один. Нужно поговорить с Асей. Обсудить сложившуюся ситуацию и принять действительность. А она такова: у нас не фиктивный брак».

Он быстро вышел из душа, накинул на себя халат и отправился в спальню.

– Ася, – присев на кровать, Артур положил ей на плечо руку, – Асенька, просыпайся.

Медленно на него посмотрели затуманенные серо-зелёные глаза.

 Среди ночи Ася, после очередного душа, извлекла из сумки, прихваченной из дома свою комбинацию и трусики. И теперь лежала, не боясь обнажить себя, при сползании одеяла. Даже платье своё Ася ночью подняла с пола и повесила на кресло. Как впрочем, и мужскую одежду. Артур только сейчас это заметил. И удивился её феноменальным склонностям к чистоте. И тому автопилоту, на котором она ночью всё так аккуратно сделала.

– Артур, у меня ужасно болит голова, – Ася говорила правду. Говорила медленно, запинаясь. Прошу принеси воды и какую-нибудь таблеточку… Лучше две. Мне, правда, плохо. Очень.

Он поднялся с постели и подошёл к своей аптечке. Извлёк из неё упаковку того, что посчитал наиболее подходящим, для данного случая и выдавил на ладонь две таблетки. Сходил на кухню, принёс стакан воды и присел на кровать напротив не открывающей глаза Аси.

– Возьми лекарство и воду.

Не спеша Артур положил таблетки Асе на ладонь и помог поднести стакан с водой ко рту.

– Пей.

Она выпила, но глаза так и не открыла.

– Артур, вчера всё нормально прошло?

– Нормально, – нерешительно произнёс он.

– Это ты меня сюда принёс?

– Я.

– Спасибо… Вчера точно было без происшествий?

– Без происшествий.

– Ну, и хорошо, – с грустью произнесла Ася, и посмотрела на Артура. – Я… ничего не помню.

Он промолчал. И тогда она более серьёзным голосом попросила:

– Алле Ивановне позвони. Надо узнать, как там дети? Может она с ними ещё немного побудет? Я прямо сейчас их не смогу забрать, – Ася закрыла глаза и свернулась калачиком под одеялом. – Мне нужно ещё немного полежать.

– Я ей позвоню. Предупрежу. Не волнуйся. Все будет нормально.

– Спасибо… Извини, если что не так. Я, просто пить не умею. И не должна была вчера позволить себе тот бокал с шампанским… Мне нужно поспать. Немного. Я… – она замолчала, а Артур подумал, что она заснула.

Будить и выяснять отношения, было жестоко и глупо. И так было ясно, их ночь осталась только в его воспоминаниях. Ася даже не помнила, как ночью его целовала, обнимала. Как дарила свою ласку, и получала его.

Он был в шоке. Действительно из воспоминаний только то, что было до того бокала с шампанским… Подумав, что ещё не всё потеряно, он позволил Асе спокойно спать, а сам пошёл звонить Алле Ивановне, матери Ларисы, у которой остались дети.

У детей всё было замечательно. Они пообедали и собирались погулять с Ларисой по парку.

– Ларис, – вдруг решился спросить Артур, – Неужели Ася ничего не вспомнит из событий этой ночи?

– Такого пока не было. Она всегда очень болеет и ничего не помнит. Я же тебе ещё вчера сказала, что не нужно было её угощать шампанским. Она слишком тяжело переносит алкоголь. Но ты не переживай. Будет твоя жена к вечеру, как новая. Я детей привезу ближе к восьми вечера. А хочешь завтра с утра?

– Нет. Давай вечером. Ася о них беспокоится. Думаю, ей будет лучше, если дети будут ночевать дома.

– Как скажешь. А-то может, хочешь реабилитироваться и исправить, вернее, повторить брачную ночь?

– Повторить?

Он хотел. Но не представлял, как это сделать? Насколько это будет уместно? Нужно ли Асе это сейчас? Сейчас, когда она… протрезвела.

А в это время, Ася лежала на кровати и краем уха слушала телефонный разговор Артура, идущий с кухни. Она смотрела в окно, и думала, что уж лучше украсть одну ночь и потом страдать, чем страдать без… греха.

Ася улыбнулась.

«Пусть и дальше все продолжают думать, что это организм у меня такой. А я вся такая белая и пушистая. И нет у меня фантазий и желаний… Наивные… Я что, монашка? И кроме Славика у меня были мужчины. Но я об этом не должна подруге докладывать. Зачем? Доказывать, что я взрослая? Зачем? По мне что, этого не видно?

Нет. Пусть всё идёт своим чередом. Хотя и обидно. Я-то надеялась, что утром проснусь со своим мужчиной. А не с тем, кто после такой ночи, сделает вид, что ничего не было. В конце концов, придуманная амнезия после спиртного, это моя фишка. Но не его!

Почему же он решил промолчать? …Ему так удобнее? И в чём выгода?

Ой, мужики, кто вам сказал, что у вас есть логика?

Ну, ладно. Хочет поиграть в эту игру? Я согласна. Тем более что не простила ему слова, что он сказал в ресторане после нашего поцелуя: «Извини. Это моя вина. Больше это не повторится». Ха! И как, по его мнению, я должна была себя чувствовать после этих слов? Нормально? Типа он уладил происшествие? Сгладил возникшую неудобную ситуацию!? А я себя чувствовала паршиво! Очень паршиво. Да заодно то, что после поцелуя мужчина извиняется и обещает, что это не повторится, его нужно наказывать! А как именно, это уже дело той, кто испытал подобное унижение. И я такого прощать не стану. Потому что за поцелуй, на который ответила женщина, извиняться мужчина не должен. Это оскорбляет! Оскорбляет ту, которая приняла, ответила на призыв мужского тела. А в результате что? «Это моя вина». Как можно было ему такое брякнуть? Подозвал. Отшвырнул.

А теперь так вообще! Ночью его всё устраивало. А утром? Протрезвел… Опомнился. Хорошо, что как после поцелуя, не сказал: «Извини. Это моя вина. Больше это не повторится». Я б его тогда точно прибила!»

Ася услышала, как Артур возвращается с кухни и закрыла глаза.

***

Вечером Лариса привезла детей. Они шумно ворвались в квартиру, неся с десяток разноцветных воздушных шариков.

– Мама! Посмотри, что нам тётя Лариса подарила.

– Ой, как красиво! – порадовалась она вместе с детьми. – Привет, Ларис. Проходи. Чай будешь?

– Нет. Мне пора домой. Мама просила передать, дословно передаю: Детей Асенька пусть приводит, когда захочет. От этой бестолочи, то есть от меня, – пояснила Лариса, – внуков в ближайшем будущем не дождаться. А побыть бабушкой очень хочется. Так что, Ася детей к нам приводи без стеснения. Поняла?

– Спасибо, Ларис. Передай маме мою огромную благодарность.

– Так, подруга, сегодня у нас суббота. Завтра я тоже могу забрать детей. А с понедельника жду их в садике!

– Д-а… – протяжно сказала Ася. – Права твоя мама. С таким отношением к личному времени, ты точно внуков своей маме нескоро подаришь.

– Успею! – отмахнулась Лариса.

– А, как у тебя дела с… – Ася осеклась и, посмотрев с коридора, как Артур, присев на полу в детской комнате, слушает Роберта и перебивающую его Ксению, об их прогулке по парку, продолжила, – с Виктором? Или его… того? Смыло волной?

– Ну, как бы, да. Слишком мощный поток предложений от него поступил. Я так не могу. Мне б менее бурное развитие событий. А так он мужик интересный. Но скорости у нас разные.

– Понятно.

– Но телефон у меня его есть, – улыбнувшись, призналась Лариса.

– И что ты с ним будешь делать?

– Пока не знаю. Понимаешь, у Виктора на лбу написано – «Не нагулялся!» А я такое уже проходила.

– И это тоже, я понимаю.

– Но Артур вроде не из таких?

– Это сейчас. Время на мужчин, очень благотворно влияет. Взрослея, они становятся только крепче. Устойчивее до баб.

Лариса едва не расхохоталась.

– Если так, то телефон Виктора не выкину. Буду ему звонить раз в квартал и проверять жизнеспособность твоей теории. И когда пойму, что всё, «клиент созрел». Буду подсекать!

***

Благодаря тому, что Артур снял двухкомнатную квартиру, маленькую комнату переделали в комнату «Для мальчиков», а бывшую спальню сделали комнатой «Для девочек».

Спать Асе с дочкой на двуспальной кровати было удобно. А Артуру пришлось приобрести надувной матрац и, застелив его простыней приспособить под постель. Роберт спал на диванчике. Но, не смотря на мало-мальски, обустроенный быт, Артур в ту ночь уснуть, не мог. Он всё корил себя, что после того, как Ася проснулась, он с ней не поговорил.