Пленница волка

Tekst
72
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Пленница волка
Пленница волка
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 21,87  17,50 
Пленница волка
Audio
Пленница волка
Audiobook
Czyta Светлана Радужная
15,21 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Девушка видела, что он знает причину, но Дрэйк лишь улыбнулся в ответ и, снова подняв ее на руки, поднялся по лестнице в спальню. И только легко уронив ее на постель, проговорил:

– Потому что ты беременна моим щенком.

Эти слова повергли девушку в шок. Рот открылся, хватая воздух, но ни одного звука не вышло из ее легких. Голова моталась из стороны в сторону в молчаливом отрицании. Нет, ведь это невозможно! НЕТ!

– Что… этого… не… Щенком? – девушка с ужасом обхватила живот, согнувшись пополам и медленно раскачиваясь.

– Так мы называем наших детей. Но не переживай так, ты родишь вполне обычного на вид ребенка, и только по достижению половой зрелости он полностью обернется. До этого же наши дети очень немногим отличаются от человеческих, – пояснил Дрэйк, присаживаясь рядом с ней на кровать.

Он накрыл своей рукой ее сомкнутые на животе руки.

– После сегодняшней ночи рядом с ним будут еще щенки, и тебе потребуется есть за них всех.

Соня подняла голову, с испугом и потерянностью глядя ему в глаза. Она уже и не знала, как описать то, что сейчас чувствовала. Все перемешалось, всплывая урывками: пережитый ужас, неописуемый страх и дикая паника, замешательство от тайного мира, жгучая потребность тела в нем и неожиданная информация о детях – их щенках. И лишь одна мысль, как громкий стук барабана, билась в ее голове: беременна! Она беременна!

– Это невозможно… Невозможно! – все повторяла она, и Дрэйк решил, что это относится к его последним словам. На самом же деле смысл о нескольких щенках еще не дошел до ее сознания, перегруженного происходящими в жизни событиями.

– Мой укус не просто совместил нас для спаривания, он также побудил зрелые яйцеклетки вновь попасть в матку, сделав тебя способной понести целый выводок щенков. Но это проявилось не сразу, а спустя некоторое время, поэтому у тебя до сих пор происходит овуляция, – спокойно объяснил он, пока девушка пыталась все переварить. Когда же она полностью вникла в то, что говорил сейчас мужчина , Соня стала как в бреду отползать от него, вжимаясь в спинку кровати и махая головой. Но данное ее действие повлияло на волка, как сигнал, и Дрэйк, грозно зарычав, потянул к ней свои лапы.

– Тебе не приходило в голову, что нельзя убегать от волка и показывать ему свой страх? Этим ты еще больше подстрекаешь его, – угрожающе предупредил он, резко потянув девушку на себя. О да, животное в нем было в предвкушении, уже проявляясь под его кожей, требуя позволить ему руководить.

Содрогаясь от накатывающего страха и желания, что не в силах была контролировать, она задавалась вопросом, почему ее тело вновь предает разум. Девушка никогда так не поддавалась воздействию похоти, даже, можно сказать, не знала об этом чувстве до встречи с ним. Но теперь возбуждение, казалось, поселилось в ее кровотоке, постоянно реагируя на мужчину.

Как можно было желать зверя? Монстра, который причинял ей боль, насиловал и держал в плену. Что с ней было не так? Почему, стоило ему коснуться ее, мысли улетучивались под напором потребности в нем?

Мужчина приблизил свое лицо вплотную к ней, и Соня вновь смотрела в ярко-желтые глаза.

– Теперь тебе уже не скрыться от волка, – с нарастающей вибрацией в голосе и диким предвкушением проговорил Дрэйк.

Глава 5

Не дав опомниться, он захватил ее рот в плен, раздвигая уста языком. Соня, ведомая жаждой, уступила его напору, принявшись отвечать на поцелуй. Боже, она сходила с ума, но в эту минуту ей стало все равно: каждая частица ее тела ожила и откликнулась на его призыв. Поцелуй сжигал в своей страсти, посылая жар по кровотоку, концентрируя его в матке. Девушка и не заметила, что уже лежит под телом мужчины, хватаясь руками за его твердые плечи, как за спасательный круг. Руки оборотня были везде, исследуя ее и возбуждая.

– Ты сводишь меня с ума! – прорычал он и, оторвавшись от ее губ и закусив нижнюю зубами, потянул на себя.

Эта была боль, смешанная с удовольствием. Она не отрезвляла, а, наоборот, еще больше вводила в пучину этого страстного опьянения. Дрэйк чуть приподнялся над ней, смотря с темной властью и вожделением. Взяв ее руку, он положил ее на твердый пульсирующий член. Ощутив его горячую плоть в своей ладони, Соня распахнула глаза и посмотрела вниз. Увиденное завораживало: его естество было огромным, даже по ее невинному представлению, выпуклые вены, что оплетали его, вздулись, пульсируя, головка блестела, и капелька предсемя выступила сверху нее.

Девушка попыталась отнять руку, но мужчина крепко удерживал ее там, направляя и показывая нужные движения. Член головкой касался ее живота, заставляя Соню вздрагивать от каждого маленького толчка. На мгновение Дрэйк перестал прижимать ее ладонь своей и, пока девушка не успела ничего сообразить, перехватил ее вторую руку и тоже положил сверху на член, заставляя ее полностью обхватить его пальчиками.

Огонь опалил матку, такой горячий и сводящий с ума, доводя до отчаяния. Соня закрыла глаза и, сдаваясь на волю этому безумию, принялась сжимать и гладить его член каждый раз, когда жар ударял в ее лоно. Разум сдался, позволяя первобытным инстинктам взять верх. Между ног стало сыро и влажно, а бедра интуитивно поднимались, заставляя живот все больше и больше тереться об его ствол и мошонку.

В комнате стало нетерпимо жарко, словно вокруг них собрались клубы пара. Тепло, выделяемое телом оборотня, окутывало ее в своих объятиях.

– Да, так! – хрипел мужчина. – Сжимай его именно так!

Сквозь шум в голове, нарастающий пульсацией, Соня услышала, как Дрэйк часто задышал. Тогда она плотнее сжала ладони, с любопытством наблюдая за его реакцией. И мужчина не разочаровал ее, от удовольствия зарычав в ответ. В такт с движениями ее рук он стал сильнее тереться об ее живот. От резко нахлынувшего желания ощутить его внутри себя, Соня выгнулась дугой, прижимаясь к нему как можно сильнее. Дрэйк переместил ее руку с члена на мешочки снизу, мягко показывая, как нужно ласкать его. От ощущения его массивных яиц, провисающих под своим весом, промежность девушки еще больше стала исходить соками. В немом призыве голова Сони откинулась назад, а ноги сами разошлись как можно шире.

– Дрэйк! – взмолилась она хриплым от желания голосом. – Пожалуйста, сделай что-нибудь. Больно… Горячо…

За безудержным страданием от распирающего матку огня Соня наплевала на гордость и здравый ум. Она готова была на все, лишь бы избавиться от этой неистовой боли.

– Где больно? Здесь? – Мужская рука накрыла лоно, и Соня подняла бедра навстречу, потираясь своей промежностью о шероховатую ладонь. – Или здесь? – Мозолистый палец окунулся в наполненный ее соками канал, совершая там поступательные движения.

Соня задрожала, когда Дрэйк добавил второй мозолистый палец, но даже этого ей было мало. Огонь не просто перешел в сильную боль, а стал сжигать ее изнутри. Девушка резко отпустила член, потянувшись к его руке, но мужчина тут же перехватил ее кисть, лишив лоно такой желанной наполненности.

– Сначала ты должна закончить это, – зарычал зверь, пробравшись сквозь мужской контроль, и вернул ее руки на свой орган, заставляя сильно сжать их вокруг него.

Девушка принялась с невиданным доселе усилием двигать ладонями верх-вниз, попутно сжимая их и слыша, как оборотень тяжело задышал. Где-то на подсознательном уровне она понимала, что ей начинает нравиться эта неожиданная власть над ним. Девушку возбуждало осознание того, что и она может так затронуть мужчину. Но в данный момент она отмахнулась от всех мыслей, следуя к своей цели и чувствуя, как сильно пульсирует и дергается член в ее руках. Она усердно трудилась над ним еще какое-то время, и, после нескольких движений рукой, почувствовала, как сильно он напрягся. Густая молочная жидкость потекла на ее тело.

Сперма – догадалась Соня. Семя оборотня обжигало живот, пульсирующий болью от неутоленной потребности в ней. Дрэйк провел рукой по коже, втирая семя в ее поры. Девушка, уже не ведая, что делает, стала помогать ему, то и дело соприкасаясь с его руками. Она подняла голову, посмотрев мужчине прямо в глаза, потом опустила взгляд на его естество. Удивление и вновь усилившееся желание заставило потемнеть голубизну ее глаз. Член оказался таким же твердым и мощным, как минуту до этого, словно он кончал. И Дрэйк как будто прочитал ее мысли, промолвив:

– Один из плюсов того, что я оборотень, родная. Твой аромат так действует, что я всегда буду готов взять тебя. В любую минуту. Даже если я на краю смерти или полностью истощен, неважно, один взгляд на тебя – и я затвердею.

Он всем тело опустился на нее, придавливая. Его рот накрыл ее припухшие губы в опустошающем поцелуе. Мужчина вновь терзал ее рот, желая поработить ее сущность, чтобы она никогда не забывала, кому принадлежит. Луна взошла высоко, и волк рвался наружу. Дрэйк понимал, что теряет последние капли контроля, смотря на нее, такую нежную, маленькую, хрупкую, с глазами полными неизвестной ей ранее страсти, с его семенем, покрывающим мягкий живот, распростертую под ним.

Дрэйк немного приподнял ее бедра, прижимаясь членом к ее промежности. Хриплый урчащий звук вырвался из ее горла от контакта его твердой плоти с ее мягкой. Будоража чувствительные нервные узлы, он потерся толстенной головкой о ее половые губки, и Соня закусила губу до крови, сдерживая себя от требований наконец наполнить ее.

Мужчина усмехнулся и одним мощным толчком резко вошел внутрь. Он остановился на миг, чувствуя крепкий захват и видя, как Соня неестественно выгнулась дугой. Нежно провел рукой от ее шеи к груди, ниже по животу к кудрявому рыжему треугольнику, и, зажав между пальцами клитор, стал медленно выходить. Тело девушки пыталось задержать его, мышцы плотно сжимались, и, когда он почти уже вышел, Дрэйк снова сделал резкий выпад, с силой вгоняя себя в лоно до упора.

Тогда размеренными точками бедер он принялся массировать ее тесное влагалище, заставляя мышцы привыкнуть к завоевателю. Они судорожно сжали его член, и Соня отозвалась нечленораздельными звуками. Хватая руками простынь, она дрожала от наполненности. Ее соски набухли еще сильнее, торча вверх, как вишенки на торте, который Дрэйк вкусит попозже.

 

Но тут зверь отодвинул человеческую часть в сторону, вырываясь наружу. Требуя своего, он стал бешено вбиваться в нее, мощно вращая членом внутри и надавливая на чувствительную точку. Двигаясь туда-сюда в диком раже почти в беспамятстве, он подводил их обоих к краю.

В момент, когда Соня уже чувствовала приближение оргазма, его пальцы сжали ей подбородок, заставляя смотреть на него. Повинуясь его власти, она с усилием подняла веки и посмотрела в его глаза, которые уже стали ярко-желтыми. Девушка почувствовала, как он сделал еще один мощный толчок и замер в ней. Глаза Сони распахнулись шире от представшей перед ней картины: на его руках вдруг появились когти, грудь покрыла шерсть. Член стал резко увеличиваться внутри нее до невероятного размера, распирая ее нутро. Сознание захватили страх и ужас, и Соня стала вырываться, боясь, что просто не переживет такого опыта, но сильные руки крепко удерживали ее, не давая возможности пошевелиться. Ей все казалось, что его плоть разорвет ее изнутри, но в тот же момент она ощутила, как тело задрожало в беспрерывных конвульсиях удовольствия.

Дрэйк поддался своему волку и изменился, находясь внутри своей пары, удерживая ее взгляд своими глазами. Он знал, что возможность причинить ей боль есть, но она ничтожно мала, и, если бы не был уверен, что с Соней все будет хорошо и это доставит ей удовольствие, никогда бы не выпустил наружу зверя. Но, смотря в ее испуганные глаза, он ощутил отклик девичьего тела. Крепко удерживая ее от малейших движений, которые могли бы подорвать последние остатки его контроля над зверем, все еще находясь внутри нее, Дрэйк полностью обратился. Резко перевернув Соню на живот, чтобы не пугать ее еще больше своим видом, он поднял бедра девушки максимально высоко. Рукой вжимая ее голову в постель, он стал неспешно выводить свою преобразившуюся плоть из нее.

Соне казалось, что мир рассыпался на миллионы осколков. Его звериный орган настолько растягивал внутренние мышцы, что девушка даже ощутила легкую боль. Но когда Дрэйк поставил ее на колени и стал мучительно медленно выходить, позволив прочувствовать каждый миллиметр своей плоти, движения послали электрические разряды экстаза по всему телу и окончательно выбили все мысли из головы. Соне стало неважно, что внутри нее был зверь, монстр, чудовище, которое должно было быть всего лишь мифом. Осталась только безудержная эйфория и неутолимый огонь.

– Боже! Ааааа… – закричала она, когда Дрэйк вышел из нее практически полностью и снова резко толкнулся внутрь.

Она считала, что до этого его толчки были сильными и резкими, но только теперь осознала, что такое настоящая звериная мощь. Соне казалось, что оборотень таранил прямо в матку, не оставляя ни одного свободного участка. Она сильнее прогнулась, чувствуя, как в легких прикосновениях, едва царапая кожу, его когти прошлись по спине, посылая дрожь телу. Девушка комкала простынь, кусая и почти разрывая ее, чтобы не сорвать голос от дикого крика.

Невозможно было выдержать такой накал чувств, конвульсии сотрясали ее, заставляя, как ополоумевшую, вырываться из захвата. Но в момент, когда девушка явственно ощутила, как его шерсть трется о спину, а зубами он прихватил ее за предплечье, оргазм мгновенно полонил Соню. Закатив глаза от удовольствия, девушка чувствовала, как кровь вскипает в ней и экстаз фейерверком взрывается внизу живота. Она дергалась от силы нахлынувших чувств, ощущая внутри горячие потоки спермы. И от этого волны наслаждения с новой силой накрывали ее, когда член стал раздуваться и набухать в ней. Соня поняла, что ошибалась, думая, будто Дрэйк до этого заполнял ее до краев, и только теперь осознала, что он перешел и этот предел.

Дрэйк крепко держал свою пару зубами, стараясь не причинить боль и поставить достойную метку. Он захватил ее в момент наивысшего пика оргазма, выплескивая внутрь сперму, зная, что после этого она забеременеет целым выводком. Начав раздуваться в ней, оборотень наконец ослабил захват на ее шее и опустился на постель рядом, увлекая девушку за собой. Она дрожала в его руках от полученного удовольствия, все еще ощущая его отголоски, и Дрэйк крепко прижал ее к себе, окутывая своим теплом, пряча за большими руками, покрытыми густой шерстью. Соня прерывисто дышала, но на этот раз не впала в беспамятство, и оборотень знал – это хороший знак. Его волк бушевал в триумфе и радости, и, как ни странно, Дрэйку хотелось подхватить его настроение и смеяться, но он понимал, что может напугать Соню, ведь вряд ли в этой форме его смех был милым. Поэтому он ласкал языком ее ухо, отвлекая и себя, и волка.

Настолько мощный оргазм, казалось, вызвал в ее крови прилив эндорфинов, и это длилось до тех пор, пока мужчина не отдал ей все, что мог. Захват сцепки ослаб, позволяя покинуть такую теплую уютную пещеру. Дрэйку отчаянно не хотелось разъединяться, но он понимал, что после такого девушка должна отдохнуть. Собрав волю в кулак, он вышел из нее. Как ни странно, Соня не стала пытаться отодвинуться, а наоборот, удобнее устроилась, крепко прижавшись ягодицами к его естеству. И только тогда ее тело стало потихоньку расслабляться, погружаясь в сон.

Сжимая пару в объятиях, Дрэйк не верил своему счастью. Он долгое время пытался избежать спаривания, но все же попал в него – такое желанное, нежное, хрупкое. Он лежал, не желая спать в эти драгоценные минуты. С каждым мгновением отдаления луны он чувствовал, как животное скрывалось внутри, довольное и пересыщенное. Но даже то, что луна уйдет, не означало, что он не сможет взять ее в своей истинной форме, просто теперь подводить его к безумию будет не луна, а сама Соня.

Она станет его слабостью, его наваждением, его страстью. Раньше он мог пожертвовать всем ради стаи, но теперь Соня встала на первое место. Соня и его дети. Он никогда не будет таким, как его отец, не будет "закалять" своих детей, какими бы они ни выросли. Дрэйк чувствовал, что Соня рождена быть прекрасной матерью, но страх того, что она не примет его нечеловеческих детей, не оставлял душу.

Он знал, что пока подавлял ее, не давая ей возможности мыслить самой, чтобы девушка не утонула во всем том новом, что резко на нее свалилось. Его мир, скрываемый от людей, был жесток. В нем выживали только сильнейшие. Связывая ее с собой, он не только открывал ей этот мир, он делал ее полноценной его частью. Их жизнь стала теперь единой. Пара – это сильнее, чем простое супружество. Они никогда не смогут жить друг без друга, а со временем между ними возникнет и ментальная связь, и Дрэйк уже ощущал ее зарождение. Если Соня сбежит от него, боль от разлуки будет разъедать их изнутри. От одной мысли выпустить ее на минуту из вида, из своих рук, альфа в нем приходил в бешенство.

Да, теперь ему придется потратить на контроль еще больше усилий , чем до спаривания. Ведь Дрэйку нужно работать, заниматься делами стаи, и таскать ее все время за собой он не сможет. Именно поэтому он не хотел возвращаться назад, но волк требовал свою стаю, боясь, что его место попробует занять другой. Мохнатое общество не принимала слабости, а его побег давно могли принять за это.

Погруженный в свои мысли, крепко сжимая Соню в объятиях, оберегая ее сон, Дрэйк не заметил, как наступило утро. Он опустил голову к ее плечу, нежно провел языком по укусу, метке, которую поставил, залечивая ту своей слюной. Уделив этому достаточно времени и почувствовав, как Соня зашевелилась во сне, он плотнее прижал ее к себе и опустил голову на подушку, сам погружаясь в сон.

Глава 6

Соня ворочалась в постели. Ей снился такой сладкий сон, но что-то влажное касалось шеи, возвращая в реальность. Открыв глаза, девушка натолкнулась на прожигающий взгляд Дрэйка. Воспоминания о проведенной ночи сразу ворвались в ее мысли, но, как ни странно, уже не принося чувства того опустошающего отчаяния и безысходности, как ранее. В один миг она наконец убедилась в том, что оборотни существуют и один из них держит ее в плену. Все, что сейчас понимала Соня, так это то, что ей непременно нужно выбраться из плена и вернуть себе обратно свою жизнь. Вот только пока Дрэйк был рядом и так пристально смотрел на нее, это было просто невозможно. Девушка быстро отвела взгляд, боясь, что он может прочитать ее мысли. Мало ли, вдруг и такая способность у него была, сейчас она ни в чем уже не была уверена.

– Пора вставать! Теперь я понял, почему тебя назвали Соней, – коснувшись легким, как перышко, поцелуем ее губ, весело сообщил Дрэйк. – Знаю, что сильно измотал тебя ночью, но уже середина дня, и нам нужно уезжать.

– Ты отпускаешь меня? – с надеждой спросила Соня, снова подняв на него взгляд.

– Нет, глупая. Я теперь никогда и никуда тебя не отпущу!

Сегодня у мужчины было такое замечательное настроение. Вдыхая ее аромат, он первый раз в жизни ощутил себя по-настоящему счастливым. Даже не представлял раньше, что так бывает, но эта девушка просто озаряла собой его мир.

– Сколько раз тебе повторять? Ты – моя пара, моя самка, моя супруга и мать моих детей. – Стянув с нее простынь, он нежно накрыл широкой ладонью ее живот, лаская и защищая своих детей.

– Супруга? Я не говорила тебе "да" и не подписывала никаких документов, подтверждающих это, – раздраженно промолвила Соня, устав от его напора.

– Еще скажешь и подпишешь! – приказной тон так естественно слетал с уст Дрэйка, не давая девушке усомниться в том, что зверь часть его.

– Дети? Как ты можешь быть в этом уверен? Сейчас еще невозможно это выяснить!

– Я знаю это. Я чувствую запах наших мальчиков в твоем аромате. Два сильных альфы. Оборотни всегда могут это определить, так что, поверь мне, где-то через три месяца ты станешь матерью. – Дрэйк все время поглаживал ее живот – место, где уже находилось его потомство.

– Через три месяца? – с замешательством переспросила она. – Это нереально. Такого не может быть!

– Ну, я не могу сказать тебе точно. Самки оборотней вынашивают своих детей три месяца. Но так как ты не оборотень, то, может быть, у тебя этот период продлится дольше. Но я все равно уверен: точно меньше девяти месяцев, – размышлял Дрэйк. – Тебя еще осмотрит Эмилия, она врач. И тогда, я думаю, скажет точнее.

– Дрэйк… – девушка еще не до конца верила во всю эту историю с детьми. – Это неправда. Такого просто не бывает…

– Оборотней тоже не бывает! – сердито произнес он, крепко взяв ее за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. – Но все же вчера ты видела и чувствовала, как я обернулся. Соня, тебе пора привыкать к этой мысли. Ты теперь моя, и скоро подаришь мне замечательных щенков.

Он задержался прямым взглядом на минуту. А потом резко отпустил ее и встал с постели.

– Через полчаса приедет мой бета. У тебя двадцать минут, чтобы принять душ, поесть и одеться. – Дрэйк кивнул на поднос с едой, стоявший на тумбочке возле кровати, взял со стула свои вещи и пошел к двери. – Я буду внизу. Не вздумай потратить это время на размышления о побеге, не выводи волка. Ты не захочешь столкнуться с последствиями.

Дрэйк вышел, громко захлопнув за собой дверь. Соня смотрела ему вслед, затем ее взгляд опустился на поднос с едой. Как всегда, там было мясо, сок, булочка и кофе. Она хотела ограничиться булочкой, но мясной запах так манил, что живот недовольно забурчал на ее намеренья, и девушка все-таки потянулась к мясу, погружаясь в мысли.

Все, что с ней происходило, напоминало какой-то фильм ужасов, но преступник здесь применял к ней особый вид пыток, доводя ласками до безумия, заставляя забыть обо всем. Еще ни один мужчина не привлекал ее настолько, чтобы подарить ему свою девственность. Да и Соня мало уделяла им время, полностью погрузившись в работу и карьеру. И теперь, после всего, что она познала в руках Дрэйка, после пережитого страха и удушающей паники, она могла признаться самой себе, что этот мужчина заставлял все мысли из головы испариться, концентрируя ее внимание только на нем и его ласках.

Но также в нем присутствовала изрядная доля того, что подавляло и пугало девушку. Оборотни, дети – все это как-то не укладывалось в голове. Неужели она и вправду беременна? И ее дети тоже будут оборотнями? Сможет ли она их тогда любить? Или же нужно сделать аборт, как только она вернется к людям? Соня обхватила руками живот, и слезы сами потекли из глаз. Нет, она не беременна! Это неправда! Рациональная часть отрицала все это, но где-то в глубине души она понимала, что в ней зародилась новая жизнь, убить которую она просто не сможет. Это ее дети, какими бы они ни были.

Стараясь отвлечься от нерадостных мыслей, Соня отставила поднос, на котором уже не осталось и крошки, и пошла в душ. Девушка не могла сейчас ничего предпринять, поэтому покорится его приказу, вот только это будет последний раз. Она должна противостоять ему, не в ее характере так легко сдаться. Поэтому она просто обязана найти способ и сбежать от него.

 

*****

– Альфа, – Ян склонил голову в приветствии с должным уважением, как только зашел в дом.

– Ты сделал все, что я приказал?

Дрэйк нервничал. Переживания Сони передались и ему, поэтому с утра он был очень раздражительным. Мужчина не хотел оставлять ее одну, но если бы остался рядом, то они еще долго бы не вылезли из постели, а его время кончалось, призывая вернуться в стаю.

– Да. Все ее вещи доставлены в твой дом. Одежда развешана в шкафу, дамские принадлежности расставлены по полочкам, словно они всегда там находились. Квартира же выставлена на продажу, – доложил Ян, улыбаясь.

Забавляясь состоянием друга, который никогда раньше не терял контроль, Ян не мог не отметить, как меняет волка соединение, и внутренне содрогнулся: неужели и его ждет такое?

– Отлично. Как обстоят дела с ее работой? – поинтересовался Дрэйк, не замечая скрытых терзаний друга.

– Сделал. Сказал, что она выходит замуж и берет отпуск. Ей нужно подписать пару бумаг, но это пустяки, твое имя как всегда решает все.

– Хорошо. Свяжись с судьей, пусть подготовит нужные документы.

– А девушка согласна? – Ян слегка склонил голову набок, лукаво смотря на вожака.

– Она еще не знает. Но, конечно же, согласится. Мне еще… – мужчина замолчал, услышав, как открылась дверь спальни.

Соня медленно спускалась по лестнице, опустив глаза на ступени, словно считая их. Но на самом деле просто набираясь смелости поднять на него взгляд. Спустившись, она как можно уверенней подошла к нему и с вызовом посмотрела в лицо удивленному Дрэйку. Затем перевела взгляд на другого мужчину, который стоял рядом, еле сдерживая смех. Несмотря на то, что он был привлекательным, как грех, его лицо показалось ей смутно знакомым. Вдруг ее задумчивость перервал раздавшийся рядом грозный рык Дрэйка. Девушка удивлено повернулась к нему и, сузив глаза, резко спросила:

– Что?

Мужчина опешил, не ожидая от нее отпора. Эти дни она была тише мыши, полностью покоряясь ему. А сейчас голос стал резким, вместо привычного страха в глазах появился вызов. Он не знал, радоваться или же приструнить свою пару, но его волк был доволен: ему не нужна была слабая, дрожащая от страха самка. А вот сильная и уверенная в себе девушка вызывала гордость и умиление.

– Вы слишком долго рассматривали меня, Луна, – с искренним весельем произнес Ян.

Он чувствовал, что еще немного – и не выдержит, смех так и рвался наружу. Девушка была милой и забавной, а еще от нее шла чистая притягательная энергетика, которая не могла не располагать к себе.

– Луна? – переспросила удивленная Соня.

– Так зовут главную суку в стае! – резко ответил наконец пришедший в себя Дрэйк.

Мужчина специально использовал слова, близкие к их животным, чтобы она постоянно помнила, с кем имеет дело. Грубо? Да. Но чем скорее она привыкнет к такой откровенной грубости, тем меньше ее будет шокировать их мир.

– Я теперь сука? – возмущенно воскликнула девушка, отбиваясь от его сильных рук, легших ей на плечи.

– Да, Луна! – со смешком ответил ей Ян, наблюдая за этой парочкой.

– Ах ты, сукин сын!!! – от ее крика мужчина поморщился, но на этом Соня не остановилась.

Она, ведомая злостью и обидой, дала выход своим эмоциям и ударила Дрэйка кулаком в живот, а потом, ойкнув, замахала рукой от боли.

– Черт, ты что, из стали сделан?

– Да, вы правы, Луна, он и вправду сын суки. Но, к счастью, не один такой, – уже откровенно смеясь, ответил Ян.

– Малыш, тебе больно? – Ее самочувствие встало на первое место, отодвинув все: удар, гнев, смех Яна. Он не мог допустить, чтобы его паре было больно, пусть даже так незначительно.

Нежность, с которой вдруг обратился к ней Дрэйк, поразила Соню, вытеснив все остальные мысли из головы. А его пальцы, поглаживавшие ушибленную руку, ослабляя боль, зарождали желание в ее лоне. И только смеющийся голос Яна донесся вдруг до сознания:

– О Боже! – воскликнул он. – Вы сделали из волка комнатную собачку. Я покорен, Луна, и буду рад исполнить любое ваше желание.

– Тогда отвезите меня домой, – с ноткой мольбы попросила Соня, переводя взгляд на Яна и замечая в его глазах сочувствие.

– Мы и едем домой. В твой новый дом! – с нажимом произнес Дрэйк. – Вот этот идиот – мой бета, Ян. Он второй по рангу среди мужчин, но если брать его место во всей стае, то теперь он третий. Вторая ты, как моя пара.

– Луна, – Ян церемониально поклонился, – я отдам жизнь за вас!

– Соня, пожалуйста, – смутившись, ответила она и снова увидела улыбку на его лице.

– Ты не должна говорить ему «пожалуйста». Ты должна приказывать!

– Не переживай, – отмахнулся бета, – даже Дрэйк часто говорит мне «пожалуйста».

Ян откровенно издевался, потешаясь над другом и видя, как тот еще больше раздражается. Другому бы волку он уже указал на свое место, но Ян был не просто его другом – почти братом, и они часто подшучивали между собой.

– Это обычная вежливость. Или это мне тоже теперь непозволительно? – язвительно поинтересовалась Соня, переводя взгляд с Дрэйка на Яна и обратно.

– Соня! – угрожающе прорычал ее похититель и снова застыл, увидев приподнятую бровь девушки. – Все, нам пора, – взяв ее за локоть, крепко, но чтобы не осталось синяков, повел прочь из дома.

Во дворе, сверкая своим могуществом, стоял огромный черный джип. «Ну конечно, – саркастично подумала девушка, – такой важный дядя будет разъезжать только на дорогой цаце». Дрэйк, как будто прочитав ее мысли, кинул на нее сердитый взгляд. Соне так и хотелось показать ему язык, но она понимала, как по-детски это бы выглядело, а она привыкла считать себя умной женщиной.

Сейчас Соня более спокойно чувствовала себя в его присутствии. Страх отпускал после каждой едкой реплики, когда за этим не следовало ничего: ни удара, ни унижения, ни угроз. В конце концов, девушка успокоилась и поняла, что в чем-то он реагирует на проявления ее характера как обычный мужчина, выказывая свое раздражение рычанием. Дрэйк посадил ее в машину и, как ни странно, умостился возле нее, проигнорировав переднее место возле водителя. Она не знала, куда они едут, но если к нему домой, то Соня могла представить, где это. Теперь ясно, почему он жил на территории возле леса. На очень большой территории. А стая? Кто они? Много их?

Из глубокой задумчивости Соню вырвала поглаживавшая коленку рука мужчины. Она посмотрела на него и увидела в глазах понимающий блеск. Рука переместилась ей на затылок, надавливая, притягивая ее к себе в успокоительном жесте. Он минуту вглядывался в глубину ее глаз, а потом резко накрыл манящие губы своим ртом. Соня потерялась во времени и не знала, сколько длился их страстный поцелуй. Зато он вытеснил все мысли, вызывая жгучее желание и потребность сейчас же утолить его. Поцелуй Дрэйка не был нежным, он все так же подавлял, призывая принять поражение, а она вновь отдавалась ему, покоряясь мужской силе и власти.

– Эй, я даже чувствую вибрации вашего желания в воздухе! Дрэйк, ты хотя бы пожалел меня, нам еще полчаса ехать, а у меня уже в штанах стоит, – сдавленно простонал Ян, выводя их из сладострастного забытья.

Альфа оторвался от губ своей пары, наслаждаясь их припухлым видом, и прорычал в сторону Яна:

– Успокой своего дружка или останешься без него! – в грозном голосе чувствовалась сила волка. Даже мысль о том, что Соня вызывает желание у кого-то другого, раздражала его и порождала готовность разорвать возможного соперника на части.

– Да, альфа! – покорность, прозвучавшая в голосе Яна, немного успокоила зверя.

Дрэйк прижал к себе возмущенную Соню, нежно гладя по спине, смотря, как она проводит языком по измученным губкам. В девичьих глазах еще блестела пробужденная им страсть, которую каждая клеточка его сущности жаждала утолить. Скоро. После того, как представит ее стае, преподнося ей ту власть, к которой стремились многие, а Соня даже не подозревала о ней.