Hit

Шторм

Tekst
16
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1. «Знакомство»

Храни, Господи, человека, который изобрел туфли на шпильке. Ну или его потомков. Насколько же эта нехитрая вещь упрощает нам задачу.

«Нам» – то есть женщинам. Хотя, надо признать, сложностей здесь тоже немало. Мы жертвуем своими лодыжками, плюсневыми костями. А все ради чего? Ради горстки внимания противоположного пола, пары комплиментов и свиста в спину.

Но это если говорить о любителях. В руках опытной женщины туфли на высоком каблуке становятся опасным оружием. В прямом и переносном смыслах.

Давайте знакомиться. Меня зовут Кайли Метьюс. Мне 28 лет, и я – алкоголик. Шучу, конечно. Мне 29.

Я – блондинка с большими голубыми глазами и ангельским личиком. Вот только характер мой от ангельского далек. Впрочем, так было не всегда…

Невольно сощурив глаза от ярких вспышек стробоскопа, я вошла в двери ночного клуба, держа одной рукой клатч. Мельком осмотрелась. Увидела свободное место у барной стойки и прямиком направилась туда. Заказала мартини со льдом и лимоном. Снова обвела глазами видимый периметр.

Бармен окликнул меня, придвинул бокал ближе ко мне. Я сделала глоток. Пищевод тут же согрелся и по всему телу прошла лёгкая волна расслабления.

С моего места отлично просматривались VIP-столики. Стараясь не выдать своего интереса, я, тем не менее, тщательно осмотрела людей за каждым из них.

За самым дальним столом сидела толпа мужчин. Человек восемь. Почти все из них шумели так, что даже сквозь тяжелые басы было слышно их гогот. В центре всей этой компании в футболке с надписью «последняя холостая ночь» сидел, по-видимому, завтрашний жених. Глядя на его лицо, становилось немного жаль этого парня. Он здесь явно не в своей тарелке. В отличие от его друзей.

Идем дальше.

Что тут у нас… Парное свидание. Одна из пар скучающе смотрела на танцпол, в то время как вторая была активно занята изучением полостей рта друг друга. Эй, растащите кто-нибудь этих ребят, пока один из них не сожрал другого! Хорошо, что в ночные клубы не пускают детей.

Следующий столик.

Девочки в мини. Половина сидит в телефонах. Другая половина пытается строить глазки парням за стойкой и тем, что веселят жениха за крайним столом. Что ж, удачи.

Последний стол.

А вот это уже интереснее. По-видимому, корпоратив. Смешанная компания, но держатся в основном отстраненно, на расстоянии вытянутой руки. Пройдем по каждому.

Эффектная брюнетка, которая вьется около плечистого парня. Похоже, она на правильном пути, если, конечно, он не спутал ее бедро с подлокотником дивана. Что вряд ли.

С противоположной стороны сидят две девушки. Не такие эффектные, как брюнетка. Вероятно, поэтому то и дело перешептываются и решетят бедняжку завистливыми взглядами. Это – жизнь, девочки. Есть львицы, как она. А есть… вы.

Рядом с брюнеткой – трое мужчин. Оживленно о чем-то спорят. Политика, футбол, биржа… Не интересно. Дальше…

Чуть в стороне от остальных, раскинув руки по спинке дивана, сидел привлекательный брюнет, повернув голову на танцпол и изучая взглядом движение женских ног на нем.

Красивая линия подбородка, пристальный, сильный взгляд, полноватые губы. Неплох, совсем неплох. Прямо-таки статуя Давида во всем своем великолепии. Судя по его довольному, расслабленному виду, женским вниманием он не обделен. Тем лучше.

Мне удалось рассмотреть его руку и, особенно, безымянный палец. Я внутренне улыбнулась. Женат.

Развернулась обратно к барной стойке, поймала на себе взгляд симпатичной блондинки в другом ее конце и показала ей два пальца. Блондинка перевела взгляд на мужчину за VIP-столиком, хищно улыбнулась и кивнула мне.

Брук. Подруга, которая понимает меня с полуслова, полувзгляда. Как же мне повезло встретить ее три с половиной года назад. Как раз тогда, когда я больше всего нуждалась в таком человеке.

Подняв со стойки бокал шампанского, Брук, делая бедрами «восьмерку», направилась в мою сторону. Музыкальная композиция близилась к концу, и на финальных аккордах подруга будто бы случайно грохнула бокал на пол, врезаясь в какого-то мужчину. Реснички заколыхались, как крылья бабочек. Брук улыбнулась самой милой своей улыбкой. Мужчина у стойки тепло улыбнулся в ответ и начал что-то неуверенно мямлить про выпивку и знакомство.

Я устремила глаза чуть дальше, за спину своей подруги, и поймала на себе заинтересованный взгляд Давида. Поправила волосы кончиками пальцев, убирая их за ухо, мельком посмотрела, на него, одарила игривой улыбкой и отвернулась.

Снова встретилась глазами с Брук. Подруга сложила кисть в жесте «ОК», и я еле заметно кивнула ей. Сигнал принят.

Туфелька как бы случайно соскользнула на кончики пальцев, легонько покачнулась. Я развернулась в профиль к Давиду, краем глаза наблюдая, как его взгляд исследует меня, начиная с пятки и постепенно поднимаясь вверх по ноге. Задержался на коленке, кокетливо выглядывающей из неглубокого разреза на юбке. Поднимая глаза выше, мужчина провел языком по нижней губе.

Игра началась.

Он повернул корпус в мою сторону, окончательно поставив в игнор людей за своим столом. Интересно, сколько продержится? Большим и указательным пальцами я провела по гладкой ножке бокала вверх-вниз и склонила голову набок, немного отбрасывая волосы назад и обнажая шею.

Ну! Давай! Решайся!

Внезапно рядом со мной вырос мужчина. Я даже вздрогнула от неожиданности. Он встал рядом, сложив локти на стойку и повернув лицо ко мне. Даже в такой обстановке я явственно почувствовала запах дешевого алкоголя.

– Привет. Одна тут? – спросил он, соблазнительно ухмыляясь. Ну, то есть ему, наверняка, так казалось.

Я чуть повернула голову в сторону VIP-дивана, но не увидела там Давида. Смылся, гад.

– Извини, я не ищу компанию, – ответила мужчине.

– Да? Что так? – Он наклонился ближе, а я начала высматривать охранников поблизости, чтобы в случае чего позвать на помощь.

Но приставучий посетитель клуба вдруг шарахнулся в сторону, а на мою талию легла рука.

– У нее уже есть компания. Да, любимая? – Давид повернулся ко мне и озорно посмотрел в глаза.

Я тут же приняла его правила игры, улыбнулась, слегка придвинулась к нему, и он целомудренно поцеловал меня в щеку.

– Да, милый.

Несостоявшийся кавалер тут же начал пятиться под испепеляющим взглядом мужчины рядом со мной. Да, внутренняя сила здесь разве что из ушей не валит.

– Пардон, не знал… – пробубнил он и отшатнулся.

Как только посетитель скрылся из поля зрения, мужчина убрал ладони от меня и встал напротив с широкой улыбкой. Я отзеркалила его эмоции.

– Прости за этот спектакль. Подумал, что тебе нужна помощь, – он небрежно махнул рукой в направлении, в котором скрылся парень. О, так ты еще и герой. Учту.

– Спасибо. Ты подоспел как раз вовремя.

Мой спаситель оживился и протянул мне руку для приветствия.

– Дэвид.

Я с трудом сдержала удивление. Надо же, как совпало.

– Синди, – вложила пальцы в его кисть.

Теплая, сухая ладонь. Какая и должна быть у такого мужчины. Он легонько сжал мои пальцы и нехотя отпустил.

Дэвид положил руку на стойку, и я автоматически посмотрела на нее. Кольца нет. Шустрый какой. Успел снять.

Говорить приходилось громко и, чтобы не кричать, я чуть наклонилась к его уху, шепнула, держа губы в миллиметре от его кожи:

– Ты здесь с друзьями?

Я махнула головой на почти пустой столик, где брюнетка заметно продвинулась в своих стремлениях, запуская руки под пиджак плечистому. Остальных видно не было. Дэвид как-то неопределенно качнул головой и улыбнулся краешком губ. Прищурил глаза и приподнял одну бровь.

– Присядешь? – он указал на диван.

Я сделала вид, что задумалась, и кивнула. Он подал мне руку, я аккуратно спустилась вниз с высокого барного стула и только сейчас оценила рост нового знакомого. Даже на высоченных каблуках я ниже его на полголовы.

Дэвид махнул ладонью, пропуская меня вперёд к столику. Мы уселись напротив парочки, которая не обратила никакого внимания на нового человека в компании, будучи увлечены друг другом.

Мы разговаривали о всякой ерунде, хобби, работе. Дэвид активно делал вид, что внимательно слушает меня, однако его мимика говорила об обратном. Я для него сейчас была, как книжка с картинками для ребенка. Текст не так уж важен, если можно просто смотреть.

– … Я редко бываю в таких местах. А ты?… – попыталась поддержать беседу.

Абонент не абонент. Дэвид окончательно утонул в моем довольно неглубоком декольте. Вот тебе и второй размер. На четвертый сразу слюна капает, наверно.

– Потанцуем? – предложил он.

Я охотно согласилась. Пара напротив даже меня уже начала смущать. Номер бы им снять что ли в самом деле.

По спине пробежали непрошеные мурашки, когда мужчина положил руку мне на талию и прижал к себе. Крепкий. Сильный.

Я вдохнула его запах. Древесный шлейф парфюма, перемешанный с пряными и цитрусовыми нотками виски. Головокружительно. Еще и музыка эта…

Когда мы шли обратно к столику, рука Дэвида все еще лежала на моей талии, нахально опускаясь на бедро.

– Может еще выпьем? – спросила я своего женатого друга.

– Да. Конечно. Сейчас…

– Закажу сама. Все равно хотела… отлучиться, – я глупо хихикнула, и он понимающе кивнул. – Виски?

– Да.

У барной стойки я дала знак Брук и скрылась в направлении туалета. Когда вернулась, заказ уже ждал меня. Двойной виски и бокал мартини. Брук подмигнула мне, и я с улыбкой и напитками в руках направилась к столу.

– Держи. Твой виски.

Он сделал глоток, и я взглянула на часы. Начало первого ночи.

Мы посидели еще немного. Мужчина начал вести себя развязнее. То и дело поглаживал мое бедро, перебирал пальцами волосы.

– Ты похожа на ангела, – мурчал он. – Слащаво звучит, да. Но так и есть.

 

Я мило улыбнулась и провела пальцем по его галстуку. В глазах Дэвида сильнее разгорался огонек. Он наклонился к моему уху и, хрипя, проговорил:

– Давай уедем в более… подходящее место.

Ну наконец-то!

– Ладно, – я кивнула, изображая легкое смущение, и поднялась с места, чтобы пробраться к выходу. Развернулась спиной, открывая ему заманчивый вид на свой зад. Дэвид не заставил себя долго ждать. Его ладонь скоро приземлилась на мою ягодицу, подталкивая вперед.

Он предложил снять номер в гостинице, но я отказалась, сказав, что мы можем поехать ко мне. В мой уже снятый номер. Мужчина спорить не стал.

Всю дорогу до отеля Дэвид наглаживал мое бедро и пытался залезть под юбку, но я смущенно одергивала ее, указывая на таксиста. Хихикала.

Едва мы отошли от стойки ресепшн, и дверь лифта скрыла нас от глаз сотрудников, Дэвид припечатал меня к стенке, поцеловал грубо, нетерпеливо. Мне с трудом удалось отпихнуть его и сказать, что мы приехали на наш этаж. Я думала, до номера мы не дойдем…

В номере повторилась ситуация с лифтом. Только захлопнулась входная дверь, как я снова оказалась во власти этого сильного мужчины. Он втиснул меня в стену, сжимал мою талию в таком диком порыве, что я даже на секунду испугалась. Мужчина прижал меня своим бедром, раздвигая мои колени в стороны.

Я подняла руку и посмотрела на часы. Без двух минут час… Осталось чуть-чуть…

Мне стало совсем страшно, когда Дэвид рванул мою юбку вверх, и я услышала треск рвущихся ниток. Сердце готово было выпрыгнуть наружу.

Но вдруг мужчина оторвался от меня, прислонил руку ко лбу, покачнулся и навалился на меня, медленно сползая на пол. С трудом удалось уберечь его от падения, подхватив руками за подмышки, и мягко опустить на пол, избегая травм.

Послышался еле слышный скрежет ноготков по двери. Я открыла дверь, и в номер проскользнула Брук. Принялась вместе со мной стягивать ботинки и одежду с Дэвида…

Меня зовут Кайли Метьюс. Мне 29 лет. И я – аферистка.

Глава 2. «Семейные ценности»

Брук с усилием тянула за штанины Дэвида, пыхтя и сдувая со лба волосы. Брюки поддались, пятки стукнули об пол, и подруга, покачнувшись, отскочила на два шага назад.

– Не могла его до кровати довести? Как теперь тащить этого борова?

Я посмотрела на свою юбку. Разрез стал больше сантиметров на десять. Я сдвинула края ткани, показывая подруге:

– Ещё чуть-чуть, и этот парень получил бы то, зачем приехал.

Брук сердито посмотрела на мою юбку.

– Хрен ему. Похотливый козел. Бери за руки.

Я скинула туфли, взяла мужчину за руки, попыталась приподнять. Тяжелый, зараза. Брук повозилась с ногами, поняла, что так у нас ничего не выйдет, и перешла на мою сторону. Мы вдвоем затащили на кровать верхнюю часть тела Дэвида, затем закинули ноги. Перекатили на спину. Я расстегнула его рубашку, раскрыла полочки по сторонам, обнажая грудь. Брук стягивала с него боксеры. Присвистнула.

– Не передумала?

Я бросила на нее ироничный взгляд и достала телефон. Брук в считанные секунды скинула с себя одежду до белья, забралась сверху на мужчину, подтянула одеяло, немного прикрывая таз. Я включила запись…

Если когда-нибудь мне надоест то, чем я занимаюсь сейчас, то я с легкостью могу попробовать свои силы в роли оператора порнофильмов. Опыт у меня неплохой. Портфолио тоже имеется. Правда денег стоит сумасшедших.

Несколько минут моя подруга имитировала бурный половой акт, а я снимала это все с нужного ракурса, чтобы лица Брук было не видно, зато было понятно, кто именно лежит под ней. Сделала вид, что снимала тайком из за занавески.

Напоследок мы сделали несколько фото. Я мельком просмотрела их и довольно хмыкнула. Все выглядит более чем правдоподобно. И никто уж точно не догадается, что Дэвид все время съемок находился в отключке.

Я забралась в карман его брюк в поисках документов. Вытащила бумажник, открыла, и по сердцу словно полоснули ножом.

– Женат… Двое детей…

На фотографии Дэвид довольно обнимал темноволосую девушку. Симпатичную, миниатюрную, с доброй улыбкой. А на коленях у них сидели две милые девчушки лет трех, как две капли воды похожие на папу.

Брук взяла бумажник с фото в свои руки и скривилась.

– Сволочь.

Она вытащила водительское удостоверение. Прочла:

– Дэвид Кроули… Что-то знакомое… Слышала я где-то это имя. Может тезка? – подруга задумчиво постучала пластиковой карточкой по подбородку. – Ладно. Давай убираться отсюда.

Мы скинули вещи мужчины в кресло, спешно покинули стены небольшого отеля, оставив Дэвида на кровати в номере.

Когда двери нашего автомобиля хлопнули, Брук повернула ключ и посмотрела на меня.

– Записку не забыла?

– Нет.

– Умница.

Авто выехало с парковки, направляясь по ночным улицам в противоположную от отеля сторону. Мы проехали мимо клуба, и я тяжело вздохнула. Брук коротко посмотрела на меня, снова перевела взгляд на дорогу.

– Опять изводишь себя угрызениями совести? – спросила она.

Я растерянно помотала головой.

– Нет… Просто… Возможно, если бы я не провоцировала его, то он и не решился бы.

Брук фыркнула.

– Не льсти себе. Ты знаешь, я много раз говорила, что твоя милая мордашка в сочетании с телом – это гремучая смесь. Но с такими, как этот Дэвид… Хватило бы и меньшего. Не ты, так другая.

Она крепче сжала руки на руле. Злится. Брук всегда выходит из себя в такие моменты.

– Возможно, ты и права, – согласилась я.

– Конечно, я права. Они все одинаковые. Сколько раз ты в этом убеждалась?

– Много раз.

– Не «много», а каждый долбаный раз. Ни одной осечки за три года. Это о чем-то говорит?

– Угу.

– С такими козлами только так. Если они не ценят то, что им дано, и не могут удержать член в штанах при виде красивой женщины, значит будут расплачиваться тем, что для них имеет вес, – все больше распаляясь, рычала Брук.

– Пощады не будет.

– Верно. Пощады не будет. Поищи что-нибудь про него. Надо понять, на что мы можем рассчитывать.

– Судя по его часам… сумма с тремя нулями не сильно его обременит.

Брук довольно улыбнулась и протянула мне смартфон. Я вбила имя своего кавалера в строчку поиска в браузере и ждала, когда голубая полоска загрузки достигнет правой части экрана. Когда на первую строчку вылезло фото Дэвида с подписью, я открыла рот. Брук нетерпеливо поглядывала на меня.

– Что? Что там такое? Только не говори, что его разыскивает полиция, и мы вляпались по самые уши.

– Нет. Это, скорее, приятный шок. Думаю, нулей будет больше трех…

– Говори уже, кто он такой? – она в нетерпении теребила руль. – Нобелевский лауреат? Бразильский футболист? Папа Римский?

– Он работает в одном из филиалов японской компании по производству бытовой техники.

– И что?

– А то. На их сайте стоит слоган: «В дом, где смеются, приходит счастье. Наша цель – сделать счастливой вашу семью». И дальше полстраницы о том что семья превыше всего и бла бла бла семейные ценности, верность и честь. Японцы буквально помешаны на семейных ценностях, и вряд ли руководство компании оценит по достоинству его поступок.

Улыбка Брук стала шире, больше напоминая оскал.

– Какая должность у этого героя-любовника?

– Финансовый директор, – так же широко улыбаясь, ответила я.

Брук захохотала в голос, откинув голову на подголовник:

– Юююхууу! Моя девочка! Да мы с тобой везунчики! Раскрутим богатого козла тысяч на пятьдесят.

– Не многовато?

– В самый раз. Будет знать, что прелюбодеяние – грех, и карается опустошением банковского счета.

Мы подъехали к пятиэтажному многоквартирному дому в спальном районе города. Свет горел только в паре окон. Остальная часть дома была темной и тихой.

Едва перешагнув порог съемной квартиры, я скинула туфли и громко застонала от удовольствия, поглаживая и разминая затекшие щиколотки.

– Какой же это кайф…

– Когда твой Дэвид отстегнет нам деньжат, твои ноги смогут надолго забыть об этих лакированных убийцах, – Брук ткнула пальцем на мои туфли и подняла графин с водой.

– Предлагаешь сделать паузу?

Подруга протянула мне стакан воды и сделала глоток из своего.

– Мы с тобой хорошо потрудились и заслужили недельку-другую на берегу океана. Надо восстановить силы для новых побед. Что скажешь?

– Я за, – ответила ей с улыбкой.

– Решено. Ждем деньги и выбираем тур.

Я установила громкость звонка на максимум и легла спать. Ноги гудели. Голова была деревянной. Нервы и усталость сделали свое дело, и я уснула, как только мой затылок коснулся подушки.

Мне снился Дэвид. Мы танцевали, говорили. Он восторженно смотрел на меня и гладил мои руки. Я потянулась к нему, а потом увидела за его спиной темноволосую девушку и двух малышек. Замотала головой изо всех сил. А Дэвид повторял без остановки, томно глядя на меня:

– She's my cherry pie*…

(*она – мой вишневый пирог)

Что это еще за ерунда?

Я сморщилась и отпихивала его руками, но он напирал и снова повторял:

– She's my cherry pie…

Тряхнув головой, я села на кровати. Повернула голову в сторону тумбочки и поняла, что слова про пирог принадлежали не Дэвиду, а группе Warrant, чью песню я когда-то поставила на рингтон.

На экране светились цифры. Я откашлялась и приняла звонок:

– Доброе утро, Дэвид.

– С***, какого *** это значит? – заорал он в трубку.

Я пихнула ногой спящую Брук на соседней кровати и указала пальцем на телефон. Включила громкую связь.

– Я вижу, ты нашел мою записку.

– Девочка, ты хоть понимаешь, с кем связалась? – Голос его был скрипучим, хриплым. Наверняка, еще и голова раскалывалась, как с похмелья.

– Понимаю. А вот ты, похоже, еще не понял. Сейчас поймешь.

Я сбросила звонок и отправила ему видео и пару фотографий. Минут через пять его номер снова засветился на моем экране. Приняла звонок и привычным жестом отодвинула смартфон от уха. Дэвид горланил в трубку, как ненормальный. Как будто кто-то играл пятую симфонию Бетховена на басу.

– *****,я тебя **** так, что ****** никогда ***** ********. Поняла?!

Когда гневная тирада сменилась одышкой, я спокойно заговорила:

– Все сказал? А теперь слушай меня. Даю тебе три дня, чтобы перечислить на мой счет пятьдесят тысяч. В противном случае, это видео увидит не только твоя жена, но и правление компании, в которой ты работаешь. А с ними еще миллиона два пользователей интернета. Может и больше. Пришло осознание?

Он молчал. Я слышала только его тяжелое дыхание.

– Отлично, – я внутренне улыбнулась. – Скину тебе в смс данные, куда перечислять деньги.

Дэвид, наконец, очухался.

– Я тебя найду. Найду и убью. Запомни, тварь.

– Не пытайся меня искать. Не получится. Жду деньги.

Я сбросила звонок и облегченно выдула ртом воздух. Брук захохотала, откинулась спиной на кровать.

– Ты – настоящая мафиози. Так натурально сыграла. Мне кажется, я слышала, как он зубами скрежетал.

Я задумалась над его словами и почему-то стало тревожно.

– Черт, а если он и правда станет нас искать?

– Да пусть ищет, – отмахнулась Брук. – Не он первый, не он последний. Получим деньги и рванём в теплые края. Забыла? В масштабах страны найти нас будет сложновато.

Мысли о море, солнце, теплом песке заставили улыбнуться. Я вынуждала себя поверить в то, что поступаю правильно, и постепенно мне это удавалось.