Закрытый город. Часть I. Палач бабочек

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

***

На этот раз у въезда на территорию «Г» Френс встретили удивлённые взгляды агентов. Они не спросили идентификационную карту и даже не просили пройти через рамку. Девушка спокойно вошла за ограждение и ещё некоторое время недоумённо оглядывалась на молча смотревших ей в след агентов.

В здании её встретили дежурные сотрудники и один из них даже сопроводил Френс к лифтам и поднялся вместе с ней на четырнадцатый этаж.

Ещё в лифте сердце девушки билось как сумасшедшее. В голове роились самые разные мысли, а от волнения ей не хватало кислорода. Она так сильно переживала, что боялась упасть в обморок.

Наконец они вошли в просторную приёмную, где их встретил любезный секретарь. Он тоже был в форме «Г», но из-за отсутствия кителя, было не понятно имел ли он звание.

Агент, сопровождавший Френс, молча развернулся и вышел.

– Капитан ожидает вас, – вежливо, но по-военному произнёс секретарь, приглашая девушку войти в кабинет.

Френс заволновалась ещё сильнее, когда услышала звание человека, ожидавшего её. От догадок становилось только хуже. Нервно сжимая в кармане айди-карту, она опустила дрожащую руку на дверную ручку.

– Они там что-то напутали. Таких заданий не должно быть, – вспомнились ей слова капитана «А».

«А вдруг он прав? И это ошибка» – надежда отогнала не добрые мысли и, собрав волю в кулак, Френс уверенно открыла дверь кабинета.

Внутри её ждало то, чего она не могла представить даже в самых смелых фантазиях. За столом сидел мужчина лет пятидесяти в форме «Г», а напротив него, спиной к двери, женщина с длинными светло-пшеничными волосами в белой форме «Д».

Френс ощутила, как ноги стали подкашиваться. Поэтому, когда капитан Кайрос предложил ей сесть рядом с капитаном «Д», она поспешила воспользоваться этим предложением.

– Француазет де Франсье, верно? – обратился к ней мужчина с доброжелательной улыбкой.

Френс покосилась на женщину справа от себя. Бриджитта хранила молчание и не проявляла ровным счётом никакого интереса.

– Да, – подтвердила дрожащим голосом девушка.

– Вы указали в анкете, что ваш отец Пьер де Корте, – продолжил Кайрос. – Позвольте уточнить, ваш отец адвокат, проживающий в Каффуре и специализирующийся на уголовных делах?

– Да, мой папа живёт здесь, и он адвокат. Правда я не знаю, на каких делах он специализируется, – робко закончила она, стыдливо опуская глаза. – Он никогда не говорит со мной о работе.

– Ну, разумеется, – улыбнулся Кайрос. – Тогда перейдём к делу. Во-первых, я должен…

– Оставьте дальнейшее мне, капитан Кайрос, – перебила его Бриджитта и впервые подняла голову, чтобы взглянуть на молодую девушку.

Необъяснимый холодок пробежал по спине Френс, когда она увидела маску на лице женщины.

– Разумеется, – тут же согласился Кайрос.

– Вы позволите воспользоваться вашим кабинетом? – спросила Бриджитта.

Кайрос понял намёк и одобрительно кивнул, после чего покинул кабинет.

Френс проводила его жалобным взглядом. Что-то в капитане «Д» настораживало и не давало расслабиться.

Девушка отчаянно шарила глазами по кабинету, в надежде найти хоть какое-то объяснения того, почему капитан «Д» лично говорит с ней, к тому же наедине.

А между тем молчание начало затягиваться и от этого напряжение только возрастало. На лбу и руках Френс выступил пот, а из-за усердно работавшего кондиционера её пробила мелкая дрожь, с которой сложно было совладать.

– Итак, – наконец нарушила тишину капитан, поднимаясь на ноги и подходя к письменному столу, остановилась напротив младшей сестры, – ты приехала из Лазурного округа? – её голос, будто стальной клинок рассёк воздух. – Довольно тихое местечко. Понимаю, почему твоя мать выбрала именно его.

Бриджитта ненадолго замолчала, вглядываясь в лицо младшей сестры. Потом протянула ей планшет, который держала в руках и спросила:

– Твой тест?

Френс только мельком взглянула на экран и утвердительно кивнула.

– Очень жаль, – голос капитана смягчился. Она со вздохом отложила устройство. – Невыносимо жаль будет потерять такого интересного человека.

– Что? – переспросила девушка, сбитая с толку. – Я же завалила тест.

На губах капитана мелькнуло нечто напоминающее улыбку.

– Так и есть. И за это я должна принести извинения, как от своего лица, так и от лица отдела «Г».

Девушка позабыла о волнении и страхе перед капитаном и уставилась на неё в недоумении.

– Но перед тем, как я проясню ситуацию, у меня есть ещё один вопрос. Почему ты решила поступать в «Г»? Ты разве не слышала об этих страшных историях про отделы? Скажу честно довольно многие из них – правда. И, тем не менее, ты приехала из спокойного города сюда.

Француазет некоторое время продолжала смотреть на капитана. Затем, отведя взгляд в сторону, ответила:

– Лазурный город самый безопасный в сравнении с остальными открытыми городами и… – Френс замолчала, а потом, мельком взглянув на капитана, продолжила. – Мне тесно там. Я хотела вырваться из чрезмерной опеки матери.

– И, по-твоему, отделы – это выход? – откровенно разочаровалась Бриджитта.

– Нет! – поспешила возразить девушка. – Просто… Я не знаю, как ещё я могу заниматься тем, чем хочу. Я изучила всё, что смогла найти в Лазурном городе. Перечитала все книги по программированию и компьютерной технике. Пару месяцев даже подрабатывала в салоне техподдержки. Но больше ничего найти не смогла. Во всём мире больше не используют бумажные носители, а у нас важный источник информации – это библиотека. Я ехала сюда, в надежде испытать свои силы. Проверить, что я могу, на что способна. А оказалось, что, – голос Френс сорвался и нижняя губа предательски задрожала. – Почему вы вызвали меня? Я провалила тест! Три правильных ответа из двадцати четырёх! Это ниже двадцати пяти процентов…

– Успокойся, – неожиданно тепло проговорила Бриджитта, оттолкнувшись от стола, и нежно поглаживая девушку по плечу. – Ты получила этот бал только потому, что по ошибке решала тест для выпускного экзамена.

– Что? – не могла поверить в услышанное Френс и, шмыгнув носом, с надеждой спросила. – Выходит я не завалила экзамен?

– Нет, – даже под маской, улыбка капитана выглядела тёплой и заботливой, словно материнской. – Ты продолжишь обучение в «Г».

– Спасибо! – Френс вскочила на ноги и едва не бросилась обнимать капитана.

Железная рука Бриджитта остановила этот порыв и усадила девушку обратно.

Мельком Френс заметила глубокий шрам на левой руке, на миг, показавшийся из-под манжета капитанского кителя.

– Ты не должна меня благодарить, – холодно произнесла Бриджитта, вернувшись к столу. – Это из-за меня произошла ошибка и по той же причине, ты теряешь возможность попасть в отдел «Д».

Френс замерла, будто громом поражённая.

– Подождите, – жалобно пробормотала она, – но… Вы же сказали?

– Однако, с твоими способностями можешь рассчитывать на «А».

– Я не хочу в «А»! – необдуманно выкрикнула девушка. – Там отстойные программисты!!!

И тут же замолчала, прикрыв рукой рот. Ей сразу же вспомнился разговор с капитаном «А».

На удивление, вопреки предположениям, Бриджитта не сдержала смех, и чтобы скрыть это, тоже прикрыла рот ладонью.

– Даже не знаю, как к этому относиться, – очень тихо пробормотала она.

– Простите! Я…

– Довольно! – чуть повысив голос, приказала капитан. – Мне пора бы и представиться, несмотря на то, что это принесёт тебе боль.

Френс в недоумении уставилась на неё.

– Моё имя – Бриджитта Антуанет де Корте, я капитан отдела «Д». И в силу нашего с тобой родства не могу скомпрометировать себя и тебя. Даже если ты закончишь обучение на достаточном уровне для того, чтобы выбирать отдел самостоятельно, «Д» отпадает автоматически.

Юная де Франсье сидела с широко раскрытыми глазами, не понимая, где она и что происходит. Только могла смотреть на старшую сестру, не веря в то, что такое действительно возможно.

– Капитан, – в кабинет ворвался Кайрос.

– Опустим это, Кайрос, – приказал Девар, входя следом за ним. – Вы тоже здесь, Бриджитта.

За главнокомандующим в кабинет вошёл Пьер, бледный как полотно. Увидев капитана «Д» и беспомощное перепуганное лицо Френс, он тут же бросился к последней.

– Френси, как ты? – воскликнул он. – Бриджитта, – перекинулся он на старшую дочь, – что ты ей наговорила?

– Ты её знаешь? – осипшим голосом прошептала Френс.

– Довольно уже тайн, – холодно ответила капитан «Д», её голос вновь стал жёстким и острым, как стальной клинок. – Я обрисовала возможности абитуриента. Этого бы не случилось, будь у тебя смелость перестать жалеть себя и, наконец, взять ситуацию в свои руки. Если бы она знала, куда и на что идёт, такого бы не случилось.

– Бриджитта, – нахмурился Девар и тоже подошёл к отцу с дочерями, – ты прекрасно знаешь…

– Я знаю! – резко и без страха перед старшим по званию перебила его капитан. – Если Француазет ещё хочет поступать в «Г» ни вы, – она глянула на Девара, – ни ты, – надменно переведя взгляд на отца, – не помешаете ей. Я не позволю похоронить её талант в лучах радиации!

– Лазурный округ, – попытался возразить Пьер, но слова застряли в горле, стоило только взглянуть в глаза старшей дочери.

– Я отлично осведомлена об истинном положении в Лазурном городе, отец. Француазет, теперь под моей опекой. Если хоть один из вас посмеет вставлять ей палки в колёса, можете не сомневаться, последствия очень быстро настигнуть любого.

Ещё мгновение она сверлила взглядом Девара и отца, после чего чеканно поклонилась главнокомандующему и собиралась уйти. Но прежде, остановилась рядом с отцом:

– Лильгель ни слова, – приказала она. – Я сама с ней поговорю. А вы, Кайрос, – повысила голос капитан, – займитесь подготовкой документов для нового абитуриента. Главнокомандующий не возражает.

Когда за капитаном «Д» закрылась дверь, в кабинете повисла звенящая тишина.

 

– Френси, – осторожно позвал дочь Пьер, протягивая к ней руку.

Но девушка вскочила на ноги и отпрянула от него.

– Это правда? – прошипела она. Слёзы ещё не высохли на щеках, но взгляд был острым и беспощадным.

– Френси, послушай…

– Это правда? Она моя сестра?!

– Мы с мамой хотели уберечь тебя…

Девушка не стала слушать дальше и, сорвавшись с места, бросилась прочь.

– Приказать остановить её? – спокойно спросил Кайрос.

– Я сам, – сухо ответил Пьер и поспешил за дочерью.

3
Близнецы

– Вот чёрт, – простонала Лильгель, опуская спинку своего сидения назад. – Ещё час. Ещё целый чёртов час!

Она сидела в своей машине вместе с двумя подчинёнными, глядя на багровый закат на горизонте. Справа, на месте пассажиров, расположился её помощник, младший лейтенант Никита Крюк. А позади, развалился младший лейтенант Родриго Сандрес по прозвищу «Зверь», которое заслужил из-за внушительных размеров и вспыльчивого характера.

– Старший лейтенант, если хотите, можете немного вздремнуть, – с улыбкой предложил Крюк.

– Не дождёшься, – пробурчала Лильгель, кладя руку на глаза, а затем широко зевнув.

– Вы точно уснёте, если будете так лежать, – с усмешкой заметил Родриго.

– Заглохни, – по слогам проговорила женщина.

– Согласен с вами, лейтенант, – сказал Крюк, – эти патрули действительно утомляют. Но зная, какая вы соня…

– Ещё одно слово и будете патрулировать помойки в 57-ой районе, – монотонно ответила Лильгель, изо всех сил борясь с зевотой.

– А это правда, что «А» приказано закрыть дело «Алого Мака»? – внезапно спросил Крюк, так что даже Лильгель проснулась.

– Ага! Я тоже слышал! – поддержал его Родриго.

Лильгель с ответом не торопилась. В отделе ещё не знали, что и их дела были заморожены на неопределённый срок и понимала, что Бриджитта намеренно не афиширует приказ Девара.

– Вроде как, – уклончиво ответила она, убрав руку с глаз и широко зевнув. – Представляю, как Стенни взбесился, – её губы скривила надменная усмешка. – Жаль я этого не видела. Сделала бы фото на память.

– Поверить не могу, что «Алый Мак» всё-таки ускользнул от нас, – серьёзно проговорил Крюк, принимая усмешку в адрес капитана «А», как нечто обыденное.

– Не от нас, а от «А» непосредственно, – уточнила Лильгель. – Уж «Лавине» такая удача не грозит. Кэп их из-под земли достанет.

– Это точно! Только кэпу такое и по силам, – тут же согласился Родриго.

Лильгель помрачнела и отвернулась к окну.

– И всё же это будет не просто, – подлил дёгтя Крюк. – «Лавина» действует куда незаметнее «Мака».

Молодая женщина одарила его уничтожающим взглядом, но акцентировать внимание на сказанном не стала.

– Лейтенант, согласитесь, нам тоже похвастаться не чем, – мягко продолжил Крюк. – Мы в деле «Лавины» не далеко продвинулись.

– Это ещё что за речи, подозрительно напоминающие защиту нюньсиков из «А»? – Лильгель так возмутили слова помощника, что она даже подскочила. – Ещё раз услышу лояльность к этим червям, оставлю на второе дежурство.

– У вас нет на это оснований, – ничуть не смутился Крюк.

– Реально, Крюк, – поддержал начальницу Родриго, – ты же знаешь отношения с параллельным отделом. Они только утром затеяли драку с нашими на восточном побережье. Жаль, меня там не было, я бы им показал, где раки зимовку проводят.

– Ага, – подавив зевок, усмехнулась Лильгель. – А потом туда же тебе экскурсию организовала бы кэп. Лично.

– Вот чёрт, – побледнел Родриго. – Постоянно об этом забываю.

– Потому ты и завсегдатай в изоляторе, – подметил Крюк. – Жизнь тебя ни чему не учет.

– А ну повтори! – угрожающе проревел Родриго. – Но сам вначале подумай, что именно повторить.

– Я нисколько не сомневаюсь в твоём слухе. И уверен, ты всё расслышал верно.

– А ну-ка пойдём, выйдем! – подскакивая на своём месте, прорычал зверь.

– Я вам сейчас выйду, – подавляя очередной зевок, произнесла Лильгель. – Родри, верни сердцебиение в норму и включи мозги. Потом вспомни с кем говоришь и проанализируй данную информацию. Крюк – это тебе не капитан из сказки. Крюк – это Никита Крюк, помощник начальника первого ударного взвода. Я ему это звание не за красивую мордашку дала… – Лильгель замолчала, посмотрела на своего помощника внимательным долгим взглядом и добавила. – Ну и за мордашку тоже.

– Ну, спасибо, старший лейтенант, – усмехнулся Крюк.

– Но всё же, Родри, я тебя понимаю, – продолжила лейтенант. – Всепоглощающая лояльность этого чубрика меня тоже подбешивает. Если он вбил себе в голову снисходительную жалость ко всему живому, никому не под силу это из него выбить. Кстати, Крюк, ты вегетарианец?

Брови помощника удивлённо поползли вверх.

– Ну, я уж постараюсь! – стоял на своём Родриго.

– Родри, – нежно проговорила Лильгель, поворачиваясь к подчинённому и максимально приближаясь к нему, так что мужчина ощутил её дыхание на своём лице. – Ещё раз ослушаешься моего приказа, и жалование будешь тратить исключительно на памперсы. Усвоил?

– Д-да, – вымолвил подчинённый, напуганный не сколько внезапным проявлением нежности, сколько леденящей душу безжалостной жаждой крови в глазах старшего лейтенанта.

– Вот и лапуличка, – похлопав его по щеке, всё с такой же ласковой интонацией, похвалила Лильгель и снова села.

В этот момент рация в машине издала сигнал и электронный голос проговорил:

– Старшего лейтенанта де Корте вызывает капитан. Повторяю, старший лейтенант первого взвода к капитану.

– Щикарно! – от дремоты Лильгель не осталось и следа. Уже в следующее мгновение, она давила на педаль газа до упора, мчась по дорогам с бешеной скоростью, игнорируя правила.

***

Франс потребовалось много часов, прежде чем она смогла наконец выслушать отца. Девушка сидела на диване поджав ноги под себя и крепко прижав к груди большого плюшевого мишку, которого шесть лет назад забыла здесь, когда единственный раз гостила у отца. Глаза её не отражали абсолютно ничего. Она словно и не была в этом мире. В груди по-прежнему бурлила злость и обида, с которыми невозможно было справиться.

Пьер нервно сглотнул и отёр пот со лба. Говорить о прошлом с младшей дочерью, было намного тяжелее, чем могло показаться.

– Что Бриджитта рассказала тебе? – прежде чем начать, спросил он Френс.

Девушка перевела на него хмурый взгляд, посмотрела несколько мгновений и снова отвернулась.

– Она назвала своё полное имя, – всё же ответила дочь, – и то, что из-за нашего родства я не смогу претендовать на поступление в «Д».

Отец тяжело вздохнул. Но всё же от девушки не ускользнуло то, что такой ответ его успокоил.

– Что за дебильные правила?! – всё-таки вспылила Френс. – Я ведь не прошу её помогать! Почему она мешает?! Что я ей сделала?!

– Дело в том, – тихо и очень осторожно произнёс Пьер, – Бриджитта не единственная твоя сестра.

– ЧТО?! – дочь от возмущения даже вскочила на ноги. – У тебя есть ещё дети на стороне?! У меня поэтому мамина фамилия?

От возмущения Пьер тоже встал.

– Что ты там себе на придумывала? – воскликнул он. – Бриджитта твоя родная сестра, как и остальные!

Такого ответа девушка никак не ожидала услышать. Выходит, не только отец лгал ей, но и мать. Чувствуя себя преданной и оскорблённой, Француазет в ярости уставилась на отца.

– Я сейчас не поняла, – сквозь зубы проговорила она. – То есть она не сводная, а моя родная сестра?

– О, Господи! Ну конечно! В моей жизни всегда была только одна женщина – твоя мама!

– Тогда я вообще ничего не понимаю! – девушка плюхнулась обратно на диван, будто подкошенная. Ноги не хотели её держать.

– Я расскажу всё, – поспешил к дочери Пьер и, сев рядом, заботливо обнял за плечи. Она не отпрянула, возможно, потому что была слишком шокирована услышанным. – Но прежде я должен рассказать ещё кое-что очень важное.

Мужчина с беспокойством посмотрел на младшую дочь и чуть крепче прижал её к себе. Затем глубоко вздохнул и продолжил:

– У Бриджитты есть сестра близнец, её зовут Лильгель.

– Так, – Френс относительно хорошо приняла эту информацию, хотя было очевидно, что ей приходилось сдерживать свои эмоции. – Сейчас ты скажешь, что она тоже работает в «Д»? – слабо веря в то, что её слова окажутся правдой, гневно усмехнулась она.

– Да, – через короткую паузу ответил отец, – Лильгель старший лейтенант. Они с Мишелем были зачислены в «Д» с малых лет.

Френс хотела сбросить с себя руку отца, но услышав очередное незнакомое имя остановилась.

– С Мишелем? – по слогам проговорила она.

– Да…

– Что ещё за Мишель?! – вновь вскричала Френс, всё-таки сбрасывая руку отца со своего плеча.

– Ваш старший брат.

– Отлично! – вскакивая на ноги и принимаясь ходить по комнате, ругалась Френс. – Просто отлично! У меня есть брат и две сестры! И когда вы планировали мне об этом рассказать? На смертном одре?!

– Френси…

– И что это получается? Им выходит можно вместе служить в «Д», а вот четвёртый уже перебор?! Или вы с дядей Рико там успели подсуетиться?!

– Френс, послушай…

– Вы лгали мне! А я тебе верила! Только тебе! Ты говорил, что когда я закончу институт, то ты заберёшь меня к себе. Говорил, что сможешь помочь поступить в «Г». Но ты ничего такого не планировал! Ты с самого начала не планировал помогать мне.

– Француазет! – всё-таки не сдержался мужчина и повысил голос. Его кулаки сжались с такой силой, что ногти вонзились в кожу. – Замолчи немедленно! Я вообще не хотел, чтобы мои дети попали в этот проклятый отдел!!! Я хотел, чтобы вы были как можно дальше от всего этого!!! Но из-за моей глупости, – он осёкся. Обессиленно опустив голову на руки, отец тихо закончил. – Я не смог спасти свою семью. Поэтому Марго хотела спасти хотя бы тебя.

Его голос дрогнул, и Пьер, поднявшись на ноги, отошёл к окну, пытаясь скрыть от дочери, проступившие на глазах слёзы.

Девушка была слишком расстроена, чтобы заметить переживания отца. Она раздражённо скрестила руки на груди и вновь села на диван.

– Спасти меня? – безжалостно, с презрением бросила она. – Заперев меня в Лазурной дыре? Так вы хотели спасти меня? И от чего? От возможностей?! Вы никогда не слушали меня! Мама изо дня в день твердила об мед. вузе! К этому я привыкла, ей всегда было плевать на мои предпочтения и увлечения.

– Не говори так о матери! – строго произнёс Пьер, поворачиваясь к дочери, но она и слушать не желала.

– Мама постаралась отвадить от меня всех друзей своей опекой! И ты был моим единственным другом!

– Френси, – взмолился отец.

– Но я ошибалась! Ты такой же! Тебе плевать на меня и мои чувства!

– Мне не плевать!!! – не сдержался мужчина, переходя на крик. – И, если для того, чтобы уберечь тебя от жестокого мира, мне придётся солгать, я сделаю это не задумываясь. Ты видела, что этот мир сделал с Бриджиттой! Поверь с Мишелем и Лильгель произошло тоже самое. Просто шрамы видно только у неё!

Френс испуганно посмотрела на отца. Таким злым она не видела его ни разу в жизни.

– Никогда не забуду ту ночь, – проговорил он значительно тише, погружаясь в ужасные воспоминания. – Мне позвонил Рико, сказал совместная операция «А» и «Д» провалилась, что Бриджитта в госпитале. Я ехал туда и думал только об одном – моя дочь, возможно, умирает там, а я опять бессилен.

Девушка сидела очень тихо, не до конца понимая, что её отец впервые в жизни откровенен с ней. Вот только какие эмоции она должна была испытывать в этот момент? Ведь кроме чувства несправедливости и обиды, в её душе ничего не было.

– Что там случилось? – спросила Френс больше из любопытства, чем из сочувствия к отцу.

– В детали меня не посвящали. Знаю только, что на заводе, где проходила операция, произошёл взрыв. Из «Д» погибло больше половины сотрудников. А те, кто выжили, остались калеками. Когда я приехал в госпиталь, первой увидел Лильгель. Она всё ещё была в форме. В той проклятой белой форме «Д». Сперва я подумал, что это какой-то камуфляж. Но на самом деле её форма была пропитана кровью сестры и грязью. Бриджитта прикрыла её и сама едва не погибла.

Пьеру понадобилось несколько минут, чтобы взять себя в руки и успокоиться.

– Это произошло шесть лет назад. Но я до сих пор помню всё, будто это было вчера. И теперь каждый раз, когда мне звонит лучший друг, я с ужасом отвечаю. Боюсь услышать, что кого-то из моих детей убили.

Набрав полную грудь воздуха, отец с шумом выдохнул и повернулся к дочери.

– Не рассказывай об этом матери, – умоляюще прошептал он. – Марго не знает, что случилось с Бриджиттой. Я не смог ей рассказать.

– А может, хватит уже лжи! – не выдержала Френс. – Вы с мамой заврались в конец! Вам самим не надоело?! Вы должны были знать, на что обрекаете детей, зачисляя их в спецслужбы, тем более с малых лет. Это очевидно, потому что их подготовка выше, а значит уровень миссий опасней.

 

– Ты права, – не спорил с ней Пьер, – я должен был подумать и об этом. То же самое, восемнадцать лет назад мне сказала и Марго. Но я хотел только уберечь своих детей, а вместо этого обрёк на жизнь среди убийства и насилия.

– Уберечь? – опешила Френс. – Я не понимаю, как одно с другим связанно?

Мужчина внимательно с нежностью посмотрел на дочь и ласково провёл рукой по её щеке. Девушку настолько поразил взгляд отца, наполненный сожалением и болью, что она даже не отстранилась.

– Во всём, что случилось, виноват только я, – ответил он. Затем сел на диван рядом с дочерью и, ссутулившись, уставился в пол. – Когда это случилось, я работал в бюро, на довольно крупного адвоката. Занимался мелкими делами и хватался за любую работу. Нужно было платить за дом, машину, детский сад и школу. К счастью или нет, преступников всегда было в достатке. Поэтому, когда мне предложили крупное дело, я немедленно согласился. Думал, удача улыбнулась. Каким же я был идиотом!

Френс наблюдала за отцом, не представляя, к чему ведёт его рассказ, но слушая затаив дыхание.

– Моим нанимателем, – продолжил мужчина, – был холодный расчётливый человек по прозвищу Серпот. Он руководил в те времена крупной аппозиционной группировкой. И ему нужно было, чтобы я вытащил из тюрьмы одного его подручного. Но Серпот знал, что уладить дело законно не выйдет, потому шантажом пытался заставить меня содействовать побегу. Чтобы ты понимала, тот человек взорвал торговый центр и его обвиняли в смерти двух десятков человек и ещё с сотню раненых. На что я вообще рассчитывал? – тихо сам себя спросил он. – Идиот. Я был слишком самоуверен. За то и поплатился.

– Ты согласился помочь в побеге подрывника? – ужаснулась дочь и отпрянула.

– Я соглашался защищать его в суде и сказал об этом Серпоту. Тогда он решил надавить на меня и похитил Мишеля.

Френс выпрямилась и с ужасом уставилась на отца.

– Я не знал, что мне делать. Серпот недвусмысленно объяснил, что за помощью обращаться некуда, он всё равно узнает и тогда Мишеля ничто не спасёт. У меня просто не было выхода. Тогда-то я и познакомился с Энрико, который на тот момент руководил «А». Он уберёг меня от фатальной ошибки и предложил оформить всех троих, включая Мишеля в «Г». Поверь, в тот момент я не задумывались, что будет дальше, на что обрекаю своих детей. Я не думал, что, оказавшись на одном потоке, им придётся всю свою жизнь сражаться за место под солнцем.

– Что ты имеешь в виду? – не поняла его Френс.

– Любые родственные связи в отделах под запретом. Мы должны были учесть это, но даже не подумали об этом. Да и времени не было. А потом, когда всё закончилось и мы вернули Мишеля домой, через пару недель всех троих забрали в «Г». Даже близнецов, которым было всего по шесть. И им пришлось быстро повзрослеть. И виной всему был я.

– Я так не думаю, – твёрдо и бескомпромиссно произнесла Француазет, сурово взирая на отца. – Тебя шантажом пытались заставить совершить преступление. Этот Серпот использовал похищение твоего сына, как рычаг воздействия, что говорит не в его пользу. А если бы ты повёлся, он убил бы Мишеля и тебя, для верности.

– Это не оправдание, – пробормотал Пьер.

– Оправдание – это тот бред, что ты нёс до этого, – сухо огрызнулась дочь и поднялась на ноги. – Бриджитта правильно сказала – завязывай жалеть себя! Я, конечно, плохо знаю свою сестру, всё-таки познакомилась с ней только сегодня, но она явно не показалась мне человеком сожалеющем о своей «несчастной» судьбе. На мгновение мне даже показалось, что она кайфует от себя и своей работы. А то, как она заткнула тебя и дядю Рико… Кстати! – перебила саму себя девушка. – Ты не говорил, что дядя Рико занимает такое высокое положение.

– Разве это сейчас имеет …

– Прости, пап, – бесцеремонно перебила его Френс. – Я не знала, какое значение для тебя имеет моё желание поступить в «Г», а затем в «Д». И почему вы с мамой так отчаянно пытались вставлять мне палки в колёса. Но расскажи вы всё сразу, – она нахмурилась и немного подумав, продолжила, – я бы поехала пытать счастье в Вульдюсуд, например. К тому же это ближе.

– Кстати об этом, – нахмурился отец, – Марго сказала, что не давала тебе разрешение на поездку. Как ты смогла купить билет?

– В Лазурном городе стоит старая охранная система, – раздражённо пожала плечами девушка. – Но там можно купить билет с пересадкой и для этого не требуется подтверждение ДНК. А перепрошить айди и вовсе не проблема.

– Ты украла мамин айди?! – в ужасе воскликнул Пьер, вскакивая на ноги.

– Конечно, нет! – оскорблённо ответила Френс. – Я знаю, что без него ей даже в магазин не зайти! Я просто взломала терминал.

Девушка, довольная собой, с вызовом уставилась на отца, ожидая, что он начнёт её ругать. Но к удивлению, Пьер сперва ошарашенно уставился на дочь, а потом взорвался смехом.

– Взломала терминал! – с трудом проговорил он. – Ну, надо же! Моя дочь преступница!

– Ты что поощряешь…

– Что за глупости! – тут же смех оборвался и отец сурово посмотрел на дочь из-под нахмуренных бровей. – В «Г» за такое по головке не погладят!

– Что, прости? – не поняла Френс, растерянно оглядываясь кругом и пытаясь гнать бредовые мысли о подмене отца. – Ты не собираешься отговаривать меня?

– А у меня есть выбор? – печально улыбнулся мужчина. – Ты уже в Каффуре, твоё заявление одобрили два капитана и, судя по всему, вступительный тест ты сдала на отлично.

– Двадцать четыре, – пробурчала Френс.

– Что? – не понял её отец.

– Тест я сдала на двадцать четыре балла.

– Но Бриджитта? – опешил Пьер. – И капитан Кайрос?..

– Бриджитта сказала, что произошла какая-то ошибка и мне дали выпускной тест вместо вступительного.

Некоторое время Пьер в недоумении всматривался в хмурое лицо дочери, но потом вскочил на ноги и бросился к телефону-браслету, который снял перед разговором с дочерью.

– Ты чего? – опешила девушка, наблюдая за тем, как отец безуспешно пытается надеть браслет.

– Чёртов Кайрос! Он сделал это нарочно!

***

Машина капитана «Д» мягко, практически бесшумно въехала на территорию исследовательского института №4. Всего под управлением «Ц.У.О.» было пять исследовательских институтов, четыре из которых принадлежали отделам, в частности №5 относился к «Д». А четвёртый представлял собой крупнейшую в Каффуре биохимическую лабораторию, включавшую в себя так же и морг.

Капитан «Д» была довольно частым гостем, ведь именно здесь она могла, пусть ненадолго, но расслабиться и поговорить с единственным другом.

Кабинет ведущего судмедэксперта располагался на седьмом этаже, но Бриджитта знала, что не найдёт Сандру там. Её подруга была довольно эксцентричной личностью, отдающей себя любимому делу целиком. В редкие часы, когда не было работы, она занималась расширением своих познаний или бесцеремонно вклинивалась в работу других, менее успешных (чаще всего по её же вине) коллег, чем заслужила уважение капитана «Д» и довольно стремительный взлёт по карьерной лестнице.

Зная привычки подруги, Бриджитта уверенно направилась к лифтам, ведущим на нижние уровни здания.

Внизу было холодно и темно. То ли из-за халатности обслуживающего персонала, то ли из-за специфики места, здесь постоянно барахлило освещение. Каждый раз, когда Бриджитта приезжала, лампы в коридоре мистически мигали, а шаги гулким эхом отражались от пола и стен, выложенных кафелем.

Капитан остановилась у двери в ординаторскую, где обычно её подруга проводила свои вечера, а порой и ночи, но входить не торопилась, внимательно вслушиваясь в тишину.

Из глубины коридора донёсся звонкий металлический стук, после чего едва слышный мелодичный голосок нежно промурлыкал весёлую мелодию.

По спине бесстрашного капитана пробежал холодок. И всё же Бриджитта знала, кому принадлежит этот голос и чем конкретно в данный момент занята его обладательница. Не приглушая шаги, капитан пошла на звук, вглубь мрачного коридора.

Дверь в одну из секций морга была приоткрыта и в щели мелькала проворная тень, суетившаяся у стола.

– Чудненько-чудненько, – мурлыкал нежный голосок. – Странненько-странненько.

Звякнул инструмент, брошенный экспертом в металлическую раковину.

– Мммм, – протянула она, – как грубо! Отличная же работа была! Такой шедевр испоганил! Руки бы оборвала!

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?

Inne książki tego autora