Ком. Путь домой

Tekst
Z serii: Ком #3
69
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ком. Путь домой
Ком. Путь домой
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 40,94  32,75 
Ком. Путь домой
Audio
Ком. Путь домой
Audiobook
Czyta Максим Суслов
22,57 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Тот вздрогнул. Подобное обвинение… Нет, в Коме святых нет. Да и с просто порядочными тоже большие проблемы. Так что обмануть, надурить или обжулить тебя готовы в любой лавке. Но обвинение в нечестной торговле – совершенно другое дело. Подобное обвинение означало, что человек потерял берега. Чаще всего его выдвигали против торговцев, которые не просто продавали некачественный товар, но выдавали его за нормальный. А то и за самый лучший. Причем этот товар должен был быть настолько некачественным, что мог убить его владельца. А то и не только его. Взрывающиеся в руках стволы, клинки с выжженными напрочь каналами для хасса, ветхая, рассыпающаяся в руках защита и так далее.

Нет, если все это продается на вес, как обноски, никто никаких претензий не имеет, но вот если оно выставлялось как нормальное оружие и комбезы… Такого бродники не прощали. Так что если торговца признавали виновным в нечестной торговле, то наказание «бросить голым в Коме в ски пути от ближайшего поселения» было наиболее частым. Но и обвинитель, выдвинувший подобное обвинение, тоже сильно рисковал. Ибо если он не мог доказать свое обвинение…

– Н-нет, – хрипло выдавил Влис.

– То есть ты признаешь, что прейскурант, который выставил торговец Бенгельм, вполне корректен и может использоваться для расчетов? – усмехнулся Андрей.

Влис окинул стоявших вокруг бродников тоскливым взглядом и, опустив голову, выдавил:

– Да.

– Еще какие-то претензии есть?

– Нет…

– У вас? – Андрей перевел взгляд на остальных.

– Нет… – глухо отозвался один.

А вот второй удивил.

– Претензий у меня нет, лидер, но я тут подумал: ты прав. То, что мы делаем – это действительно крысятничество. Так что вот, лови… – Линк лидера команды «Кузьмич» тихо звякнул, сообщая, что на его счет вернулась недавно перечисленная этому броднику сумма.

– Хм… – отреагировал Андрей. – Может, останешься?

Тот вздохнул.

– Нет. Сам ошибся – сам и отвечать буду. Похожу пока в другой команде, а там уж как сложится…

Так что до профессора руки у землянина дошли только вечером. После того как он привел в порядок снарягу и окончательно разобрался с оружием. И вот сейчас Бандоделли сидел перед ним в отдельном кабинете бара «Аккорнатовый массив»…

– Ну, забыли так забыли, – хмыкнул лидер команды «Кузьмич». – Так зачем вы хотели меня видеть?

– Во-первых, я хотел просто познакомиться. Как я уже говорил, слава о вас и вашей команде гремит по всему сектору. Да и соседние сектора тоже уже начали вами интересоваться. Так что подобное знакомство – большая честь для меня…

Андрей нахмурился. Что вполне соответствовало столь долго и тщательно пестуемому им образу. Как минимум направленному вовне команды. Недалекий, но жадноватый и о-о-очень удачливый парень-хват, выжимающий из окружающих каждую копейку…

– Да мне-то что с того, проф! У меня от вашей чести ни кредита не прибавится. Так что если это все – то я, пожалуй, пошел…

– Нет-нет, что вы! – Бандоделли вскинул руки в останавливающем жесте. Причем это вроде как мягкое и спокойное движение было сделано таким образом, что опытному взгляду было прекрасно понятно, насколько опасным противником может быть этот вроде бы типичный высоколобый. – Если бы у меня не было предложений, способных принести столь знаменитому броднику и лидеру команды достаточно кредитов, я бы никогда не рискнул вас побеспокоить, уважаемый Кузмитч… – Его прозвище профессор произнес почти правильно. И это означало, что он действительно неплохо подготовился к встрече. Так что Андрею нужно было держать ухо востро. Впрочем, он и так собирался это делать…

– И первое мое предложение связано как раз с вашей необычайной известностью. Необычайной именно для Кома, конечно… Так вот, мои друзья из-з… э-э-э… соседнего сектора, продвигают в Коме проект нового информационно-развлекательного портала. И им нужны узнаваемые лица. Причем не только, да и не столько актеры, певицы и танцовщицы… на них, как вы понимаете, здесь, в Коме, не паразитирует только ленивый, – профессор негромко рассмеялся, – а местные узнаваемые лица другого плана – в первую очередь бродники, но также торговцы, мастера, ученые. Кстати, я с ними именно так и познакомился. Когда они вышли на меня и предложили сделать материал о моей клинике, – профессор обезоруживающе улыбнулся. – У меня есть клиника в Эсслельбурге, в которой мы работаем с повреждениями хасса до четвертого уровня включительно. Так что если у вас появится необходимость…

– Спасибо, но сразу – нет, – мотнул головой Андрей. – То есть за предложение помощи, конечно, благодарен. Учту. Но вот главное ваше предложение совсем не для меня. Не хочу светить своей рожей. Нигде. Если вы собирали обо мне сведения, то наверняка слышали, что я одно время даже ходил в маске. Хоть это и не принято, но из уважения к вам – поясню. У меня остались неоплаченные долги в Сабжамш… кхм… короче – дома. И я не хотел бы, чтобы те, кому я задолжал, послали людей стребовать с меня эти долги.

– Кузмитч, – с мягкой улыбкой заговорил Бандоделли, – я понимаю, ваш взлет слишком быстр, поэтому вы, вероятно, за столь короткое время не успели до конца разобраться в реальностях Кома. Но можете поверить человеку, который прожил здесь уже не один урм: то, что было за пределами Кома – там и останется…

Андрей хмыкнул.

– Да говорили мне это, проф, и не раз. Но, извините, я все-таки думаю что не все так однозначно. Особенно с такими долгами. Так что я лучше поберегусь…

– Ну, хорошо – ваше право, – вновь вскинул ладони профессор. – Тогда у меня есть еще два предложения, которые, как мне кажется, вас заинтересуют. Итак, первое – я слышал, вы планируете переформировать команду под особенности девятого горизонта. Я готов помочь вам с этим. У меня есть опыт, преподаватели, способные сильно продвинуть ваших подчиненных как во владении хасса, так и в умении пользоваться любым видом оружия. То есть совершенно любым – от клинка до ствола любого калибра. И даже некоторые наработки по поддерживающим формам хасса, способным изрядно сократить время обучения.

– Хм, – Андрей настороженно хмыкнул. – Это интересное предложение. Но понимаете, в чем дело, у нас пока нет кредитов, чтобы…

– И это говорит человек, который завалил «косаря»? – усмехнулся Бандоделли. – У вас есть кредиты. Правда, пока еще не на счету или в кармане, а в трофеях. Но я готов подождать немного. Ну, до того момента, пока вы не продадите трофеи.

– Немного – это сколько?

– Сколько нужно. Не думаю, что вы задержитесь с оплатой более чем на пару-тройку саусов. А столько я вполне способен выдержать.

– Но для этого потребуется арендовать здесь тренировочный покой.

– И с учетом аренды, – с улыбкой кивнул профессор.

– А как быстро начнутся занятия?

– Я могу приступить уже через пару-тройку ски. Часть персонала прибыла вместе со мной, а профессор Ташель прибудет не позже, чем через саус после того, как получит мое сообщение.

Когда Бандоделли произносил эту фразу, он очень внимательно смотрел на собеседника. Но Андрей был готов к чему-то подобному. В конце концов, Ташель была не просто одной из его учителей, но и сотрудницей клиники Бандоделли. Так что после того как профессор предложил ему обучение команды, вполне можно было ожидать, что он подтянет всех, кто когда-то учил бродника Найденыша. Поэтому землянин имел время подготовиться. Вследствие чего когда было произнесено это имя, на его лице не дрогнул ни один мускул…

Но это совершенно не снимало главного вопроса. А именно: что ему ответить на подобное предложение? Для бродника «Кузьмича», который не имел никакого отношения к Найденышу, логичнее всего было согласиться. Вследствие того, что любому заинтересованному лицу после пары-тройки запросов в сети становилось бы совершенно понятно, что такого уровня подготовки, которую сможет обеспечить Бандоделли, его команда не сможет получить, считай, нигде и никогда…

Профессор сумел в полной мере воспользоваться теми разработками, которые он обкатал во время подготовки Найденыша. Так что к настоящему моменту слава его тренировочной программы разошлась довольно широко. К тому же Андрей на своей собственной шкуре убедился в том, что она вполне заслужена… Однако вероятность того, что его при этом расколят, становилась почти стопроцентой. Ну не сможет он продолжать притворяться другим человеком, занимаясь с тем же Стуком. Слишком хорошо тот его знает. Во всех отношениях. Сам же ставил ему стойку, хватку, да и многие приемы Андрей до сих пор выполняет так, как он его научил. Нет, кое-что он уже делает по-другому – занятия с Огомом не прошли даром, но база…

А уж насчет того, насколько быстро его вычислит Ташель, у парня вообще не было никаких сомнений. Так что вроде бы следовало отказаться. Но дело в том, что и отказ от подобного предложения тоже не выведет его из-под подозрений, наоборот, только их усилит. Да и есть ли вообще у него шанс остаться неузнанным хоть сколько-нибудь значимое время – с учетом того, что Бандоделли уже рядом и теперь хрен куда от него отойдет. Да еще и всех остальных подтянет. Даже если Андрей напрочь откажется от обучения. Придумает какую-нибудь причину и точно подтянет… А там они с Ташель и Стуком сядут втроем, обменяются мыслями и-и-и…

Впрочем, Стук может и соскочить. Ну, если вспомнить, что именно он посоветовал Андрею скрыться и стать другой личностью. Но увы, системно это ничего не изменит.

– Знаете, проф, это очень хорошее предложение. Но я пока не готов ответить на него. Надо собраться с людьми, поговорить, прикинуть, ознакомиться с вашими ценами… Дайте мне пару ски, ладно?

– Не вопрос, Кузмитч, – расплылся в улыбке Бандоделии.

– Ну и отлично. А теперь давайте ваше второе предложение. А то как-то нечестно получается. Прими я ваше предложение – и вы тут же начнете класть в карман мои креды. А ведь мне тоже заработать хочется.

Бандоделли рассмеялся.

– Да, слухи о вас вполне правдивы. Вы действительно своего не упустите… Но увы, второе предложение я сделаю только после того, как станет понятно, что ваша команда достаточно подготовлена для моего заказа. Сейчас же это делать бессмысленно, – развел руками профессор. Но, заметив как скривился Андрей, поспешно добавил: – Однако я готов намекнуть. Ну, чтобы вы представляли себе, к чему готовиться. И какой куш вам светит. – Он торжественно улыбнулся и произнес: – Мне нужна команда для портального конвоя. На одиннадцатый горизонт…

 

2

– Ну как, нигде не жмет?

– Да вроде нет, – с некоторым сомнением произнес Андрей.

– Да ты подвигайся, подвигайся!

Лидер команды «Кузьмич» задумчиво кивнул и резко кувыркнулся вперед. Потом вскочил на ноги и упал вправо. Перекатился назад. Еще один кувырок в сторону… Закончилось же все целым каскадом бросков, кувырков и прыжков, перемежаемых резкими движениями рук и ног.

– Ну и? – поинтересовался Навиглель.

– Да все в порядке вроде. Только при отмашке левой рукой на максимальную амплитуду вот этот выступ кирасы немного мешается…

– Увы, тут ничего не поделаешь. Здесь крепеж под аптечку.

– А почему не на поясе?

– Потому что Огром сказал крепить здесь, – развел руками мастер. – Они с Эстилен намудрили что-то новое, причем колоть это требуется в шейный отдел позвоночного столба. Поэтому место для аптечки пришлось специально продумывать. Здесь – лучшее из опробованного.

– Понятно, – кивнул Андрей и повернулся к стоявшему у стены Стуку. – А ты что скажешь?

– Да нормально все, – пожал плечами тот. – Двигаешься хорошо. При кувырках не тормозишь. Прыжки тоже идут чисто. То есть уклонение точно не пострадает. А как оно будет в бою – увидим.

– Основа все-таки слабовата, – вздохнул Навиглель. – Все-таки шкура краграмнола хороша только горизонта до восьмого. А мы уже на девятом.

– Ну, другого пока все равно нет, – усмехнулся Стук. – К тому же вставки хасса-хитина от «косаря» все уязвимые места усилили. Неприкрытая шкура осталась только на тех местах, по которым удар может пройти только по касательной. Ну, почти…

– Вот именно, что почти, – нахмурился мастер. – Суставы, считай, ничем не прикрыты. А тот же «косарь» очень запросто бьет именно по ним. Да и паховая зона… Спереди-то мы ее прикрыли, но вот со стороны внутренней поверхности бедра только шкура…

Вечер после разговора с профессором Андрей провел у себя в комнате. Валялся на кровати, глядя в потолок, и думал. По всему выходило, что вариантов у него нет, нужно признаваться. Правда, сначала своим: Эстилен, Огрому, Бабураке, Гравенку… В принципе, он и так собирался это сделать. Но позже. Блоя через четыре-пять. А при удаче и через урм. Подготовить команду, обжиться на горизонте, поднакопить кредов, завоевать побольше авторитета, и уж потом…

Но вышло как вышло. Планы – они же такое дело: вечно воплощаются в жизнь совсем не так, как ты планировал. Разве ж он планировал столько просидеть на первом горизонте? А ведь пришлось! И, с другой стороны, не скажешь, что его планы не воплотились. Планировал пробудить природную чувствительность к хасса – и пробудил! Пусть и гораздо позже, чем собирался… Так что жить надо в предложенных обстоятельствах, постоянно под них подстраиваясь. Ну, если хочешь добиться своих целей, а не превратиться в вечно стонущее чмо, которому все время кто-то мешает жить – соседи сверху, теща, чиновники, полицейские, правительство, «несвободная» пресса или глобальное потепление…

Так что Эстилен оказалась первой, кому он рассказал о том, как появился в Коме, и о целях, к которым рвется. Кларианка выслушала его очень внимательно. А потом некоторое время молчала.

– Значит, ты со мной потому, что я напоминаю тебе эту твою Иллис?

– Кхфм! – Андрей аж поперхнулся. Это что, все, что она вообще услышала из его монолога?! Ну, женщины… И ведь не выругаешься!

– Эсти, – терпеливо начал он, – ты – это ты! Не Иллис, не Тишлин, не кто-то еще. Ты со мной, потому что я люблю именно тебя. Жить без тебя не могу. И только поэтому. А все остальные – да, они часть моей жизни. Но прошлая. Ушедшая. Правда, Тишлин может вернуться. И попытаться снова занять излишне большое место в моей жизни. Она – великий мастер в игре чувств и эмоций. Уж я-то знаю… И хотя я ей во многом благодарен, но больше не хочу идти у нее на поводу. Потому что я люблю именно тебя, а не некое отражение Иллис. И потому ты – мой щит. – Он сделал паузу, а потом тихо закончил: – Если, конечно, ты сама этого захочешь. Потому что сейчас начинаются такие опасные игры…

Эстилен возмущенно вскинулась и, подскочив на кровати, резко развернула к нему свою возмущенное личико. Вот такая – гневная, голенькая… она была чудо как хороша. Настолько, что Андрея аж затрясло от любви и вожделения. Да так, что отдало болью в виски.

– Ну уж нет, бродник Кузьмич, или как там тебя раньше звали… ты – мой! И никуда ты от меня не денешься. Даже не надейся! – Она пару мгновений сверлила его сердитым взглядом, а затем подняла руки и свирепо толкнула его в грудь стиснутыми кулачками. После чего гибко извернулась и одним движением резко насадилась на его вздыбленную плоть. – И сейчас ты будешь мне это о-о-очень долго доказывать. Ну, чего замер – работай!

На следующее утро Андрей собрал «актив». Не всех поголовно, но самых доверенных. Причем именно актив, а не руководство – потому что, несмотря на то что Абажей Кут или Рут Кинжальник входили в руководство, на эти посиделки они приглашены не были. А вот Бабураку и Тушема он позвал…

– …вот такая ситуация, парни.

После того как лидер команды «Кузьмич» закончил рассказ, в кабинете ненадолго повисла напряженная тишина. Народ осмысливал сказанное и осторожно формулировал выводы. Пока не озвучивая. Про себя.

– Значит, ты знаешь, где на одиннадцатом горизонте можно пробить портал в твой мир? – задумчиво произнес Ушем через пять минут.

– Точно – нет. Но местность там довольно характерная. Масса кристаллических друз впечатляющих размеров. Да и часть деталей маршрута мне также известна – пост «Комкодий», физические параметры ближайшего перехода на нижний горизонт… Так что вероятность найти нужную пещеру достаточно велика. Сам же знаешь, несмотря на то, что Ком – место дикое, маршруты движения по нему не бесконечны. Проверим несколько – и найдем.

– И там остался почти целый портальный проектор? – на этот раз вопрос задал Огром.

– Ну, вряд ли там что от него осталось…

– А вот здесь ты не прав, – усмехнулся однорукий мастер. – После срыва портала вокруг точки открытия всегда образуются такие завихрения хасса, что твари Кома предпочитают в такие места не соваться. И даже если они к настоящему моменту рассосались, проектор вполне мог успеть за это время напитаться хассом того горизонта настолько, что твари могут воспринимать его как обычный булыжник… – Тут он задумался. А потом с сомнением закончил: – Правда, совершенно не факт, что от него после этого будет хоть какой-то толк. Ну, без серьезной очистки…

Андрей молча пожал плечами. А затем не выдержал:

– А по существу кто-нибудь хочет высказаться?

– А что тут говорить-то? – удивился Бабурака. – Я уже давно понял, что ты хочешь основать свое поселение где-нибудь на нижнем горизонте. Вполне достойная цель, как по мне. Тем более если еще удастся подгрести под себя портал в мир за пределами Кома… – И он аж зажмурился от удовольствия.

– И это все, что ты услышал из моего рассказа? – завелся Андрей. – Ты что, не понимаешь, что Бандоделли явно действует не один? Он, конечно, и сам тот еще хитрый жук, но сам бы он хрен потянул…

– Да ты не кипятись, Кузьмич, – аккуратно прервал его Тушем. – Тут детей нет. Все все поняли. Но это ж Ком! Где ты тут справедливость-то видел? Тут все друг друга нагнуть так и норовят. Торговые корпорации – Советы поселений, Советы – местных торговцев и ремесленников, те – бродников, а бродники ни первым, ни вторым, ни третьим спуску не дают. Это – Ком! Так что – ну и что, что они чего-то там хотят? А вот хрен они получат! Ну, в том виде, в котором хотят… Так что точно прибегут к тебе договариваться. И знаешь что? – Тут Тушем расплылся в довольной улыбке. – Вот сдается мне, что мы с ними точно договоримся! Тебе, конечно, тоже в чем-то придется подвинуться… Но ведь даже если у тебя все вышло бы, как ты вначале планировал, в чем я лично сомневаюсь… потому как хоть бродник ты и жутко удачливый и лидер команды тоже на все сто, но вот на том уровне, на котором такие дела организуются, ты, Кузьмич, уж извини, лох лохом… Так вот, даже если все и удалось бы, то там, на той стороне, тебе ж ведь все одно пришлось бы договариваться. С правительством, военными, крутыми торговцами или кем-то еще. А то и со всеми сразу. Или ты думал, что нет?

Если честно, о том, что делать после того, как удастся открыть портал на Землю, Андрей пока не думал вообще. Вернее, гнал от себя эти мысли, даже когда появлялись. Ну, не до того ему было все это время. Но в том, что там тоже будет все очень непросто, он был уверен. Так уж жизнь устроена – как только появляется какой-то ресурс, так тут же вокруг него начинают виться акулы…

– Ну-у-у… да.

– Ну, вот! – удовлетворенно кивнул Тушем. – И вот тебе еще один аргумент, чтобы договориться с профессором и теми, на кого он работает. Пусть с теми, кто окажется за порталом, бодаются ракроны или даже «косари» схожих размеров, а не мы – дилетанты. А мы будем вот тут, посередке, стричь свои купоны и следить за тем, чтобы обе стороны не слишком борзели.

– А получится? – криво усмехнулся Андрей.

– С твоей-то удачей? – искренне удивился Бабурака.

– Вот только одной командой это не потянуть, – задумчиво произнес Ушем. – Да и вообще – слишком лакомый кусок получается. Делиться придется. И лучше со своими, с бродниками, чем с кем-то из этих… «косарей». – Он криво усмехнулся, а затем боднул лидера взглядом: – Есть кого подтянуть?

Андрей задумался.

– Если только Быка Торбулу…

– Уважаемый бродник, – кивнул Ушем. – И вполне может подписаться. Еще?

Хозяин кабинета отрицательно покачал головой.

– Нужен еще как минимум один. У меня есть парочка кандидатов. Предложить?…

Совещание затянулось на шесть часов. Под конец зазвали и Абажея с Кинжальником. Да и мастера Навиглеля до кучи. Потому что план Андрея теперь стал планом всей команды. И держать в неведении столь значимых членов руководства было чревато. Вдруг профессор или даже Тишлин попытаются как-то разыграть это незнание. Вызвать обиду там или что-то подобное…

А перед тем, как они окончательно разошлись, заявился еще один неожиданный гость.

Стук в дверь в пылу спора поначалу пропустили. Так что гостю пришлось стучать второй раз. Погромче. А когда гость, наконец, вошел, в кабинете воцарилась тишина. Все присутствующие молча сверлили его настороженными взглядами. Но гостя это не смутило. Он так же молча обвел всю компанию цепким взглядом, после чего развернулся к Андрею и негромко произнес:

– Ну, привет, Найденыш. Рад, что у тебя все получилось…

Молчание в кабинете продлилось еще пару вздохов, после чего раздался холодный голос Гравенка:

– Уважаемый, нашего лидера зовут Кузьмич. Заруби это на носу. И давай, говори, чего хотел – и уматывай. Мы тут еще не все свои дела порешали…

Мастер клинка Стук широко улыбнулся и вскинул руки ладонями вверх.

– Рассказал, значит, уже… Молодец! Спокойно, парни. Я здесь на вашей стороне. Можете спросить у вашего лидера – именно я посоветовал ему сменить имя и заняться тем, чем он так успешно все это время и занимался…

В этот вечер разговор со Стуком надолго не затянулся. Во-первых, все уже устали – после шести-то часов сплошного заседалова… и, во-вторых, народ пока не решил, как ему относиться к мастеру клинка. С одной стороны он, судя по рассказу Кузьмича, действительно когда-то предостерег их лидера и дал ему несколько ценных советов, а с другой… с другой – он уже давно входил в команду профессора Горацио Бандоделли. А тот даже на первый взгляд не производил впечатления человека, которого можно водить за нос сколько-нибудь долго. Да даже и недолго – не производил. А вот впечатление мастера многоуровневой интриги – вполне…

Как бы там ни было, решили все-таки не отказываться от шанса и принять предложение Бандоделли насчет тренировок. Но при этом держать ухо востро и максимально плотно контролировать все контакты членов команды как с самим профессором, так и с его сотрудниками. Не столько даже чтобы обезопасить команду от интриг, на это надежды было мало – не с такими мастерами, как сам профессор или та же Тишлин, о которой остальным пока было известно только по рассказам лидера, – сколько чтобы хоть так попытаться разузнать чуть больше информации если не о планах профессора, то хотя бы о его методах и возможностях. Хотя бы по косвенным признакам. Например, по тому, что именно будет интересовать профессора в наибольшей степени…

 

Кроме того, поработать в этом направлении пообещал и Стук. Хотя при этом честно признался, что против Бандоделли в этой области он совсем не тянет. Так что толку с него будет не слишком много. Ну и понятно было, что добываемую им информацию также следовало использовать с осторожностью. И не только потому, что Стук может работать по прямому указанию профессора, но и вследствие того, что Бандоделли может использовать его для слива нужной ему дезы втемную, совершенно не вводя мастера в курс дела…

Также решили, что Кузьмич пока не будет признаваться в том, что он и есть тот самый Найденыш. Нет, в том, что рано или поздно это сделать придется, никто не сомневался. Потому как профессор вскоре и сам это поймет. И если с ним все равно решили договариваться, то упрямиться и не признавать очевидное бессмысленно, потому как это не пойдет на пользу планируемому сотрудничеству. Но вот в настоящий момент было решено не торопиться и обождать, пока это «рано или поздно» наступит…

Так что уже через два ски в арендованном профессором тренировочном покое, который в Гронке оказался куда более оборудованным и приспособленным для работы с намного более мощными формами хасса, чем покой бедняги Пангрима, начались первые занятия. То есть процесс переформатирования команды «Кузьмич» под этот горизонт пошел вовсю. И, как стало понятно уже через пару-тройку ски, весьма неплохими темпами.

Сам же Андрей решил пока с профессором больше не встречаться. Отговорившись занятостью. Впрочем, это были не только отговорки, дел действительно было много. Гравенк и Тушем уже поговорили с людьми и, поскольку команда должна вскоре полностью избавиться от базового элемента всех команд более высоких горизонтов – «штурмовиков», выяснили у каждого, кто в кого хочет переквалифицироваться. Однако довольно быстро выяснилось, что не у всех желания совпадали с возможностями. Плюс части тех, у кого они даже как-то совпадали, явно потребуется для переобучения куда больше вложений, чем планируется. Так что новые штаты пока имелись только в качестве прикидок. И требовали регулярной, чуть ли даже не ежедневной правки в ручном режиме.

Вследствие чего к работе по этому профилю пришлось подключаться и самому Кузьмичу. Потому как это было его прямой обязанностью как лидера команды. И ежевечерние совещания, на которых рассматривались все эти вопросы, могли ему только помочь, но никак не заменяли его собственной работы. Тем более что, кроме тренировок, эти изменения штатов требовали еще и существенных вложений в вооружение и снаряжение. Так что ошибиться с этим означало очень заметно ударить по кошельку всей команды…

Хотя кое на чем можно было сэкономить. Недаром в команде имелись такие признанные мастера, как Навиглель и Огром. Например, его собственный доспех решили не менять, а усовершенствовать и усилить вставками хасса-хитина с «косаря»…

Ну и кроме того, Андрею предстояли изнурительные переговоры с торговцами. Хотя позиция для начала переговоров у него была неплохая – уж больно многим хотелось выкупить такую редкость, как амбрада. Потому как его предположения о том, что этот ингредиент может вырасти в цене, подтвердились неожиданно быстро. После прибытия в Гронк первого же каравана, с которым в поселение пришли обновленные прейскуранты…

Встречу с торговцами организовал Стопп.

Все началось с того, что он примчался к Андрею вечером того же дня, когда Кут с Кинжальником вышли на контакт с Кураком и Бенгельмом. То есть после его разговора с бродниками, покидающими команду.

– Я таки слышал, что вы хотите совершить отчаянную глупость? – заявил он прямо с порога.

Андрей, с памятного первого разговора более не общавшийся с хозяином «Душевного отдыха» и потому успевший отвыкнуть от его манеры разговора, среагировал не сразу.

– Э-э-э… какую же?

– Ну, как же! Вы ведь собираетесь иметь дело с такими кацами, как Курак и Бенглельм!

– А-а-а, вот вы о чем! – рассмеялся Андрей. – Да нет, это вы таки ошиблись! Ну какой идиот решит иметь дело с подобными… «кацами»?!

Уважаемый Стопп слегка нахмурился и окинул собеседника настороженным взглядом.

– Вы меня дразните или это мне таки кажется?

– Ну, что вы, уважаемый, я просто пытаюсь постичь вашу природную мудрость! – рассмеялся Андрей. – Но я готов поучиться и кое-чему другому. Если, конечно, вы снизойдете-таки до помощи глупому новичку. И кого, ваша мудрость, таки рекомендуете мне в качестве надежных партнеров?

– Как учила меня моя дорогая мама Эся, не связывайся с плохими компаниями, у них и зарплата маленькая, и начальник идиот, – усмехнулся Стопп. – Если вы дадите мне один нис, я предоставлю вам список вполне достойных людей, с которыми вполне можно иметь дело. Но у меня вопрос – на какой процент от вашей очень выгодной сделки я могу таки рассчитывать?

– Сумму сделки вы таки представляете?

Стопп кивнул.

– Тогда, я думаю, даже один процент уже будет представлять для вас интерес.

– Фу, какое мелкое слово, – усмехнулся Стопп, но, резанув по Андрею быстрым взглядом, сразу же поправился: – Однако вы – мой любимый клиент. Потому что только вы сумели оценить мой «Душевный приют» настолько, что сняли у меня аж два блока! Поэтому для вас я готов работать почти бескорыстно…

Андрей улыбнулся. А Стопп продолжил:

– Тогда первый совет – сегодня, даже прямо сейчас, зайдите-таки через линк на центральный узел поселения и оплатите услугу «прямое обновление». Не пожалеете.

– Зачем? Я уже подписан на рассылку…

– Затем, что рассылку формирует местный узел, который таки напрямую подчиняется Совету поселения. А кто у нас входит в Совет поселения, мне вам рассказывать нужно? Вот то-то… – Стопп ухмыльнулся. – И как вы думаете, если при прибытии очередного каравана, который, как всем известно, должен появиться в нашем богоспасаемом месте буквально завтра-послезатвра, вдруг выяснится, что на некий ценный ингредиент, имеющийся в вашем распоряжении, цена внезапно заметно возросла, это таки будет немедленно отмечено в ближайшей рассылке или те, кто ее делает, примут решение чуть-чуть подождать? Вот то-то и оно…

– А «прямое обновление»?

– «Прямое обновление» после появления каравана на дистанции устойчивой связи сбрасывает вам на линк весь пакет новой информации. Полностью. Прямым потоком. Там, конечно, большей частью будет всякий мусор, в котором придется покопаться, что тому петушку в навозе, но зато ничего важного не упустите…

– Хорошо, понял, и-и-и… спасибо. Я уже вижу, что не зря плачу ваш процент.

– То ли еще будет, молодой человек, – усмехнулся Стопп.

Встречу организовали все в том же «Аккорнатовом массиве». Всего на нее оказалось приглашено почти два десятка человек, так что Андрею пришлось арендовать не кабинет, а целый зал.

– Таки я хочу сказать, – начал Стопп, официально выступавший организатором встречи, когда все приглашенные заняли свои места, – что у нас в поселении недавно появился очень милый мальчик. Добрый, честный, уважающий старших и прислушивающийся к их советам. Поэтому он, по моему совету, – тут Стопп торжественно воздел палец вверх, – не стал отправлять один очень ценный ингредиент с частью своей команды на более высокие горизонты, а решил дать заработать на нем кое-кому из нашего поселения. Если, конечно, присутствующие здесь уважаемые лица не станут изображать из себя полных кацев, а предложат ему достойную цену.

– Я вообще не понимаю, что здесь за сборище, – нервно перебил его Бенгальм. – Все же уже решено. Амбраду забираю я. Я же скинул вам свой прейскурант, – развернулся он к Андрею. – Не понимаю, о чем вообще тут говорить?

– О цене, уважаемый, о цене, – усмехнулся тот. – Ваша – явно занижена. И намного. Но я не против продать амбраду вам. Если договоримся.

– Ах, вы… – взвился торговец. – С уходящими от вас бродниками, значит, расплатились по моему прейскуранту, а теперь вот как решили!..