3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Скрывая чувства

Tekst
45
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 7

– Почему «Ойлмаркопт»? – поинтересовался Виктор, застав друга на рабочем месте.

Он пришел обсудить предстоящую сделку, переговоры по которой они вели последнюю неделю, но его сильнее беспокоила новая знакомая Марка. В принципе, он этого и не скрывал изначально.

– Устроил бы ее сразу в свою компанию, например, вместо Дианы. Секретаря тебе стоит поменять. Она начинает путать документы. – Протянул папку, которую Марку должны были принести на подпись еще утром.

– Я только рекомендовал рассмотреть ее кандидатуру наравне с остальными. – Марк начинал раздражаться от повышенного интереса друга.

– Порекомендовал, устроил. Звучит одинаково. Ты же знаешь это. А она в курсе?

– Да, в курсе, – холодно ответил Громов, просматривая документы.

Он помнил ее разгневанный взгляд, который она бросила на Марка, когда услышала подтверждение своих догадок.

– И как отреагировала?

Марк оторвался от детального изучения документов и заметил, как по лицу друга расползалась кривая ухмылка.

– Ей это не понравилось.

Марк хотел бы прекратить эту беседу, Но Вик не унимался.

– Наверное, метила выше, а досталась только роль помощника руководителя отдела с низенькой зарплатой и не самыми радужными карьерными перспективами?

– Возможно, тебе пора заканчивать следить за моей личной жизнью? Раньше тебя так не беспокоило, с кем я общаюсь или сплю, – сухо отозвался Марк, подписывая первый документ.

– Раньше да, – хмыкнул тот, – когда девчонки не пытались залезть тебе в душу, довольствуясь только твоим кошельком. Да и пара пуль, которые я поймал за тебя, просто обязывают меня тщательно смотреть по сторонам. Не хотелось бы вновь проваляться месяц на больничной койке или вовсе сыграть в ящик.

– Такого больше не повторится.

Марк хотел бы верить собственным словам, но мрачные воспоминания вновь и вновь возвращались к нему долгими темными ночами.

– Пообещай только одно, – тихо произнес Виктор, и Марк отвлекается от документов, обращая все внимание на друга. – Если ты и закрутишь с ней роман, то пусть он закончится не так, как с Жанной…

***

На следующий день после разговора с Ириной в кофейне, я продолжала обдумывать слова подруги.

– Вчера вечером к Сан Санычу вновь приезжал Громов. Пришлось задержаться, пока они там общались, – пожаловалась Женя, вытягивая самую вкусную конфету из тех, которыми сегодня нас угощала Дарья.

При упоминании его имени я немного дернулась, но никто не заметил моей реакции. Выдохнув, вернулась к кружке, которую держала в руках. Мне повезло, что не расплескала остатки чая.

– Они готовят выставку в салонах Громова, – ответила Элла. – Кажется, скоро прибавится работы в вашем отделе.

– Наверное, это хорошо, – подметила я, допивая чай.

Остаток дня проходил в повышенном режиме. Сергей не планировал задерживаться на работе, поэтому я в усиленном темпе помогала ему разгребать бумаги и закрывать все текущие вопросы, отложив наиболее серьезные проблемы на понедельник.

В пять вечера мне пришло новое сообщение, в котором Ира написала, что идем отмечать мое трудоустройство, и она приедет за мной в конце рабочего дня. Мысль о том, что я смогу наконец-то отвлечься от головной боли по имени Марк, не могла не радовать.

– Признайся, у тебя стоит будильник, чтобы ты никуда не опаздывала? – почти серьезно поинтересовалась, забираясь в салон ее машины. Она вновь пунктуальна, и это пугало.

– Как ты угадала? – рассмеялась Ирина, выезжая с парковки. – Решила теперь всегда приезжать вовремя. Оказывается, это не так сложно.

– Я говорила тебе об этом еще в школе. Куда едем?

– В мое любимое место, – ответила Ира. – В «Фараон».

Я лишь раз была в этом клубе. Ирина отмечала там свой двадцать пятый день рождения. Бывший муж отказался пойти со мной, чему была безгранично рада подруга, сказав, что он «своей кислой мордой испортил бы праздник». Этот клуб не был таким шикарным, как «Хамелеон», но тоже отличался тем, что в нем предпочитали проводить время те, у кого достаточно денег в тугих кошельках.

В клубе было немноголюдно, и нам удалось занять столик на верхней площадке, откуда открывался вид на танцпол. Ира, отправившись к барной стойке, вернулась с напитками, при этом загадочно улыбаясь.

– Оказывается, есть огромный плюс приезжать заранее, – проговорила она, протягивая мне коктейль. – Хорошие места, лучшие напитки! И много-много времени, чтобы повеселиться!

– Надеюсь, завтра ты не передумаешь, – ответила я, наслаждаясь впервые за много лет отдыхом, к которому привыкла подруга. – А у меня не войдет в привычку так проводить время.

– Со мной быстро привыкнешь, – хохотнула Ира, прижимаясь спиной к кожаной поверхности диванчика. – Ты и так слишком долго жила как затворница. Пора покинуть свою пещеру. Да здравствует свободная жизнь!

Произнеся тост, мы продолжали беззаботно болтать, вспоминая прошлое, когда еще обе были школьницами, и Ирина всегда пыталась сбежать из дома, чтобы погулять поздно вечером или пробраться на дискотеку. Я никогда не поддавалась, и она обзывала меня монашкой и старушкой. То же самое продолжилось у нас, когда мы переехали и поступили в университет. Здесь подруга оторвалась, словно пытаясь наверстать упущенное дома время. И вновь я не поддавалась на ее уговоры и угрозы, и предпочитала проводить вечера за учебниками. А после моего замужества все вопросы о веселом времяпрепровождении и вовсе отпали. Теперь же, по словам подруги, меня больше ничего не сдерживало и я должна начинать жить по-настоящему.

За разговорами пролетело не меньше часа, и было выпито несколько слабоалкогольных коктейлей. Ира дала себе волю и решила напиться, повеселившись вплоть до закрытия клуба, а домой она планировала возвращаться на такси. Я поддержала ее идею, но старалась не налегать на напитки, зная, какой эффект они вызовут у меня утром.

Несколько раз к нам пытались подсесть парни. Ира ловко их отшивала, говоря, что у нас девичник, и мы отдыхаем от мужского внимания. Парни не обижались, но предлагали свое общество, если нам надоест одиночество.

– Черт! – выругалась Ира, уставившись вниз в сторону входа. – У меня уже пьяные галлюцинации или там он?

– Кто? – переспросила я, пытаясь понять, кого увидела подруга.

– Марк, – произнесла Ирина, и во мне с ее ответом что-то оборвалось, выбивая воздух из легких.

Я отыскала взглядом Марка, входящего в клуб, в компании Роберта и незнакомой девушки, привлекающей к себе всеобщее внимание благодаря переливающемуся в ярком свете золотому платью и высоким шпилькам, на которых она грациозно, как кошка, прошла через толпу зевак. Она держала Марка под руку так, словно заявляла всем, что этот мужчина принадлежит только ей. Я наблюдала, как незнакомка улыбалась и что-то говорила ему. Марк отвечал, даря ту самую улыбку, которую я ранее видела на его лице. Казалось, улыбка должна была принадлежать только мне… Ревность, которой не должно было быть, накатила на меня, застилая глаза слезами.

С горечью на языке ко мне пришло осознание того, что я врала Ирине, когда говорила, что перестала мечтать. Я мечтала о нем, грезила о таком человеке, как Марк. Подруга была права. Мы не созданы для таких, как они, богатых и знаменитых. И если Ира еще пыталась найти для себя место под их солнцем, то мне пора бы возвращаться на землю.

– Не обращай внимания, – со злостью бросила Ира, поставив перед собой пустой бокал. – Все мужчины любят красивую картинку!

– Ничего страшного… Между нами ничего и не было. Просто пара ужинов. Он не предлагал ничего… Просто знакомые. Ты ошиблась, когда говорила, что он заинтересован во мне, – отозвалась,  крутя в руках полный бокал. – Это к лучшему. Я пока не готова.

– Лера, – прошептала Ира, подсаживаясь ко мне и обнимая за плечи. – Прости, что познакомила вас тогда. Мне не стоило этого делать.

– Не переживай, я сама виновата. Нужно было отказаться от его предложения подвезти меня, – одно лишь слово могло все изменить, и я бы не испытывала сейчас разочарование. – Ты не против, если мы уйдем?

– Конечно.

Уже на выходе из клуба Ирина заказала для меня такси.

– Лера, тебе он нравится? – поинтересовалась подруга, вынимая из сумочки пачку сигарет.

– Нравится? – уточнила я, задумываясь, какие же чувства вызывает у меня Марк. – Нет, не нравится. Наваждение, дурман – вот что это. Ошибка. Антон совсем не похож на него. Он никогда не стремился отвезти меня по делам. Для него мои просьбы всегда были в тягость. А ужин в ресторане? Зачем нам лишние траты – так он говорил. Я неправильно все поняла. В этом и есть моя ошибка.

Ира промолчала, глубоко вдыхая дым сигареты. Она попрощалась со мной, когда я села в такси и обещала, что все наладится. Хотела бы и я верить…

Последствия выпитого алкоголя, бессонной ночи и дурных мыслей отразились на мне утром, когда я взглянула на свое отражение в зеркале.

– Здравствуйте, круги! Как же я давно вас не видела.

Безуспешно пытаясь привести себя в порядок и давясь остывшим кофе, я продолжала думать о вчерашнем вечере. Слишком много мужчин вокруг меня, которые заставляют часто плакать. Пора ограничить их количество, сведя до минимума или вовсе ограничившись коллегами.

– К черту! Чем я хуже этих молоденьких пигалиц или тех стройных блондинок?

Я знаю, какой могу быть и настал тот самый час, когда пора менять не только мысли в голове, но и прическу на той самой голове. Наспех собравшись, отправилась в ближайший салон красоты, где рано утром по субботам нет посетителей.

– На стрижку?

– Да, и желательно покрасить, – указала на бледные пряди, к которым очень давно не прикладывали руки профессионалы.

– Как будем стричь, красить? – уточнила девушка, указывая на кресло напротив высокого зеркала.

– Так, чтобы никто не узнал, – подмигнула, пытаясь скрыть нервную дрожь, охватившую тело.

 

– Я поняла, – заговорщически ответила мастер и принялась за дело.

Она вооружилась ножницами, и началось волшебство. Вокруг меня посыпались некогда длинные локоны, с которыми совсем недавно воевала Ира, пытаясь соорудить приличную прическу. После стрижки мастер принялась за краску, подобрав глубокий и насыщенный оттенок шоколада, объяснив свой выбор тем, что он будет замечательно смотреться с цветом моей немного смуглой кожи и серо-зелеными глазами. Я доверилась ее выбору и заметила, как в мою сторону то и дело посматривали другие мастера и первые клиенты в салоне. После покраски и укладки, я повернулась к зеркалу и увидела совершенно другого человека. На меня смотрела девушка не удрученная проблемами и переживаниями. В ее глазах горел азартный огонек…

Воодушевленная собой, я направилась в торговый центр, в котором мне пришлось потратить небольшую часть моего неприкосновенного запаса на обновление гардероба.

В первом же бутике обратила внимание на юбки из различных тканей.  После недолгой примерки остановила свой выбор на черной кожаной юбке с разрезом справа, и еще на паре винного и серого цвета. Подобрала к ним блузки, вспоминая, что коллеги на работе носили цветные вещи, отказываясь от строгого дресс-кода, кроме секретаря. Следуя велению сердца, скупила пять разных блузок и рубашек, которые будут удачно сочетаться с юбками. Следующие вещи в списке – брюки и джинсы, и такие, чтобы удачно сидели на мне, обтягивая ноги. Пора заканчивать скрываться под классическими бесформенными костюмами. В конце своего шопинга я прикупила пару туфель, простых, на невысоком каблуке, но удобных и универсальных, которые будут удачно гармонировать с новой одеждой.

Новая прическа и одежда подняли мне настроение, вселяя уверенность. С пакетами наперевес я вернулась домой, будучи уверенной – хороший шопинг лечит не хуже новых отношений. Даже если этих отношений, как оказалось, и не было.

Глава 8

Пытаясь успокоить себя мыслью, что субботний поход по магазинам был удачным, и я не зря купила эту кожаную юбку с разрезом, зашла в офис и сразу же получила порцию внимания.

– Всем доброе утро, – поздоровалась с ребятами, проходя к своему рабочему месту.

– Доброе, – первым от потрясения отошел Саша, тихо присвистнув.

Остальные что-то забубнили и уткнулись обратно в мониторы, искоса поглядывая в мою сторону. Улыбнулась в ответ и принялась за работу.

Позже в офисе объявился Вадим, с которым меня тут же познакомили коллеги. Первая половина рабочего дня прошла спокойно, коллеги отметили, что новая прическа мне очень идет, а от Саши, когда потрясение окончательно испарилось, посыпались комплименты, которые ближе к обеду перещли в безобидные шутки-предположения, что со мной произошло за выходные. Я весело поддерживала Сашу, отвечая так, что у него появляются все новые и новые идеи. Порой они граничили с пошлостью, но я не обижалась. Тем более меня предупредили.

В обед меня ждет более серьезный разговор с коллегами-девушками.

– Парень бросил? – поинтересовалась Элла, усаживаясь за стол напротив меня. – Я тоже в прошлом году, когда рассталась со своим, кардинально поменяла прическу. Правда, быть блондинкой мне идет, так что быстро вернулась к прежнему цвету, – отметила она, указывая на свои волосы цвета карамели.

– Не совсем парень. Муж. Я в разводе.

– Сожалею. – Пыл Эллы чуть поутих.

– Ничего страшного. Вот решила, что пора двигаться дальше.

– Правильно, – поддержала Дарья, уминая овощной салат. – Лучшее средство от хандры – это салон красоты!

– Я вот второй раз замужем, – вступила в разговор Таисия. – С первым еще в институте поженились, но долго не продержались. А со вторым на прошлой работе познакомились, от него и родила двоих. Так что где первый, там и второй! – Подмигнула женщина.

– Пожалуй, я пока воздержусь от нового похода в загс. – Подняла перед собой руки.

– А юбка у тебя классная, – вздохнула Женя. – Может тоже купить такую? Интересно, Сан Саныч не будет ругаться, если я перестану носить строгие костюмы? Они мне уже так надоели, что хочется выбросить их на свалку. – И для убедительности показала жестом, что сыта по горло строгой формой.

Во второй половине дня Сергей передал мне пачку документов, которые необходимо было отнести в приемную для секретаря. Собрав все бумаги, я направилась к Жене, но в коридоре вновь встретила того, кого не хотела бы видеть больше никогда. Не зачастил ли сюда Марк Громов?

– Привет, – произнес он, удивленно оглядывая меня с ног до головы, задержав свой взгляд на разрезе юбки. Аж кожу в тот самом разрезе обожгло.

– Добрый день.

– Ты выглядишь иначе, – подметил он, не сводя с меня тяжелого взгляда.

– Я знаю, – подтвердила его слова, пытаясь сохранить невозмутимое лицо.

– Лера, что-то случилось?

 Марк действительно был удивлен обновленному внешнему виду и не скрывал этого. Но, кажется, больше всего его начинал беспокоить холодный тон.

– Нет, все замечательно. – Попыталась выдавить из себя улыбку. – У Вас есть еще вопросы или я могу идти?

– Да, есть! – В голосе я отчетливо расслышала раздражение. – Нам нужно поговорить.

– Я не понимаю, о чем нам нужно поговорить.

Меня задело то, как он рыкнул, но постаралась не придать этому значение. По крайней мере, сейчас, когда он стоял так близко и мог увидеть мои эмоции.

– Лера, не изображай дурочку. Тебе не идет. – Марк почти достиг точки кипения. – Вечером я заеду за тобой. И даже не пробуй сбежать от меня. Поужинаем и поговорим.

– Ты повторяешься, – подметила, не отрывая взгляда от мужчины, дерзко задрав нос, по которому могла в любой момент получить.

– В чем? – на мгновение Марк оказался сбитым с толку.

– С ужином, – напомнила я, перехватив удобнее выскальзывающую из рук стопку бумаг. – Тогда выбор остается за мной.

Спешно покинув коридор, устремилась в приемную к Жене, где Марк уже не сможет меня преследовать.

– Лера, с тобой все в порядке?

Женя подскочила с места и удивленно уставилась на меня. Оказавшись за плотно закрытой дверью, я перевела дыхание, чуть не подавившись воздухом.

– Ты бледная. Может, водички?

– Все в порядке. Это на подпись, – протянула документы, которые Женя сразу же выхватила. – Можно побуду у тебя пару минут?

На ее лице изумленно изогнулась бровь. Если уйду, то высока вероятность, что он все еще там. Кто же его знает, вдруг ждет?

– Конечно, – кивнула Женя, указывая на диван. – Ты, кстати, видела нашего соучредителя? Он вышел от Сан Саныча буквально минуту назад.

– Да. – Лучше бы я его не видела.

– Правда он красавчик? – томно вздохнула Женя, и я с удивлением уставилась на девушку, подметив ее мечтательный взгляд. – Молод, богат и красив. Как принц из книжек. Жаль, только недоступен. Пишут, что у него есть подружка.

– Подружка? – Теперь мое удивление превратилось в страх.

В горле вновь пересохло. Подскочив, направилась к кулеру за водой. Нужно промочить горло или сорвавшийся до хрипоты голос выдаст меня.

– Да вот, – она быстро открыла новостную страницу и показала на фотографию.

 Я посмотрела на снимок, на котором Марк был запечатлен издалека в компании девушки в подозрительно знакомом зеленом платье. Не может быть…

– Пишут, что он сводил свою загадочную девушку в ресторан, а после они уехали в неизвестном направлении. Про нее ничего не известно, да и лица не рассмотреть, слишком темно.

Женя прочитала статью, а я не видела и не слышала ничего. Все внимание сосредоточено на платье.

– И, правда, темно…

Не хватало еще того, чтобы обо мне начали писать в газетах. А может, Марк хотел поговорить об этом?

– Давно вышла статья?

– Нет, на прошлой неделе. Пишут также, что не издавали ранее, надеясь получить дополнительную информацию о незнакомке. Видимо, так ничего и не нашли.

Да, Марк хотел поговорить об этой фотографии, а я опять все неправильно поняла! Наверное, стоит попросить у него извинения за то, что дерзила и огрызалась? Хотя нет, я видела его в компании другой девушки, и фото с ней могут также оказаться в новостях. Пусть сам извиняется за свои любовные похождения. Я не собираюсь принимать в них участия!

С таким боевым настроем прошел остаток рабочего дня, и я, с гордо поднятой головой и безумным блеском в глазах покидала офис, замечая на парковке знакомый автомобиль. Быстрым шагом приблизилась к нему, не позволяя жестом Марку выйти и открыть передо мной дверь. Забравшись внутрь, пристегнулась и поздоровалась. Поговорить и разойтись с миром. Хватит мне чувств, которых не должно было быть.

– Привет, – произнес мужчина, и в его голосе я расслышала раздражение. Все еще злился на меня? – Куда?

– Все туда же, – ответила я, стараясь не смотреть на мужчину.

– Там отвратительно готовят мясо, – сухо заметил он.

– А в «Мельнице» ценник не подъемный для простых помощников со средней зарплатой. – Спорить я тоже умела.

– В этот раз плачу я.

– Ни за что на свете. Иначе тебе придется тащить меня туда силой.

– Ты всегда такая?

– Какая? – изобразила удивление, подметив, как тяжело ему бороться и держать себя в руках.

– На каждое мое слово у тебя припасено десять, – ответил он, притормаживая у светофора.

– Только рядом с тобой.

– Мне не нравится твоя новая стрижка. Прежняя была лучше. – Интересно, он сказал это, чтобы задеть меня или действительно так и есть? – Неестественный цвет.

– У твоей подружки в прошлую пятницу тоже было мало чего естественного, – вот я и проболталась.

– Ревнуешь? – Марк долгое время молчал, а потом взглянул на меня.

– Нет! – кажется, я слишком резко ответила. – Зачем мне ревновать? Между нами ничего нет, пара ужинов и не более, – вот, я не вру. – Это еще ничего не значит. Ведь так?

Нервный смешок сорвался с губ.

– Скажи, что я делаю не так?

– Не так? Все не так, Марк. – В груди бешено забилось сердце. Вот он, тот самый момент, чтобы признаться ему, что нам пора заканчивать общение. – Нам стоит перестать видеться. Ни к чему хорошему это не приведет.

От следующего маневра сердце чуть не вылетело из груди стремительной пулей. Марк резко свернул на обочину и затормозил. Вслед нам просигналили несколько автомобилей, проезжая мимо. Марк не обращал ни на кого внимания. Он яростно сжал руль, и я заметила, как отчетливо проступали через кожу натянутые сухожилия и раздутые от напряжения вены.

– Думаю, с ужином ничего не получится. – Его голос был настолько холоден, что меня начало трясти от страха. – Аппетит пропал.

– Тогда я пойду? – спросила, ожидая, что он отключит блокировку дверей и мне позволят покинуть салон.

– Я отвезу тебя домой, – отрезал он.

Остаток пути мы провели в полной тишине. Марк управлял автомобилем ровно, не совершая больше резких манёвров и спустя некоторое время, которого я практически не заметила, мы въехали во двор. Марк припарковался уже в привычном для него месте, но не торопился разблокировать двери.

– Лера…

Его голос был тихим, почти шепот. Я обернулась. Марк Громов не смотрел в мою сторону: его взгляд был устремлен далеко вперед.

– Я хотел дать тебе время, понимая, что ты тяжело переживаешь развод. Старался реже появляться на глазах, не беспокоить, надеясь, что со временем ты сама пойдешь мне навстречу. Но после твоих слов, я понимаю, что совершил ошибку.

Марк замолчал, а я боялась пошевелиться, ожидая продолжения. На моих глазах собрались слезы, и я почувствовала, как на щеке появилась первая мокрая дорожка. Мужчина обернулся ко мне, и я пропала. Утонула в его темных как ночное небо глазах.

– Если ты считаешь, что между нами нет ничего, то стоит сделать хоть что-то, что связало бы нас, – произнес он. Но значение его слов дошло до меня позже, лишь после того, как я отчетливо расслышала щелчок ремня безопасности.

 Марк приблизился ко мне, протянув руку к лицу. Его длинные пальцы убирали мокрый след от слез, а после горячие губы прикоснулись к моим губам. Поцелуй, словно прикосновение крыльев бабочки, был невесом и нежен.

Я закрыла глаза, боясь упасть на самое дно его необычного, волшебного и такого пугающего взгляда, отдаваясь во власть губ. Так никто меня не целовал. Никто и никогда. Будто мой первый поцелуй, самый первый и самый яркий, поражающий воображение, зарождающий тугой узел внизу живота. Я не знала, да и не хотела знать, сколько он длился. Мгновение или вечность? Одно лишь было мне понятно – я желала, чтобы поцелуй не прекращался никогда.

Все прекратилось так же резко, как и началось. Марк отпрянул от меня, возвращаясь на прежнее место.

Сквозь звенящую тишину я расслышала, как щелкнули замки блокировки. Оставаясь под впечатлением, не произнося ни слова, вышла из машины и направилась к своему подъезду. По пути я несколько раз оборачивалась назад, чтобы удостовериться – мне не снится, и Марк все там же, и смотрит на меня.

 

Взбежав по лестнице, отыскала ключ, ворвалась в квартиру и остановилась перед окном. А если все-таки сон, иллюзия, обман? Мне было так страшно приближаться к окну, но я должна убедиться, что все это правда. Открыв штору и взглянув вниз, отыскала его автомобиль.

Марк смотрел на меня, я смотрела на него.