3 książki za 35 oszczędź od 50%

Дело об украденных драгоценностях

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Дело об украденных драгоценностях
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая

Вещие сны, или Папка с важными документами

Развалившись на диване, Данька мечтательно смотрел в потолок, не прислушиваясь к разговору Ульяны и Филиппа. Куда больше его волновали собственные мысли, вернее, мечты. Даньке отчётливо привиделось, что он разоблачил банду злоумышленников. Генерал полиции лично пожал ему руку, произнёс слова благодарности и вручил грамоту.

– Дань, ты что, уснул? – обратился к другу Филипп.

– Оставь его, – отмахнулась Ульяна. – Он опять размечтался.

– Много мечтать – вредно, – сказал Филипп.

– А, по-моему, наоборот, полезно.

– Что полезно, Уля, расскажи? – в гостиную вбежала четырёхлетняя Лиза – двоюродная сестра Филиппа.

Несколько дней назад она вместе с мамой (тётей Филиппа) и визгливой собачонкой Жукой, приехала погостить к родственникам. В силу возраста Лиза была настолько любопытна и непоседлива, что Филипп был готов на стену лезть от отчаянья.

– Лизка, тебя же спать уложили, – прикрикнул мальчик. – Что ты здесь делаешь?

– А я уже выспалась. Я не сплю долго днём, потому что спать надо ночью. Понятно тебе?

– Ребят, давайте поднимемся ко мне, – предложил Филипп.

– И я с вами, – заявила Лиза.

– Нет уж, ты здесь останешься.

– А что я буду одна делать?

– С дивана прыгать, – пошутил Филипп.

Лиза насупилась, а потом перевела взгляд на Даньку и спросила у брата:

– А Даня с открытыми глазами спит, да?

– Ага. Вот такой он уникальный экземпляр. Эй, Данька, – Филипп толкнул друга в плечо. – Хватить витать в облаках, вставай.

Вздрогнув, Данька быстро встал и на полном серьёзе сообщил:

– Нам в срочном порядке необходимо приступить к какому-нибудь расследованию!

– Рассмешил, – хмыкнула Ульяна. – Чего расследовать-то? В посёлке ничего не происходит. Скука смертная.

– Не может быть, чтобы ничего не произошло, просто мы не обладаем информацией. Надо хорошенько оглядеться, просканировать обстановку.

Лиза начала бегать по гостиной и мотать головой.

– Даня, я оглядываюсь, но ничего не вижу. Скажи, что искать надо?

– Поищи Жуку, – посоветовал Филипп.

– Я её мигом найду, – пообещала Лиза и выбежала в коридор.

Поднявшись на второй этаж, Филипп сказал:

– Я слышал, у Николаевых на днях пропала кошка. Можно заняться её поисками.

– Всю жизнь мечтал кошек искать, – буркнул Данька. – Да и не пропадала она вовсе, я их Муську сегодня утром видел.

– Значит, нашлась, – тихо проговорил Филипп.

– Просто нам не везёт на происшествия, – сказала Ульяна. – Дни даром проходят.

– Можем во что-нибудь поиграть.

– Да ну, Филипп, надоело играть.

В коридоре послышались торопливые шажочки и радостный голос Лизы:

– Филипп! Филипп, ты где? Я нашла Жуку.

Филипп быстро щёлкнул замком и приложил указательный палец к губам.

– Тихо, ребят! – прошептал он.

Вскоре дверная ручка задёргалась.

– Филипп, открой дверь, – кричала Лиза. – Филипп, вы здесь?

– Нет, нас тут нет.

– А кто это сказал? – допытывалась Лиза.

– Привидение.

– Не пугай сестру, – Уля толкнула Филиппа в бок, но он отмахнулся и, стараясь сдержать сметь, сообщил грозным голосом:

– В доме много привидений. Если маленькие дети не слушаются своих старших братьев, мы их забираем с собой. У-у-у! Понятно тебе?

– Понятно, – крикнула Лиза. – А можно на вас посмотреть?

– Нет.

– Почему?

– По кочану! Разозлился Филипп. – Лизка, проваливай к себе.

– А-а, это ты, Филипп. Ты меня обманул. Открой дверь!

– Тебе не жалко сестру? – шёпотом спросила Ульяна.

– Была бы у тебя такая сестра, посмотрел бы я, как ты запела. Лизка любого с ума сведёт.

Какое-то время Лиза теребила ручку, затем, устав от этого занятия, развернулась и спустилась на первый этаж.

– Ушла, – улыбнулся Филипп.

– Вижу ещё одну гостью, – сказал Данька, облокотившись о подоконник. – Наташа идёт.

Наташа была чем-то сильно расстроена. Чуть погодя выяснилось, у её папы из кабинета пропала папка с важными документами.

– Он должен был поехать с ними в офис, а папка исчезла. Папа весь кабинет перерыл, она как сквозь землю провалилась.

– А кто же мог взять папку? – удивился Филипп. – В доме кроме вашей семьи нет посторонних.

– В том-то и дело, – вздохнула Наташа. – Никогда не видела папу таким сердитым.

– Вот вам и подходящее дело, – сказал Данька. – Наташ, мы попытаемся отыскать папку.

– Дань, мне сейчас не до шуток, – скривилась Наташа.

– А кто шутит? Я говорю на полном серьёзе.

Ульяна и Филипп подняли Даньку на смех. Назвали его излишне самоуверенным и заявили, что Анатолий Романович даже разговаривать с ним не станет.

– Пошли, – Данька кивнул Наташе и, с усмешкой посмотрев на друзей, выдал: – Для настоящих сыщиков не существует преград.

На улице Наташа пыталась отговорить Даньку от его неудачной затеи.

– Дань, Ульяна права, мой папа не станет тебя слушать. Ну сам подумай, как ты отыщешь папку? Папа искал, мама, я, Валентина, даже дедушка.

Данька молчал, а на крыльце, прежде чем Наташа открыла дверь, взял её за руку и прошептал:

– Не говори пока своим, что я решил им помочь. Пусть думают, пришёл к тебе в гости.

В гостиной сидела Ольга Николаевна. Держа в руках тетрадь, она вносила в неё записи. Перед ней на журнальном столике лежало несколько книг и журналов.

– Мам, папка так и не нашлась? – поинтересовалась Наташа.

– Нет, – удручённо вздохнула Ольга Николаевна.

– А папа дома?

– Он в кабинете. Сегодня уже никуда не поедет. Здравствуй, Даня. Как твои дела?

– Всё хорошо, – кивнул Данька, взяв со столика сонник. – Можно посмотреть, Ольга Николаевна?

– Конечно. А что конкретно тебя интересует?

– Мне сегодня снились муравьи, хочу посмотреть, к чему бы это.

– Какие муравьи тебе снились: черные или рыжие? Их было много? А муравейник во сне был? – забросала Даньку вопросами Ольга Николаевна.

– Мама помешана на сновидениях, – засмеялась Наташа. – Напрасно ты, Данька, заговорил с ней о снах, теперь она тебя не отпустит.

– Наташа! Как тебе не стыдно, – укорила дочь Ольга Николаевна. – Я всего лишь хочу помочь Дане правильно истолковать его сон.

– А я в сны не верю, – поморщилась Наташа. – Чушь это!

– Тогда сходи на кухню, попроси, чтобы Валентина приготовила нам чай.

Наташа пожала плечами и вышла из гостиной.

– Иногда она бывает невыносима, – призналась Ольга Николаевна. – Как можно не верить снам?! Знаешь, Даня, я вижу исключительно вещие сны. Сколько раз благодаря моим снам мне и моим близким удавалось избежать неприятностей. Но ни муж, ни дочь меня не поддерживают. Насмехаются. А зря! Вот сегодня я прилегла после обеда, и мне приснился ужасный сон, якобы Анатолий Романович попал в автокатастрофу. Я проснулась в холодном поту, сразу отправилась его предупредить, чтобы никуда не выезжал. Так он назвал меня паникёршей. Как тебе такое нравится?

– Должно быть, вам обидно.

– Не то слово, Даня.

Данька сел в кресло и осторожно произнёс:

– Наташа сказала, у Анатолия Романовича пропала папка с важными документами.

– Как в воду канула, – Ольга Николаевна схватила со столика толстую книгу о толковании сновидений и начала быстро листать страницы. – Ты не ответил, в твоём сне присутствовал муравейник?

– Я уже не помню.

Вернулась Наташа.

– Чай скоро будет готов. Дань, давай поднимемся ко мне.

– Нет, – запротестовала Ольга Николаевна, – мы заняты. Даня, скажи, не заметил ли ты, что некоторые муравьи, были настроены к тебе агрессивно?

– Ну и вопросики, – прыснула Наташа. – Интересно, как он мог это понять? Муравьи должны были Даньке кулаками, что ли, грозить?

Даня тоже улыбнулся, и в этот момент из кабинета вышел Анатолий Романович.

– Толя, – позвала мужа Ольга Николаевна, но тот резко отмахнулся.

– Не сейчас.

– Дядя Толя, – Данька встал с кресла. – Можно с вами поговорить?

– Дань, давай отложим разговор до лучших времён. У меня неприятности.

– Я знаю, – кивнул Данька. – И как раз хочу помочь вам их решить.

Анатолий Романович вскинул брови, а Ольга Николаевна застыла с открытым ртом. Лишь Наташа продолжала загадочно улыбаться.

– Хм, – хмыкнул Анатолий Романович. – Что ж, проходи в кабинет.

Стоило Даньке закрыть дверь, он спросил:

– Где лежала ваша папка?

– На столе.

– Когда вы видели её последний раз?

– После обеда.

– Дядя Толя, вы можете назвать точное время?

– Без четверти три мы пообедали, я зашел в кабинет, папка лежала на столе. Потом я поднялся в спальню, Ольга как раз собиралась вздремнуть.

– Долго она спала?

– Вскочила минут через пятнадцать, выбежала на улицу, я разговаривал по телефону, заявила, что мне нельзя сегодня садиться в машину. Как увлеклась сонниками, так голову потеряла.

– Что было дальше? – деловито поинтересовался Данька.

– Я отправился в кабинет за папкой…

– Сразу?

– Нет, перед этим сделал ещё пару звонков.

– А Ольга Николаевна продолжала стоять рядом с вами на улице?

– Нет. Я очень резко с ней поговорил, она обиделась и вернулась в дом.

– Понятно – прошептал Данька.

– Что тебе понятно? – развеселился Анатолий Романович. – Эх, Данька-Данька, ты всё грезишь о славе великого сыщика?

– А разве это плохо, когда есть мечта?

– Напротив, но…

– Мы отвлеклись, дядя Толя, – перебил Наташиного папу Данька. – Вас ведь интересует, где находится ваша папка? Советую задать этот вопрос Ольге Николаевне. Именно она взяла папку из кабинета. Ей приснился сон, в котором с вами происходит несчастный случай. Она испугалась и решила вас обезопасить. Но вы проигнорировали её слова, Ольге Николаевне не оставалось ничего другого, как спрятать папку, без которой вам не было смысла ехать в офис.

 

Анатолий Романович с минуту смотрел на Даньку, а затем резко встал и вышел в гостиную

– Оля, – обратился он к жене. – Куда ты спрятала документы?

Ольга Николаевна вздрогнула и выронила из рук книгу.

– Значит, это правда, – поразился Анатолий Романович. – Твоя реакция говорит сама за себя.

– Толя, я… как ты догадался?

– Где папка?

– Я… я сейчас её принесу. Пойми, у меня не было выхода… сон… Мои сны меня никогда не обманывают.

Анатолий Романович обнял жену за плечи и провёл ладонью по волосам.

– Я понимаю, ты хотела, как лучше.

– Обещаешь, что сегодня никуда не поедешь?

– Поздно ехать. Да и встречу я уже перенёс на завтра.

Улыбнувшись, Ольга Николаевна начала подниматься по лестнице на второй этаж.

Анатолий Романович подозвал к себе Даньку и протянул ему руку.

– Ну, брат, ну удивил ты меня. Не ожидал. Честное слово, не ожидал! Теперь я твой должник.

Данька смутился и покосился на Наташу.

– А скажи, Дань, ты любишь цирк? – спросил Анатолий Романович.

– Кто же его не любит.

– Вот и отлично. Ты, наверное, уже знаешь, что вблизи посёлка на протяжении месяца будет работать передвижной цирк. Ты и твои друзья можете ходить на представления хоть каждый день. Это мой подарок.

– Дядя Толя, а какое вы имеете отношение к передвижному цирку? – удивился Данька.

– Ой, Данька, ну какой же ты несообразительный, – засмеялась Наташа. – Забыл, где и кем работает мой папа? Он лично занимался организацией гастролей передвижного цирка в наших краях.

– Ясно, – закивал Данька. – Наташ, бежим, обрадуем Ульку и Филиппа.

Глава вторая

Добро пожаловать в цирк, или Знакомая незнакомка

Прошло несколько дней, в пятницу ребята отправились в цирк на вечернее представление. И если Данька с Ульяной находились в предвкушении, то на лицах Филиппа и Наташи читалось недовольство и разочарование. Филиппа понять можно, ему навязали Лизу. И как ни пытался он доказать маме и тёте Римме, что Лизке в цирке не понравится, они были непреклонны. Да и сама Лиза прыгала вокруг и, хлопая в ладоши, кричала: «Хочу в цирк». Делать нечего, пришлось брать сестру с собой. Потому и шёл сейчас Филипп, надутый как пузырь.

Лиза держала брата за руку, вертела головой и ела булку.

– Ты можешь не чавкать?! – прикрикнул Филипп.

– Как это? – удивилась Лиза.

– Молча. Есть надо с закрытым ртом. Ты же человек, а не поросёнок.

– Не кричи на ребёнка, – хохотнула Ульяна.

– Не умничай, – буркнул Филипп.

Лиза нахмурила брови, внимательно посмотрела на булку, а затем спросила:

– Я не поняла, Филипп, как же можно есть с закрытым ртом? Если я зарою рот, как туда засунется булка?

– Рот надо закрывать, когда жуёшь, – пояснил Данька.

– А-а, – протянула Лиза. – Ну я попробую.

– Да ладно тебе, Филипп, – Данька похлопал друга по плечу. – Расслабься. Не создавай проблем на ровном месте.

– Свалилась на мою голову, – продолжал бурчать Филипп. – Какой с ней отдых, она будет постоянно канючить, крутиться, вопросы задавать.

– Ничего. Анатолий Романович сказал, мы можем бывать в цирке хоть каждый день. Завтра рванём туда без Лизы.

– Лиза сама не захочет больше в цирк идти, – сказала Наташа. – Вот увидите.

Все посмотрели на неё.

– Почему ты так говоришь, Наташ?

– Там же эти… Наташа скривилась. – Клоуны.

– И что?

– А ничего. Я их с детства боюсь. Бр-р-р! Как вспомню, так мурашки по коже бегут и дыхание перехватывает. Терпеть не могу их разукрашенные лица, эти нарисованные улыбки до ушей, цветные парики, носы.

– Наташ, да ты, оказывается, трусиха. Вернее, я знала, что ты трусиха, но не думала, что даже клоунов боишься, – усмехнулась Уля.

– Ничего я не трусиха, – вспыхнула Наташа. – Клоунов многие боятся.

– А я не боюсь, – заявила Лиза.

– Молодец! – одобрил Данька.

– Это она сейчас так говорит, – не унималась Наташа. – Она просто со злыми клоунами не сталкивалась.

– А злые это какие? – допытывалась Лиза.

– Подойдет к тебе близко-близко, и будет буравить глазками, а потом схватит за руку и…

– О-ой, – насупилась Лиза. – Я не хочу таких клоунов смотреть.

– Не слушай её, она шутит, – Улька засмеялась и подмигнула Лизе. – Понятно всё с тобой, Наташка. А я гадаю, почему ты не в настроении, вроде в цирк идём, а ты сама не своя.

– Между прочим, вы зря шутите, боязнь клоунов – это одна из распространённых фобий. Она называется, – Наташа задумалась. – Забыла.

– Сейчас проверим, – Данька вооружился телефоном. – Коулрофобия.

– Точно! Очень многие люди страдают этой фобией.

– Никогда не слышал о такой фобии, – Филипп зевнул и достал из кармана сушку. – Про клаустрофобию слышал, ещё про боязнь пауков, арахнофобия вроде, тоже знаю, а про твою коулрофобию… Тьфу ты, даже название какое-то дурацкое.

– Ешь свою сушку и помалкивай, – отмахнулась Наташа.

– Ребят, мы всё-таки в цирк идём, а вы о фобиях разговариваете.

– Цирк, – вздохнула Наташа. – Хоть бы там клоунов не было

– Обязательно будут, – заулыбался Филипп, выудив вторую сушку.

– Злые? – спросила Лиза.

– Ага. Будешь плохо себя вести, откусят тебе ухо.

– Филипп! – прикрикнула Ульяна. – Прекрати пугать сестру. Не стыдно?

– Она же знает, я пошутил. Правда, Лиз?

Лиза сглотнула, шмыгнула носом, дотронулась до уха и молча кивнула.

Вскоре ребята увидели огромный купол цирка. Недалеко от входа их ждал низкорослый круглолицый работник цирка – Сергей Михайлович. Стоило Даньке сказать, что они от Анатолия Романовича, как на лице Сергея Михайловича появилась широкая улыбка.

– Рад знакомству, молодые люди.

Сергей Михайлович устроил друзьям экскурсию по территории, которую временно занимал передвижной цирк. Артисты готовились к представлению, они сновали туда-сюда, кивая на ходу Сергею Михайловичу. На территории было много фургонов, в которых проживали клоуны и жонглеры, акробаты и шпагоглотатели, дрессировщики и иллюзионисты. Чуть вдалеке стояли фуры, в них перевозили животных.

Окунувшись в эту суетливую атмосферу, Данька вдруг пожалел, что он не цирковой артист. Сказав об этом друзьям, услышал смех Филиппа.

– Ты бы не смог работать в передвижном цирке.

– Это ещё почему?

– Не каждый выдержит кочевую жизнь, я прав, Сергей Михайлович?

– Артисты цирка не мыслят своей жизни без постоянных гастролей вдали от дома. К этому привыкаешь. Но изначально у тебя должно быть призвание, только так, а не иначе, ты сможешь одиннадцать месяцев в году кочевать из города в город.

– Понял? – улыбался Филипп. – А у тебя другое призвание. Он у нас мечтает стать великим сыщиком.

– О-о! – протянул Сергей Михайлович. – Тоже неплохо.

– А кто там в клетках сидит? – спросила Лиза, ткнув пальцем в сторону шатра.

– А пойдем, я познакомлю тебя с нашими питомцами.

Ребята поспешили за Сергеем Михайловичем, а Данька, продолжая стоять на месте, зачарованно смотрел по сторонам. Вот мимо пробежал высокий парень, держа в руках объемный пакет, за ним промчалась девушка в серебристом цирковом костюме. Тучный мужчина, едва не налетел на Даньку, таща в руках здоровенный переливающийся всеми цветами радуги шар.

– Извини, – произнёс толстяк и, как ни в чём ни бывало двинулся дальше.

Вдруг над самым ухом заржала лошадь. Данька вздрогнул, а женщина, в костюме наездницы, улыбнулась и помахала ему рукой.

Одни люди кричали, вторые громко смеялись, третьи отдавали распоряжения, четвёртые спешно их выполняли, пятые спокойно передвигались по территории, не обращая внимания на суматоху.

Данька не спеша побрёл к фургонам. У одного из них он увидел двух молодых мужчин, похожих друг на друга как братья-близнецы. А присмотревшись, мальчик подавил смешок. Жонглёры были самыми настоящими близнецами. Один жонглировал булавами, второй подбрасывал мячи и кольца. Заметив Даньку, тот, что работал с булавами, весело поинтересовался:

– Ты кто?

– Меня зовут Даня.

– А я Всеволод.

– Очень приятно, – Данька посмотрел на второго жонглёра, ожидая, что тот тоже представится.

Брат Всеволода продолжал молча жонглировать. Его лицо было излишне серьёзным, взгляд сосредоточен на мячах.

– А он Вениамин.

– Кончай болтать, – осадил брата Вениамин.

– Разговор работе не помеха, – ответил Всеволод.

Данька постоял с минуту и отправился дальше. Заглянув в распахнутую дверь небольшого фургончика, он увидел пожилого мужчину. Тот сидел перед зеркалом и наносил на лицо клоунский грим. Совершенно не вовремя Данька чихнул. Мужчина резко обернулся, и округлил накрашенные глаза.

– С кем имею честь? – спросил клоун.

– Я… Извините, я не хотел вам мешать.

– Ты не помешал. Хочешь, можешь даже зайти в фургон.

Дважды Даньку приглашать не пришлось. Пять минут спустя он знал, что клоуна зовут дядей Пашей (Павлом Павловичем, если полностью), а на арене он превращается в весельчака и балагура Непоседу. А ещё у него есть напарник, клоун Умник, с которым он дружит и работает на протяжении двадцати пяти лет.

– Старый совсем стал, – пожаловался дядя Паша. Потом внимательно посмотрел на своё отражение в зеркале, схватил рыжий парик, нахлобучил его на голову и громко закричал: – Но я не унываю! Мальчишки и девчонки, сейчас мы с вами будем смеяться и веселиться.

Данька засмеялся. Дядя Паша снял парик и откинулся на спинку стула.

От Непоседы Данька побрел в сторону тесно стоявших друг к другу небольших фургончиков. Они почему-то находились под навесом. Там было темно и пустынно. Лишь в одном фургоне горел свет, дверца была приоткрыта. Данька проходил мимо, когда услышал доносившийся из фургона мужской голос:

– А я тебя предупреждаю в последний раз. Ты меня знаешь, со мной шутки плохи.

– Оставьте меня в покое! – послышался совсем молоденький, почти детский женский голосок.

– Долги, дорогуша, надо возвращать.

– Я ничего вам не должна.

– Это ты так считаешь. Неблагодарная!

Данька услышал хлопок. И сразу же взвизгнула девушка.

Он её ударил по щеке, догадался мальчик.

– Не играй с огнём, – взревел мужчина.

Услышав шаги, Данька быстро юркнул за угол соседнего фургона и сел на корточки. Прошла секунда, вторая, дверь распахнулась, Данька увидел широкую мужскую спину в серой ветровке. Странной, какой-то неестественной походкой, мужчина скрылся за фургоном, с силой саданув по нему кулаком.

Выждав минуту, Данька вышел из укрытия, а едва поравнялся с распахнутой дверью, увидел, как оттуда, словно ошпаренная, выскочила девушка. Невысокого роста, худенькая, с зачесанными назад короткими волосами и огромными испуганными глазами, она показалась Даньке знакомой. Не замечая ничего вокруг, девушка налетела на Даньку и выронила из рук сумочку.

– Ох! – вскрикнула она.

– Я помогу вам… тебе, – поправился Данька.

– Спасибо, – девушка тоже нагнулась и бросила в сумку связку ключей, пудреницу, пачку жевательной резинки.

Данька протянул ей губную помаду и ручку.

– Спасибо! – ещё раз поблагодарила девушка, смахнув со щеки слезу.

– У вас… тебя, – Даньки никак не мог сообразить, как обращаться к знакомой незнакомке. – У тебя всё в порядке?

– Да.

– Помощь не нужна?

– Нет, – девушка встала, расправила плечи и, сделав несколько шагов, резко обернулась. – Да! Мне нужна твоя помощь.

– Что нужно сделать? – с готовностью спросил Данька.

Прежде чем ответить, девушка взяла его за руку, завела за фургон, отдышалась и лишь потом спешно заговорила:

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?