Стеллар. Трибут

Tekst
Z serii: Стеллар #2
48
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Стеллар. Трибут
Стеллар. Трибут
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 33,87  27,10 
Стеллар. Трибут
Audio
Стеллар. Трибут
Audiobook
Czyta Алиса Тверская, Олег Кейнз
21,19 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

В следующий миг «лиса» уже выжимала мокрые волосы, перекинувшись в человеческое обличье. Смена тела казалась неуловимой, миллисекундной, раз – и все. С трудом отведя взгляд от гибкой девичьей фигуры, стоявшей вполоборота, я отвернулся и быстро пошел к скалам. Не стоило забывать о преследователях. Я уже экранирован от поисковых систем, но она – совсем нет. Нужно найти место, где нас не засекут, лучше всего подойдет пещера или разрушенное здание… И попробовать установить контакт с неожиданной союзницей. Она явно разумна, а значит, мы можем быть полезны друг другу.

Моя задача проста – нужно выполнить поручение Нокса и добраться до места, где есть ретранслятор. Выйти на связь и передать сообщение в Город. Несмотря на то, что Конвой вроде бы отступил от убежища Ангелов, я был уверен, что Оскал не оставит поселение в покое. Наверняка он продолжает глушить связь и разрабатывает новые каверзы. Слишком многое поставлено на карту – ведь если в Городе узнают о возвращении легендарного Техноманта, в дело вступит Легион.

Но для того, чтобы уберечь Энджело, мне сначала нужно выжить. И в этом может пригодиться помощь «лисы». Здешний мир жесток и не прощает ошибок, а двое – это всегда больше, чем один.

Под обрывистым утесом нашлось укромное местечко, нечто вроде небольшой впадины. Укрытое сверху скальным козырьком, а с боков – густой растительностью, оно не просматривалось со стороны реки. Внутри неожиданно обнаружились следы давней человеческой деятельности: примитивный очаг, круг из закопченных камней, заботливо припасенная кучка сухого плавника для растопки. Кто-то бывал здесь и даже разводил огонь, причем в этом сезоне. Вероятно, рейдеры «Ангелов», все-таки это их территория…

Небольшая передышка. Я стащил комбинезон, надетый в лаборатории Ивил прямо на голое тело, встряхнул его, вытряхивая воду, критически осмотрел повреждения. Хотя «Фокс» сделан из непромокаемого материала и, по идее, герметичен, мой серьезно пострадал, здоровую дыру на груди прожег импульсник Ивил. Проверил криптор, кинжал, «Дробитель». Удивительно, но все было на месте, хотя пистолет нуждался в разборке, чистке и просушке. На голубом клинке Фанга по-прежнему мерцала гравировка волка, это означало, что «Див» вернулся, хотя я даже не заметил, когда это произошло.

Я разложил оружие на плоском камне и быстро переоделся, достав сухие вещи из экстрамерного хранилища в кольце. В запасе времени немного, но его хватит, чтобы немного передохнуть, попутно привести себя в порядок, разработать план дальнейших действий и попробовать переговорить с неожиданной спутницей. Еще жгло любопытство насчет ДНК-материалов, выпавших из трупа Одержимой, но я осознанно пока не изучал их. Есть другие, более неотложные дела.

Ларс бесшумно выглянула из-за листьев, осторожно опустилась на камень напротив, напряженная, как струна. Толком не просохшие светло-русые волосы, спадающие ниже коленей, укрыли ее спутанным плащом. Я наконец-то по-хорошему разглядел девушку. Лицо треугольное, с твердыми правильными чертами. Его можно было бы назвать миловидным, если бы не диковатые зеленые глаза. Огромные, миндалевидные, они светились удивительно чистым весенним цветом свежей листвы, завораживая и немного пугая своей чуждостью.

– Лиса, – нарушила молчание девушка, прикоснувшись к себе. Раскрытая ладонь указала на меня: – Ты?

– Грей, – ответил я. Значит, «лиса», как я про себя обозвал оборотня, вовсе не прозвище, а странное имя? Или… позывной?

– Грей! Гр-р-р-эй! – повторила она, словно пробуя мое имя на вкус. Удовлетворенно кивнула.

– Ты говоришь на глобише, – утвердительно сказал я.

– Да. Говорить… нет, говорю. Время. Нужно, – ответила она. – Я… Нужно время! Память… нет, вспомнить. Говори. Больше. Ты. Помощь. Помогай.

Мико: У нее не нарушены речевые функции и аппарат артикуляции: возможно, она просто очень долго не разговаривала с людьми.

– Стел-ларр? – спросила Лиса, коснувшись своего лба в том месте, где у меня была татуировка трехлучевой звезды. – Ты? Легион?

Она знала о Стелларе и помнила его символ. Она спрашивала, принадлежу ли я к Легиону. Это было очень интересно.

– Я? Нет. Я из Города, если ты об этом. Но я не легионер. Просто трибут из клана Фенрира.

Лиса медленно качнула головой и чуть слышно зарычала.

– Нет! Инк. Ты. Видеть… нет, видела.

– А кто ты? – в упор спросил я.

Она замолчала, не отводя странного изучающего взгляда.

– Лиса. Из-гой. Зачем помог? Там? – она махнула в сторону, где предположительно остался Конвой. – Дал Азур. Мне?

– Я не хотел, чтобы ты погибла. И потом, ты ведь хотела вырваться на свободу?

– Погибла? – оборотень криво усмехнулась. – Я не погибать. Меня нельзя убить. Понимать? Нет, понимаешь?

Она разговаривала все лучше и лучше, прямо на глазах вспоминая язык, правильные окончания слов и построения фраз.

– Что значит «тебя нельзя убить»? – спросил я. – Ты мгновенно залечиваешь раны? Или воскресаешь после смерти, как я?

– Да. Нет. Ты – Стеллар, – она вновь постучала согнутым пальцем по лбу. – Я – нет. Изгой. Помог мне. Почему?

– А что, нужно было оставить тебя в клетке? – усмехнулся я. – Или позволить этим шивам тебя расстрелять?

Лиса устало вздохнула, издав негромкое раздраженное шипение:

– Ты – Инк. Стел-лар. Я. Изгой. Почему?

Я не понимал вопроса. Странно, но девушку больше всего интересовало, зачем я помог ей освободиться и потом вытащил из-под огня окруживших Бродяг. Причем она делала упор на то, что я принадлежу к Инкам Стеллара. Возможно, Азур-морфы, такие, как она, часто становились целями заданий системы Стеллара?

– Ты понимаешь все, что я говорю? – спросил я. Лиса быстро облизнула губы розовым язычком и уверенно кивнула. Сейчас ни поведением, ни жестикуляцией она не отличалась от обычного человека.

– Я не Инкарнатор из Города. Я не принадлежу к Легиону. Я сам по себе. Тебе незачем меня опасаться.

Лиса фыркнула, зеленые глаза как будто насмешливо сверкнули.

– Тогда. Ты. Кто? Кто ты? За кого? Ты?

– Я Грей. Я сам за себя. Мы можем помочь друг другу.

– Помочь? – протянула она, опять словно пробуя слово на вкус. – Помощь. Как? Зачем?

– У нас общий враг.

– Нет! Стеллар, – она опять зашипела. – Враг! Я – нет! Убивать!

Мико: Грей, мне не нравится это… существо. У нее очень странная физиогномика и необычная моторика. Я не могу предсказать ее эмоциональную реакцию. Будь наготове, мы можем не успеть среагировать.

Я неожиданно осознал, что сижу полуголый, практически без оружия, в одном шаге от опаснейшего и, возможно, безумного существа, которое может за пару секунд оторвать мне голову. Видимо, инстинктивно потянулся к кинжалу, лежавшему на камне, потому что Лиса, неуловимо сорвавшись с места, цепко перехватила мое запястье. Я мгновенно ощутил, насколько она сильнее. Девушка без труда отогнула мою руку, как будто играя с пятилетним малышом.

– Слабый. Не успеешь! – хищно ухмыльнулась она. – Легко убить.

– Я не собираюсь тебя убивать, – раздельно, спокойно сказал я, глядя в жутковатые зеленые фонарики ее глаз.

– Меня? Нельзя убить! – снова повторила оборотень, как будто неуверенно. – Странный. Ты. Новое тело? Волк? Ангел? Не понимаю.

Она наконец отпустила мою руку. После жесткой хватки запястье ощутимо побаливало.

– Ты помог. Я помогла, – произнесла она. – Хорошо! Не убивать… пока. Говорить. Будем говорить.

Она вдруг шумно втянула воздух ноздрями, вскочила, закрутила головой, будто что-то почуяв.

– Чужой. Корабль! Сверху!

Наш разговор прервал неожиданный нарастающий гул. Послышался свист, порыв ветра дернул верхушки деревьев. Я вскочил, увидев черную точку на горизонте, увеличивающуюся с каждой секундой. «Лиса» заметалась, зашипела, как пойманный зверь, пытаясь вжаться в стену впадины.

Это был не дрон и не «Пилигрим», они по-прежнему болтались далеко-далеко на пределе видимости. Приближалось нечто вроде флаинг-машины, с огромной скоростью разрезавшее воздух. Я успел разглядеть «Бинокулярным Зрением» вытянутый хищный силуэт, черную сталь крыльев и символ: зеленый ломаный зигзаг в круге, похожий на трезубец горной вершины, а если повернуть – на злобный клыкастый оскал…

Оскал, наконец, проснулся и выехал за нами собственной персоной. И наверняка данные сканирования местности с «Пилигрима» уже перед ним, а это означает, что у нас буквально несколько секунд…

Я действовал больше на инстинктах. Мое тело – экранировано, а вот оборотень – нет. Если ее засекут, найдут и ее, и меня, и это будет означать полный крах. Поэтому я прыгнул сверху, прижимая ее к гальке всем телом. Закрыть, заслонить от сканирующих систем! Девушка сначала яростно завозилась, но я прошипел ей в ухо:

– Лежи! Тихо!

Лиса, словно почуяв, что спорить и вырываться не время, замерла, скорчившись, очень горячая и чуть дрожащая.

Черная тень аппарата, шедшего на предельно малой высоте, на мгновение накрыла нас. Я вдруг ощутил пронизывающее касание чего-то странного, нечеловечески холодного, будто равнодушный ледяной взгляд пробежал сверху. На секунду прыгнула Азур-шкала, прибавив несколько единиц, и стало ясно, что там, на черной железной птице, находится Оскал. Я замер, стараясь даже не дышать.

Глава шестая

Он со свистом промчался прямо над нами. По мере удаления звук стал ослабевать.

– Нас ищут. Сканируют сверху, – прошептал я чуть слышно в спутанные мокрые волосы Лисы. – Понимаешь? Я непроницаем для них, не дергайся…

Она вздрогнула, замерла неподвижно. С ее-то силой сбросить меня и сбежать было делом пары секунд. Значит, все поняла.

Кровь гулко била в виски. Зачем я вообще ее спасаю? Может, стоит разделиться? Пусть отправляется своей дорогой, заодно отвлечет Оскала и его охотников. А я, экранированный «Непроницаемостью», попробую в одиночку пробраться к ближайшему поселению с ретранслятором…

 

Нет. У меня есть карта, но почти нет опыта выживания в окружающем мире. Нет транспорта. Нужно держаться вместе – так больше шансов выжить, уйти от преследования и выполнить задачу. Одержимый знает, кто я, и теперь не будет церемониться. А Лиса крутой боец, у нас общий враг, нужно пытаться склонить ее на свою сторону. Мне необходима команда…

Через пару минут далекий гул усилился снова, летающий корабль возвращался. Звук то приближался, то отдалялся, будто Оскал кружил над квадратом, где последний раз была замечена цель. Мы продолжали лежать неподвижно. Через несколько минут шум стих полностью.

Ушел. Не заметил. Пронесло.

– Нужно укрыться где-то, – почти беззвучно произнес я. – Ты знаешь здешние места?

Чуть приподнялся на локтях, и Лиса, извернувшись, перевернулась на спину. Ее лицо оказалось в каком-то дюйме. Я только сейчас осознал всю пикантность ситуации. Сам полуголый, прижал к земле полностью обнаженную девушку – не совсем девушку, конечно, но в нынешнем виде она почти не отличалась от человека. Странно, но я не испытывал к ней отвращения. Тело оборотня, твердое и упруго-мускулистое, было обжигающе горячим, как раскаленная печка. Температура повышена из-за нечеловеческого обмена веществ?

– Да. Нет, – прошептала она чуть хрипловато. – Карта. Есть?

– Да.

– Старые. Развалины. Подземелья. Ищи.

Мико: До ближайшего подходящего укрытия одиннадцать миль. Это бывший производственный комплекс. Старый роботизированный завод. Из схемы коммуникаций следует, что там существовал подземный монорельс для вывоза продукции, связывающий производство с ближайшими полисами. Три ветки… десять промежуточных станций-терминалов. Вполне вероятно, что тоннели проходимы – или, по крайней мере, там можно спрятаться. Я проложу маршрут…

Далекий гул окончательно стих. Я выпустил девушку. Она медленно встала, поправила волосы. Взгляд зеленых глаз был странным, будто «лиса» откровенно оценивала меня. Свободной рукой она легонько коснулась моего плеча и недовольно фыркнула.

– Мужчина! Женщина, – теперь притронулась к себе и фыркнула снова. – Не надо!

Я усмехнулся. Не думал, что вызову смущение у этого создания. Видимо, в ней скрыто гораздо больше человеческого, чем кажется на первый взгляд.

– Одежда, – сказала Лиса, прикрывая одной рукой грудь, а свободной указывая на криптор – Есть?

У меня в кольце хранились два универсальных комплекта одежды, приобретенных в Энджело, и несколько пар чистого белья. Майку Лиса отвергла, а вот костюм взяла и через минуту появилась в застегнутом под горлышко обтягивающем оливковом комбинезоне, почти неотличимая от обычной человеческой девушки.

– Стой. Кровь. – Она тихонько коснулась моего лица. Удар маски Ивил в схватке в фургоне разбил мне нос и рассек лоб, кровь запеклась, но сейчас раны вновь открылись от резких движений. Лиса приложила ладошку к своим губам и медленно провела по моему лицу. Влажная рука убирала саднящую боль, я ощутил, как кровотечение останавливается, а раны моментально затягиваются.

Мико: Инкарнатор, невероятно! Ее слюна и, возможно, кровь, обладают мощнейшим регенеративным воздействием! Теперь понятно, почему ее практически невозможно убить: повреждения тканей восстанавливаются быстрее, чем организм умирает! Это очень похоже на генетическую модификацию «золотого» уровня или даже выше…

Россыпь черных точек в небе никуда не исчезла, а вот «Пилигрим» пропал, вероятно, поднявшись на недосягаемую даже для «Бинокулярного Зрения» высоту. Нам не стоило задерживаться на одном месте, нужно было как можно быстрее скрыться от сканирующего ока «Ориона».

– Маршрут проложен. Я буду показывать дорогу, – обратился я к Лисе. – Одиннадцать миль. Можно… мм-м, опять сесть тебе на спину?

– Нет. Азур. Мало, – процедила она. – Бежим так. Близко.

Мы добрались туда через час, Мико удачно вывела на старую дорогу, почти заросшую, но еще существующую. Бежать по ней было одним удовольствием. Лиса, конечно, опережала меня, быстрая и ловкая.

Старый завод оказался комплексом давным-давно разрушенных зданий. Руины напоминали смятую яичную скорлупу. Стены растрескались и рухнули, перекрытия провалились внутрь, от металлических ангаров уцелели только ржавые скелеты ферм. Жадные лапы растительности покрыли постройки зеленым ковром, сквозь растрескавшийся бетон прорастали деревья. Мы с Лисой осторожно крались под хрупкими разрушенными сводами, обходя огромные зловонные лужи. Мико толстой алой линией проложила маршрут к станции подземного монорельса, но на практике приходилось постоянно искать другие пути, дорогу преграждали рухнувшие здания или завалы древней техники, давно ставшей ржавыми кусками металлолома.

– Плохое. Место, – сообщила мне Лиса, втягивая воздух. У нее явно имелись отменные слух, нюх и зрение, девушка воспринимала многое из того, что ускользало от моего внимания.

– Что именно тебе не нравится здесь? – Кроме мелкой живности и насекомых, я не замечал ничего страшного.

– Запах. Вид. Плохое место.

– Чуешь кого-то?

– Да. Нет. Сейчас нет. Близко, – проворчала оборотень.

Вход на погрузочный терминал монорельса, как ни странно, хорошо сохранился. Подобно многим старым подземельям с забитым водоотводом, он превратился в небольшое озеро, откуда уходили темные устья полузатопленных тоннелей. Сыро и мрачно. Сюда еще проникали столбы света, пронизанные заходящим солнцем, но дальше начинался полный мрак. Впрочем, пройти, судя по всему, можно было – мелко, глубина максимум по колено. Лисе эта идея не слишком нравилась, она морщила нос, втягивала воздух и раздраженно шипела, трогая воду.

Прикинув время, я понял, что мы сегодня успеем преодолеть первый отрезок пути до промежуточного терминала, если тоннель не завален где-нибудь посредине. Там можно будет заночевать. Перед вечерним марш-броском следовало подкрепиться, восстановить силы и все же осмотреть трофеи, полученные с Ивил.

– Мико, что там у нас за Гены? Ты уже проанализировала их?

Мико: Да, Грей. Очень интересная и ценная добыча на самом деле. Смотри…

Геном Ледяного Анубиса

Ранг: фиолетовый (смешанный, азурический)

Доступны следующие генетические модификации:

«Ледяная Кровь» – ваша кровь меняет состав, превращаясь в прозрачную плазму, способную поддерживать все функции организма в среде с отрицательными температурами. Ваше прикосновение может обжечь холодом, а дыхание заморозить. Вы не нуждаетесь в еде и не испытываете жажды, все ткани организма изменяются, приобретая множество новых свойств.

Требуется: Эволюция (2), перестройка скелета (5), улучшение эндокринной системы (5), перестройка тканей (3), улучшение Источника (10), Нейроматрица

«Криогенная Мумификация» – вы получаете возможность на неопределенный срок сохранить любое органическое тело, заменив его биологические жидкости крио-составом. Внимание: при применении способности к живому существу оно мгновенно погибнет. Активируется тактильным контактом с биологической жидкостью.

Требуется: Эволюция (1), улучшение Источника (7), улучшение неокортекса (5), улучшение костной ткани (5), Нейроядро

Активная способность. 5000 Азур

«Обонятельный анализатор» – исключительно острое обоняние. Ваша обонятельная система способна уловить и распознать самые тонкие запахи. По аромату выделяемых феромонов вы можете определить даже эмоциональную реакцию собеседника.

Требуется: улучшение обоняния (3), улучшение нервной системы (2), Нейросфера

Мико: Это уникальный Геном, совершенно очевидно, полученный из существа, преобразованного могущественной азурической сущностью. Как ты видишь, для мощных Азур-модификаций требуется долгая подготовка, но эффект того стоит.

Да уж! «Криогенная Мумификация» – это не что иное, как мгновенное убийство одним прикосновением. А «Ледяная Кровь», очевидно, открывает целый спектр возможностей, связанный с оперированием низкими температурами. Но и требования зашкаливали: вторая Эволюция и множество неизвестных мне глобальных модификаций. Наиболее простеньким был «Обонятельный Анализатор» – прекрасная возможность получить острейший нюх еще до первой эволюции. Очень любопытный Геном. Даже интересно, какую награду за него даст система Стеллара…

Второй Геном оказался зашифрован.

???

Неизвестный генетический ксено-материал

Мико печально развела руками:

Мико: К сожалению, Грей, с помощью встроенных анализаторов наша система не может определить свойства этого Генома. Это нерасшифрованный ксено-ДНК, вообще неизвестный системе Стеллара.

– Он инопланетный? С Черной Луны?

Мико: Вполне вероятно. Я бы рекомендовала отложить его. Необходимо исследование специалистом-ксеногенетиком.

Если такие ученые вообще сохранились… Я открыл третий генетический материал, выпавший с Ивил, со странным названием «Фенотип Эвелин Мэйл».

Это оказался не Геном. Передо мной появилось нечто подобное окну «Трансформации», только в нем возникла худощавая фигура Одержимой. Фенотип оказался подробной картой ее эволюций, усилений и генетических модификаций. ДНК и Геномы были расшифрованы лишь частично, древо способностей оказалось испещрено знаками вопроса, но все же, все же… имея такой слепок, ничего не стоило прокачать Инка с абсолютно аналогичными способностями – или, изучив их, разработать контр-тактику. Дело за малым: собрать такой же набор Геномов и найти прорву концентрированной А-Энергии. Ивил, судя по Фенотипу, прошла уже две эволюции и имплантировала четырнадцать генных модификаций, не считая кибернетических и обычных усилений. Настоящий монстр, как же нам повезло одолеть ее…

Мико: Определенная доля удачи присутствовала. Но если судить по этой ДНК-карте, Эвелин Мэйл вообще не была боевиком. Специализированных боевых модификаций у нее практически нет. Она Техномант, ученый-исследователь, специалист в областях азурологии, ксеногенетик и ксенобиолог, мастер транспантологии искусственных органов и установки имплантатов. Я провела анализ боя… наша первая «Вспышка» вывела из строя часть ее кибер-усилений, например, «Пустотный Щит», сервоприводы костюма и мио-электрические протезы. Одержимая не вполне координировала движения, поэтому часто промахивалась. Иначе, боюсь, наши шансы стремились бы к нулю…

– Даже с помощью Лисы?

Мико: Невозможно прогнозировать практически неизвестный фактор. Это существо идет на контакт, попробуй узнать о ней побольше.

Лиса, пользуясь передышкой, аккуратно заплела свои длинные, спадающие ниже колен волосы в толстую косу и венцом уложила ее вокруг головы. Чувствовалось, что такая работа знакома и приятна ее пальцам. Ловко скручивая волосы, девушка издавала звук, похожий на негромкое мурлыканье.

Взглянув, я восхищенно покачал головой – метаморфоза была так разительна. Лиса улыбнулась, явно довольная произведенным впечатлением. Звериное начало уходило из выражения лица и жестикуляции, ее движения, мимика и речь все больше казались человеческими.

Достав из криптора банку с пастой, я открыл ее, внимательно наблюдая за реакцией девушки. Она тут же оживилась, заинтересованно потянув носом:

– Еда. Есть?

Я бросил ей еще одну банку и сухой рацион из своих запасов. Она мгновенно прикончила и то, и другое, облизнула пальцы, снова вопросительно уставилась:

– Еще еда? Есть?

Я достал еще, выложил на камень. В крипторе оставалось семь банок пасты и пять легионных рационов: перед выходом из Энджело мы рассчитывали на неделю пути. Один рацион, прессованная смесь шоколада, орехов и мяса, по запасу питательных веществ был предназначен на день для взрослого мужчины-солдата. Однако Лиса смолола три штуки подряд с феноменальной скоростью, и ее взгляд не становился менее голодным.

– Мало. Надо больше, – произнесла она. – Голодная. Долго. Слабая. Еще еда?

Мико: Ее ускоренный метаболизм, возможно, сжигает много энергии и требует усиленного питания. По моему предположению, ей необходимо не менее 30–50 килограмм калорийной пищи в сутки, как морфу-хищнику сходного размера.

– Больше нет, извини, – пожал я плечами. – Как ты попала к Одержимым?

Лиса печально вздохнула, совершенно по-человечески:

– Луна… Голодная. Охотилась. Крысы. Тварь. Азур-Тварь. Не знала. Хотела убить. Не смогла, слабая. Крысы. Убивали. Не смогли. Тварь поймала. Клетка. Слабая, голодная. Не могла сбежать. Крысы. Бродяги. Одержимые.

Объяснение было сумбурным, но вполне понятным. Оборотень охотилась на крыс, столкнулась с их Королем и проиграла эту схватку. Убить ее раттусы не сумели, хоть это выглядело невозможным – я представил, что ей пришлось пережить, терзаемой крысиной стаей. Как тут вообще сохранить здравый рассудок? В итоге она оказалась в плену у выводка Короля и была успешно продана Одержимым… в обмен на что, кстати? Оружие? Взрывчатку? Еду?

 

– Ты говоришь о вожаке крысаков? Той Твари, что вселилась в него? – спросил я. – Я видел тебя в клетке, в караване крыс.

– Да. Да. Видел? – встрепенулась Лиса. – Ты? Где?!

– По дороге, случайно. Думали тебя освободить, но крыс было слишком много. Что с тобой хотели сделать Одержимые?

– Изгой. Азур. Наука. Гены. Изучать. Забрать! – произнесла девушка. – Потом… Не знаю. Тьма? Одержимые. Плохие. Сломанные. Враги!

– То есть твой враг и Стеллар, и Одержимые? – переспросил я.

– Да. Да. Я изгой.

– Что такое изгой? Ты человек? Ты была человеком? – наконец сформулировал я.

– Не знаешь? – удивилась Лиса, – Стеллар? Голос?

– Я ничего не знаю. Потерял память. Свалился оттуда пару недель назад, – я ткнул пальцем в небо. – Ничего не помню. Это мое первое тело. Выбрался к людям, только там начал что-то понимать. И попал в плен к Одержимым…

Лиса озадаченно замолчала, настороженно изучая меня. Затем спросила:

– Но ты – Стеллар? Не помнишь?

– Я пользуюсь системой Стеллара, инициировал терминал в Монолите.

– Монолит? Войти? Можешь? – неожиданно живо заинтересовалась она.

– Да. Могу. Более того, мне нужно туда попасть: сдать задания в терминал, получить новое звание и предупредить об Одержимых Город.

– Монолит… – повторила Лиса задумчиво. – Стер память. Себе. Хорошо. Я помогу. Тебе. Ты. Поможешь мне.

– Кто ты?

Она замолчала, напряженно глядя на меня. Внутри оборотня будто происходила какая-то скрытая борьба. Зеленые огоньки глаз то вспыхивали, то вновь гасли, пальцы сжимались, впиваясь в коленки. Наконец она заговорила, медленно, отрывисто:

– Была как… ты. Сначала… Очень давно, плохо помню. Импакт. Умерла. Воскресла. Стала Инком. Система Стеллара. Как ты.

Я не смог сдержать дрожь волнения. Лиса – все-таки человек. Вернее, Инкарнатор, такой же, как и я! Нечто подобное подсознательно предполагал, увидев ее способности, силу, ловкость и явные следы генетических модификаций. Значит, она невероятно стара, если говорит, что первый раз воскресла после Импакта! Настоящий кладезь информации!

– Ты – Инкарнатор?

– Да. Инк. Была… – Она слабо улыбнулась. – Мой Голос… Ричи… Умирала. Воскресала. Много раз. Много. Много. Очень много. Плохо помню. Твари. Люди, злые. Новые тела…. Много. Не хотела воевать. Скрывалась. Боялась. Нашла дом. Вечные. Стая. Клан. Мой.

Мико: Грей, это название мне известно. В Архивах Стеллара есть упоминание о «Вечных» или «Вечной Стае». Это одно из объединений Инкарнаторов-ренегатов, созданных после Импакта.

– Ренегаты? Одержимые?

Мико: Судя по всему, нет. Уничтожены задолго до событий Осады и войн Одержимых.

– Уничтожены? Кем?

Мико: Легионом. Данные засекречены.

– Люди. Дом. Муж. Дети, – продолжала девушка умиротворенным, совершенно человеческим голосом, словно погрузившись в светлые воспоминания. – Долго. Давно. Очень. Не помню. Их лица… Стая. Все вместе. Семья. Клан. Потом… смерть. Пришли Инки. Легион. Битва. «Поцелуй Солнца». Огонь. Смерть.

Она негромко зарычала, изменившись в лице. Я начал понемногу понимать. Трагическая история женщины, не желавшей воевать и утратившей все, что было ей дорого в междоусобных распрях фракций Инкарнаторов. Она выжила, но потеряла дом и свою семью, а ее клан, судя по всему, был под корень вырезан Легионом. Лиса безжалостно продолжала, из коротких рубленых фраз стало понятно, что она много лет провела в плену Города:

– Смерть. Все умерли. Легион. Плен. Стеллар. Карцер. Печать Омега. Долго. Долго. Потом… Одержимые… Открыли Куб. Сломали Печать. Сбежала. Город. Битва. Убивала… Много.

Мико: О! Карцер – это, скорее всего, «Инкарцерум», секретная тюрьма, предназначенная для удержания Инкарнаторов. Местоположение неизвестно. Считается, что оттуда невозможно сбежать. Грей, я бы поостереглась иметь дело с этим существом. В «Инкарцерум» попадают только опаснейшие преступники.

– Ты сражалась за Одержимых? – спросил я.

– Да. Нет. Битва! Память. Стая. Мои… Месть!

Она неожиданно замолчала. Я увидел, что ее горящие глаза подозрительно блестят, а грудь часто вздымается.

– Месть. Безумие. Потеряла систему. Потеряла Ричи. Потеряла все.

– Ричи? – переспросил я.

– Голос. Стеллар. – Она прикоснулась ко лбу. – Как Клео, Ассоль, Сирена, Мико… У меня был Ричи.

Она говорила о когиторе и его потере! Это означало, что ее нейросеть была заблокирована из-за многочисленных взысканий, а звания аннулированы. Мико предупреждала меня о подобном варианте. Репутация Лисы ушла в отрицательную зону из-за множества поступков, которые система Стеллара посчитала «преступлениями», в результате когитор и интерфейс исчезли, инкарнация и управление развитием генетических модификаций стали недоступны. По идее, любая смерть в таком состоянии навсегда развоплощала Инка-отступника. Как же она выжила?

– Изгой. Сбежала. Далеко. Жила. Долго. Святые. Поймали. Изучали. Долго. Твари! Азур. Гены. Вот это…

Она вытянула руку, раскрыла ладонь. На моих глазах тонкая девичья кисть неуловимо превратилась в звериную лапу ларса, увенчанную черными крючковатыми когтями с палец длиной. Мгновение – и опять обычная рука. Лиса опустила руку и продолжила:

– Долго. Луна. Убила. Сбежала. Зверь. Изменение. Память… – она глухо зарычала. – Жила. Охотилась. Не говорила. Не помнила. Зверь. Понимаешь?

Я коротко кивнул. Тара успела немного просветить меня. Под общим наименованием «Святые» обычно подразумевали множество разнообразных фракций Азур-сектантов. От «чистых» людей они отличались тем, что зачастую жили в зараженных А-энергией зонах и активно пытались использовать Азур, полагая ее даром свыше. Обитатели Энджело считали Святых опасными фанатиками, «шивами» и остерегались иметь с ними дело. Лиса, вероятно, попала в руки одного из таких культов и стала объектом исследования и генетических экспериментов, в результате которых превратилась в морфа-оборотня.

– Еще это. Смотри.

Взвизгнула молния комбинезона. Обернувшись, девушка спустила верх одежды, обнажив часть спины. Подняла тяжелую волну волос, и я увидел под лопаткой, там же, где у меня синел клановый волк Фенрира, малозаметное оранжевое тату. Оно было похоже на солнце с изломанными под прямым углом лучами. Внутри диска бежали выбитые буквы: А.L. I. С.E.

Алиса. Лиса.

В ту же секунду девушку выделила тревожная алая рамка дополненной реальности, интерфейс системы Стеллара взвыл пожарной сиреной, выдавая информацию, а побледневшая Мико тихо предупредила:

Мико: Грей, я ее идентифицировала. Медленно, осторожно, не привлекая внимания, готовь «Вспышку»!