3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Дело о бездомном коте

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Дело о бездомном коте
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая

Упущенное ограбление, или Болтливый осведомитель

Данька стоял у доски и никак не мог понять, чего от него требует учительница. Все мысли мальчика были заняты услышанной на перемене историей о совершённом в писательском посёлке дерзком ограблении. Средь бела дня грабители пробрались в дом известного писателя и похитили две ценные картины. Спустя неделю преступников удалось задержать по горячим следам. Даньке бы стоило только порадоваться этому факту, но ничего кроме досады и раздражения он сейчас не чувствовал.

Учительница повторила вопрос. Данька посмотрел на неё отстранённым взглядом и пожал плечами.

Наташа с Ульяной пытались ему подсказать, но Даня не слышал их громкого шёпота.

– Мне придётся поставить тебе двойку, – с сожалением в голосе произнесла учительница.

Данька снова пожал плечами и направился к своей парте, за которой Филипп ёрзал от нетерпения.

– Ну Данька, ты даёшь! Что с тобой случилось? Ты же отлично знаешь эту тему, почему же молчал у доски?

– На перемене поговорим, – сухо ответил Даня, и больше не проронил до звонка ни слова.

Филипп напрасно пытался его разговорить, Данька сидел и смотрел в одну точку, изредка поглядывая на настенные часы.

А когда раздался звонок и он подбежал к двери, то услышал голос учительницы:

– Даня, постой. Эта последняя учебная неделя перед осенними каникулами. Я не хочу портить тебе четвертную оценку, поэтому двойку сегодня ставить не буду. Но послезавтра я обязательно тебя спрошу, ты должен хорошо подготовиться.

– Спасибо, Марина Геннадьевна! – просиял Данька. – Я подготовлюсь.

В коридоре Данька осмотрелся и заметил дожидавшихся его друзей у окна. Ульяна облокотилась спиной о широкий подоконник и уставилась в телефон, Наташа читала учебник, а Филипп, достав из пластикового контейнера бутерброд, с аппетитом его поедал.

– Чего от тебя хотела Марина Геннадьевна? – спросил Филипп, когда Даня подошёл к окну.

– Она не поставила мне двойку.

– Здорово, – обрадовалась Наташа.

– Просто она в курсе, что Данька знает тему, но сегодня его ни с того ни с сего переклинило, – улыбнулся Филипп.

– Сказать вам, почему меня переклинило?

– Скажи.

– Я думал об ограблении писателя.

– Дань, так ведь преступников уже поймали, – напомнила Ульяна.

– Ты меня неправильно не поняла. Хорошо, что их поймали, я рад, но… Ограбление произошло ни где-нибудь, а в нашем писательском посёлке. Ребят, неужели вас это не насторожило? С конца лета, а это уже практически целых два месяца, у нас не было ни одного расследования. И это несмотря на то, что мы постоянно начеку, стараемся быть в курсе всех новостей.

– Данька прав, – кивнула Ульяна. – Странно, что мы пропустили ограбление.

– Это недопустимо, – негодовал Данька. – Мы жаждем приключений, ждём, когда подвернётся настоящая работа для нашей команды, а потом выясняется, что под самым нашим носом ограбили соседа.

– Здесь нет нашей вины, – произнесла Наташа.

– Впредь нам необходимо быть более внимательными и осведомлёнными, – Данька дошёл до колонны, затем вернулся к окну и добавил: – Надо обзавестись в посёлке осведомителем.

– А как это сделать? – удивилась Наташа.

– Кто может быть в курсе всех поселковых новостей? – вопросом на вопрос ответил Даня. – Какая-нибудь говорливая старушка. У нас много старушек, но они все в основном жёны писателей, композиторов или актёров. Среди них мало сплетниц, да они практически и не интересуются местными новостями. Так вот! Наша задача – отыскать болтливую старушенцию, которая бы могла снабжать нас последними новостями. Тогда мы будем в курсе всего происходящего.

Ребята задумались. Каждый пытался припомнить, кто же в посёлке самый любопытный и словоохотливый. И к концу уроков, возвращаясь домой, Ульяна вдруг выкрикнула:

– Лилиана Олеговна! Помните её?

– Она писательница? – спросил Филипп.

– Ну какая писательница, Филипп! Лилиана Олеговна живёт на первой улице, она жена скульптора. Раньше она часто приходила к нам в гости, они дружили с бабушкой. Но потом разругались.

– А почему?

– Бабушка сказала, что у Лилианы Олеговны слишком длинный язык.

– Да, точно, – подтвердил Данька. – Я помню её. Такая высокая с длинным носом.

– Ага, – кивнула Улька. – Она самая.

Достав из рюкзака яблоко, Филипп нахмурил брови.

– Так у неё нос длинный или язык?

– И нос, и язык, – хохотнула Ульяна. – Вот с ней нам и надо подружиться. Лилиана Олеговна болтушка, а болтун – находка для шпиона.

– И как ты себе представляешь дружбу со старухой? – недоумевал Филипп. – Что у нас с ней может быть общего?

– Ой, Филипп, иногда ты такой тугодум. Мы же не собираемся делать из неё нашу подружку. Лилиана Олеговна одинокая, ей не хватает общения, этим и надо воспользоваться. Придумать причину, заглянуть в гости, переброситься парой фраз и…

– И у нас появится осведомитель, – заключила Наташа. – Что ж, идея хорошая. Уль, мы с тобой уже сегодня можем сходить к Лилиане Олеговне.

– Я согласна.

– Надеюсь, она расскажет вам нечто такое, отчего у вас волосы на голове зашевелятся, – заявил Филипп. – И мы, наконец, сможем заняться расследованием. Я так по ним скучаю. А ты, Дань?

– Мог бы и не спрашивать. Ночами мне снится, как мы расследуем преступления, а утром я просыпаюсь в плохом настроении. Через неделю каникулы, и было бы неплохо, чтобы мы провели их с пользой.

– Эх, скорее бы что-нибудь случилось, – проговорил Филипп. – Ведь нет ничего скучнее, чем маяться от скуки во время каникул.

На следующий день в школе Ульяна сообщила друзьям о визите к Лилиане Олеговне.

– Знали бы вы, чего нам с Наташкой стоило высидеть у неё в гостях. Я думала, сойду с ума.

– А мне вообще показалось, я сошла с ума, – призналась Наташа. – Хорошо, что мама мне позвонила и попросила срочно прийти домой. Вы представляете, Лилиана Олеговна не хотела нас отпускать. Усадила за стол, начала поить чаем, вопросами засыпала, а потом вылила целый ушат ненужной информации.

– Вы бы её слышали, – подхватила Ульяна. – Тараторила – сто слов в секунду. Данька, она ходячий сплетнесборник.

– Но нам-то это на руку, – сказал Даня.

– Сомневаюсь. За два часа, что мы у неё провели, лично я не услышала ничего интересного.

– И я тоже, – подтвердила Наташа.

– А с чем вы пили чай? – спросил Филипп.

– С печеньем и вафлями.

– Вафли простые или шоколадные?

– Филипп, какая разница? – огрызнулась Ульяна.

– Просто интересуюсь. Я, например, отдаю предпочтение шоколадным. Они намного вкуснее и…

– Филипп! Если ты сейчас не прекратишь говорить про вафли, я за себя не ручаюсь.

– И всё-таки изредка вам стоит заходить к Лилиане Олеговне, – сказал девочкам Даня. – Вдруг в один из дней она сообщит ошеломляющую новость, и тогда мы сразу же возьмёмся за дело.

На третьей перемене Даня предложил ребятам отправиться в субботу днём в кино.

– У нас у всех хорошие оценки, уверен, родители дадут нам денег, чтобы мы повеселились и отметили начало осенних каникул.

– Я куплю большое мороженое, – мечтательно проговорила Наташа.

– А я кусок пирога, – зевнул Филипп. – С мясом и грибами. А ещё с курицей. И с сыром.

– И лопнешь в первый день каникул, – усмехнулась Уля. – Мне идея с кино нравится.

Но вечером, когда Даня пришёл к Филиппу, тот заявил, что мама вряд ли отпустит его в кино.

– Почему? Что-то случилось?

– В отличие от тебя, у меня не очень хорошо с оценками, – признался Филипп. – Ты же знаешь, русский язык хромает, да и с уравнениями у меня сложные отношения. Мама сказала, до конца недели я должен исправить оценки. Осталось всего три дня, Данька.

– С уравнениями я тебе помогу, а по русскому тебя подтянет Наташа.

– Здорово! Давай спустимся вниз, перекусим.

– Нет, сначала решим парочку уравнений. Завтра ты должен вызваться к доске, и получить не меньше пятёрки.

Так и получилось. Едва начался урок, Филипп поднял руку. Его вызвали к доске и он, не сделав ни одной ошибки, заслуженно получил свою пятёрку. А сразу после школы ребята пришли подтягивать его по русскому языку. Сначала учили правила, затем Наташа предложила написать небольшой диктант. Ульяна с Данькой им не мешали, они устроились в креслах и погрузились в чтение.

Филипп часто отвлекался.

– Наташ, – то и дело говорил он. – Опять я забыл, как пишется это слово. Через «е» или через «и»?

– Вспоминай правило.

– Не помню.

– Открывай учебник.

И Филипп, вздыхая и закатывая глаза, снова и снова зубрил правила.

Зато в четверг он был вознаграждён пятёркой по русскому языку. Дома он сообщил маме, что в четверти у него не будет ни одной тройки. И только тогда Татьяна Эдуардовна разрешила ему отправиться в субботу в кино. О чём Филипп незамедлительно сообщил по телефону друзьям.

– Ну и повеселимся же мы, – кричал он в трубку, находясь в предвкушении каникул.

Глава вторая

Поменяться местами, или Последний день в школе

В пятницу в школе никак не мог начаться урок английского языка. Звонок прозвенел несколько минут назад, а Ирина Игоревна до сих пор не появилась в классе.

– Заболела, – уверенно сказал Филипп.

– Не рассчитывай, я видела Ирину Игоревну в школе, – разбила его надежды Наташа.

– Может, ты обозналась, Наташ?

– Филипп, напряги извилины. Класс ведь кто-то открыл, – крикнул Егор. – А кто это мог сделать кроме Ирины Игоревны? Больше некому.

Филипп обречённо вздохнул и был вынужден признать правоту Егора.

– Тогда где она? – нетерпеливо спросил он, спустя пару минут. – Никогда прежде Ирина Игоревна не задерживалась, куда сегодня подевалась?

 

Ребята в классе зашумели, каждый принялся эксплуатировать фантазию.

– Вдруг ей в учительской сделалось плохо, – слышалось слева. – И сейчас её приводят в чувство.

– Или отравилась чем-нибудь пока чай пила. Наверняка «скорую» уже вызвали, – неслось справа.

– Да нет, ребят, скорее всего, Ирина Игоревна оступилась и ударилась, – кричали сзади.

– Тогда бы ее давно отвезли в больницу.

– А, может быть, и отвезли.

– Получается, английского не будет, – возликовал Филипп и, подбежав к двери, выглянул в коридор.

– Кто даст списать домашнее задание по русскому языку? – обратился к классу Олег.

– И мне тоже, – крикнул Егор.

– Желающих – вагон, – Олег прошёлся по рядам и встал рядом с партой, за которой сидели Уля с Наташкой. – Сделали домашнее задание по русскому?

– Списать не дам, – ответила Ульяна.

– Почему?

– Догадайся с трёх раз.

– Я упражнение сделал, мне просто кое-что сверить надо.

– Не ври. Ничего ты не сделал. Каждый раз списываешь, совесть надо иметь.

– А тебе жалко?

– Жалко.

– Наташ, – Олег виновато посмотрел на Наташу. – Улька сегодня не в настроении, дай упражнение списать.

– Не вздумай дать ему тетрадь, – предупредила Ульяна.

– Уль, сегодня последний учебный день, в виде исключения пусть спишет последний раз.

– Вот именно! – поддакнул Олег. – Последний день перед каникулами, радоваться надо, веселиться, а ты, Улька, вечно настроение испортишь.

Взяв у Наташи тетрадь, Олег подбежал к своей парте и они с Егором достали из рюкзаков тетради.

– Зря ты дала им списать, – укорила подругу Ульяна. – Они так никогда сами не начнут уроки делать.

– Это в самый последний раз, – заверила Ульяну Наташа.

И тут раздался разочарованный крик Филиппа:

– Ирина Игоревна идёт.

– Ну вот! – заголосили со всех сторон. – Не повезло.

Ирина Игоревна, извинившись, начала урок. Но настроение у ребят было нерабочим. Они настолько уверовали, что английского языка не будет, что теперь ни у кого не получалось сосредоточиться. Ирина Игоревна то и дело повышала голос, призывая класс к тишине.

– Да что с вами сегодня? – не выдержала она и стукнула указкой по первой парте. – Прекратите разговоры!

В классе повисла тишина. Но ровно через минуту многие снова начали перешёптываться.

– Как пчёлы в улье, – разозлилась Ирина Игоревна. – Филипп! Я смотрю, тебе больше остальных не сидится на месте.

– Нет-нет, – испугался Филипп. – Я молчу.

– А мне кажется, ты очень хочешь поговорить. Выходи к доске!

– Но почему я?

– Филипп, не тяни время.

– Гуд бай, Филипп, гуд бай, – нараспев произнёс Егор.

Филипп встал у доски, но Ирина Игоревна неожиданно для всех, указала на свой стул.

– Садись.

– На ваше место? – удивился Филипп, гадая, в чем заключается розыгрыш.

– Да, на мое место, – подтвердила Ирина Игоревна. – А я сяду на твоё.

Ребята притихли. Наблюдая за довольной Ириной Игоревной и растерянным Филиппом, они ждали увлекательного зрелища. Оно ведь обязательно должно последовать, иначе и быть не может. И не ошиблись. Сев за парту, рядом с Данькой, Ирина Игоревна сказала:

– Филипп, сегодня урок английского языка проведешь ты.

– Я?! – не поверил ушам мальчик.

– Ты.

– Ирина Игоревна, это такая шутка? – спросил Даня.

– Нет. Просто я хочу, чтобы Филипп побывал на моём месте.

– Ого! – выкрикнул Олег.

– Давай, Филипп, начинай, – махнул рукой Данька.

– Ирина Игоревна, я не знаю, как вести урок, – признался Филипп.

– Начни с проверки домашнего задания.

– Подождите, – насторожился Егор. – Филипп и оценки нам будет ставить?

– Конечно. Он же учитель.

– Нет, ну это несерьезно, – Егор нахмурил лоб и засопел.

– А ты почему так переживаешь, не сделал домашнее задание?

– Я сделал… честно.

– На самом деле могу ставить оценки в журнал? – Филипп смотрел на Ирину Игоревну, пребывая в состоянии невесомости.

– Карандашом, – пояснила Ирина Игоревна.

Ребята в классе моментально сникли. Егор уперся взглядом в тетрадь и прошептал Олегу, что они влипли.

– Да ладно, Егор, он нас с тобой не спросит. Мы же в хороших отношениях с Филиппом.

– Олег, покажи тетрадь с домашним заданием, – попросил Филипп.

– Ага, в очень хороших отношениях, – усмехнулся Егор.

– Как он мог?! – сердился Олег.

– Совсем забыла вас предупредить, – спешно проговорила Ирина Игоревна. – Разговаривать с Филиппом нужно на английском языке.

– Но… – Олег сглотнул и замолчал.

– Только на английском, – повторила Ирина Игоревна.

– А я тоже должен говорить по-английски? – пролепетал Филипп.

– Само собой!

Олег подошел к учительскому столу и протянул Филиппу тетрадь с невыполненной домашней работой.

– Плиз, – сказал он, растянув губы в улыбке.

– Сенкью, – ответил Филипп, взяв тетрадь.

Пробежав глазами по пустой странице, он вернул тетрадь Олегу.

– Окей, Олег. Ситдаун плиз!

Окрылённый Олег прошёл за парту.

– Дань, ком ту ми, – попросил Филипп, вальяжно развалившись за столом.

Вот это метаморфозы, подумал Данька. Минуту назад новоявленный учитель трясся как осиновый лист, а теперь сидит на стуле Ирины Игоревны с видом короля.

Домашнюю работу Данька всегда делал, бояться ему было решительно нечего. И минуту спустя он услышал громкое:

– Окей! Ситдаун плиз.

А когда после Даньки к столу подошёл Егор, Филипп, вспомнив, как вчера они едва не подрались на перемене (к тому же Егор не выполнил домашнее задание) небрежно отложила тетрадь в сторону и сказал:

– Ситдаун плиз, Егор!

В журнале он нарисовал карандашом двойку.

– Ты что творишь?! – возмущению Егора не было предела.

– Егор, говори по-английски, – напомнила Ирина Игоревна

– А как будет по-английски фраза: «Я буду жаловаться в международный суд»?

Ирина Игоревна пожала плечами.

– Это должен знать ты, а не я.

Егор держал в руках тетрадь, буравил взглядом Филиппа, и его щеки сделались по цвету свекольными.

– Май Гот! – наконец выдавил он.

– Окей, – произнес Филипп излюбленную фразу.

Егор продолжал стоять у стола, а Филипп не знал, как заставить его вернуться за парту. Нет, если бы можно было говорить по-русски, он бы давно отправила Егора назад, но, увы, Ирина Игоревна запретила. Незаметно махнув ладонью, Филипп прошептал:

– Чего стоишь? Уходи.

– Хочу и стою, – так же тихо ответил Егор. – Ты зачем мне двойку поставил в журнал?

– Это не настоящая двойка, – шептал Филипп.

– Всё равно нечего было ее ставить.

– Егор, не вредничай, сядь на место.

– Скажи это по-английски, – едва шевелил губами Егор.

– У вас возникли проблемы с языком? – спросила Ирина Игоревна.

– Ноу, – улыбнулся Филипп. – Итс окей.

– А почему Егор продолжает стоять? Может быть, он не понимает, что ты от него хочешь? Скажи ему, пусть садится на место.

На лице Егора появилась язвительная улыбка.

– Давай, скажи мне это, – буркнул он.

Филипп поймал сочувственный взгляд Наташи и вздохнул. Но делать нечего, надо как-то выходить из ситуации.

– Э-э… Егор… го ту…

– Хоум… – засмеялся Олег.

– Заткнутус! – крикнул Филипп.

Раздался взрыв смеха.

– Заткнутус? – громче всех смеялся Олег. – Это что-то новенькое.

– Это по-каковски, Филипп?

– Ребят, на наших глазах рождается новый язык.

Филипп посмотрел на Ирину Игоревну, и вскинул брови. Но она продолжала бездействовать. Тогда Филипп саданул кулаком по столу.

– Окей! Окей! – голосил он. – Тс-с-с!

Ребята продолжали веселиться. Филипп встал и, опустив голову, подошёл к парте.

– Ирина Игоревна, у меня ничего не получается.

– Тогда давай договоримся, что впредь ты не будешь мешать мне проводить уроки? Очень трудно объяснять материал, когда тебя не слушают, при этом ещё и разговаривают.

Филипп молчал.

– Ну что, мы договорились?

– Да, Ирина Игоревна.

– Садись на свое место.

На перемене Филипп помчался в столовую. Как он признался, чтобы справиться с нервным перенапряжением, ему необходимо съесть пару булочек и запить их компотом.