Черные пески

Audio
Posłuchaj fragmentu
Oznacz jako przeczytane
Jak słuchać książki po zakupie
Черные пески
Tekst
Черные пески
E-book
15,47 
Zsynchronizowane z audio
Szczegóły
Opis książki

Продолжение серии о детективе Кейт Маршалл.

Тело молодого мужчины найдено в водохранилище «Черные пески». Власти сразу признают это всего лишь несчастным случаем, но Кейт Маршалл и ее помощник Тристан Харпер уверены в обратном. Что погибший делал в водоеме посреди ночи? Он был отличным пловцом, как он мог утонуть? С каждым шагом расследование приоткрывает все больше темных тайн.

Что, если это – целая серия кровавых убийств, совершающихся в течение десятилетий? Таинственный убийца прячется в тумане, подобно призраку похищая жертв. Он бесшумен. Безжалостен. Не оставляет следов.

Когда похищают еще одну женщину, Кейт и Тристан понимают, что у них остались считанные дни на то, чтобы спасти ее.

 Копирайт

© Raven Street Ltd 2020

© Гладыщева Е., Образцова И., Попова К., перевод, 2020

© & ℗ ООО «Издательство АСТ», «Аудиокнига», 2021


Szczegółowe informacje
  • Ograniczenie wiekowe: 16+
  • Data dodania do LitRes: 15 marca 2021
  • Data przekładu: 2020
  • Data powstania: 2020
  • Czas trwania: 9 godz. 51 min 58 sek.
  • Tłumacz: Евгения Гладыщева, Ирина Образцова, Ксения Попова
  • Lektor: Ксения Бржезовская
  • Prawa autorskie: Аудиокнига (АСТ)
  • Spis treści
Роберт Брындза "Черные пески" – pobierz audiobook w formacie MP3 lub słuchaj za darmo online.
Inne wersje
Черные пески
E-book
15,47 
Książka należy do serii
«Новый мировой триллер»
Гринвич-парк
Тайное становится явным
Тьма падет
-5%
Irena Derevianko
22 marca 2021

Единственное, что понравилось – это начитка. Ксения Бржезовская сделала книгу хоть чуть-чуть удобоваримой. Сюжет ужасно банальный, но самое главное – очень непрофессиональный перевод.

nutikz
20 marca 2021

Дождались) По моему команда из Кейт и Тристана получилась замечательная! Поддерживают друг друга, заботятся, раскиснуть не дают. Сюжет не новый, но написано хорошо, последовательно, правда местами ловила себя на мысли, а где-то я это уже читала. Книга получилась послабее первой, полицейские ленивые и глуповатые, Кейт вдруг стала неуверенной и нерешительной. Но любителям жанра и с целью узнать продолжение истории Кейт рекомендую. Ксении отдельная благодарность за озвучку.

Кристина
21 kwietnia 2021

Это худшее произведение автора. Какая-то несуразица , что в конце хочется развести руками и спросить «а что это было?». Как бы и сюжет есть детективный , но детектива нет. Впечатление что автор в среду вспомнил что ему рукопись в четверг сдавать и за ночь насочинял. Никакого послевкусия, все плоско и блекло.

Елена Озерова
08 kwietnia 2021

ну, что тут скажешь? все, как нужно! персонажи интересные, интригующее развитие событий, в меру личных драм и социальных проблем… отличный детектив и хорошее прочтение, буду с нетерпением ждать новых книг автора

la_befana
07 kwietnia 2021

Да уж… разочарована очень. Ну как такой талантливый автор мог использовать настолько заезжанный сюжет! Написано, конечно, увлекательно, но поскольку вариантов такого сюжета уже прочитано много, то линия сына Кейт была мне интересней всей этой маньячной истории. Тексту книги не помешал бы корректор. Плаксивые интонации Ксении в начале книги раздражали, казалось, что вот-вот она скажет: «Сами мы не местные, помогите, кто чем может…» Потом то ли я привыкла, то ли чтец уже читала нормально. Жаль, что автор не продолжил серию с Эрикой Фостер, мне она кажется более удачной.

5 recenzji więcej

Zostaw recenzję

Co sądzisz o książce?
Oceń książkę
Cytaty 5

– У вас прекрасный вид на водохранилище, – сказала Кейт, указывая на огромное окно, выходящее на воду. – Должно быть, вы многое видели. – Видела что? – То, как нашли тело Саймона Кендала после того, как он утонул? Работу полиции? – Парнишка пошел в поход, верно? – Да. – И полиция подозревает его друга? – Именно, – ответила Кейт. – А что думаете вы? – спросила Дана, ее вопрос казался искренним. – У нас свои соображения на этот счет, и еще, Саймон был очень сильным пловцом, как тогда получилось, что он утонул. – О господи, вы же не из той ужасной группы, которая борется за право ходить? – Нет. Дилан, помощник вашей тети, какова его роль в компании? Казалось, Дана удивилась резкой смене темы. – Дилан уже много лет работает у моей тети Сильвии. Он ее водитель, а еще защищает ее. Из-за тех психов в Альянсе ему приходилось делать это на протяжении многих лет. Один участок дороги, по которому ведутся споры, проходит рядом с ее домом. Вы знаете, что один из этих людей ворвался в дом и угрожал ей ножом? – Ее ранили? – Нет, Дилан застрелил нападавшего. – Он убил вломившегося? – спросил Тристан. – Да, в целях самообороны, что вполне законно. Этот человек убил бы мою тетю, если бы Дилан не защитил ее. – Три дня назад, когда мы были в лагере, Дилан угрожал нам ружьем, – сказала Кейт. – Как я уже сказала, он очень оберегает тетю Сильвию. И его ружье официально зарегистрировано. – Незаконно угрожать кому-то, кто занимается своими делами на общественной земле, – сказала Кейт. – Послушайте, если вы… – А как насчет «Хедли-Хаус»? – спросила Кейт, засыпая Дану вопросами. – Дилан работал там? – Вы про ночной клуб? Да, он отвечал за охрану у входа. – А сам работал там вышибалой? – Думаю, да. Там часто возникали проблемы с местными. – Аррон Ко друг семьи? – Да, они с тетей дружат с детства. Не понимаю, как эти вопросы… – Генри Ко тоже друг семьи? – Конечно, он сын Аррона. Я не обязана отвечать на эти вопросы, и мы были далеко, когда Саймон Кендал утонул. – Мы? – Мы с Харрисоном были на моей вилле, – ответила Дана. В дверь постучали, и Харрисон открыл ее. Он стоял рядом с темноволосой женщиной, одетой в толстое пальто с принтом «гусиная лапка». – Дана, это Келли Принс… У нас назначена встреча. – У меня очень мало времени, – сказала Келли. – Эти двое уже уходят, – сказала Дана. Казалось, ее взволновали услышанные вопросы. Кейт с Тристаном вернулись на стоянку. – Что думаешь? – задала вопрос Кейт. – Не знаю, – ответил Тристан. – По-моему богатеев сложно разгадать. И она кажется немного туповатой. – Это ничего не значит, – сказала Кейт. – Я хотела спросить ее о других пропавших людях, но не хочу ставить под угрозу показания Теда. Но вот Дилан кажется очень интересной личностью. Похоже, он замешан во всем, что связано с защитой семьи Бейкер. 36 Кейт и Тристан поехали в магазин «Хаббл Кук», расположенный в небольшой деревушке под названием Фром-Кроуфорд, в нескольких милях от Эшдина и принадлежащий Стивену Бейкеру. Здание стояло на главной улице с дорогими магазинами, включая старинную мясную лавку, частную пекарню и захудалую аптеку «Бутс». Кейт с Тристаном припарковались на небольшой платной парковке напротив и перешли дорогу. Несмотря на моросящий дождь и приближающиеся сумерки, на улице у магазина были выставлены модные серебряные кастрюли и сковородки. Витрина была оформлена в стиле Хэллоуина. Правдоподобно выглядящие декорации фермы на Среднем Западе в комплекте с сараем и амбаром для зерна. На заднем плане медленно вращалась деревянная мельница и виднелись ряды настоящей кукурузы. Среди них стояли оранжевые тарелки «Ле Крузе», оформленные как тыквы, и трактор, сделанный из кухонной утвари: сковородки на колесах и хлебопечки, использованной в качестве двигателя. В окне появился маленький светловолосый мальчик со стрижкой «под горшок». Он был одет в красный пуловер и джинсы, а в руках держал плюшевого мишку. – Господи, да просто сцена из «Детей кукурузы», – сказал Тристан. Из входной двери выбежала женщина с длинными белыми волосами. – Трумэн? Трумэн! – крикнула она, оглядываясь по сторонам. Она говорила с американским акцентом и была одета в обтягивающую одежду для йоги и кроссовки. Ее фигуре можно было позавидовать. – Вы не его ищете? – спросила Кейт, указывая на бестолкового маленького мальчика, уставившегося на них с витрины. – Да. Слава богу! – воскликнула она и поспешила обратно в дом. Кейт и Тристан последовали за ней в тесный и уютный магазин. Куча медных кастрюль и сковородок, фарфора и дорогой на вид кухонной посуды была свалены в ярких витринах. Маленький мальчик вытащил пластмассовую кукурузу в початке из витрины и пытался ее съесть. Женщина шагнула в окно. – Трумэн, милый, не делай этого. Иди поиграй с братом и сестрой, – сказала она, подхватывая его на руки. Трумэн повернулся к Кейт и Тристану, с серьезным видом наблюдая, как женщина несет его в глубь магазина. Кейт и Тристан последовали за ней по загроможденным проходам. Касса стояла в глубине лавки, на широком деревянном столе, окруженном высокими ящиками. Мужчина лет сорока с небольшим сидел за столом и, положив босые ноги на угол, читал «Гардиан». У него были светлые волосы длиной до плеч, а на щеках виднелась рыжеватая щетина. Одет он был в джинсы и черную футболку «Металлика». – Чем могу помочь? – спросил он, улыбаясь им. Кейт заметила фамильное сходство с Даной. – Привет. Вы Стивен Бейкер? – спросила Кейт. – Да. Это я, – сказал он, глядя на них. Женщина провела мальчика через дверь за кассой. Они услышали, как она повысила голос: – Посмотри на весь этот бардак! Я с тобой разговариваю, Бэнкси! – раздался грохот и крик. – Вы ищете что-то конкретное? – спросил Стивен, по-видимому, не обращая внимания на шум за спиной. Кейт хотела что-то сказать, но тут из двери с криком выбежали еще один белокурый мальчик и девочка, выглядевшие старше первого ребенка. Женщина последовала за ними в переднюю часть магазина. – Бэнкси! Таллула! Мама злится! – Не бегайте! – безразлично сказал Стивен с улыбкой. – Простите, что же вам нужно? – спросил он, снова поворачиваясь к Кейт и Тристану. – Мы частные детективы, расследуем смерть Саймона Кендала на водохранилище «Черные пески». Лицо мужчины вытянулось. – Кошмар. Да, я слышал об этом, – сказал Стивен, стягивая волосы в конский хвост. – Бедный мальчик. – Меня зовут Кейт Маршалл, а это мой коллега Тристан Харпер. Мы можем с вами поговорить? – Зачем? – Мы знаем, что вы владеете акциями компании, и хотели спросить вас о водохранилище. – Оно большое, и там мокро, вот и все, что я знаю. Я оставил семейный бизнес еще несколько лет назад, – сказал он. – Вы также управляли ночным клубом «Хедли-Хаус», и мы думаем, что несколько молодых людей, которые ходили в этот клуб, теперь числятся пропавшими без вести, – сказала Кейт. Стивен, казалось, был искренне обеспокоен этой информацией. – Пропавшими без вести? – Да. Молодая женщина и мужчина пропали после ночи в «Хедли-Хаусе». – Послушайте, хотите чаю или кофе? Мой кабинет в задней части магазина. – Спасибо, – сказала Кейт. В передней части магазина раздался страшный грохот, и женщина снова стала ругать детей. – Джасси, я иду в кабинет, – сказал Стивен. – Пойдемте сюда, – добавил он, ведя их через заднюю дверь. Маленький кабинет Стивена был заставлен старой деревянной мебелью и грудой «Лего» посреди комнаты. Он убрал несколько игрушек с продавленного дивана и показал, чтобы Тристан с Кейт сели. – Чай или кофе? – спросил он. – У меня есть машинка, – добавил он, указывая на капсульную кофеварку на углу стола. – Кофе, – ответила Кейт. – И мне, пожалуйста, – добавил Тристан. И они присели на диван. – Мы только что разговаривали с вашей сестрой Даной в информационно-туристическом центре. – Успели познакомиться с красавчиком Харрисоном? – спросил Стивен, загружая капсулы в кофемашину. – Да. – Дана любит немного грубости, предпочитает кокни. Однажды в галерею заглянул Рэй Уинстон, и она обкончала все штаны. Последовала пауза. Кейт не знала, что на это ответить. Стивен закончил варить кофе и протянул каждому по маленькой чашечке. – Я нашла тело Саймона Кендала, – сказала Кейт. – Черт, – сказал Стивен, с преувеличенным сожалением прижимая руку к груди. – Должно быть, это было для вас ужасно. – Он присел на край стола. – Занималась дайвингом с сыном. – Не понимаю, почему люди любят нырять в водохранилище. Там же сплошные грязь и уныние. – На море в тот день было неспокойно. И сын хотел увидеть затопленные здания. – И как, удалось? Кейт кивнула и сделала глоток кофе. – Да, церковь. Уровень воды был очень низким. – Да, летом было мало дождей… Итак, чем я могу вам помочь? – Дилан, помощник вашей тети, он связан с лодками службы эксплуатации. – Правда? – спросил Стивен, явно смутившись. – Да, а еще он был вышибалой в «Хедли-Хаус». – Вот дерьмо. Вы имеете в виду лодки на водохранилище… Я думал, вы про обслуживание катеров. У нашей семьи есть яхта и еще пара парусных лодок, которые мы используем в Норфолк-Бродс. – Дилан склонен к насилию? Он доставлял беспокойство, будучи вышибалой? – спросила Кейт. Она не могла понять, Стивен был глупым или хитрым. – Нет. Сами знаете, на что похожи отстойные ночные клубы для гопников. Буду честен, «Хедли-Хаус» был золотой жилой, но не лучшим местом для работы. Все время возникали какие-то проблемы. И нам нужен был крутой старый мерзавец типа Дилана, чтобы следить за порядком. – Два человека пропали после ночи, проведенной в клубе. В две тысячи восьмом парень по имени Ульрих Мазур и девушка по имени Салли-Энн Коббс в две тысячи девятом. Об исчезновении обоих заявили в полицию. Полиция приходила в клуб? – Надо же. Нет, я этого не помню. Пропали? Боже мой. – Да, под утро они вышли из клуба и отправились домой пешком, а потом просто исчезли. – Это ужасно, – сказал Стивен, качая головой и потирая заросший щетиной подбородок. – Возможно, у нас был запрос на видеонаблюдение, но камеры снимали только внутри. – Он взглянул на часы. – Послушайте, я рад поболтать, но какое отношение все это имеет ко мне? Я не могу бросить бедняжку Джасси с тремя детьми и магазином, – с нервным смешком сказал он. – По одной из версий, они вышли из клуба пьяными и, отправившись пешком, могли упасть в водохранилище, – импровизировала Кейт. – Полиция когда-нибудь подавала официальный запрос на обыск водохранилища? – Об этом я ничего не знаю. Как я уже сказал, не помню, чтобы полиция приходила поговорить с нами в «Хедли-Хаусе» об этих пропавших людях. Я не имею никакого отношения ни к электростанции, ни к водохранилищу. Моя семья не одобряла моего брака с Джасси. Вам лучше поговорить обо всем этом с моим братом Томасом, он владелец поместья, – сказал Стивен. Снаружи снова раздался грохот и крик одного из детей. Телефон за дверью начал звонить. – У вас есть номер телефона Томаса? – спросила Кейт. – Нет, я не даю его номер незнакомым. Он сам так просил. Джасси появилась в дверях кабинета и улыбнулась Кейт и Тристану. – Извините, что прерываю. Стиви, ты можешь пойти и присмотреть за детьми? Я звоню в службу доставки по поводу этих коробок, – сказала она. – Да, это все? – спросил Стивен. Он не стал дожидаться ответа Кейт или Тристана и жестом показал, что им пора уходить. Они вышли из кабинета, и Стивен поспешил в переднюю часть магазина, где все еще шумели дети. Джасси, стоя у кассы, разговаривала по телефону и утверждала, что посылка с коробками была отправлена не по тому адресу. – Нет, не на телефонную станцию, это «Хаббл» на Фром-Кроуфорд-Хай-стрит. Она кивнула и улыбнулась им, когда они проходили мимо. Выходя из магазина, Кейт и Тристан не видели Стивена. Он стоял с детьми в другом проходе. Когда они вышли на Хай-стрит, небо было затянуто черными тучами. – Что думаешь обо всем об этом? – спросил Тристан. – Не знаю. Временами он казался нервным, но мы два незнакомца с улицы с кучей вопросов. – Это странно, что он уделил нам время? Мы же не притворялись, что собираемся купить дорогую кастрюлю. Кейт улыбнулась. – Не знаю. Она посмотрела на часы, два часа дня. – Давай перекусим, а потом поедем к Теду Клафу. 37 Тед Клаф вернулся домой после долгого утреннего приема в больнице, где ему выдали лекарства и сказали, что прогноз в отношении его здоровья ухудшился. Две недели. Ему оставалось жить две недели. Ничего неожиданного. Сидя в приемной, Тед постоянно размышлял о разговоре с полицией. И чем больше думал о семье Бейкеров и о том, что они сделали, тем больше злился. Он должен поговорить с полицией, официально заявить обо всем. Он попросит не упоминать свое имя, пока идет расследование, а к тому времени, как запахнет жареным, есть надежда, что он будет уже мертв. Тед поговорил со своим адвокатом, сообщил, что ему недолго осталось, и настаивал, что, согласно завещанию, его кошки были первым приоритетом. О них нужно позаботиться. Тед поднялся наверх, намереваясь умыться и привести себя в порядок. Из-за коленей он перестал принимать ванну, не хотел застрять там без возможности выбраться. В доме никогда не было душевой, поэтому он использовал шланг для душа, напор у которого был очень слабым. Лишь тогда он снимал баллон с кислородом, и ему приходилось делать перерывы, сидя на большом пластиковом ящике в ванне. Даже простое движение рук вызывало у него одышку и новый болезненный приступ кашля. Снаружи уже смеркалось. Со своего наблюдательного пункта на ящике в ванне он видел сад за домом, расположенный ближе к лесу. Дом находился так далеко от ближайших соседей, что они даже не удосужились поставить матовое стекло. На подоконнике сидели две его кошки – удобно устроившаяся маленькая белая и огромный рыжий кот, который постоянно переминался с ноги на ногу, чтобы удержаться на скользком кафеле. Стая черных ворон сидела вдоль линии электропередачи, проходящей позади дома. Тед дрожал, ожидая, пока маленький пластиковый кувшинчик, который он использовал в ванне, наполнится теплой водой, а затем дрожащими руками поднял его и вылил себе на голову, свободной рукой убирая остатки шампуня. Послышался звук закрываемой дверцы машины, и стая ворон с карканьем взлетела с линии электропередачи. Мгновение спустя Тед услышал шум внизу. – Кто там? – позвал он. – Тишина в ответ, а потом он услышал скрип половиц, словно кто-то подошел к подножию лестницы. – Это ты, Артур? Почтальон иногда заходил проведать Теда, но всегда сначала стучал и спрашивал, можно ли войти. Тед торопливо вытер волосы и вышел из ванны на потертый ковер. Он услышал, как кто-то медленно поднимается по скрипучей лестнице. – Кто это? – крикнул Тед, пытаясь натянуть петлю кислородной трубки на голову. Он изо всех сил старался пристроить маленькие воздушные отверстия под ноздри, когда дверь ванной открылась. – Привет, Тед, – сказал голос. Он посмотрел на мужчину и увидел, что наряду с зимним пальто и сапогами, на нем были толстые черные перчатки. – Что ты здесь делаешь? – спросил Тед. Мужчина быстро подошел и дернул кислородную трубку. – Что? – Нет! – Тед упал вперед, споткнувшись о собственные ноги, и, извиваясь, приземлился на живот. – Давай, вставай, – сказал мужчина, хватая Теда за волосы. Тот закричал от боли, когда мужчина голышом вытащил его из ванной на лестничную площадку. Тед снова попытался закричать, но в легких у него не было воздуха. Он почувствовал прикосновение кожаной перчатки к голой ноге, и его подняли. – Мы немного прокатимся, – сказал мужчина. * * * Старший инспектор Делла Стрит позвонила Кейт в половине пятого и договорилась встретиться с ними в доме Теда Клафа около шести. Когда Кейт и Тристан подъехали, у задней двери стояли две полицейские машины. Было темно, а кухонная дверь настежь раскрыта. Кошки Теда ходили кругами в свете, льющем из кухни, и возбужденно мурлыкали. Кухня выглядела так же, как и раньше, но стоило им войти в коридор, как они увидели Деллу Стрит, она сидела на корточках рядом с телом Теда Клафа у подножия лестницы. Он лежал на животе, будучи абсолютно голым. Кейт видела, что у него сломана шея и голова повернута не в ту сторону. Кислородная трубка была все еще обвита вокруг шеи. – Боже, – сказал Тристан. Кейт прогнала большого рыжего кота от тела Теда, когда тот начал его обнюхивать. – Что случилось? – спросила Кейт. – Мы приехали пять минут назад и нашли его, – ответила Делла. По лестнице спустился молодой офицер в форме. – Здесь никого нет. Никаких следов взлома, – доложил он. – Посмотрите на синяк на правой ноге. Это отпечаток руки, а кожа на затылке выглядит поврежденной… – сказала Кейт. – Думаете, его кто-то сбросил? – Она взглянула на кровавую вмятину в гипсокартоне у подножия лестницы. На полпути вверх по лестнице лежало тонкое бледное банное полотенце, а через пару ступенек вниз – кислородный баллон Теда. Кейт начала подниматься по лестнице, когда по рации Деллы сообщили, что офицеры уже в пути. В ванной царил беспорядок – аптечка снята со стены, а содержимое разбросано по полу. Кейт быстро проверила остальные комнаты, но они были пусты. Когда Кейт спустилась вниз, Генри Ко как раз входил в дом с тремя другими офицерами, включая инспектора Мертона с его помятым костюмом и таким же помятым лицом. – Какого черта она делает на месте преступления? – спросил Генри, увидев Кейт. – Как вы узнали, что это место преступления? – спросила Кейт, переводя взгляд с Генри на Мертона. – Делла приехала всего пять минут назад. 38 Кейт с Тристаном отвели в маленький полицейский фургон и велели ждать. Внутри было тесно, никаких окон, лишь маленькие сиденья и столик. – Нас здесь удерживают? – спросил Тристан. Он сидел на скамейке. Кейт расхаживала взад и вперед по небольшому помещению. За дверью фургона стоял полицейский. – Похоже на то, – ответила Кейт. Она открыла дверь. – Нам нужно подышать свежим воздухом, – сказала она офицеру, стоявшему снаружи. Фургон криминалистов был припаркован у дома Теда вместе с двумя другими полицейскими машинами. – Вам необходимо оставаться внутри, чтобы мы могли проверить дом на предмет улик, – сказала молодая женщина и добавила: – Не хотите ли чашечку чая? – Я бы выпил чаю, – сказал Тристан. Полицейский офицер поднялась по ступенькам, закрыла за собой дверь и начала готовить им чай в крошечной кухоньке в углу. Час спустя Генри Ко вошел в фургон, чтобы поговорить с Тристаном и Кейт. Он предложил им сесть и устроился напротив них в тесном пространстве. – Делла только что сказала мне, что с ней связалась суперинтендант Варя Кэмпбелл из Мета, – сказал он. – Ты договорилась с Тедом Клафом, чтобы он сделал официальное заявление о двух телах, найденных в водохранилище «Черные пески» в восемьдесят девятом и девяносто первом… Почему я не знал об этом? Кейт решила быть откровенной с Генри и рассказала ему о том, что они с Тристаном обнаружили. И подтвердила, что у Теда Клафа были компрометирующие сведения о смертях на водохранилище и сокрытии, организованном семьей Бейкеров. Он должен был сделать официальное заявление, но, приехав на встречу, они нашли его мертвым. – Он не падал с лестницы. Это был не несчастный случай, – сказала Кейт. – Судя по тому, как он ударился головой о стену, его сбросили с лестницы… Затем Кейт рассказала об имеющейся у них информации, исчезновении Магдалены, убийстве Саймона Кендала и других пропавших без вести молодых мужчинах и женщинах. Генри слушал все это и казался искренне встревоженным, но, когда Кейт дошла до той части, где Кирсти Ньюветт подобрал Аррон Ко, он стал сердиться и нервничать. Генри обхватил голову руками. – Господи, – сказал он. – Кирсти Ньюветт, она будет вечно преследовать мою семью. Кейт посмотрела на Тристана, тоже удивленного реакцией Генри. – Вы знакомы с Кирсти Ньюветт? – спросила Кейт. – Не знаю ее лично, но многое знаю о ней. Вся моя семья знает. Генри потер лицо и сделал глубокий вдох. Затем подошел к двери служебного фургона, где уже толпились двое полицейских и криминалисты, и закрыл ее. – Я кое-что вам расскажу, но все должно остаться конфиденциальным. Не могу допустить, чтобы вы двое разгуливали вокруг, распространяя эти безумные теории, – сказал он. После сел прямо перед ними. – Это не безумные теории… – начала Кейт. Он поднял руку. – Пожалуйста, дайте мне сказать. – Ладно, говорите, – ответила Кейт. – Во-первых, я согласен, смерть Теда Клафа выглядит очень подозрительно, и мы рассматриваем ее именно в этом ключе. Он коллекционировал редкие золотые монеты. За последние три месяца мы дважды приезжали на его сообщения о том, что в дом вторглись посторонние. У него в кабинете, в простых незапертых ящиках, лежало золотых монет почти на двадцать тысяч. Мы целую вечность уговаривали его положить деньги в банковскую ячейку… А на место преступления прибыли так быстро, потому что находились неподалеку и слышали, как Делла говорила по радио. Пока вы ждали здесь, мы обнаружили, что все его золотые монеты действительно пропали. Мы думаем, что он напугал незваного гостя или гостей, которые и убили его. – У него была компрометирующая информация, которую он собирался нам сообщить. – И я непременно займусь этим, Кейт, – сказал он. Генри казался таким искренним, но она не собиралась вестись на его вздор. – А как насчет Кирсти Ньюветт? Она назвала имя вашего отца без какой-либо подсказки. Лицо Генри снова помрачнело. Он встал и подошел к одному из компьютеров в фургоне. – Здесь у меня есть доступ к единой информационной системе1. Я показываю вам это лишь для того, чтобы объяснить, – сказал он. Он нашел полицейское досье, затем нажал «печать». Пока он ждал, когда страницы выйдут из принтера, все молчали. Тристан нервно взглянул на Кейт. Генри вернулся к столу. – То, что я покажу, строго конфиденциально, – сказал он, протягивая несколько листов полицейского отчета с надписью «КИРСТИ НЬЮВЕТТ». Кейт с замиранием сердца начала читать бумаги. – Кирсти не упоминала, что в десятом году, вскоре после того, как ее выпустили из объекта в Бирмингеме, мой отец получил против нее запретительный судебный приказ? – тихо спросил он. – Нет, – ответила Кейт, просматривая полицейские отчеты и передавая их Тристану. Она прочла, что Аррон Ко шесть раз звонил в полицию, когда Кирсти нашли в саду его дома неподалеку от Эксетера, а потом еще два раза, когда она вломилась в семейный дом. Последний раз это было в день Рождества в одиннадцатом году, когда она разбила зеркало и порезала запястья в семейной ванной комнате. Кейт вспомнила шрамы, которые видела на запястье Кирсти. – Она уже несколько лет преследует моего отца. А также угрожала матери и брату… У вас когда-нибудь был преследователь, Кейт? – спросил Генри. – Да. – Тогда вы понимаете, насколько это может быть ужасно. На прошлое Рождество лишь благодаря нашей сообразительности и знаниям по оказанию первой помощи мы спасли ее от смерти от потери крови в нашей ванной. Я не хотел, чтобы она умерла в нашем доме и чтобы нам пришлось жить с этим, – сказал Генри. – Это не объясняет, с чего началось увлечение Кирсти твоим отцом, – сказал Тристан. Генри кивнул. – Мой отец был лицом полиции, часто появлялся в новостях и местных криминальных сводках. В течение нескольких лет он посещал и школы. В школе Кирсти он появился, когда ей было шестнадцать. Мы думаем, что именно там она впервые увидела его. – А как насчет Саймона Кендала? – спросила Кейт. – Почему вы поспешили объявить его смерть несчастным случаем, а потом пошли на попятную? – Я не объявлял его смерть несчастным случаем. Просто полагался на слова судмедэксперта. – Почему пригласили другого коронера? Вскрытие должен был производить Алан Хэксам, – спросила Кейт. – Совершенно верно, Алана Хэксама не просили делать вскрытие. Правительство владеет пятьюдесятью процентами акций водохранилища «Черные пески» и гидроэлектростанции, которая обеспечивает электроэнергией миллионы людей. Нет ничего необычного в том, что правительство посылает кого-то посмотреть на подозрительную смерть. Кого-то, у кого, возможно, более высокий уровень допуска. Кейт покачала головой. – Не очень правдоподобно, – сказала она. – Да? А что, если Саймон Кендал был террористом и планировал диверсию на электростанции? – Он был местным студентом. – Теперь мы знаем, – сказал Генри. – Я понимаю, что ты уже давно не служишь в полиции, Кейт, но мы автоматически проверяем все, даже если на первый взгляд что-то в деле кажется безобидным. – Итак, теперь, когда вы знаете, что Саймон Кендал был всего лишь студентом, вам не кажется, что его смерть была подозрительной? – Да, – сказал Генри. – И у нас есть орудие убийства. В грязи на берегу водохранилища мы нашли колышек для палатки. На нем были отпечатки пальцев Герайнта Джонса, и им же был заколот Саймон. Мы знаем, что в заборе рядом с водохранилищем есть дыры. С этой информацией у нас появляются более веские доказательства против Герайнта Джонса. Это дает Саймону и Герайнту возможность добраться до воды без необходимости перелезать через забор. Кейт откинулась на крошечное неровное сиденье фургона. Все ее расследование было уничтожено. Неужели они зря теряют время? Играют в детективов? Когда такие полицейские, как Генри, могут узнать подробности о свидетелях через полицейские файлы в сети МВД? Кейт всегда гордилась тем, что обладает всей необходимой информацией. Теперь она видела, что у них ничего нет. – А как же Магдалена Росси? – спросила Кейт. – Вы вытащили ее мотороллер из канавы. – Да, и эта канава на протяжении двадцати метров ведет в ливневую канаву, где мы нашли одну из ее сережек, – сказал Генри. – В тумане она вполне могла съехать с дороги и упасть в кювет. Ливневая канализация уносит воду с полей в море. Если вы помните, в тот вечер был сильный ливень. Мы работаем над теорией, что ее тело унесло паводковыми водами. Мы уже предупредили береговую охрану, что ее тело могло смыть в море, но, как вы знаете, береговая линия в этом районе неустойчива, с сильными течениями и приливами. Скутер Магдалены застрял в устье ливневого стока, и это заставляет нас думать, что ее могло смыть в море. Возможно, мы никогда не найдем ее тело. Хотелось бы надеяться, что нам это удастся… Вы оба должны понять, что я делюсь с вами этой информацией конфиденциально, в условия строжайшей секретности. Кейт осмысливала все это, пытаясь найти другой вопрос или факт, который опроверг бы слова Генри. Оставалось еще так много вопросов о молодых мужчинах и женщинах, которые пропали без вести – о связанных телах, которые Тед нашел в водохранилище и о которых ему пришлось лгать. – Я все еще думаю, что вам следует обыскать водохранилище, – Кейт услышала дрожь в собственном голосе. – На каком основании? – спросил Генри. – На том основании, что тела были сброшены именно туда, а выданы за несчастные случаи. На дне может быть еще больше тел, – сказала Кейт. – Я не могу оправдать закрытие крупной электростанции и трату ресурсов нашего подразделения водолазов предчувствием… – его голос затих. – Предчувствием кого? – Детектива-любителя, у которого, если быть откровенным, в прошлом были неприятности. – А вот это грубо, – заметил Тристан. – Нет, я говорю откровенно и прямо, – сказал Генри. – И думаю, вам нужно, чтобы я был откровенен, прежде чем обнаружите, что выглядите глупо. В дверь полицейского фургона постучали, и по ступенькам поднялся инспектор Мертон. – Извините, шеф. Криминалисты почти закончили. Похоже, злоумышленник проник через заднее окно. У нас есть битое стекло, частичный отпечаток большого пальца и следы снаружи… А также к вам, э-э-э, посетитель. Кейт и Тристан вышли из фургона вслед за Генри. Высокий худощавый мужчина лет пятидесяти с небольшим разговаривал с одним из полицейских в форме, стоявших у задней двери дома. Он был одет в дорогой костюм в тонкую полоску, длинное черное пальто и начищенные черные туфли. Он был очень бледен, с седеющими волосами и пробивающейся щетиной на лице. – Да, лорд Бейкер, но пока криминалисты не закончат, я не могу никого впустить, – сказал полицейский. – Конечно, я все понимаю, – сказал он. – А, Генри, – добавил он, увидев его с Кейт и Тристаном. – Томас, – поприветствовал Генри. – Я только что получил известие из конторы по недвижимости, – сказал Томас, глядя на Кейт и Тристана. – Да. Мы пытаемся во всем разобраться. Похоже на ограбление, – сказал Генри. Кейт недоумевала, зачем здесь Томас Бейкер, и, должно быть, сердито смотрела на него, потому что он повернулся к ней и Тристану. – Мы встречались? – спросил он. – Я Томас Бейкер. – Зачем вы здесь? – спросила она, игнорируя протянутую руку. Томас прищурился. – Может быть, вы представитесь? – спросил он. – Кейт Маршалл, а это мой коллега, Тристан Харпер. – Коллега в чем именно? – властно спросил он. – Я частный детектив, и мы расследуем смерть Саймона Кендала в водохранилище… – Кейт не связана ни со мной, ни с полицией, – добавил Генри. Кейт заметила, что они привлекли внимание других полицейских в форме. – Почему вы здесь, на месте преступления? – повторила Кейт. Томас неловко поежился. Он долго смотрел на нее. Казалось, обдумывая ответ. – Дом Теда Клафа находится на территории поместья «Черные пески». Он был моим арендатором, – ответил он ледяным тоном. – Как владелец поместья, я причастен к любым преступлениям, совершенным на моей земле и в интересах моих арендаторов. Вам этого объяснения достаточно, мисс Маршалл? Кейт ощутила, как под пристальными взглядами окружающих ее щеки покраснели. Манера Томаса говорить и реакция остальных заставила ее почувствовать себя так, словно ей сделал выговор школьный учитель. – Вам не нравится, когда вас допрашивают, не так ли? – спросила она, стоя на своем и заставляя себя посмотреть ему в глаза. Томас взглянул на Генри, и его лицо расплылось в кривой тошнотворной улыбке. – Только не детективом-любителем, и его, как это там называется, прихвостнем? – сказал он, посмеиваясь. Генри и другие полицейские вокруг неловко рассмеялись. – Тед Клаф собирался сделать официальное заявление и сказать, что во время работы на водохранилище ему поступил прямой приказ солгать о двух телах, найденных в воде… Томас перестал смеяться. – В восемьдесят девятом и девяносто первом в водохранилище были обнаружены тела двух женщин со связанными руками и ногами. Ему было приказано утаить эту информацию, а также солгать о месте, где были найдены тела… Томас поднял руку и придвинулся к Кейт, понизив голос: – Один из моих престарелых жильцов подвергся жестокому нападению всего в нескольких шагах от моего дома, а вы тут кричите во весь голос о серьезных и, если это правда, очень деликатных вопросах. Хотелось бы, чтобы вы умерили пыл. И предлагаю вам сделать официальное заявление Генри, старшему инспектору Ко, здесь… – Она уже предоставила мне информацию, – сказал Генри. – Хорошо. Тогда я могу оставить это тебе, Генри. Я верю, что вы тщательно расследуете эти обвинения, и, конечно, если смогу быть чем-то полезен, готов сотрудничать с вами по всем вопросам, – сказал Томас. В задней двери появился человек из команды криминалистов и сказал Томасу Бейкеру, что тот может войти в дом. – Прошу прощения, – сказал он, ныряя под полицейскую ленту и исчезая в доме. Генри последовал за ним. – Проследите, чтобы их проводили с территории, – сказал он инспектору Мертону. * * * Кейт и Тристан выехали на главную дорогу, за ними в своей машине следовал инспектор Мертон. Он остановился позади них у ворот и наблюдал, пока Кейт не выехала на главную дорогу. В машине воцарилась гнетущая тишина. – Ты злишься на меня? – наконец подала голос Кейт. – Нет, просто я в замешательстве. Разозлился из-за того, как он с тобой разговаривал… Лучше бы я открыл рот и сказал что-нибудь, – сказал Тристан. – Заносчивый придурок. – Спасибо, – сказала Кейт. – Генри подверг сомнению все, что мы знаем… о Кирсти… Герайнте… других жертвах, – сказал Тристан. – А как же Тед? Почему он не сказал нам, что его дом находится на территории чертового поместья «Черные пески» и что он арендовал его у семьи Бейкеров? – Он мертв, и мы этого никогда не узнаем, – ответил Тристан. – Кража со взломом вполне логична. И это чертовски удобно… А Магдалена? Ты правда думаешь, что она съехала с дороги и упала в ливневую канализацию? Тристан потер глаза. – Кейт, она гоняла как сумасшедшая… Я видел, как она поворачивала на скутере. Существуют ведь истории о машинах, съезжающих с дороги и оказывающихся в канавах… – Черт! – воскликнула Кейт, ударив кулаком по рулю. – Мы основывали всю нашу теорию на том, что рассказала мне Кирсти. – Как думаешь, Генри мог сфальсифицировать полицейские отчеты? – спросил Тристан. Кейт покачала головой. – Я видела, как он вошел в центральную полицейскую базу данных. Эти записи могли быть сфальсифицированы, но это огромный риск… Еще я видела в досье несколько записей, сделанных разными офицерами в разные даты, и все они сообщали о случаях преследования, касающихся Кирсти. Тогда придется покрывать огромное количество офицеров разных рангов из разных мест. – И что нам, черт возьми, теперь делать? – спросил Тристан. – Не знаю, – ответила Кейт. Она понятия не имела, кому и чему теперь верить. 39 Магдалена очнулась от наркотического опьянения вся в ранах и синяках. Почувствовав между ног что-то отвратительно липкое, она резко пришла в себя. «Нет. Со мной такого больше не случится», – сказал голос в ее голове. «Он больше так с тобой не поступит, слышишь? Ты выживешь». Магдалена сказала это по-итальянски, а потом по-английски, просто ради уверенности. Она собиралась выжить, должна победить его и пережить это. Она не ела уже несколько дней, одежда казалась свободной, и девушке постоянно приходилось подтягивать джинсы, но у нее был доступ к чистой воде. Вода поможет ей выжить и размышлять здраво. Она вспомнила документальный фильм о морских котиках США2. В интервью один из них сказал, что на задании страх – его постоянный спутник. Он пояснил, что страх порождает огромное количество адреналина и энергии, и можно использовать их, повернув ситуацию так, чтобы страх работал на вас. Он также сказал, что всякий раз, когда находился в опасных условиях, ему приходилось использовать все, что у него было, даже самое маленькое и незначительное. Магдалена встала с кровати и начала исследовать подземелье. Пришло время сражаться, а не прятаться в темноте. Она на ощупь прошла по коридору от дверей лифта до комнаты с кроватью и раковиной. Основание кровати представляло собой бетонный квадрат, на который был уложен матрас из тонкого поролона с пришитой простыней. Раковина сделана из тяжелого фарфора и, как и кран, плотно прикручена к стене. Магдалена провела ладонями по каждому дюйму своей тюрьмы, обозначая руками контуры стен. Она ощупала кафель, заметив остатки клея в некоторых местах, но все плитки были плотно залиты цементом. Пол был гладким и холодным, похоже, бетонным. Добравшись в коридоре до маленькой комнатки с туалетом, она собралась с духом и проверила все вокруг. Унитаз был сделан из тяжелого фарфора, на нем не было стульчака. Магдалена ощупала канализационную трубу позади него, которая была прочно прикреплена к стене. Гадость, так липко. Тонкая трубка вела от унитаза к старомодному бачку, расположенному высоко на стене. Длинная цепь, которую обычно крепят к сливному механизму, отсутствовала. Балансируя, Магдалена осторожно взобралась на унитаз и потянулась к бачку. Его закрывала фарфоровая крышка, настолько тяжелая, что девушка не могла поднять ее. Ей удалось отодвинуть крышку в сторону, и та упала, с оглушительным грохотом приземлившись на бетонный пол. Магдалена поскользнулась, и ее левая нога погрузилась в чашу, за ней последовала правая. – Отлично, просто отвратительно, – сказала она. Ей удалось устоять на ногах, и, ухватившись за стенки, она выбралась из унитаза, отряхивая мокрые ноги и радуясь, что спустила воду в унитазе. Забравшись обратно на унитаз, Магдалена пошарила внутри бачка. Шаровой кран был крепко закреплен, и она не могла нащупать, было ли там что-то еще, какой-то другой механизм. Вода была очень холодной, и у Магдалены быстро онемели руки. Она спустилась вниз, присела на край унитаза и вытерла руки о джинсы, разогревая конечности. Муки голода вернулись. Они накатывали волнами, на этот раз ее желудок сжался, и от боли девушка согнулась пополам. Магдалена стиснула зубы и подождала, пока спустя несколько минут приступ не прошел. Босой ногой она коснулась края крышки бачка и почувствовала, что при падении толстый фарфор разбился вдребезги. Магдалена опустилась на колени и осторожно ощупала осколки. К ее радости, она нашла угловой кусок с острым, зубчатым концом. Гладкий край которого четко помещался на ее ладони. У нее появилось оружие. 40 – Тебе надо немного поспать, – сказала Кейт Тристану, высаживая его у дома. Она заметила темные круги у него под глазами. – Тебе тоже. Утром ситуация будет казаться лучше, – произнес он, заглядывая в открытую дверь. В его голосе не было убежденности. – Хочешь, я завтра первым делом принесу тебе завтрак? – добавил он. – Жареное яйцо с беконом на булочке? – Да, что-нибудь, что заставит меня завтра встать. – Как насчет зайти перекусить? – предложил Тристан. – Все нормально, спасибо. Кейт видела, что Тристан беспокоится о ней, и была благодарна ему за заботу, но ей просто хотелось вернуться домой и побыть одной. Открыв входную дверь своего дома, она ощутила холод. Поэтому развела в камине огромный огонь, сделала себе тосты с сыром и чаем со льдом и съела их в темной гостиной, глядя на огонь. Она чувствовала, как все ускользает – ее зацепки в этом деле и вера в себя. Ей хотелось поговорить с Кирсти. Хотелось верить, что Магдалену смыло в море. Она также знала, что позже должна пойти на собрание анонимных алкоголиков, но продолжала сидеть перед камином. Ее ноги и лицо горели от близкого огня, но она не могла избавиться от холода внутри. Телефон издал звук входящего сообщения, и она вытащила его из кармана джинсов. Это был Джейк, он спрашивал, может ли она говорить по скайпу. Она написала, что будет готова через десять минут. Затем, быстро передвигаясь по гостиной, убрала старые тарелки и бумаги и включила свет. Кейт пошла в ванную, причесалась и плеснула холодной водой в лицо, надеясь, что Джейк подтвердит приезд на каникулы на следующей неделе. Кейт села в свое любимое кресло у окна с ноутбуком как раз в тот момент, когда он позвонил. Когда она ответила на звонок, на экране появилось изображение, Джейк сидел на диване рядом с мамой Кейт, Глендой. Судя по тому, что ее мать все еще была в фартуке с надписью «Я люблю Йоркский собор», они уже поужинали. Джейк был одет в черную футболку, его волосы все еще доставали до плеч. – Привет, мам, – сказал Джейк, поднимая руку. – Привет, милый, – ответила Кейт. – Кэтрин, мы ждем только твоего отца. Иди сюда, Майкл. Мы ждем тебя, – сказала она, глядя мимо камеры. – Все в порядке? – спросила Кейт. Гленда иногда появлялась во время их с Джейком звонков, но присоединялась к разговору, лишь если были какие-то важные вопросы, а отец вмешивался только тогда, когда ситуация становилась по-настоящему серьезной. – Как там погода, Кэтрин? – спросила ее мать. – Холодно, что вполне ожидаемо, – ответила она. Отец Кейт, с копной седых волос и очками на золотой цепочке на шее, неуклюже вошел в кадр и тяжело опустился рядом с Глендой. Он был одет в ярко-красный джемпер с желтым ромбовидным узором. – Здравствуй, Кэтрин, дорогая, – поздоровался он, поднимая очки на цепочке и надевая их. Затем уставился на экран. – Хорошо выглядишь. – Он всегда так говорил. Кейт подумала, что даже если в нее выстрелят в упор, отец все равно скажет, что она хорошо выглядит. – Да, я все еще плаваю каждый день. – Вижу, ты разожгла огонь. – Да. – Когда ты в последний раз чистила трубу? – спросил он. – Хм, думаю, в прошлом году. Он недовольно покачал головой. – Тебе следует еще раз почистить ее, Кэтрин. Тебе же не нужен пожар в дымоходе, это было бы очень нехорошо. – Майкл, мы здесь не для того, чтобы обсуждать камин Кейт, – сказала Гленда. Джейк взглянул на Гленду и Майкла. Гленда кивнула. – Мам, мне нужно поговорить с тобой об этой неделе, о каникулах, – сказал Джейк. «Ну вот, – подумала Кейт, – он меня бросает». Она сделала глоток чая со льдом. – Я бы хотел приехать завтра, если это не слишком внезапно, и остаться на пару дней. – Конечно, отлично, – сказала Кейт, думая, что неправильно поняла ситуацию. Хотя она надеялась, что он останется на неделю. Особенно сейчас, когда творилась полная неразбериха, немного нормальности ей бы не помешало. – Мама. Есть кое-что, что я хочу сделать. Должен сделать… – сказал Джейк, прочищая горло. – Ты знаешь, что после того, что случилось летом, я ходил к психологу? – Да. – Он классный, и он помогал мне с некоторыми другими проблемами. – Другими проблемами? – спросила Кейт чуть резче, чем намеревалась. – Связанными с… – Казалось, Джейк чувствовал себя очень неловко и смотрел в пол. Длинные волосы упали ему на лицо. – Джейк, смотри на маму, когда говоришь, и не прячься за волосами, – сказала Гленда. – Бабушка, я пытаюсь, – сказал он, заправляя волосы за уши. Затем сделал глубокий вдох. – Роланд, это мой психолог, на сеансах он заставил меня говорить о моем отце… Я знаю, кто он, и знаю, что он сделал, но я хочу пойти и увидеть его. – Пойти увидеть кого? – спросила Кейт, на минуту растерявшись. – Моего отца, Питера Конвея, – сказал Джейк. Кейт забыла, как дышать. Шум волн на пляже внизу ревел у нее в ушах. На экране Джейк продолжал говорить, но она не слышала его, лишь видела, как шевелятся его губы. Кейт резко втянула воздух, и голос Джейка снова стал громким и ясным. – Я действительно думал об этом, и мне уже шестнадцать. Юридически я могу увидеться с ним, если захочу… Три лица сидящих на диване выжидающе смотрели на нее. – Он не захочет тебя видеть, – наконец сказала Кейт. Ее голос был тихим, говорить было трудно. Во рту у нее пересохло. Она прочистила горло. – Мне сказали, что он никого не хочет видеть. – Питер уже согласился встретиться с Джейком, – сказала Гленда, неловко улыбаясь. – Мы связались с больницей, где он, э-э… э-э… Внезапно Кейт почувствовала прилив гнева к матери. После всего, через что пришлось пройти их семье, она продолжала все приукрашивать. – Остается? Мама. Это ты собирался сказать? Его держат бессрочно в охраняемой психиатрической лечебнице по милости Ее Величества. Он – серийный убийца. – Кейт, пожалуйста. Я от этого не в большем восторге, чем ты, но Джейк имеет право увидеть своего отца. – Перестань называть его отцом! – крикнула Кейт, вставая. – Он вообще никто. Ничто! Он не более чем случайность в моей жизни… – Мама, мама! – воскликнул Джейк. Кейт все еще кипела от злости, ее сердце бешено колотилось. – Мама, ты должна уважать мое решение. Мне нужно пойти и увидеть его, просто необходимо. Ты должна понять. Я не хочу дружить с ним… – Что значит дружить? Ты едва ли приблизишься к нему, даже если будешь вежлив. Ему все равно, – сказала Кейт. – Он чудовище, и я говорю это как человек, который верит в способность людей исправляться. Он пытался убить меня, Джейк. Дважды. И во второй раз, когда ты был там, он был довольно жесток и с тобой. Он хотел, чтобы ты смотрел! – Я знаю, мам… – И что? У тебя нет никакой благосклонности ко мне? – спросила Кейт. – Послушай, Кэтрин, я понимаю, что ты чувствуешь, – сказал Майкл. – Но хватит о благосклонности. Джейк всего лишь взрослый человек, и он ничего не сделал, кроме как любил тебя, несмотря на твои проблемы в прошлом… в которых мы тебя не виним. – У Питера Конвея поблажки, а вы все еще используете мои проблемы в прошлом против меня? Майкл поднял руки. – Кейт, мы знаем, что ты сожалеешь. И гордимся тем, как ты справляешься, как возвращаешь свою жизнь в нужное русло. Парень просто хочет сесть и поговорить с Конвеем. Всего час. Джейк имеет право интересоваться своим биологическим отцом. Джейк не питает иллюзий относительно того, кто такой Питер и что он сделал… – Возвращая свою жизнь в привычное русло? – переспросила Кейт. – Моя ошибка, прости. – Папа, я не пью уже десять лет, у меня достойная карьера, нет долгов, но мне всегда приходится извиняться, да? Меня никогда не простят… До конца дней я буду извиняться и унижаться. А этот монстр Питер Конвей, на совести которого невообразимое зло, диктует условия встречи с Джейком. Почему вы все пресмыкаетесь перед ним? Поговорим о долбанных мужских привилегиях! Кейт почувствовала, что начинает терять самообладание. Она хотела выбросить ноутбук через окно на пляж внизу. Она любила Джейка, но почему он хотел видеть Питера Конвея в то драгоценное время, которое они проводили вместе в период школьных каникул? Она потратила годы, пытаясь загладить свою вину за то, что была плохой матерью, когда он был маленьким, и все же Питера Конвея, который не сделал ничего, кроме как причинил страдания и боль, удостаивали визитом. – Мам! Тебе не нужно извиняться, мама, никогда, – сказал Джейк, наклоняясь ближе к камере. Кейт почувствовала, что начинает плакать. Она смахнула слезу. – Ты моя мама, и я люблю тебя. И знаю, что ты любишь меня. Я знаю, что Питер никогда не будет мне настоящим отцом. Кейт села. – Я просто скучаю по тебе, Джейк. И чувствую вину за то, что меня не было рядом с тобой. Я так долго жила отдельно от тебя, а теперь ты вот-вот станешь взрослым, уйдешь и будешь жить своей собственной жизнью… как и следовало бы, но мне кажется, что у меня никогда не было шанса стать твоей матерью. Наступило неловкое молчание. Они и в лучшие времена не умели открыто выражать свои чувства. – Мама. Я просто должен встретиться с ним и поговорить, – сказал Джейк почти умоляюще. – В течение многих лет я слышал, как люди говорят о нем и шепчутся за моей спиной, что мой отец – серийный убийца… Они превратили его в какого-то легендарного плохого парня, этакую знаменитость. Я должен идти по жизни с этим грузом на плечах, а я не хочу его бояться. Если бы я только мог поговорить с ним и сделать его реальным. Он просто человек. Последовало долгое молчание. Кейт все еще ненавидела мысль о том, что Джейк может навестить Питера, но его слова произвели на нее впечатление. Ее нижняя губа задрожала. – О, Кэтрин, – сказала Гленда. – Мы все тебя любим. Просто знай это. – Мне нужно взять салфетку, – сказала Кейт, чувствуя слезы и необходимость вытереть нос. Она поспешно схватила кухонное полотенце, высморкалась и попыталась взять себя в руки. Сделала несколько глубоких вдохов и услышала, как Джейк и ее родители разговаривают. – Итак, я вернулась, – сказала она, снова садясь. – Что ж, как ты планируешь встретиться с Питером? Джейк, Гленда и Майкл обменялись неловкими взглядами. – Мам, я бы хотел приехать к тебе завтра, а с Питером мы договорились встретиться в понедельник. Конечно же, в больнице Грейт-Барвелл. – Зачем тебе ехать сюда, если ты мог просто встретиться с ним и уехать обратно? – спросила Кейт. Еще одна неловкая пауза. – Питер Конвей согласился встретиться со мной при условии, что ты тоже придешь. 41 Мужчина вошел в кабину лифта. Это был старый служебный лифт, в серых тонах, и с виду весьма функциональный. Он управлялся при помощи ключа, который он вставил в замочную скважину, расположенную по левую сторону, и провернул ключ в замке. Двери закрылись, отрезая льющееся из коридора освещение, и лифт тут же с грохотом начал опускаться вниз. Очки ночного видения, которые мужчина держал при себе, были маленькими и компактными. Прибор включился с характерным механическим жужжанием, и он увидел кабину лифта в черно-белых тонах, подсвеченную зеленым цветом. Мужчина открыл малокалиберный револьвер и проверил наличие патронов. Провернул барабан и защелкнул его обратно. Всего можно было произвести шесть выстрелов. Ему необходимо использовать их с умом, иначе можно легко поддаться панике, если вдруг ситуация выйдет из-под контроля. Для такого дела следует сохранять спокойствие. Мужчина держал у себя в плену девушку на протяжении целой недели, и ему было с ней весело, очень даже весело, но она слабела с каждым днем. До этого он уже брал в заложники пару человек, на этот раз удерживал их в неволе дольше, чем обычно, и в результате они просто слетели с катушек, нанеся себе телесные повреждения. Одна девушка внезапно умерла, так и не дав ему насладиться финальным аккордом происходящего. Другая девушка решила взбунтоваться, чем вызвала у него стойкое чувство отвращения. Лучше бы он просто прикончил своих жертв, пока они еще оставались в здравом уме и были достаточно напуганы. Самым приятным для этого человека было вести наблюдение за своими заложницами, следуя по пятам за ними в темноте, упиваясь их страхом. Мужчина любил оставлять небольшие препятствия на их пути, чтобы потом девушки могли о них споткнуться и упасть. Еще он упивался их гневом после падения, потерей всякого контроля и полной дезориентацией. Наслаждался тем, как разум его жертв начинал рассыпаться на части, но при этом у этих девушек все еще оставалась какая-то надежда. Ему нравилось шлепать, колоть, толкать в темноте несчастных пленниц, вызывая у тех ощущение дезориентации. В прошлом он похитил нескольких парней, но это было не так весело, как похищать девчонок. Парни сопротивлялись с куда большим рвением. В этом случае ему приходилось пускать в ход нож – перерезать связки коленного сустава. Это не было смертельно, а только предотвращало лишние телодвижения. Что касается секса – он предпочитал его с девушками, но парни столь же сильно возбуждали в нем жажду насилия. В итоге он пришел к выводу, что лучше пристрелить их одного за другим. Оружие пробило плоть, причинив множество повреждений. Убийца вышиб одному из парней мозги, которые растеклись на полу кровавым месивом. Лифт медленно опускался через два этажа к подвальному помещению. С технической точки зрения подвал находился ярусом ниже, но при этом глубина его составляла целых два этажа. Подвал находился под несколькими слоями земли и был полностью звуконепроницаем для внешнего мира. Несмотря на глубину помещения, мужчина поместил магнитофон на первом этаже, чтобы проверить звукоизоляцию, когда впервые выстрелил из пистолета в подвале. Шум от выстрела был оглушительным и заполнил собой все замкнутое пространство подвального помещения, однако магнитофон смог записать лишь слабое потрескивание, так что маньяк убедился в том, что звук не будет слышен за пределами здания. Он был так хорошо изолирован. Лифт с характерной вибрацией и грохотом прекратил свое движение. Мужчина повернул ключ в обратном положении, и двери открылись. Он слегка опешил, увидев, как девушка стоит по ту сторону от дверей лифта, вся залитая зеленым свечением от его очков ночного видения. В зеленых оттенках сепии она выглядела совсем исхудавшей и ослабленной. Щеки на лице впали, а длинные волосы – свисали жирными прядями. – Вот ты где…, – сказала девушка, глядя прямо на него. Сперва мужчина опешил, откинув очки ночного видения, на миг потеряв возможность видеть так же, как это было со стоявшей перед ним девушкой. «Откуда мог просочиться свет в эту подвальную комнату? Она что, может его видеть?» Когда мужчина приподнял очки, раздался свистящий электронный звук, и прибор выключился. В подвале стояла кромешная тьма. – Я слышу тебя, даже если ничего не видно, – прорычала она. В темноте он услышал ее истошный крик. Мужчина вновь надвинул на глаза очки ночного видения, но девушка стремительно приближалась к нему с чем-то зажатым в руке. Она столкнулась с похитителем, выбив у того оружие из рук, и вдруг он ощутил, как что-то острое вонзилось ему в плечо. Пистолет заскользил по полу в противоположную от лифта сторону. Вместе они врезались прямо в двери лифта и сползли на пол. Громко вскрикнув, девушка ударила похитителя во второй раз, разрезав рубашку насквозь. Мужчина почувствовал резкое и режущее движение, пронесшееся в опасной близости от его правого соска. «Как, черт возьми, у нее это получилось?» – задумался он. Девушка нанесла еще один удар, на сей раз по голове. Мужчина вскрикнул, и она ударила его по ребрам прежде, чем он сумел нанести ей ответный удар в живот. Очки ночного видения съехали набок, и тот поправил их. Похититель вновь ударил девушку, и она со стоном выкатилась из лифта. В панике мужчина вставил ключ в замочную скважину и провернул в правую сторону. Он наблюдал за своей жертвой, когда двери лифта закрывались. Он пришел в чувство и прислонился к стене, когда лифт начал подниматься на верхний этаж. Мужчина заметно дрожал и сильно запыхался. «Боже мой, ну и ну» – подумал он, проверяя себя на предмет повреждений. Его рубашка была изрезана на плече и в нескольких местах в районе грудной клетки, к тому же он потерял много крови. Как такое могло произойти? Она же совсем обессилила от голода. Он вдруг заметил, что плачет, и это разозлило его еще сильнее. Он восстановил дыхание, только когда лифт добрался до верхнего этажа и двери открылись. Он вышел в тусклый свет коридора и осел на пол, схватившись за раны на теле. Вероятно, ему потребуется наложить швы на рану в плече. Как, черт возьми, он объяснит в больнице, что с ним произошло? – Вот проклятье! – выкрикнул он. И тут до него дошло… «О нет, нет, нет… НЕТ!» Револьвер. Он обронил в подвале револьвер. 42 Магдалена ощупала пистолет, перекатывая его из одной руки в другую. Этот самый что ни на есть настоящий револьвер. Раньше девушка никогда не держала в руках оружия, а этот пистолет, судя по всему, весил немало. К тому же, он не из какого-то там пластика. Магдалена услышала, как что-то упало на пол, когда она бросилась на своего похитителя, и мысленно представила зажатый в руке нож. Девушка поежилась от мысли, что насильник спустился в подвал к ней, имея при себе огнестрельное оружие. «Стоял ли его пистолет на предохранителе, когда он спустился в подвал?» Полицейские хранят оружие дома, но Магдалена еще ни разу не видела, чтобы хоть один из офицеров вытаскивал свой пистолет из кобуры. «Какой же безмятежной жизнью я жила», – задумалась девушка. «До этого самого момента, до похищения». Магдалена провела пальцами по стволу пистолета, нашла то, что, по ее мнению, было предохранителем, и щелкнула им. Девушка отвела пистолет подальше от себя и слегка надавила на спусковой крючок. Пистолет не сработал, и она почувствовала сопротивление, словно механизм был заблокирован. «Его пистолет не стоял на предохранителе. Он спустился сюда с одной целью – застрелить меня». Девушка несколько раз прокрутила эту мысль в голове. «И почему меня это шокирует?» – задумалась Магдалена. Он дважды насиловал ее и не раз наблюдал за ней из темноты подвала. Несколько раз насильник подходил к ней так близко, что она слышала, как он вдыхает ее запах. Девушка поежилась от мерзких воспоминаний. Она ему надоела, и в конце концов, похититель решил ее прикончить. «Сделал бы он это быстро?» – Магдалена в этом сомневалась, и это напрямую зависело от того, сколько пуль было заряжено в пистолете. Магдалене потребовалось несколько попыток, но она все же смогла открыть камору револьвера. Держа пистолет слегка наклоненным вперед, она ощупывала внутреннюю его часть. Внутри округлых камор находилось шесть патронов. Девушка старалась быстро соображать. Похититель вернется и либо попытается отобрать пистолет, либо же попытается убить ее прежде, чем она сможет выстрелить в него. Магдалену сводило с ума то, что из-за непроглядной темноты в помещении она ничего не могла видеть. Несколько месяцев назад она смотрела в университете пьесу о жизни солдат в окопах во времена Первой мировой войны. Актеры использовали настоящий пистолет с холостыми патронами, но когда из него стреляли, звук был столь оглушительным и вспышка от выстрела в полутемном театральном зале заставляла публику кричать от испуга. Если она попробует выстрелить из пистолета в темноте, тогда выстрел повлечет за собой вспышку света, которая осветит собой все окружающее ее пространство в комнате. «Черт, а ведь это идея!» Хватит ли ей времени увидеть все пространство вокруг? «Всего в запасе шесть пуль». Было так здорово наконец обрести некоторую уверенность в собственных силах после бесконечных дней и ночей, проведенных в темноте, когда она ощущала себя абсолютно бессильной. Девушка почти не хотела отказываться от возможности пустить эти пули в дело, если это понадобится. Она не могла их увидеть, но в ее сознании они были серебряными. Шесть серебряных пуль. Шесть серебряных шансов на самооборону. Стены были из гипса, а дверь лифта в конце коридора была выполнена из прочной стали. Лучшим вариантом было выстрелить из пистолета по коридору налево – прямо в покрытую штукатуркой стену, так, чтобы пуля не срикошетила от стены обратно в ее сторону. Трясущейся рукой она подняла пистолет, прицелившись влево. Пальцы соскользнули с предохранителя, девушка широко раскрыла глаза и нажала на спусковой крючок. БАХ. Это было ужасающе громко, и отдача от выстрела получилась мощной, но девушка заставила себя не закрывать глаза. В этой яркой вспышке за доли секунды она увидела полностью освещенный коридор. Магдалена так долго находилась в темноте, что представшая взору картина, казалось бы, ненадолго отпечаталась на сетчатке глаз. Она продолжала моргать, пытаясь уловить как можно больше информации, пока картинка не стерлась из зрительной памяти. В пустынном коридоре, по правую сторону от нее, находилась дверь в небольшой туалет, выкрашенная в отвратительный горохово-зеленый оттенок. Стена справа была забрызгана чем-то похожим на огромное кровавое пятно. Боже милостивый. Магдалена вздрогнула при мысли, что проводила пальцами по этому грязному участку стены и прислонялась к ней ухом. Здесь находились и другие жертвы, которые умерли на этом самом месте. Но времени на страх у нее не было. В этой мгновенной вспышке она заметила что-то еще, прямо над дверями лифта. Там был расположен люк. Теперь у нее в запасе было всего пять патронов. Магдалена развернулась на месте и выпустила пулю в заднюю стену комнаты, там, где стояла кровать с раковиной. БАХ. В мгновение ока она увидела очертания помещения и ощутила резкий приступ отвращения. Плитка была бледной и грязной от брызг крови, а матрас был испачкан огромными кровавыми пятнами, расцветавшими в некое подобие узора. Раньше девушка представляла себе эту комнату в белых оттенках и стоявшую там кровать чистой. Означало ли это, что она оптимистка? Магдалена всегда считала себя пессимисткой, девушкой, чей стакан скорее был наполовину пуст, нежели полон. «Возможно, заточение в подвале у сумасшедшего насильника помогло мне увидеть все в более позитивном ключе», – мрачно подумала она. Ни люка в потолке, ни потайной двери уже не было видно. Она закашлялась, вдыхая пыль от разлетевшейся при выстреле плитки. Девушка вновь поставила пистолет на предохранитель, заправила его за пояс джинсов и начала на ощупь пробираться обратно к лифту по коридору. Похититель вернется. Она не знала, как скоро, но он поймет, что его пистолет остался у нее. Магдалена питала слабую надежду на то, что сумела как следует порезать похитителя ножом, чтобы ему понадобилось наложить швы. Это могло бы выиграть ей немного времени. Магдалена нащупала двери лифта в конце коридора и подняла руки вверх, но ей не удалось дотянуться до потолка, и при вспышке от выстрела она заметила, что потолок в коридоре довольно высокий. Как она сможет дотянуться до люка? 43 Похититель замер на месте, когда услышал оглушительный треск первого выстрела, донесшийся из лифтовой шахты. Он уже держал ключ наготове, собираясь спуститься обратно в подвал. Его рука зависла над ключом. Она уже нашла пистолет и выстрелила из него. Что, если она покончила с собой? Нет, это вряд ли. Эта девушка была слишком бесстрашной, чтобы вышибить себе мозги. Он вынул ключ из замка, вышел из лифта и подошел к ящику с инструментами, который держал у входной двери. Он достал кусок веревки, лом и склянку фенциклидина. Он осмотрел острый изогнутый конец лома и усмехнулся. – Гребаная сука. Ты поплатишься за то, что сделала! – сказал он. Мужчина вернулся в лифт и вставил ключ в замочную скважину. Он должен вернуться в подвал. Она все еще находилась в темноте, так что у него было некоторое преимущество. Если он должным образом подготовится, то сможет справиться с ней. Он ударит эту суку по голове ломом и даст ей смертельную дозу фенциклидина. Нет, лучше нанести удар по позвоночнику. Сперва вырубить ее, а затем оставить медленно и мучительно умирать. Он посмотрел на заляпанный кровью ключ. – Черт, вот дерьмо, – прошипел он. Кровь текла по его руке из-под рукава рубашки. Он заправил лом за спину в джинсы, подошел к сумке и порылся в поисках салфеток. Он провозился с пачкой салфеток, и, достав несколько, промокнул ножевые раны. Мужчина разорвал рукав на рубашке, сумев оторвать от нее кусок ткани в том месте, где девушка порезала его, и перевязал тканью кровоточащую рану. Передняя часть рубашки пропиталась кровью, и он расстегнул пуговицы. Два пореза на груди были менее глубокими, но ему нужно было позаботиться о них. Он вытер дрожащие руки и поправил очки ночного видения на макушке. Треск. Он снова подскочил на ноги, услышав отзвук еще одного выстрела, и лом с грохотом упал на пол. «Четыре пули». «Что она там делала? Пыталась выломать двери лифта?» В его голове промелькнула картина из фильма «Звонок», где жуткая костлявая девушка со спутанными грязными волосами вылезла из колодца, а ее локти и ноги были скрючены и искривлены под неестественным углом. Неужели она планировала подняться вверх по пустой шахте лифта? – Так, все, пора покончить с этим! – крикнул в пустоту похититель. Он наклонился, чтобы поднять лом, и кровь еще сильнее хлынула из ран на пол. Передняя часть рубашки пропиталась двумя расползающимися пятнами крови. Он с ходу ощутил слабость по всему телу. Помедлив, вытащил ключ из замка в лифте, вышел из него и вставил ключ в замочную скважину снаружи. Он повернул ключом, и двери закрылись. Теперь она не сможет выбраться, даже если взберется вверх по шахте. А если она залезет в шахту лифта и начнет подниматься вверх, он заставит лифт снова опуститься и раздавить ее жуткое угловатое тело. Похититель взглянул на окровавленные руки, в которых все еще не мог унять дрожи. – Хватит дрожать! – разозлился мужчина. Теперь ему следовало решить, как поступить дальше. Ему лучше успокоиться и обратиться к врачу. Он позволит ей как следует попотеть в попытке выбраться из подвала, позволит ей еще сильнее ослабнуть и вернется к ней с новым пистолетом наготове. Он нападет на эту девушку, как только выйдет из лифта, и расстроит все ее планы. Почувствует себя в безопасности, только когда ее мозги будут размазаны по стенам. 44 Кейт вместе с Джейком прибыли в психиатрическую лечебницу Баруэлла в утро понедельника и приблизились к парадным воротам. Больница представляла собой россыпь викторианских зданий из красного кирпича, совсем незначительных в своих масштабах по сравнению с раскинувшимся простором ухоженных территорий вокруг лечебницы. Больница была построена неподалеку от улицы с жилыми домами. Одна сторона этой улицы была похожа на любую другую пригородную улицу, но с другой стороны тротуар был выложен забором в двадцать футов высотой, весь увенчанный колючей проволокой. На протяжении долгих лет Питер Конвей оказывал определенное влияние на жизнь Кейт Маршалл. Он был ее начальником во время службы в полицейском отделе Лондона, взял ее под свое крыло, продвинул по службе и способствовал ее карьерному росту. Некоторое время они были любовниками – тогда она поняла, что совершила ужасную ошибку, хотя еще думала, что он офицер полиции, – после этого Кейт сделала шокирующее открытие, что Питер был серийным убийцей по прозвищу Каннибал с Девяти Вязов. Величайший триумф Кейт в поимке Питера стал ее самым крупным провалом. Эта история получила огласку в желтой прессе: полицейская-новобранец спит со своим боссом, раскрывает правду о том, что этот самый босс – серийный убийца, а затем, в качестве пикантной финальной детали всей этой истории, рожает от него ребенка. Питер был тем, кого Кейт обвиняла во всех ее бедах: в ее провале, завершении полицейской карьеры, алкоголизме, а также трудностях в отношении с сыном. Питер вызывал у нее непередаваемое чувство злобы, страха и ненависти к нему, и эти эмоции превратили Питера Конвея, также известного как Каннибал с Девяти Вязов, в почти мифическое существо. Чудовище, затаившееся в темноте, чтобы мучить ее целую вечность. В сторожевой будке у ворот лечебницы сидела женщина с каменным лицом и, окруженная россыпью телевизионных мониторов, изучала изображения дороги и ограждения по всему периметру. Стоило Кейт открыть рот, как тут же завыла сирена. Женщина, которая только что откусила большой кусок пирога, помахала пальцем в перчатке. – УЧЕБНАЯ ТРЕВОГА! – крикнула она, проглотив пасту. – У вас есть удостоверения личности? Кейт с сыном достали паспорта и протолкнули их через окно сторожевой будки. Женщина взяла документы в руки и, раскрыв их, пролистала несколько страниц, выпачканными остатками еды пальцами, пока не нашла страницы с фотографиями. У Джейка в следующем месяце истекает срок действия паспорта, а на фото он был еще совсем тощим, неуклюжим одиннадцатилетним мальчиком, ухмыляющимся в камеру без пары передних зубов. Женщина хмыкнула. Сирена еще немного повыла и затихла окончательно. – Ты вырос и превратился в привлекательного молодого человека, – заметила служащая. – Сирена воет, когда кто-то сбегает из лечебницы? – спросил Джейк. – Мы проверяем работоспособность сирены каждый понедельник, в девять часов утра, – ответила женщина. – Мы здесь, чтобы повидаться с Питером Конвеем, – сказала Кейт. До служащей дошел смысл слов Кейт, и ее отношение к Джейку резко переменилось, а лицо снова стало каменным, когда она распечатывала пропуски для них. – В последний раз сигнал тревоги сработал, когда сбежал твой отец. Вдобавок он убил доктора, здесь, в стенах лечебницы, – произнесла служащая, протягивая пропуск через прилавок. – Спуститесь к главным воротам, вас там будут ждать. Они молча подошли к главному входу. В больнице находились одни из самых опасных преступников из всей Великобритании, но территория была ухоженной, безопасной и содержалась в идеальном порядке. Единственное, что выбивалось из всей этой идеальной картины, – высокий забор и смотровые башни, расставленные далеко друг от друга, и в каждой из таких башен находились вооруженные охранники и наблюдали за происходящим вокруг. – Та врач, которую он убил. Он перерезал ей горло, не так ли? – задал вопрос Джейк, прерывая тишину. – Да. Ее звали Мередит. У нее еще остались муж и маленький сын, – сказала Кейт. «Всегда лучше говорить правду», – подумала она. – Мам, кажется, я все-таки немного напуган, – произнес Джейк. – Немного? – переспросила у сына Кейт. – Я бы забеспокоилась, если бы ты не испытывал страха перед встречей с Питером… Не волнуйся, вас с ним будет отделять друг от друга плотный слой стекла. Он не сможет прикоснуться к тебе. Все это казалось безумием. «Как внешний облик этого монстра поможет Джейку понять свое прошлое?» Далее они шли, не проронив ни слова, пока не подошли к главному входу. Питер Конвей заключил сделку: Кейт войдет в комнату для посещений первая и побеседует с ним в течение часа. Затем он встретится с Джейком. Накануне Кейт приехала к своим родителям в Уитстэйбл, и там они обсудили ее прошлое, а также поговорили о возможных последствиях от встречи Джейка с Питером. Слова Гленды, матери Кейт, запомнились ей надолго: – Кэтрин, тебе придется прояснить все с этим Конвеем, ради твоего же блага, да и ради Джейка тоже. Питер скрывается под множеством масок – чудовища, отца Джейка, а также он является причиной, по которой распалась наша семья – но без всего этого он всего-навсего человек. Он слишком долго удерживал всех нас в своих цепких лапах. Кейт и ее сыну пришлось проходить длительный досмотр: две проверки при помощи рентгеновских сканеров, отдельный телесный досмотр, а затем последовали еще несколько процедур, пока они не прибыли в приемную. Помещение, было большим, просторным, а стены внутри выкрашены в белый цвет. Стеклянная перегородка проходила прямо поперек всего помещения, встречаясь с вертикальной стеклянной стеной. Стекло было продолжением стены, визуально отделяя комнату для посетителей. По обе стороны внешней перегородки за столами с мониторами сидели охранники. На экранах отображались изображения комнаты для посетителей и коридоров снаружи. Доктор Гроув встретил Кейт и Джейка, при этом он был одет неформально и старался всячески успокоить их. – Закон запрещает вам записывать ваши посещения на камеру. Перед входом вам нужно будет оставить охранникам все мобильные устройства, компьютеры, планшеты и ноутбуки, – сказал он. Кейт и Джейк достали свои телефоны и передали их сидящему за столом офицеру. – Если вы пожелаете прекратить посещение, пожалуйста, подайте сигнал, и один из присутствующих здесь охранников выпустит вас. Джейк, я отведу тебя в кафетерий, пока твоя мама встретится с Питером. – Удачи, мам, – сказал Джейк и вышел вслед за доктором. Один из охранников подошел к стеклянной двери и ввел цифры на кодовом замке. Дверь щелкнула и открылась со звоном. – И помните: просто подайте сигнал, если я вам понадоблюсь, – с улыбкой проговорил охранник. Кейт вошла через дверь, которая закрылась за ней с характерным щелчком. Все фоновые шумы исчезли. Офицер снаружи вернулся к своему столу, разговаривая о чем-то с коллегой. Его рот двигался, но никаких звуков не доносилось. Кейт повернулась и оглядела комнату. Она был ярко освещена и выкрашена в светло-зеленый оттенок. В трех стенах отсутствовали окна, а четвертая представляла собой толстую стеклянную перегородку от пола до потолка и заканчивалась на другой стороне идентичной комнаты. Квадратный пластиковый стол и стул были прикручены к полу, и также было по другую сторону стекла. Снаружи виднелось какое-то движение, и человека с сутулой походкой вели с отведенными за спину руками. Она не сразу поняла, что это вели Питера Конвея. Когда они еще были коллегами много лет назад, он был мужчиной с атлетическим телосложением, шести футов ростом, и даже до недавнего времени, на одной из его редких фотографий в своей камере, он казался животным в клетке. Очевидно, что с таким телосложением ему было тесно в ограниченном пространстве. Мужчина, приближающийся к стеклянной перегородке, с виду казался ей сильно постаревшим. Он выглядел худощавым, как рельса, а плечи были изогнуты и сгорблены. Его щеки и рот впали, а лицо все было испещрено глубокими морщинами. Редеющие седые волосы были собраны в хвост. На мужчине были крупные очки для чтения, джинсы и свитер тускло-зеленого оттенка. Руки ему сковали наручниками за спиной, а два санитара были вооружены дубинками, газовыми баллончиками и электрошокерами, зафиксированными у каждого на поясе. На Питере отсутствовал специальный колпак против плевков. Кейт читала, что Питеру приходилось постоянно носить его в общественных местах, так как за эти годы он покусал нескольких санитаров и пациентов. Кейт не могла слышать, что говорили охранники, поскольку звуковая система была отключена. Его усадили напротив нее. Питер, не поднимая взгляда на Кейт, о чем-то спрашивал санитаров. В этот момент она заметила, что у него нет зубов. Просто голые десны, и именно по этой причине он выглядел таким старым. Внезапно подачу звука включили, и его голос раздался через динамик, встроенный в стекло перегородки. – Они нужны мне сейчас. – Получишь их, когда мы уйдем, – сказал один из санитаров. Он снял с Питера наручники. Другой санитар стоял в стороне, держа одной рукой электрошокер. – Сиди смирно, Питер, пока мы не выйдем за дверь, – сказал санитар, пряча наручники. Он поставил на стол небольшую пластиковую коробку, и они оба отступили к двери. Дверь тут же загудела и открылась, и санитары ушли. Когда дверь закрылась с характерным щелчком, Питер потянулся к коробке на столе и поднял ее. Он тут же отвернулся, а когда повернулся обратно, уже выглядел тем человеком, которого она помнила. – Ну здравствуй, Кейт, – сказал он, улыбаясь рядом идеально-белых вставных зубов. – А ты поправилась, как я погляжу. 45 Кейт и Питер сидели в тишине, глядя друг на друга через плотную стеклянную перегородку. До этого мать поинтересовалась у нее, что она собирается надеть для визита. Гленда хотела, чтобы по такому случаю ее дочь выглядела как можно лучше, и Кейт показалось извращением, что она должна хорошо выглядеть перед человеком, который пытался ее убить. Дважды. В конце концов, Кейт решила надеть то, что она обычно носит в любой рабочий день: элегантные синие джинсы и зеленый шерстяной джемпер. Вся ирония заключается в том, что сегодня они с Питером были в одинаковых нарядах. Кейт думала, что ей будет страшно, когда она увидит Питера, но теперь она не знала, какие чувства испытывает на самом деле. – Что случилось с твоими зубами? – спросила Кейт, нарушая тишину. Он улыбнулся своей жуткой голливудской улыбкой. – Ты слышала фразу из фильма «Я вобью тебе зубы так глубоко в глотку, что чистить их придется уже через задний проход?»3? – Да, слышала. – Заключенный, который угрожал мне, сдержал свое слово. К тому времени, когда он прекратил меня избивать, у меня остались нетронутыми только задние коренные зубы, – произнес Питер. – Вдобавок он сломал мне нос и левую скулу. – Ты должен мне его показать потом. Хочу пожать ему руку, – ответила Кейт. – Тебе не захочется прикасаться к его руке после того, как узнаешь, где она побывала. Он мерзкий и жестокий педофил. Кейт скрыла от собеседника накатившее отвращение. Они просидели в молчании целую минуту, не прерывая зрительного контакта. Кейт внезапно вздохнула и откинулась на стуле. – Итак, о чем будем говорить следующие… пятьдесят семь минут? – Она сверила время на наручных часах. – Скажи мне, Кейт, вы с сыном уже ездили куда-нибудь в отпуск, в какое-нибудь живописное местечко? – задал вопрос Питер. – Нет. А ты? – Естественно нет, но я слышал, что пребывание в одиночном заключении особенно приятно в это время года. На один краткий миг Кейт показалось, что это был ответ человека, которого она когда-то знала. На одно лишь мгновение этот преступник показался ей нормальным человеком, отпустившим глупую шутку. Это если принимать во внимание взаимное чувство дискомфорта между ними. Ей хотелось улыбнуться, но она остановила себя. Происходящее казалось ей нереальным. После всего, что он с ней сделал, Питеру почти удалось рассмешить ее. Это лишний раз доказывает, насколько этот человек опасен. – Почему ты хочешь увидеться с Джейком? Тебя никогда особо не заботило то, что у тебя есть сын, – напрямую спросила Кейт. – Джейк сам захотел повидаться со мной. Тебя это бесит, не так ли? – Что ты собираешься ему сказать? – спросила Кейт жестким тоном. Питер поднял руку, отмахиваясь от нее. Она видела, как его пальцы были скрючены и деформированы от артрита. – Я буду счастлив просто посмотреть на своего сына и услышать его голос. – Он совсем на тебя не похож, – сказала Кейт резче, чем ей бы того хотелось. – Это весьма прискорбно. Ведь я был тем еще смазливым ублюдком. Разве нет? Кейт удивленно приподняла одну бровь. – Именно так, Кейт. Я был привлекательным мужчиной, нравится тебе это или нет. Помню, как залез тебе в трусики, и, черт возьми, ты была такой мокрой, когда я вошел в тебя. Кейт поднялась со стула. – Ты просто жалкий, грязный старик, которому приходится держать вставную челюсть в чашке рядом с кроватью. У меня есть дела поважнее, чем тратить свое время на тебя, – ответила Кейт. Она подошла и постучала в стеклянную дверь, чувствуя, как лицо горит от смущения. – Кейт, подожди… – Питер поднялся с места. – Извини… Вернись. Давай начнем сначала. Ради Джейка. В этом же вся суть твоего визита – ты повидалась со мной, а я смогу увидеться с нашим сыном, не так ли? В его голосе зазвучали нотки отчаяния, и несмотря на то, что всеми фибрами души ей хотелось поскорее уйти отсюда, Кейт понимала, что Джейк должен повидаться с отцом. Хотя бы увидеть, что его отец – унылый престарелый тип. Кейт глубоко вздохнула и села обратно, и Питер сделал то же самое. Последовало еще одно долгое молчание. Питер снял очки и протер их тканью от свитера. – Ты ранее упомянула, что у тебя есть дела поважнее, нежели навещать меня. Какие, например? – сказал он, вновь надевая очки. – У меня своя жизнь, Питер. И она тебя не касается, – ответила Кейт, но ее ответ прозвучал неубедительно. – Это психолог предложил Джейку встретиться со мной. Он ходит на консультации к психологу из-за того случая, когда он жил у тебя летом и ты обнаружила в воде мертвое тело, – сказал Питер, наклоняясь ближе к стеклу, чтобы подчеркнуть фразу «жил у тебя». – Джейк тоже видел тело, не так ли? – Да. Мы вместе ныряли в водоем, – сказала она. – Как выглядело тело? – Это был молодой парень, всего на пару лет старше Джейка, – сказала она. – Его сильно изувечили? – Все его тело было покрыто рваными ранами. Полиция сначала подумала, что он утонул, после чего тело переехал катер, патрулировавший водохранилище. – Какой версии придерживается полиция? Кейт тянула с ответом. – Они подозревают его друга. Питер откинулся на спинку стула. – Хмм. Но ты считаешь иначе, не так ли? – Этот случай не вяжется с преступлением на почве ревности или дружеской ссоры. – А они были любовниками? – Нет. Я имею в виду ревность как вспышку гнева, насилия. Кейт продолжила рассказывать об обстоятельствах гибели Саймона и историю похищения Кирсти Ньюветт, а затем обнаружила, что рассказывает Питеру все подробности расследования, включая дела о других пропавших без вести и Магдалене. У Кейт было ощущение, что она перекладывает бремя расследования на Питера, однако он слушал ее предельно внимательно. – Саймон-простофиля кое-что увидел во время своей полуночной прогулки к водоему. – Верно, – сказала Кейт. Питер закрыл глаза и повторил: – Саймон-простофиля по ярмарке гулял, Саймон-простофиля булку там украл…4 – Он открыл глаза и уставился на нее. – Как думаешь, Саймон был латентным гомосексуалистом? – Нет. – Не мог он подцепить кого-нибудь ради секса, там, у водоема той ночью? Не было ли по близости какого-нибудь булочника, чью булочку он захотел отведать, но потом дела приняли совсем скверный оборот? Кейт скептически взглянула на Питера. – Я не поддразниваю тебя. Ты должна мысленно вернуться к тем событиям и хорошенько подумать. – Нет. Саймон просто увидел кого-то у воды, – сказала Кейт. – Почему ты не предполагаешь, что это мог быть Герайнт? – У Герайнта не было доступа к лодке. Мне кажется, Саймона кто-то преследовал на лодке после того, как он получил ножевое ранение. – Мог ли Герайнт видеть, как этот человек преследовал Саймона на лодке? – Он мог его видеть, но он бы тогда сообщил об этом. Когда это случилось, он был на испытательном сроке. Разве он не ухватился бы за шанс обвинить кого-нибудь другого? – А что насчет того бродячего старика? Того, у кого сохранился при себе нож Саймона, – спросил Питер. – Старик нашел нож в луже грязи неподалеку от воды. Я не думаю, что он что-то видел… Даже не знаю… – Кейт потерла глаза, запутавшись во всех противоречивых сведениях данного расследования. – Где сейчас этот бродячий старик? – Не знаю. – У Саймона не было врагов, о которых ты могла бы знать. К тому же, у него не было большого состояния. И у его друга не было никаких намерений или мотивов убить его. Итак, по логике вещей, я полагаю, что Саймона убили, потому что он стал свидетелем преступления. – Откуда в тебе столько уверенности по этому поводу? – спросила Кейт. – Мне терять уже нечего. Я могу посмотреть на это объективно. Если приплести сюда богатую и влиятельную семью, это как раз будет классическим поводом для убийства. – А что насчет Магдалены? – Она, наверное, уже мертва. Сколько – кажется уже восемь – дней прошло с тех пор, как она пропала без вести? Тебе нужно сосредоточиться на поисках ее тела. Похитителю нужно от него избавиться. Вот тут-то и соединятся недостающие нити повествования. Кейт опустила взгляд на свои руки, ощутив тоскливость от всего происходящего с ней. Тоскливость от мысли о личной жизни, ее связи с сидящим перед ней чудовищем и от осознания, что у нее не хватало полномочий раскрыть это дело и спасти Магдалену. – Ты была хорошим офицером полиции. – Странно слышать это от тебя. – Я искренне так считаю. – То же самое могу сказать и о тебе, Питер. Подумай обо всех хороших поступках, которые ты бы мог совершить, – ответила Кейт, глядя на него. Питер закатил глаза. – Ты всегда была идеалисткой, Кейт. Ты полагала, что, будучи полицейской, сможешь совершать добрые поступки, но зло всегда на шаг впереди, в мире его навалом. Полицейский не может совершать больше добрых поступков, чем та же зубная фея, к примеру. Все, что они могут сделать, – это помешать людям совершить еще больше «плохих» поступков… – Питер согнул пальцы в форме кавычек, выделяя слово «плохих». – А по какой причине ты решил стать офицером полиции? Мне искренне любопытно, раз уж мы заговорили о добре и зле – задала вопрос Кейт. Он цокнул языком по зубным протезам. – Я люблю разгадывать головоломки. Меня не волновал характер и суть предполагаемых преступлений. Я не стремился поймать злоумышленника и арестовать его, нет. Я просто хотел его перехитрить. Решить загадку. – Дела об убийствах тоже кажутся тебе загадками, – сказала Кейт. – Так и есть. Это непередаваемое чувство превосходства, когда тебе удается их разгадать. И, естественно, меня увлекало совсем другое – то, что мне все сходило с рук, когда я был тем самым неуловимым преступником. – Поэтому ты меня ненавидишь? Потому что я тебя поймала? Я должна чувствовать свое превосходство над тобой? – спросила Кейт. – Я тебя не ненавижу, Кейт. Ты была единственным человеком, разгадавшим мой замысел, и из-за этого тебе пришлось распрощаться с должностью полицейской. Кейт было не по себе от того, как запросто Питер рассуждал об этом. Она вспомнила дождливую ночь в своей квартире, когда ей удалось разгадать его загадку и она наконец узнала, что он был Каннибалом с Девяти Вязов. И он знал о том, что она его раскусила. Питер заявился к ней домой и силой ворвался в квартиру. Питер загнал Кейт в угол спальни и сел на нее сверху, вонзив нож в живот… Его лицо стало безумным, кровь хлынула из раны на голове, губы скривились над порозовевшими зубами. Она продолжала сражаться, пока кровь вытекала из раны на животе. Она сбросила с себя Питера и сильно ударила по голове лавовой лампой. Кейт проковыляла к телефону, чтобы позвонить в полицию, все время поглядывая на нож, торчащий из живота. Боль была адской, но она знала, что если вытащить нож, то она истечет кровью. Насколько близко он ударил ножом к крошечному эмбриону, растущему внутри нее? Насколько высоким был риск убийства ее будущего сына? Раздался гудящий звук, и Кейт подняла глаза. Их встреча подошла к концу. От нахлынувших воспоминаний шрам на ее животе начал покалывать. – Дело, которое ты расследуешь, очень захватывающее. Я бы даже сказал, что одна часть меня надеется, что ты поймаешь этого преступника, а другая часть надеется, что у тебя ничего не выйдет. Сообщишь мне, когда вы обнаружите тело Магдалены? – спросил Питер. Чары словно разрушились, и старый Питер-полицейский, которого она когда-то знала, исчез. Кейт собиралась ответить, но звук между ними оборвался. Она хотела ответить ему какой-нибудь колкостью, но Питер уже не слышал ее. Кейт подняла взгляд и заметила, что Джейк ждал у двери, чтобы пройти внутрь и увидеться с отцом. 46 Обратный путь из больницы Баруэлла в Эшдин был долгим, и первую половину пути Джейк сидел в машине притихшим. Только когда они остановились в придорожном автосервисе, Кейт спросила сына, о чем он говорил с Питером. Заказав кофе, они устроились за пустым столиком в кафе. – По правде говоря, он очень разнервничался, – ответил Джейк. – Видела, как он возился со своим ртом, когда я вошел туда? – У него вставные зубы, – пояснила Кейт. – А, тогда ладно. Мне показалось, они действительно выглядели белоснежными. Кейт улыбнулась и взяла Джейка за руку. – Он тебя напугал? – Нет. – Он рассказывал тебе о чем-нибудь ужасном? – Мам, перестань, – смущенно ответил сын, убирая руку. С другой стороны кафе стояла хорошенькая девушка-подросток, и смотрела прямо на них. Джейк размешал кофе в кружке и посмотрел на стол. – О чем он говорил с тобой? – Да так, о всяком. Мы просто болтали. Он хотел знать все о моем айфоне. – Твоем айфоне? – Ага. Он рассказал, что когда его арестовали, у него не было с собой телефона; у него был только автомобильный телефон, а вот смартфоны пока считались новшеством… Кейт вспомнился похожий на кирпич мобильник с антенной, которым она пользовалась в далеком 1995 году. – Я рассказал ему об айфонах, App Store и о том, как я использую его для разных вещей. Я вернулся и спросил охранников на стойке регистрации, могу ли я забрать свой айфон и показать Питеру свои фотографии и прочее, но они не позволили… – О чем еще говорили? – Он спросил меня, какая музыка мне нравится, потому что во время разговора про айфоны я сказал ему, что всю свою музыку храню в iTunes. Он сказал, что мне повезло, так как раньше ему приходилось покупать виниловые пластинки для проигрывателя, а его мама ставила только те пластинки, которые ей нравились. Ему приходилось спрашивать ее разрешения каждый раз, когда он хотел купить себе пластинку, даже если у него были деньги на покупку. Он сказал, что пару раз приходил домой с пластинкой, которую Энид еще не слышала, и мать давала ему полминуты послушать, и если пластинка ей не нравилась, она ломала ее пополам. – Жестоко, – произнесла Кейт. – Ага. Ему понравилась идея iTunes Store. Он хочет прислать мне подарочный сертификат для iTunes на Рождество… Я сказал, что спрошу вашего с бабушкой разрешения. Кейт кивнула, стараясь не показывать дискомфорт. – Ему нравится Дэвид Боуи. – Что? – встрепенулась Кейт. – Питеру. Ему нравится Дэвид Боуи. Это парень из того фильма «Лабиринт», который мы смотрели, когда я приехал сюда. Тот, у кого глаза двух разных оттенков, прямо как у меня. – Да, я знаю, кто такой Дэвид Боуи. И у него не разноцветные глаза. Просто зрачок в одном из глаз постоянно расширен, поэтому кажется, что он другого оттенка. – Оу, понятно тогда. Он казался разочарованным, что его глаза не были такими же, как у музыканта. Кейт показалось странным, что после стольких лет она не знала, что Питеру Конвею нравится Дэвид Боуи. Зато она была в курсе всех интимных подробностей его детства и нездоровых отношений с его матерью Энид. Его любимая музыка никогда не стояла на первом месте в ее списке. – Питер посоветовал мне заценить альбом Боуи под названием «Взлёт Зигги Стардаста» или что-то в этом роде. – Название альбома звучит полностью как «Взлёт и падение Зигги Стардаста и Пауков с Марса»5. Думаю, он где-то лежит у меня дома, – сказала Кейт. Джейк уже держал в руках айфон, набирая запрос на экране. – Вот, я уже его скачал, – ответил женщине сын. – Ого, вот это скорость, – сказала Кейт. Она не знала, чего ожидала от их встречи. Втайне она надеялась, что его чудовищный отец вызовет у Джейка отвращение. Она никогда не думала, что Питер начнет рекомендовать Джейку что-нибудь купить в iTunes. – А вы о чем говорили с ним? – спросил Джейк, набирая капучино ложкой и с любопытством поглядывая на мать. – Мой визит к нему не был развлекательного характера… Мы не обсуждали музыку. Но мы уладили возникшие разногласия и поговорили о старых добрых временах, когда мы с ним работали вместе, – сказала Кейт и тут же задалась вопросом: не облажалась ли она в том, что они так мало поговорили о Джейке с Питером. Но опять же, ей не очень-то хотелось, чтобы ее сын сближался со своим папашей-преступником. – Я в курсе, что он сделал с тобой, мама… Я помню, как он был жесток к нам обоим. – Он хотя бы извинился перед тобой, Джейк? Показал, что раскаивается? – Нет. Мы это не обсуждали. Но я не забыл. Я помню, что он сделал с тобой и всеми этими женщинами… Я читал, что Тед Банди6, судя по всему, был неплохим отцом. Правда, у его девушки отношения с ним сложились совсем иным образом. Она увидела ту его сторону, которую никто не видел. Может, мне сегодня повезло, и я просто познакомился с адекватной частью его личности. Кейт была приятно поражена зрелыми рассуждениями и проницательностью своего сына. – Ты хочешь с ним еще увидеться? Джейк пожал плечами и размешал капучино в чашке. – Он хочет, чтобы я снова приехал. Я сказал, что, может, нам для начала стоит написать друг другу? – Решать тебе, Джейк. Ты знаешь, что до твоего шестнадцатилетия ему запрещалось как-либо связываться с тобой, но, если ты все-таки захочешь написать ему, они могут дать Питеру твой адрес или же ты можешь открыть абонентский ящик. Джейк кивнул. – А что насчет его матери, Энид? Она ведь моя бабушка? – Да. В следующем году ее должны выпустить из тюрьмы, – ответила Кейт. Она была рада, что у них состоялся такой разумный разговор, и подавила в себе желание предостеречь сына: «Никогда не называй эту больную суку своей бабушкой». У Энид Конвей сложились нездоровые отношения со своим сыном. Ходили слухи о сексуальных контактах между ней и Питером. Она также участвовала в разработке плана, чтобы помочь Питеру сбежать из больницы, и за это была приговорена к трем годам тюремного заключения. – Если бы Питеру удалось сбежать, тогда они с матерью уехали бы жить за границу и оказались на свободе… – Джейк вздрогнул при этих словах. – Думаю, я бы предпочел, чтобы он остался по ту сторону стеклянной перегородки, в окружении охранников. Кейт кивнула и улыбнулась. – Мы должны позвонить бабушке по Skype и сообщить ей, как все прошло. Ты как, в порядке? Джейк кивнул. Она хотела снова сжать его руку, но только улыбнулась, вспомнив ту привлекательную юную блондинку за стойкой в кафе. Они допили свой кофе и продолжили путь домой. Мать с сыном ехали обратно, слушая альбом «The Rise and Fall of Ziggy Stardust and the Spiders from Mars», и Джейк слегка похрапывая, заснул на пассажирском сиденье. Кейт вспомнила разговор с Питером насчет образа мышления серийного убийцы, и ее мысли вернулись к Магдалене. В животе у Кейт возникло тошнотворное ощущение. Ей придется еще раз поговорить с Кирсти Ньюветт. Даже если она стала одержима Арроном Ко, это не значило, что ее история не соответствовала действительности. Было слишком много других деталей, сути которых Кейт не могла уловить. Если кто-то похищал женщин, как он это делал? Она надеялась, что в наши дни женщины куда сообразительнее и не дадут себя так легко обмануть. Зачем кому-то столь умному, как Магдалена, садиться в чужую машину прямо посреди обочины? Если бы это был какой-нибудь старик, то девушка, возможно, не заподозрила неладного и спокойно села бы в машину к незнакомцу. Кейт подняла глаза и увидела, что они приедут домой уже через пару часов. Она поможет Джейку разобрать вещи, а затем надо будет обсудить все с Тристаном. 47 Кисти рук Магдалены онемели от усталости, когда она скребла бетонный пол у основания унитаза. Он казался таким гладким и твердым, что его невозможно было разломать. Она воспользовалась обломками от сломанной крышки сливного бачка, чтобы соскрести бетон и штукатурку, с помощью которой унитаз крепился к полу. Если бы она могла вытащить унитаз и перенести его в коридор, то с его помощью смогла бы встать повыше и добраться до люка. Магдалена не знала, сколько времени прошло с тех пор, как она отбивалась от похитителя и нашла его револьвер в темном подвале. Она чувствовала непозволительно сильную усталость, а ведь ей еще столько надо было успеть до его возвращения. У пленницы осталось немного питьевой воды, но она так давно ничего не ела. Спазмы в животе от голода усиливались с каждым часом, заставляя ее сгибаться пополам от боли. Ей потребовались все силы, чтобы собрать запасы энергии и продолжать скрести пол вокруг унитаза. При этом Магдалена продолжала прислушиваться к лифту, держа пистолет за поясом джинсов и поставив его на предохранитель. Девушку клонило в сон, но она боялась заснуть и пропустить возвращение ее похитителя: что если вдруг он найдет ее в полумраке подвала и отберет пистолет. Когда девушке начал мерещиться голос ее бабушки Марии, она поняла, что начинает терять рассудок. Не сдавайся, моя Магдалена, ты сильная девушка. Самая сильная девушка, которую я когда-либо знала. Нельзя останавливаться. Мы все ждем тебя здесь, на свободе… А когда мы снова соберемся вместе, я приготовлю тебе твое любимое блюдо – картофельные ньокки с грибами, собранными в нашем саду. Просто пообещай мне, что не уснешь и продолжишь бороться за свою жизнь. Воображаемый голос бабушки Марии убаюкивал Магдалену и заставлял позабыть о затекших ладонях. Она почувствовала, что начинает терять самообладание, и прижалась головой к холодному керамическому полу. Мерзкий запах, исходящий от туалета вновь заставил ее прийти в себя. Продолжай, Магдалена, продолжай. Осталось совсем чуть-чуть, моя дорогая, еще чуть-чуть. 48 Проснувшись в воскресенье, спустя несколько дней напряженной работы над расследованием, Тристан почувствовал себя странно, так как Кейт еще отсутствовала. Она позвонила и сказала, что должна отвезти Джейка на встречу с Питером Конвеем. Они говорили по телефону совсем недолго, и Кейт, естественно, не была сосредоточена на их беседе. Несмотря на все, что Генри Ко сказал им на месте убийства Теда Клафа, Тристан все еще чувствовал тревогу. Он не хотел отказываться от дела о пропавшей Магдалене. Все воскресенье и понедельник он провел в интернете, просматривая веб-сайт по регистрации земли, изучая здания на территории поместья «Черные пески». Там расположены несколько коммерческих помещений, магазинов и офисов, с большим количеством квартиросъемщиков, каким был и Тед, арендующих часть недвижимости в поместье. Еще на территории поместья находятся три больших дома: в двух из них жили Томас и Сильвия, а третий был зданием заброшенного ночного клуба «Хедли-хаус». Будучи еще подростком, Тристан пару раз захаживал в этот клуб. Ему вспомнилось, что клуб изнутри напоминал огромный танцевальный зал, обширное пространство с баром, гардеробной, туалетами и еще с чем-то, чего он не запомнил. Он попытался найти планы или чертежи в интернете, но безуспешно. В понедельник днем уже почти стемнело, а Тристан работал за столом в своей спальне, когда вдруг услышал внизу скрип половицы. – Эй, кто там? – поинтересовался он. Ответа не последовало. Раздался еще скрип, и он снова услышал шаги. Парень поднялся и схватил пустую бутылку из-под шампанского, оставшуюся после празднования его восемнадцатилетия, которую теперь использовал в качестве дверной подпорки. Взявшись за бутылку, как за бейсбольную биту, он вышел на лестничную площадку. Он проверил ванную и спальню его сестры, но в них никого не было. Снизу вновь раздался скрип и какой-то шорох. Образ мертвого Теда Клафа неожиданно всплыл в памяти юноши. Он видел в тот день его помятое от падения тело внизу у лестницы, со сломанной шеей. Со стороны все указывало на насильственную смерть, и после такого зрелища Тристан не мог спать несколько ночей подряд. Юноша схватил бутылку шампанского и спустился по лестнице. Дверь в гостиную была приоткрыта, и он мог слышать доносившиеся оттуда скрипы и шорохи. Он распахнул дверь и вошел в комнату с высоко поднятой над головой бутылкой шампанского. – Господи, Тристан! – от неожиданности воскликнула Сара, схватившись за сердце и уронив из рук блокнот с ручкой. Она сидела на корточках рядом с открытой коробкой винных бутылок, стоящих у кухонной двери. – Я уж подумал, что к нам в дом вторгся преступник, – с облегчением ответил Тристан. Его сердце колотилось в груди, и ему пришлось поставить бутылку на обеденный стол. Тристан размял большой палец на ноге в том месте, где ушибся им об дверь. – Ты разве меня не слышала? Я был наверху, я крикнул «эй, кто там?», но ты не ответила. – Если бы ты что-то сказал мне с верхнего этажа, я бы услышала, – ответила девушка. – Что ты тут делаешь, Сара? – В каком смысле что? Я вообще-то здесь живу. – Ты говорила, что до вашей с Гэри свадьбы ты будешь жить у него. Могла хотя бы предупредить меня, что вернешься. – Я уже дважды возвращалась сюда за чистой одеждой. К тому же я думала, что ты будешь на работе в это время суток, – сказала она. – У нас в университете сейчас неделя без лекций и практических занятий… иными словами, весенние каникулы. – О, понятно. Девушка подняла блокнот. Тристан увидел, что она записала длинный список цифр. – Что это? – спросил он Сару. – Мне позвонили из места проведения свадьбы и сказали, что собираются взимать с нас плату за обслуживание на свадебном банкете. Фунт за каждую бутылку шампанского тоже входит в эту стоимость, – ответила Сара, указав на стопку ящиков. – Плохи дела. – Можешь помочь мне вытащить всю эту кучу коробок? Не могу вспомнить, сколько бутылок находится в каждой – шесть или восемь. Там на обратной стороне должно быть указано. Тристан подошел к груде ящиков, стоявших возле кухонной двери, и осторожно отодвинул их от стены. – Восемь, – подсчитал Тристан. – Восемь умножить на шестнадцать будет сто двадцать восемь бутылок. Черт возьми, это же обойдется в сто двадцать восемь фунтов только за белое вино, – произнесла Сара. – Расценки за эту свадьбу уже выходят из-под контроля. Донна-Луиза поправилась на два размера с тех пор, как ее поставили обслуживать стол с мясными нарезками в пивоварне «Брюэрс Фэйр», и мне приходится раскошелиться на дополнительную примерку платьев. Как же мне осточертела вся эта свадебная волокита, – Сара отложила блокнот в сторону и потерла уставшие глаза. Несмотря на все происходящее, Тристану стало жаль ее. – Будешь пиво? – Да спасибо, не откажусь, – ответила Сара. Он отправился на кухню за двумя бутылками холодного пива и протянул ей одну. Сара сделала большой глоток. – Благодарю, пиво что надо, – сказала она, вытирая рот тыльной стороной ладони. – Твое здоровье. Нет ничего лучше охлажденного пива. Они чокнулись и снова сделали пару глотков. Наступила неловкая тишина. За окном пошел дождь, и Тристан слышал, как он стучит по водосточным трубам. Сара поставила бутылку на стол. – Тристан. Я думаю, нам следует разобраться с одной весьма очевидной темой, которую мы с тобой мало затрагивали в разговоре, – сказала она. – А мне казалось, ты не хочешь говорить о располневшей Донне-Луизе7 и ее платье подружки невесты? Сара тут же разразилась звонким смехом. Все ее лицо просияло, и она выглядела совершенно иначе – счастливой и беззаботной. Тристану было приятно наблюдать за ее смеющимся лицом. Такое не часто можно было увидеть. – Не смешно вообще-то, – ответила девушка, невольно рассмеявшись во второй раз. – Я говорю о тебе, и о твоем признании в том, что ты гей. Извини, если моя реакция тогда была резкой, но ты реагируешь не лучше моего. Ты не можешь ожидать от меня, что мы продолжим общаться, как ни в чем не бывало. – Почему нет? – задал вопрос Тристан. – Мне пока сложно с этим свыкнуться. – Да, я знаю, ты что-то услышала тогда. Я единственный, кому придется с этим жить до конца моих дней. Сара вздохнула и отпила пива. – Звонили из полиции и сказали, что ты давал показания. Ты рассказал им, что мы с Гэри не знали о твоей вылазке той ночью. Спасибо. – Не благодари. Почему Гэри не приехал с тобой сегодня? Вы ведь с ним не разлей вода, – поинтересовался Тристан. Последовала неловкая пауза. – Он собирался поехать, но нервничал, так как никогда раньше не общался близко с геем. – Что ты имеешь в виду, он никогда не общался с геем? – Что он еще не встречал до этого в своем окружении открытого гея, Тристан. – Да, я гей. И мы с Гэри знакомы вот уже целый год. Мы ездили с вами втроем во Францию четыре раза, чтобы привезти все эти ящики с вином для вашей свадьбы! И после этого он говорит, что в его окружении нет геев? – Конечно вы друг друга знаете и хорошо общаетесь, Тристан. Просто он еще не в курсе, что ты гей. – Но ведь вот он я, Сара. Ничего же во мне не поменялось после моего признания! – Да знаю я, просто, как я уже сказала, для нас это пока в новинку…, – ответила Сара. Последовала еще одна неловкая пауза. – Та девушка, Магдалена, она все еще считается пропавшей без вести? – спросила вдруг Сара. – Полиция считает, что она съехала с дороги на скутере, упала в одну из сточных канав в районе трассы «A1328» и ее выбросило в море, но у нас с Кейт совсем иная версия тех событий… – Тристану не хотелось упоминать о том, что полиция обнаружила тело Теда Клафа. Сара только зря перенервничает, и тогда будет срывать гнев на других. Он уже заметил, как девушка поджала губы при одном лишь упоминании Кейт. Тристан допил пиво. Просто невозможно было обсуждать с Сарой что-либо, касающееся его жизни, и при этом не испытывать чувство неловкости. – Тебе помочь перевезти эти коробки с выпивкой? – спросил Тристан, меняя тему разговора. – Спасибо, но я уже уладила этот вопрос. Саммо, друг Гэри, вызвался помочь. Он водитель компании «Гарри Стотт», занимающейся грузоперевозками. Он окажет мне этим дружескую услугу, для него это будет что-то вроде подработки. Он оставит немного места в одном из грузовиков и заберет эти коробки в воскресенье, когда будет проезжать мимо твоего дома. – Звучит как эксплуатация дешевой рабочей силы, не так ли? – Я не могу себе позволить нанять большой фургон, а грузовики «Гарри Стотт» постоянно проезжают Эшдин по дороге в Эксетер. По воскресеньям у них самый загруженный график, – сказала Сара. Тристан поставил пиво, и внезапно в голове у него начал крутиться ряд вопросов. – Грузовики фирмы «Гарри Стотт» – откуда они держат путь до Эксетера? – Думаю, их маршрут проходит через автостраду из Портсмута и Борнмута, к тому же они проезжают Эшдин на пути в Эксетер. Саммо придется быстро заскочить к нам за ящикам, и при этом не попасться, так как у грузовых машин этой фирмы есть GPS-навигаторы, и маршрут машин отслеживается с точностью до каждой мили. – Так значит, они используют трассу «A1328» в качестве основного маршрута до Эксетера? – спросил Тристан. – «A1328»? – Дорожное шоссе, проходящее от Эшдина, а также идущее мимо водохранилища на территории поместья «Черные пески» и ночного клуба «Хедли-хаус» до Эксетера? – подробно разъяснил Тристан, теряя терпение. – Так и есть. Саммо говорит, что грузовики фирмы «Гарри Стотт» направляются туда ежечасно по воскресеньям, поэтому в грузовых отсеках должно остаться место для наших ящиков с выпивкой. – Можешь дать мне номер Саммо? – У него вообще-то есть жена… – Да мне не для того нужен его номер, Сара! – огрызнулся Тристан, сетуя на глупость девушки еще больше. – Я хочу спросить у него, проезжал ли он в прошлое воскресенье мимо водохранилища «Черные пески». 49 Кейт с сыном совсем недавно вернулись домой, когда в парадную дверь постучали. Открыв дверь, перед ней стоял Тристан. – Извини за вторжение, Кейт. Кажется, у меня появилась зацепка – кто-то мог видеть Магдалену в тот день, проезжающую через трассу «A1328» до того, как ее похитили, – затаив дыхание отчеканил Тристан. Он выглянул из коридора в гостиную. – Прости, кажется, я зашел не вовремя? – Кейт заметила, как юноша был взволнован. – Нет, все в порядке, ты не помешал. Джейк сейчас в душе. Какая у тебя зацепка? Давай лучше выйдем на улицу, – сказала женщина, прихватив с собой пальто. Они вышли через парадную дверь и обошли дом, направившись к песчаным дюнам на вершине утеса. Недалеко от песчаной дюны стояла пара уютных шезлонгов, в которых можно было укрыться от ветра, но Кейт с Тристаном так и не сели в них. Тристан спешно рассказал Кейт о ящиках с выпивкой и про Саммо, работающего на фирму «Гарри Стотт». – Сара дала мне номер Саммо, друга Гэри, и я поговорил с ним. Он не проезжал трассу «A1328» в день исчезновения Магдалены, но я надеюсь, что он расспросит других водителей, если вдруг они заметили что-нибудь подозрительное… – Юноша вытащил свой телефон и взглянул на экран. – В моем телефоне полностью заряжена батарея, так что надеюсь, он скоро позвонит. А еще я ездил осмотреть все коммерческие владения и здания, примыкающие к поместью «Черные пески», и составил список, – юноша достал из кармана сложенный листок, и вдруг телефон зазвонил. – Кто это? – спросила Кейт. – Неизвестный номер, – сказал он, показывая ей экран своего телефона. – Включи громкую связь. И давай сядем, пока здесь не так ветрено… – они сели в шезлонги, и Кейт придвинулась ближе к Тристану, чтобы лучше слышать телефонный разговор. – И не задавай наводящих вопросов, если этот человек о чем-то уже знает. Тристан кивнул и ответил на звонок. – Привет, Тристан, это Деннис. Саммо говорил, что ты хотел со мной что-то обсудить? – произнес голос на другом конце провода. По голосу мужчина казался немолодым и говорил с девонским акцентом. Тристан поблагодарил Денниса за звонок и объяснил, почему хотел поговорить с ним, стараясь никоим образом не завести разговор не в том направлении. – Я сейчас с Кейт, это моя начальница, – добавил Тристан. – Привет, – сказала Кейт. – Ага, здравствуйте. Так вот, Саммо рассказал мне о пропавшей девушке. И я как раз видел молодую женщину с длинными темными волосами, проезжающую на желтом скутере. Она остановилась, чтобы помочь какому-то старому чудиле, который припарковался на обочине дороги, – сказал он. – Можешь вспомнить, когда это было? – спросил Тристан. – Неделю назад, в прошлое воскресенье. Четырнадцатого числа этого месяца. Даже не знаю, это произошло где-то во второй половине дня. Кейт на миг схватилась за голову, а затем в шоке взглянула на Тристана. Он судорожно перехватил ее руку. – Где именно вы ее видели? – спросила Кейт, стараясь сохранять спокойствие в голосе. – В нескольких милях от Эшдина, прямо перед водоемом… Я это запомнил, потому что старикашка выбросил запасное колесо прямо перед моим грузовиком, я даже чуть не сбил его. Тристан сильнее сжал руку Кейт. – Вы обратили внимание на внешний вид этого старика? – спросила Кейт. – Он был одет так же, как и все местные старперы. Поношенные брюки, твидовый пиджак. Ну вы понимаете, словно он приобрел этот костюм в благотворительном магазине много лет назад. На нем еще была плоская кепка и очки. У него была густая седая борода, а волосы торчали из-под кепки… Когда они завершили телефонный разговор с Деннисом, Кейт начала наматывать круги на песке, погрузившись в размышления. – Слова Денниса сходятся с тем, что сказала мне Кирсти Ньюветт, – сказала Кейт. – Кирсти описывала старика с седыми волосами, который похитил и увез ее на старом, с выцветшей краской, автомобиле. Она рассказала мне, что глаза этого старика были странного голубого оттенка, почти пурпурного, как будто он носил контактные линзы. – Это могла быть маскировка. Ничем не примечательная смена в оттенке глаз не играет особой роли. Скорее всего, он носит парик или отращивает бороду, а затем снова сбривает ее, – задумчиво произнес Тристан. Кейт трясло от шока и волнения. Подумать только, что на нее чуть не повлияли слова Генри Ко и ему почти удалось опровергнуть их с Тристаном версии для расследования. – Это означает, что Кирсти Ньюветт говорила правду – ее похитили. И Магдалену тоже сейчас держат в заложницах. Ее вовсе не смыло в сточную канаву ливнем, – сказала Кейт. – Что нам теперь делать? – спросил Тристан. Кейт перестала расхаживать. – Прошло восемь дней с тех пор, как пропала Магдалена, а полиция даже не придала этому значения. Никто ее не разыскивает. – Кейт взглянула на часы: было около семи вечера. – Ранее я размышляла о клубе «Хедли-хаус». Ульрих Мазур и Салли-Энн Коббс покинули «Хедли-хаус» и были похищены на обратном пути в Эшдин. Если семья Бейкеров каким-то образом причастна ко всему этому, то вполне логично, что заложников могли удерживать где-то внутри этого заброшенного клуба, и именно там и удерживают сейчас Магдалену. Я не знаю, есть ли там подвал, но думаю, нам стоит съездить и все там проверить. – Когда мы едем? – спросил Тристан. – Сегодня ночью. Прямо сейчас, – сказала Кейт. 50 После мучительно долгих часов, проведенных за соскабливанием и дроблением бетона и штукатурки у основания унитаза, Магдалена почувствовала, как материал наконец-то пошел трещинами, и унитаз начал отделяться от пола. Она встала и потерла онемевшие кисти, чтобы вернуть чувствительность пальцев рук. Девушка позволила себе взять передышку всего на несколько минут и выпить воды, а затем начала расшатывать унитаз из стороны в сторону. Унитаз довольно быстро и с внезапным треском оторвался от того места, где крепился к полу. Трубка, соединяющая его с водным баком на стене, отошла без особых усилий. От волнения сердце девушки словно подпрыгивало в груди, и она не заметила, как вода пролилась ей на джинсы и пот стекал по ее напряженному телу. Магдалена протащила унитаз из маленькой подвальной комнаты через весь коридор и услышала, как керамическая оболочка унитаза с лязгом стукнулась о металлические двери лифта. Девушка забралась на него и была вне себя от радости, что смогла дотянуться до потолка и ощутить грубую на ощупь штукатурку. Она переместилась чуть левее и обнаружила, что ей придется наклониться вбок, чтобы добраться до люка. Она передвинула унитаз на другое место и снова взобралась вверх. Когда она провела руками по люку в потолке, она почувствовала, что он находится на одном уровне с внешним кронштейном и потолком. В потолке была небольшая прорезь, куда можно было вставить ключ или монету и повернуть так, чтобы открылся люк. – Черт, – прошептала Магдалена. Плечи девушки поникли от безысходности. Закончится ли это когда-нибудь? Вернется ли ее жизнь в прежнее русло? Девушка слезла с унитаза на пол, ощутив головокружение от этого усилия. Осколки плитки. Плитка на стенах разлетелась на куски, когда я выстрелила во второй раз, – подумала она. Магдалена поспешила обратно в комнату с кроватью, на ощупь пробираясь через помещение, прикасаясь к стенам и дверным проемам и стараясь не думать обо всех этих брызгах крови, которые она видела в тех кратких вспышках от выстрелов из пистолета. Она отыскала на ощупь кровать, под ногами лежали обломки плитки. Присев на корточки, Магдалена начала осторожно перебирать пальцами, копаясь в плиточных осколках. Она нащупала длинный крупный осколок плитки с плоским углом, заканчивающимся острым тонким наконечником, который мог послужить ей достойным оружием и стать хорошим дополнением в ее оружейном арсенале. Девушка засунула осколок за пояс джинсов, туда же где и пистолет. Затем нашла плоский обломок плитки толщиной и шириной с монету и поспешила обратно в коридор, залезла на унитаз и начала тянуться вверх. Она вставила кусок плитки в замок крышки люка, и обломок подошел идеально. Девушке удалось провернуть им вправо, и затем пришлось уклониться в сторону, когда тяжелый люк с силой распахнулся. Она сразу почувствовала сквозняк, но глаза ослепило ярким светом. Она ощутила покалывание в глазах, когда зрачки сузились, и ей пришлось несколько минут щуриться от яркого света. Магдалена стояла, наслаждаясь сквозняком, идущим из лифтовой шахты, а ее глаза вновь начали видеть все вокруг. Коридор был наполнен тусклым серым светом – совсем не ярким, но после долгих дней, проведенных в кромешной темноте, этого хватало с лихвой. Она видела, что рядом с дверьми лифта в стене была небольшая замочная скважина. Ее руки, должно быть, не нащупали это отверстие, в такой-то темноте. Девушка спустилась и подошла к замку. Это была небольшая замочная скважина. Должно быть, таким образом, похититель открывал двери лифта. В ее голове проносились всевозможные безумные мысли: почему она не додумалась отыскать здесь замочную скважину? Могла ли она позволить ему подобраться к ней и попытаться отыскать у него ключ? Нет, просто исключено. Магдалена провела пальцами по отверстию, жалея, что у нее нет при себе заколки для волос. Она не умела взламывать замки, но могла хотя бы попытаться. Она повернулась и выглянула в коридор – теперь, когда она все видит, возможно, она могла что-то забыть там… Девушка вновь заглянула в отверстие люка. Сверху просачивался тусклый свет, и она могла видеть, что люк ведет в шахту лифта. Метрах в десяти выше была еще одна дверь лифта. Ее руки все еще сильно тряслись от усталости, и ей потребовалась вся ее энергия, чтобы подняться с унитаза и пролезть в люк. Сбоку от шахты лифта была расположена небольшая платформа, и девушка некоторое время обессиленно лежала там, пытаясь как следует перевести дыхание. Высоко над ней свободно свисали кабели, на которых крепился лифт. Она встала и попыталась найти точку опоры в стенах лифтовой шахты, чтобы взобраться наверх, но стены были гладкими. На стенах не оказалось ни единого выступа, чтобы можно было вскарабкаться вверх по стене. – Нет, нет, нет, – произнесла вслух Магдалена, ударив кулаком по стене. Девушка опустилась на корточки, почувствовав нахлынувшую вновь волну усталости. Похититель вернется, и на сей раз обязательно убьет ее. Ей придется лежать здесь и дожидаться его возвращения, чтобы застать врасплох, и при помощи люка убить его до того как он убьет ее. 51 Кейт попросила Майру побыть с Джейком, а они с Тристаном тем временем отправились на машине в заброшенный клуб «Хедли-хаус». Им пришлось повернуть назад в сторону Эшдина, чтобы выехать на шоссе «A1328». Когда они ехали к водохранилищу «Черные пески», от берега начал плыть призрачный туман, что немного встревожило Кейт. На этой пустынной дороге без фонарного освещения видимость была довольно плохой, поэтому ей пришлось переключиться на фары дальнего света. Других машин поблизости не было, и когда дорога поворачивала в сторону от обрыва, по обеим сторонам выросли густые лесные чащи, и туман становился еще гуще и плотнее. – У меня плохое предчувствие, – сказал Тристан, схватившись за приборную панель, когда на лобовое стекло начали наплывать слои тумана, частично закрывая им дорожный обзор. Кейт немного сбавила скорость, но ей отчаянно захотелось скорей добраться до «Хедли-хауса». Что, если Магдалена была там все это время? Они несколько раз проезжали мимо этого клуба, так близко от нее. Неужели Кейт теряет сноровку? Стало быть, очевидная разгадка все это время находилась у нее под носом? – Кейт, сбавь скорость, – настороженно произнес Тристан, когда они начали приближаться к дорожному повороту, а туман сгущался вокруг плотным слоем. Автомобиль занесло на дороге, когда Кейт повернула руль на четвертой передаче, и машина с тряской и содроганием выскочила на обочину. – Прости, – ответила Кейт, немного притормозив и снизив скорость перед следующим поворотом. Они вышли на ровный участок дороги, и видимость стала лучше, но впереди туман уже пробивался сквозь деревья. Когда они подъезжали ближе, машину полностью окутал белый плотный слой тумана, и Кейт могла видеть только на несколько футов впереди. Фары отражались от тумана, создавая впечатление, будто перед ними стоит белая плотная стена. Они вырвались из пятна тумана на ровный участок дороги, но вдруг впереди показался олень. У Кейт не было времени среагировать, и она инстинктивно свернула, объехав это красивое животное. Автомобиль наехал прямо на обочину, и они на несколько метров вперед проехали сквозь стволы деревьев к крутому берегу реки, а затем налетели на одно из деревьев. Кейт не знала, сколько они там просидели, когда открыла глаза и увидела спущенные подушки безопасности. Тристан сидел рядом с ней, тоже в шоке от произошедшего с ними дорожного инцидента. – Ты в порядке? – спросила Кейт, проверяя себя на предмет травм. У нее болело от ушибов лицо и шея, но она сильно не пострадала. – Ага, – ответил Тристан, проверяя себя. Он приложил руку к лицу. – Я думал, что подушки безопасности должны как следует срабатывать. Такое впечатление, что меня словно по лицу стукнули. – Я тоже так думала, – сказала Кейт. Она попыталась открыть дверь и увидела, что та упиралась прямиком в ствол дерева. – Я не могу вылезти со своей стороны машины. Тристану удалось открыть дверь и выбраться наружу. Кейт перелезла через рычаг переключения передач и последовала за юношей через пассажирское сидение. Автомобиль остался цел, лишь с незначительными повреждениями. Они съехали с дороги и проехали по бездорожью вниз десятиметрового склона, который заканчивался огромным дубом. Передний бампер спас машину от сильного удара, так как зацепился за одну из торчащих веток на дереве и немного провисал двумя передними колесами, подвешенными в воздухе. Водительская дверь была раздавлена, но в остальном машина выглядела целой и невредимой. – Как думаешь, мы можем сдать назад? – спросил Тристан. Кейт проследила за его взглядом вверх по склону, затем снова посмотрела на передние колеса, подвешенные в воздухе. – Давай посмотрим, сможем ли мы оттолкнуть машину от дерева, – сказала женщина. Оба подошли к передней части машины и прислонились к бамперу. – Ручной тормоз выключен? – спросил Тристан. – Выключен, – сказала Кейт, пока они пытались толкать машину. – Все без толку, машина застряла. – А где мой телефон? – неожиданно встрепенулась Кейт, хлопая по карману пиджака и джинсов. Она снова потянулась к пассажирскому сиденью и подняла телефон с коврика для ног. Сигнал связи отсутствовал. – У меня тоже не ловит. Они вскарабкались по мягким на ощупь склонам, хватаясь за деревья и кусты, чтобы подняться с их помощью наверх. Когда они вышли на дорогу, было тихо, проезжающих мимо машин не было видно. Олень исчез с того места, где свернул с дороги, и клубы тумана начали рассеиваться. Они оба вышли на дорогу, пытаясь найти телефонный сигнал. Ничего. Кейт повернулась в другую сторону и пошла немного дальше по дороге с поднятым вверх телефоном. Склон круто поворачивал вправо, и дальше тянулся длинный прямой участок дороги, проходящий мимо водоема, а в конце, на фоне чистого ночного неба, на вершине холма стоял тот самый заброшенный клуб «Хедли-хаус». В одном из окон горел свет. 52 Когда Кейт с Тристаном подошли к зданию клуба, вокруг было настораживающее тихо. Увидев свет, льющийся через окно клуба, они без вопросов и колебаний направились туда. С левой стороны, сквозь кроны деревьев, виднелась река Фоуи, и где-то через двадцать с небольшим метров ее стремительные воды проносились мимо шумным потоком. В окружении темноты, тумана и не покидающего Кейт чувства тревоги слушать шум реки было крайне приятно и успокаивающе. Когда вдалеке показалось водохранилище, река внезапно стихла. Речные воды попадали в шлюзовые ворота, а там уже река становилась частью неподвижной водной глади водоема. Кейт вспомнилось, как они с Джейком ныряли в воду и как в тот день они обнаружили тело Саймона Кендала неподалеку от колокольни, его тело было покрыто всякими пресноводными организмами. Кейт остановилась и снова посмотрела на шлюзовые ворота, где река впадала в водохранилище. – Что-то не так? – спросил Тристан, остановившись. – Дилан Робертсон приказал Теду и остальному обслуживающему персоналу солгать о найденных в воде телах, чтобы можно было сокрыть тот факт, что тела были найдены уже по ту сторону шлюзовых ворот… Кирсти Ньюветт тоже оставили там умирать и так бы и перебросили ее тело через шлюзовые ворота, но она пришла в себя… Тед Клаф собирался дать показания и занести их в протокол, но вскоре был обнаружен мертвым. И все это снова же указывает на семейство Бейкеров. Прошу тебя, Господи, не дай Магдалене оказаться там, под водой… – Кейт слышала, как ее собственный голос дрожал от волнения. Она чувствовала моральное истощение из-за всего происходящего, но в то же время адреналин словно растекался по ее венам. – Пойдем, – сказал Тристан, потянув ее вперед. Кейт кивнула, и они ускорили шаг по направлению к клубу. Автостоянка с виду казалась довольно просторной и насквозь поросшей сорняками, которые разрослись с человеческий рост. Тристан и Кейт сошли с дороги и направились сквозь заросли сорняков, которые с шуршанием задевали плечи Кейт. Женщина сжала газовый баллончик в сумке, наблюдая за зданием, которое, как ей казалось, стало просто громадным с тех пор, как они с Тристаном приблизились к нему вплотную. Когда они проезжали мимо, клуб казался обманчиво маленьким, но теперь здание возвышалось над Кейт и Тристаном. Со стороны дороги приближался автомобиль, и им пришлось нырнуть обратно в гущу сорняков, чтобы скрыться из виду. Автомобиль замедлил ход, фары отбрасывали длинные кривоватые тени от сорняков на здании клуба, и машина свернула на автостоянку. Кейт показалось, словно они с Тристаном были у всех на виду, замаскированные лишь несколькими ссохшимися сорняками. Она показала знак рукой, чтобы Тристан оставался на месте. В конце концов, кто-то просто мог остановиться на стоянке, чтобы справить нужду или еще чего. Из машины вышли двое мужчин – один был высокий, а второй бы пониже ростом. Когда оба подошли к багажнику машины, Кейт увидела их лица. Это был Томас Бейкер, его длинное тело и костлявое, вытянутое лицо, изможденное в тусклом свете, и с ним был Дилан Робертсон, личный водитель Сильвии Бейкер. На его сгорбленном теле было зимнее пальто с поднятым воротником. Мужчины открыли багажник, достали две большие лопаты и стопку простыней. Томас отнес все к главному входу клуба «Хедли-хаус», а Дилан тем временем достал ружье с заднего сидения машины и открыл, чтобы проверить, заряжено ли оно, и щелкнул затвором. Он захлопнул багажник машины и проследовал за Томасом к главному входу. Томас провозился с висячим замком, и ему удалось открыть стальную дверь. Мужчины скрылись внутри здания клуба. – Что там внутри? – спросила Кейт. – В каком смысле что? Ночной клуб, – удивился Тристан. – Нет, в смысле какая у него внутренняя планировка, можешь вспомнить? – В основном там находится старый внушительных размеров танцевальный зал, занимающий большую часть помещения. В одном конце находится бар и рядом с ним туалеты, и еще там есть кабинет управляющего. Я помню, как одна девчонка хвасталась всем в школе, как один громила отвел ее в этот кабинет, чтобы переспать с ней. Думаю, на другом конце есть еще кухня, но не могу сказать наверняка. – Когда мы войдем следом за ними внутрь, мы окажемся в огромном танцевальном зале, и какова же будет вероятность, что они нас заметят? – поинтересовалась Кейт. – Не заметят потому, что сразу от входа идет гардеробная и туалеты, а следом еще несколько дверей, через которые можно попасть в основной танцевальный зал и бар… Погоди-ка, что ты имеешь в виду под фразой «когда мы войдем следом за ними?» – удивленно спросил Тристан. – Пошли уже. Кейт перестраховалась тем, что удобнее поместила в руке газовый баллончик, а затем направилась с Тристаном к главному входу, сквозь заросли сорняков. Шарканье ног по гравию и шелест задеваемых растений казались такими громкими в ночной тишине. Кейт притормозила, приблизившись к входу в клуб – вход был закрыт, но замок висел открытым. Они остановились и прислушались. Кейт ничего не было слышно. Затем она увидела еще один автомобиль, припаркованный у стены в тени. Кейт с Тристаном сдвинулись с места, чтобы лучше рассмотреть автомобиль – оказалось, это был забрызганный грязью автомобиль марки «Ленд Ровер». Кейт повернулась к Тристану. – Что нам делать? – с ужасом спросила она. Кейт увидела, что он тоже был напуган. – Мы уже зашли так далеко. Магдалена может все еще быть там, но я не знаю, по какому поводу сюда приехали Бейкеры. С ней сейчас может происходить что-то неприятное… Мы не можем просто уйти, поэтому нам надо попасть внутрь здания, а затем уже вызывать полицию, – прошептал Тристан. Кейт согласно кивнула. Они вернулись обратно к входной двери ночного клуба. Кейт ухватилась за дверную ручку и дверь с легкостью открылась, пропуская их внутрь. 53 Свет из шахты лифта придал Магдалене сил, и теперь она все четко видела, вместо того чтобы передвигаться в темноте на ощупь. Девушка опустилась вниз, обдумывая следующий шаг. Все сводилось к двум вещам. Первое: лифт не может работать без ключа. Второе: ей либо нужно отыскать что-нибудь, из чего можно было бы смастерить ключ, либо же ей придется отобрать ключ у ее похитителя, когда тот вернется обратно. Она быстро обыскала коридор, туалет и комнату с кроватью и раковиной, надеясь найти кусок железа или хотя бы некое подобие шпильки для волос, которой она могла бы воспользоваться в качестве ключа, как это проделывал некогда секретный агент Макгайвер.8 В тусклом свете, пока Магдалена искала хоть какую-то отмычку, она пыталась не обращать внимания на пятна и брызги крови, которыми были покрыты все стены и бетонный пол. Девушка так ничего и не обнаружила. Как было бы здорово, если бы она могла сделать свой собственный ключ и просто выйти из этой подпольной тюрьмы. Магдалена была бы счастлива просто сбежать и ускользнуть в ночи, отыскать дорогу домой, упаковать чемоданы и вернуться в Италию. Ей вспомнилось то суровое испытание, через которое пришлось пройти ее подруге Габриэле после изнасилования – бесконечную череду вопросов, которые задавали полицейские, а затем судебное разбирательство. В какой-то момент Габриэла призналась Магдалене, что жалеет о том, что ни с кем не обсудила случившееся с ней. В то время молчание Габриэлы казалось Магдалене сущим безумием – ее насильник должен был поплатиться за содеянное. Но теперь до нее дошло – ей хочется жить, и если она выживет, то ни с кем не станет обсуждать подобный горький опыт. Девушка вернулась к лифту, встала возле унитаза перед дверью и посмотрела на люк. Если бы она могла подстеречь своего похитителя сверху, он бы этого не ожидал. У нее оставалось не так много сил и энергии, но с такой выгодной позиции она могла бы застрелить его, как только он выйдет из лифта. Она как следует прицелится и вышибет ему мозги. Тогда она достанет ключ от лифта и сбежит. Единственной проблемой оставался унитаз. Она взглянула на него. По виду он был крупным и тяжелым, и если унитаз так и останется здесь стоять, когда похититель выйдет из лифта, стоя прямо под люком, он сразу узнает о ее присутствии. Похититель догадается, что она сидит наверху и наблюдает за ним через люк в потолке. Магдалена присела на край унитаза. Он был сделан из прочной керамики и весил довольно прилично. Ей пришлось приложить все усилия, чтобы перетащить его в коридор из ванной комнаты. Она что-то заметила и восторженно присела, разглядывая унитаз. Сиденье было снято, но в керамической оболочке, где крепилось сиденье, были проделаны два отверстия. Она встала и поспешила в комнату с кроватью. Магдалене не хотелось называть эту подвальную комнату спальней – это бы звучало как место, где она остановилась на отдых, а это вовсе не так, – но ей нужно было взглянуть на кровать. В тусклом свете коридора она увидела матрас, лежащий на бетонном основании. Матрас был тонким и совершенно грязным, с пришитой простыней на поролоне. Магдалена вынула острый кусок керамогранитной плитки и начала резать ею простынь на длинные полосы. 54 Кейт с Тристаном вошли в тускло освещенный ночной клуб и внутри него стоял запах плесени. Кейт почувствовала, что ковер под ногами был сырым от влаги. По левую сторону от входа находилась длинная деревянная стойка, сплошь покрытая птичьим пометом и пылью, а в тени поодаль висели ряды крючков для одежды, некоторые из них были сломаны и бессмысленно болтались на стене. Справа были расположены женские и мужские туалеты, и в обоих помещениях отсутствовали двери. Эти самые двери были приделаны к входу в гардеробную. Кейт и Тристан зашли в соответствующий каждому туалет. – Там только старые, вонючие унитазы и грязь повсюду, – прошептал Тристан, когда вышел. Кейт кивнула. Ту же картину она наблюдала в женском туалете. В конце гардеробной были три пары двустворчатых дверей с круглыми стеклянными окнами. Они были заперты, но сквозь стекло просачивался свет. Кейт подошла к двери посередине и выглянула через стекло. На подставке горела яркая лампа, и она стояла посреди пустынного танцевального зала. Внутри повсюду был сущий беспорядок из мусора, останков мертвых птиц и птичьего помета. Кейт обратила внимание, что освещения не хватает на весь зал, поэтому в углах помещения было совсем темно. Женщина со скрипом открыла дверь, и они с Тристаном пробрались вглубь просторного зала. Когда-то это помещение пестрило богатым убранством и элегантностью, и потолочная лепнина не была разрушена в нескольких участках, как сейчас, но в оштукатуренном потолке и крыше здания зияли огромные сквозные дыры, откуда можно было наблюдать за ночным небом. Пол танцевального зала был деревянным, покрытым слоем грязи и пыли, а также под ногами скапливалась влага и сырость. Вдоль задней стены зала тянулись темные створки давно заброшенного бара. Тристан указал направо – в конце длинного танцевального зала находились двустворчатые двери, сквозь которые лился свет. Они не могли видеть, что было в комнате, но слышали перешептывающиеся голоса. Кейт показалось, или там правда звучало более двух голосов? Трудно судить. Кейт оглядела танцевальный зал; слева от них была еще одна двустворчатая дверь, и она разглядела на ней небольшую вывеску: «ПОДВАЛ». Кейт вспомнила, как Дилан вошел в танцевальный зал с ружьем в руках, а Томас занес внутрь две крупные лопаты. В подсобках также могло находиться еще большее количество вооруженных людей, в случае чего готовых применить силу. Но какой был смысл такому количеству человек ввязываться в подобную авантюру? Но в то же время она понимала, что многое было поставлено на карту, чтобы скрыть исчезновение Магдалены и других жертв. Кейт указала на дверь. Тристан сильно побледнел, но согласно кивнул. Вместе они поспешили через танцевальный зал и затем оказались в маленьком, тускло освещенном коридоре. Справа коридор вел вниз к огромной кухне, которая пребывала в полном запустении. Грязные квадраты на стенах указывали на то, где было вырвано кухонное оборудование, а прямо в центре помещения виднелись следы возгорания. Тристан с Кейт вышли из кухни и поспешили по коридору в другом направлении, а в конце перед ними оказались металлические двери большого лифта. Кейт безо всяких ожиданий нажала на кнопку вызова лифтовой кабины, однако удивилась, что в маленьком дверном окошке горел свет. Тристан удивленно поднял брови, а Кейт потянула за ручку, и дверь плавно открылась. – Погоди, что мы сейчас делаем? – прошептал Тристан. – Магдалена может быть там, внизу, – сказала Кейт. – Мы видели, как сюда вошли Томас с Диланом, значит, они должны быть где-то в другой части здания, пока они там, нам нужно спуститься и помочь ей. У меня с собой газовый баллончик и, если я им воспользуюсь, содержимое можно будет распылить на большом расстоянии. Тристан посмотрел на баллончик в ее руке. – Жаль, что это не пистолет, – произнес юноша. – Увы. – Ладно, едем вниз. Они зашли в лифт, в котором была лишь одна кнопка и под ней надпись: «ПОДВАЛ». Кейт нажала на кнопку, и лифт заработал, покачнулся и тут же раздался громкий механический скрежет. Коридор, видимый через маленькое окошко в двери, остался наверху и скрылся из виду, когда лифт начал медленно опускаться. В лифтовой кабине стоял жуткий грохот из-за шума шестеренок и механического звука. Через минуту лифт резко остановился. – Я ничего не вижу по ту сторону от двери, – сказал Тристан, выглядывая через окно в двери лифта. Дверь лифта скрипнула, когда они ее открыли, и Кейт с Тристаном вышли в темноту и включили фонарики на телефонах. Перед их взором предстало огромное пустое пространство с бетонным полом и почерневшими стенами, где протекающая вода собиралась в лужи. Кейт с Тристаном освещали фонариками помещение, которое казалось совершенно опустевшим, если не считать груды старых кирпичей и цемента, сваленных в один угол. Лучи света просачивались сквозь небольшое окно в потолке с правой стороны, и когда Кейт подошла к нему, она увидела, что это вентиляционная шахта, выходящая прямо на автостоянку. Кейт взглянула на Тристана. Теперь женщина была уверена в том, что Магдалену держат в заложницах в подвале ночного клуба «Хедли-хаус». Они еще раз обыскали помещение с помощью телефонных фонариков, а затем вернулись обратно к лифту и вошли внутрь. – Что мы будем делать? – спросил Тристан. – Нам нужно выбраться отсюда незамеченными, – сказала Кейт. Она потянулась, чтобы нажать кнопку, но, прежде чем она это сделала, двери закрылись сами по себе. Лифт заработал и снова начал подниматься вверх. Кейт убрала руку. – Я еще не успела нажать кнопку, но лифт уже везет нас обратно наверх, – сказала Кейт, услышав страх в собственном голосе. Она глубоко вздохнула и нащупала в кармане баллончик с газом. – Держись позади меня. Я крикну, когда пущу в ход баллончик, и если мне все же придется это сделать, мигом прикрой глаза и нос – скомандовала Кейт. Тристан прижался спиной к стене и выглядел напуганным. Лифт, казалось, двигался в замедленном действии, но им ничего не оставалось, кроме как ждать своей участи. На стене больше никаких кнопок не обнаружилось, даже не было кнопки аварийной остановки. Лифт дрогнул, и дверь распахнулась. Перед ними стояло все семейство Бейкеров: Томас, Дана, Стивен и Сильвия Бейкеры. Рядом с Сильвией стоял Дилан Робертсон, нацеливший ружье на Кейт и Тристана, которые так и застыли в лифтовой кабине. Справа от Дилана стоял Генри со своим отцом Арроном Ко. Увидеть их всех в одном месте стало для Кейт явным потрясением, и она впервые за все время увидела Аррона Ко. Он выглядел почти так же, как на фотографии из газеты, но сегодня вечером на нем были поношенные джинсы и шерстяное пальто. Кейт с облегчением отметила стоящего здесь среди всех этих людей Генри, хотя она уловила нечто неконтролируемое и радостное в том, как все они смотрели в кабину лифта. Как если бы они подстерегали грызуна, а теперь, загнав его в угол, решили выманить. – Выметайтесь из гребаного лифта, – процедил Дилан, глядя на них сквозь ружейное дуло. 55 Кейт вздрогнула и подняла руку, прикрывая глаза и щурясь от яркого света фонаря. – Вы что, оглохли? Давайте, на выход! Вы вторглись в чужие владения! – прокричала Сильвия Бейкер, направляя фонарь в кабину лифта. Сильвия выглядела, словно королева Великобритании в свой выходной день: на ней были резиновые сапоги, плиссированная клетчатая юбка, стеганая куртка и платок поверх головы. – Погоди-ка, это не те дети, проникавшие сюда пару раз до этого, – поспешно произнес Томас. – Они выглядят намного старше тех детей, которые в прошлый раз решили устроить здесь поджог, – ответил Стивен. Он также был одет в повседневную шерстяную одежду. – Эй, а ведь я вас знаю, – удивился Стивен, как будто они были закадычными друзьями, встречающимися в джентльменском клубе. – Они уже приходили ко мне в магазин. Кейт и Тристан медленно вышли из лифта. – Можешь уже убрать свое ружье, – сказала она Дилану, сердито взирающему на них с Тристаном и переминающемуся с ноги на ногу. Кейт заметно взбодрилась благодаря присутствию Генри и Аррона Ко. Она взглянула на Генри, но он показался ей каким-то нервным. – Инспектор Ко, может быть, вы могли бы попросить его опустить ружье? – настороженно произнесла Кейт. Генри с виду казался совсем поникшим, поэтому Аррон в итоге наклонился вперед и положил руку на ружье. – Ну все, Дилан, хватит уже, – сказал он и опускал дуло ружья до тех пор, пока Дилан не ослабил хватку. – По закону я имею право стрелять в нарушителей, – прорычал мужчина. – Это вовсе не значит, что ты обязан всякий раз пускать в ход ружье, Дилан, – ответил ему Аррон. – Но вы ведь незаконно сюда вторглись, – сказал Генри. Воцарилась тишина, и все собравшиеся здесь выжидающе смотрели на Кейт и Тристана. – Какого черта вы здесь забыли? – Мы разговаривали с водителем грузовика. Он видел Магдалену Росси и какого-то старика рядом с ней, остановившихся на обочине в тот день, когда эта девушка пропала без вести, – сказал Тристан. – Описание старика совпадает с описанием, предоставленным Кирсти Ньюветт, что может означать только одно – ее история похищения может оказаться правдой. На минуту вновь воцарилось гробовое молчание. Кейт внимательно оглядела лица Бейкеров и обоих Ко. Все как один пребывали в полном замешательстве, а Дилан выглядел совсем раздосадованным, словно он упустил свою единственную в жизни возможность выстрелить из ружья хоть в кого-нибудь. – Генри, кто они такие? Не могли бы вы представиться? – спросила Сильвия, не дожидаясь его ответа. Она не была знакома с Кейт и Тристаном. – Меня зовут Кейт Маршалл, я преподаю в Эшдинском университете, а это мой научный ассистент Тристан Харпер, – ответила на вопрос Кейт. Сильвия, немного воодушевилась, услышав, что они ученые. – Но почему вы здесь? Это как-то связано с университетом? «Ты действительно настолько глупа или все-таки прикидываешься?» – подумала Кейт. – Нет. Мы думали, что Магдалену Росси держат здесь в плену, в этом подвале. Это заброшенное здание, в котором, по нашим сведениям, имеется подвальное помещение, – сказала Кейт. Когда они по очереди смотрели на лица всех Бейкеров, теперь уже слова Кейт звучали совсем глупо. – Так вы об этом говорили в прошлый раз, когда пришли в мой магазин? – спросил Стивен. – Да, меня они тоже расспрашивали и отвлекали от работы, и все из-за этой пропавшей девицы, – впервые подала голос Дана Бейкер. Она стояла позади своей тетки Сильвии, и на ней был длинный синий плащ и красные туфли на высоких каблуках. – Тогда что вы здесь все делаете поздно ночью, в заброшенном клубе? – задала встречный вопрос Кейт. – Мы не обязаны отчитываться в наших делах перед парочкой злоумышленников, – высказался Томас. Он посмотрел на Кейт с Тристаном, как будто они были двумя непослушными школьниками. – Мы планируем провести реконструкцию ныне заброшенного клуба «Хедли-Хаус» под съемные квартиры. – Мы все являемся совместными акционерами нового проекта для этого здания, все за исключением Генри, так как Аррон уже владеет частью акций от имени семьи Ко, – Аррон кивнул, соглашаясь со словами Томаса. – Я сейчас не в лучшей форме, я бы даже сказал, совсем наоборот, а Генри – мой единственный наследник, – сказал мужчина, выходя вперед. Кейт заметила, что он сильно хромает и опирается на трость. – Аррон, я тебя прошу, ты не обязан им об этом рассказывать… – сказала Сильвия, и голос женщины резко затих. Она казалась искренне обеспокоенной тем, о чем говорил Томас. – Томас, кто такая эта Магдалена? – поинтересовалась Сильвия. – Да, Томас. Я до сих пор не понимаю, как вы так скоро приехали на место преступления в тот же день, когда мы обнаружили тело Теда Клафа, – с подозрением произнесла Кейт. Она знала, что делает поспешные выводы и выдвигает обвинения, но терять уже было нечего. Томас открыл рот, чтобы возразить, но Генри вышел вперед, положив руку на плечо Томаса. – Я уже беседовал с мисс Маршалл и мистером Харпером по этому поводу. Я им посоветовал отбросить эту нелепую теорию, согласно которой семья Бейкеров и мой отец причастны к исчезновению Магдалены Росси, – произнес Генри. Аррона поразило подобное обвинение в его сторону. – Что? Да вы взгляните на меня – вряд ли я смог бы кого-то похитить из-за проблем со здоровьем, – сказал он, указывая на свою трость. – Как вы тогда объясните, что случилось с Кирсти Ньюветт? Аррон прикрыл глаза и оперся на трость. По лицам остальных Бейкеров Кейт стало понятно, что все они знали Кирсти. – Черт бы побрал эту Кирсти Ньюветт, эта девка все никак нас в покое не оставит! – гневно выпалил Аррон. – Так и есть, я заметил Кирсти стоящей у дорожной обочины поздним вечером, когда возвращался с работы. Я отвез ее в больницу, и да, я знал, кто она такая, когда подвозил ее на своем авто. Эту Ньюветт несколько раз привозили в полицейский участок за вымогательство. У нее также были проблемы с наркотиками, и какое-то время она якшалась с кучкой мерзких наркоторговцев. – Вы не поверили ее словам о том, что ее похитили? – спросил Тристан. – Да, я предположил, что ее все-таки могли похитить в тот день. Но вы должны понимать, что Кирсти ранее уже лгала полиции. Первой моей мыслью было, что ей нужна помощь. Она была в ужасном физическом состоянии, вся в побоях, и к тому же насквозь промокла. Я отвез ее в больницу и передал на попечение психиатра. – Почему вы являетесь акционером вместе с семьей Бейкеров? Разве не возникнет конфликта интересов? – спросил Тристан. – Аррон, да не отвечай ты на их провокационные вопросы! – резко выпалила Сильвия. – Просто смешно, до чего же дерзкий юноша. Нам не нужно оправдываться перед наглецами, ворвавшимися в нашу частную собственность. Это мы должны здесь задавать вопросы! Аррон протянул руку и прикоснулся к Сильвии, похлопав ее по плечу. – Все в порядке. Мы с Сильвией знакомы целую вечность, знаем друг друга с детских лет. Она любезно предоставила мне возможность инвестировать в компанию, хотя с моей стороны это была довольно скромная инвестиция, – объяснил мужчина. – Аррон, хватит, – сказала Сильвия, хотя лицо женщины немного смягчилось. – Томас, мне все еще кажется неправильным, что кто-то вроде старшего офицера полиции, как Аррон, а теперь и Генри, так тесно связан с вашим семейным бизнесом, – ответила Кейт. – Как гражданское лицо, Аррон имеет право вести бизнес и быть акционером, – ответил Томас. – Но имейте в виду, что поместье «Черные пески» довольно обширное по своей территории, и там уже есть своя группа постояльцев, а также гидроэлектростанция, которая является масштабным инфраструктурным проектом, частично принадлежащим правительству нашей страны. Я была бы обеспокоена, если бы местная полиция не участвовала в защите интересов этой группы людей и гидроэлектростанции… – предупредила их Кейт. Кейт видела, как на его шее начала пульсировать вена. Ему не нравилось, когда его расспрашивали. – Насколько я понимаю, Аррон, когда вы вышли на пенсию, на вашу должность взяли главного инспектора полиции Варю Кэмпбелл, но так как она не подавала заявку на повышение, Генри был назначен на ее место в качестве главного инспектора в районе Девона и Корнуолла. – О, вы до ужаса некомпетентны. Я состою в дружеских отношениях с деканом Эшдинского университета и поговорю с ним о вас, когда увижусь с ним в следующий раз, – ответила Сильвия. – У нас есть свидетель, водитель грузовика, который видел Магдалену в воскресенье четырнадцатого октября, в день ее исчезновения. Этот водитель видел, как она разговаривала с каким-то мужчиной на дорожной обочине, – сказала Кейт, игнорируя ее. – Он рассказал нам, что видел, как Магдалена помогала престарелому на вид мужчине поменять шину в его автомобиле. Это было как раз неподалеку от того места, где ее желтый скутер вытащили из сточной канавы. – Мы попросили водителя грузовика позвонить на вашу горячую линию и составить официальный протокол, – подытожил Тристан. – Именно так. И я полагаю, что свидетельские показания должны, по крайней мере, служить основанием для обыска некоторых особо крупных зданий на территории поместья «Черные пески» и обыска территории самого водохранилища. И если этого не произойдет, вам лучше не знать, что я сделаю в таком случае, – сказала Кейт. Генри и Аррон Ко обменялись взглядами. – Женщина, вы прямо-таки эксперт по дерзким высказываниям! «И если этого не произойдет, вам лучше не знать, что я сделаю в таком случае» – ха! У вас нет полномочий, чтобы диктовать условия полицейским, – гневно напирала на нее Сильвия. – В прошлом я работала офицером полиции. И не понаслышке знаю, что любой водоем неподалеку от места исчезновения человека всегда подлежит обыску. И пусть Кирсти Ньюветт может обвиняться во многих скверных вещах вроде лжи полицейским, но ее описание похитителя совпадает с описанием, предоставленным водителем грузовика, – уверяла собравшихся Кейт. – Я также попрошу Кирсти Ньюветт дать официальные показания, в чем вы ей ранее отказали. Итак, повторю еще раз – необходимо обыскать водохранилище, а также любые пустые или жилые помещения, которых, как мы знаем, имеется несколько штук на территории «Черных песков», – Кейт глубоко вздохнула, закончив свою речь. – Томас, видно тебе придется попотеть над всей этой темой с обыском. Томас – тот, с кем вам нужно вести беседу. Поместье и коммерческие помещения, примыкающие к поместью – все это записано на его имя, – высказал свое мнение Стивен. Кейт услышала нечто неоднозначное в голосе Стивена – торжество или зависть? Кейт определенно ощутила, что братья враждебно настроены друг против друга. – Как бы мне ни хотелось стоять с вами здесь и болтать о всякой чуши, я должен вернуться домой к детям и жене, Джесси уже заждалась меня, – напоследок добавил Стивен. – Обязуетесь ли вы, как действующий сотрудник полиции, произвести обыск на территории поместья «Черные пески»? – обратилась Кейт к Генри, чувствуя себя как сумасшедшая, но в душе понимая, что должна продолжать настаивать на этом, какой бы странной ни выдалась сегодняшняя дискуссия со всеми этими людьми. – Да, Генри, тебе следует произвести обыск, – сказал Аррон, опираясь на свою палку. Он выглядел измученным. Сильвия оглянулась на него, и их взгляды с Арроном встретились. – Водохранилище обыскать будет не так-то просто, ибо оно является инфраструктурным проектом, частично принадлежащим государству, и там действуют совсем иные правила, – резюмировал Томас. – Да, мы до сих пор не можем благоустроить центр для посетителей в том месте, где территория поместья граничит с электростанцией, – второй раз за всю беседу подала голос Дана Бейкер. – Что ж. Вы можете с радостью вернуться в мой магазин и все там дотошно осмотреть, – съязвил Стивен, намереваясь поскорее отсюда убраться. – Я просто владею магазином, вот и все. Я не имею ничего общего с этим чертовым поместьем и всем творящимся вокруг цирком. А теперь мне действительно пора уходить. – Да. Весь этот допрос чрезвычайно затянулся. Генри, разве ты не видишь, что этих двоих требуется выпроводить с полицейским эскортом? – прорычал Дилан, все еще держа ружье в руках и намекая Кейт и Тристану покинуть помещение. 56 – А где ваша машина? – спросил Генри, выпроводив их на автостоянку. – Мы съехали с дороги и мой автомобиль врезался в дерево, примерно в миле отсюда, прямо перед водохранилищем, – сказала Кейт. – Так докуда мне следует вас отвезти? – спросил он, когда они подошли к его полицейской машине. – Подбросьте нас до моей машины. Я не могу ее там оставить. Нам понадобится вызвать эвакуатор. Мгновение спустя остальные члены семьи Бейкеров вышли из главного входа. Сильвия, Дилан, Дана и Аррон поехали на «Ленд Ровере». Дане пришлось помочь Аррону забраться на заднее сиденье. Томас и Стивен остановились, чтобы запереть дверь, а затем направились к другой машине. Сильвия злобно смотрела на Кейт и Тристана, пока они проезжали мимо нее и выехали на дорогу. * * * Кейт с Тристаном молча ехали в полицейском автомобиле Генри к тому месту, где их машина сошла с дороги. Машина остановилась у обочины, Кейт с Тристаном вышли, и Генри позвонил в автомобильную ассоциацию. – Мы можем вместе дождаться эвакуатора. Он прибудет через двадцать минут. – Не стоит, все в порядке, спасибо, – ответила Кейт. Генри вернулся обратно к машине. – Вы обыщите все здания в поместье, как я вас просила? – добавила женщина. – Да, – ответил он. Однако Генри не казался с виду уверенным в собственном ответе. Мужчина сел в свою машину и уехал. Кейт с Тристаном какое-то время стояли молча, наблюдая, как фары полицейского авто все дальше удалялись от них, пока вовсе не скрылись за холмом, уводящим дорогу в сторону города Эшдина. – Я не думаю, что они все-таки произведут обыск, правда, Трис? Где бы сейчас ни удерживали Магдалену, она уже мертва, – без надежды в голосе произнесла Кейт. Тристан вытащил из кармана лист бумаги, над которым работал, пока Кейт была с Джейком в лечебнице Баруэлла. – Я собирался показать тебе его раньше, но мы отвлеклись на телефонный звонок с Деннисом. Это список всей собственности, принадлежащей семье Бейкер на территории поместья, – сказал он. Кейт взяла лист в руки и включила фонарик на телефоне. В нем был список адресов и зданий, большинство из них являлись жилыми домами, как у Теда Клафа. Кое-что из списка выделялось на общем фоне, и это заставило Кейт прервать чтение. Она уставилась на запись, в которой сообщалось: «СТАРАЯ ТЕЛЕФОННАЯ СТАНЦИЯ, УЛ. ФРОМ-КРОУФОРД». Здание пряталось в окружении нескольких жилых домов и парочки ферм, примыкающих к поместью. Здание было зарегистрировано как собственность Стивена Бейкера. Кейт вспомнились слова Стивена: «Я просто владею магазином, вот и все. Я не имею ничего общего с этим чертовым поместьем…» Но когда они пришли в магазин пару дней назад и беседовали со Стивеном, в тот самый момент его жена Джесси разговаривала по телефону на заднем фоне… О чем же она тогда говорила? Она жаловалась почтовому работнику, что ящики с товаром были доставлены не на тот адрес. Джесси сказала: «Нет, не телефонная станция; это на перекрестке улиц Хаббл и Фром-Кроуфорд». – Трис, у тебя телефон ловит? – она спросила. – Да, показывает, что еще есть две отметки, – сказал он, подняв телефон. – Можешь отыскать на гугл-картах старую телефонную станцию по адресу Фром-Кроуфорд? Тристан посмотрел на экран. Загрузка через мгновение завершилась, и найденный запрос высветился на экране. – Можешь увеличить изображение? – попросила Кейт, морщась от света экрана, который в темноте был ослепительно ярким. – Это здание находится в старой промышленной зоне за пределами деревни, – сказал Тристан. – Зачем Стивену лгать об этом? Когда я говорила об обыске зданий, он сказал, что у него нет никакой другой частной собственности, кроме магазина, – сказала Кейт. Она посмотрела на Тристана. Его глаза вдруг расширились. – Боже… да это же Стивен Бейкер! Он держит Магдалену на той старой телефонной станции, – воскликнул Тристан. Кейт оглядела дорогу, но вдалеке не было машин. – К черту эту дурацкую машину! Можешь вызвать такси? – воскликнула она, пнув задний бампер. Автомобиль немного покачнулся в грязи. – Ты знаешь эшдинских таксистов, они не поедут в такую даль – ответил Тристан. Кейт ходила взад и вперед от волнения. – Нам нужно добраться туда прямо сейчас, Трис! – Может Майру попросить приехать? – Она не водит машину. А что насчет твоей сестры Сары? Тристан скривился. – Тристан, прошу тебя. Знаю, у вас с Сарой сейчас проблемы в общении, но мне нужно, чтобы ты позвонил ей сейчас же, – сказала Кейт. 57 Стивену Бейкеру стало дурно по дороге домой, когда он возвращался на машине вместе с братом Томасом. В машине было жарко, так как Томас всегда включал печку на полную мощность. – Ничего, если я открою окно? Сейчас зажарюсь здесь, – попросил Стивен, вытирая пот со лба. Томас нажал на приборной панели нужную клавишу, и окно отъехало вниз на сантиметр со стороны пассажирского сидения. Ветер свистел через оконную щель, но Стивену все равно не хватало воздуха. Мужчина поднес руку ко рту, ощущая неприятные спазмы в желудке. – Господи, Томас, приоткрой окно шире! – сказал он, нажав кнопку самостоятельно. Окно скользнуло вниз, и в машину хлынул прохладный свежий воздух. Стивен сделал глубокий вздох, чувствуя облегчение. Томас плотнее закутал шею воротником рубашки, чопорно перебирая длинными пальцами. «Он похож на старуху, которая вечно переживает из-за сквозняков», – подумал Стивен. – Думаю, свежего воздуха уже достаточно, – сказал Томас, нажимая кнопку на панели управления. Окно со стороны Стивена закрылось. Туман рассеялся, и дорога впереди стала ровной. – Так что, ты позволишь полиции обыскать здания, примыкающие к поместью? – спросил Стивен, взглянув на серьезное лицо брата. – Да. У меня уже было множество телефонных разговоров с жильцами, обеспокоенными и напуганными убийством Теда Клафа, – ответил Томас, мрачно глядя на дорогу. Автомобиль резко тряхнуло из-за ухабов на дороге, и у Стивена вновь прихватил желудок. Он поднес руку ко рту и прикусил палец. – Полиция знает, кто это может быть? – Не думаю. Мы полагаем, что это может быть кто-то из квартиросъемщиков. У нас проживает много изворотливых типов. Проблема заключается в том, что договора на аренду жилья передаются из поколения в поколение. И сейчас по телевидению показывают так много рекламы ломбардов в стиле «Золото за наличные». Кто-то видимо прознал о сбережениях Теда суммой в двадцать тысяч долларов и воспользовался шансом ограбить старика, – предположил Томас. – А что насчет водохранилища? Как думаешь, полиция воспримет слова той женщины всерьез? – спросил Стивен, стараясь не подавать вида и говорить ровным тоном. – Не знаю даже. Почему ты вдруг об этом начал беспокоиться? Женившись на Джесси, ты ведь сам ясно дал понять, что не хочешь иметь никаких дел с поместьем. – Да. Но тебя что-то память подводит, старина. Мне, вообще-то, пришлось выбирать между браком с Джесси и моей долей недвижимости в поместье, помнишь? – сказал Стивен, пристально посмотрев на брата. Томас удивленно взглянул на него в ответ. – Ты сделал свой выбор, – ответил Томас, добавив: – С тобой все в порядке? Выглядишь слегка бледным. – Да, я в норме, – быстро ответил Стивен, чувствуя, как желудок скрутило в очередной раз. – Если о ком и стоит беспокоиться, так это об Арроне. Он выглядел очень скверно. – Врач сказал, что ему осталось жить не более шести месяцев. – Стресс – вот что его доконало. Стресс, вызванный тем, что он не мог разорваться между женой и любовницей, в результате чего жил на два дома. Я уверен, что он был бы сейчас здоров как бык, если бы ему хватило смелости оставить жену ради тети Сильвии. Она всегда была любовью всей его жизни. – Не могу ничего сказать по этому поводу. Все вовлеченные в дело с инвестициями всегда подставлялись под удар в случае чего. Когда Аррон отбросит коньки, мне важно убедиться в том, что его процент инвестиций останется на попечении семьи Бейкеров, – сказал Томас. Стивен вздохнул с облегчением, когда они добрались до центральной улицы Фром-Кроуфорд. – Что ж. Вот мы и приехали, – сказал Томас, подъезжая к посудной лавке. – Передавай привет Джесси и детям. – Передам. Спасибо, что подвез, – сказал на прощание Стивен. Он вышел из машины и подошел к входной двери, после чего развернулся и начал шарить по карманам в поисках ключа. Затем вставил его в дверь, когда машина Томаса отъезжала от дома. Как только машина брата скрылась из виду, Стивен вынул ключ из замка. У него зазвонил телефон, и он вытащил его из кармана. Это была Джесси. – Черт, – сказал он себе под нос. Он нырнул под навес магазина, скрылся из виду и ответил на звонок. – Привет, дорогая. – Эй, а ты скоро будешь дома? Хотела узнать, укладывать ли мне детей или подождать, пока ты вернешься. – Извини, милая, но я еще задержусь ненадолго. Буду дома через час или около того, – сказал он. – Ладно… – Стивен услышал разочарование в голосе жены. – Люблю тебя, скоро увидимся, – Стивен закончил разговор, и выключил телефон. Выглянув из-под навеса, он подошел к задней части здания и приблизился к складу магазина, где была припаркована его машина. Он открыл ее и нырнул внутрь салона, затем снял машину с ручника. Отталкиваясь ногой от асфальта, он выкатил машину из склада на дорогу. Стивен поморщился, предприняв попытку подтолкнуть машину вручную и почувствовал жгучую боль в области груди. Наконец ему удалось выкатить машину на главную дорогу, после чего он закрыл дверь и завел двигатель. Подняв вверх свитер, увидел на футболке еле заметные полосы от пятен крови и осторожно приподнял футболку. Швы на груди все-таки разошлись. – Вот дерьмо! – крикнул он, стукнув рукой по приборной панели. Промокнув швы тканью, приложил ее к месту, где из незажившей раны сочилась кровь. Стивен не мог понять, как она одержала над ним верх. Он не хотел этого признавать, но его это чертовски пугало. Ему всегда удавалось держать других под контролем там, в подвале. Они боялись его. Теперь Стивен сам испытывал страх, а у этой девушки был его пистолет, и это было непростительной дерзостью с ее стороны. После того, как его зашили в больнице, ему следовало просто показать Джесси раны и что-нибудь придумать, но он этого не сделал. – Проклятье! – выругался Стивен, снова ударив по приборной панели. Ему вдруг вспомнилось, как Кейт Маршалл вышла из кабины лифта со своим симпатичным мальчиком-помощником. «Они уже начали его подозревать? Они все пытаются меня подловить, но у них ничего не выйдет. Я умру, прежде чем они смогут меня поймать!» – подумал Стивен. Его глаза защипало от струящегося по лицу пота. Он вытер лицо рукавом, переключил рычаг передачи и уехал. 58 Сара подъехала на своем автомобиле спустя десять минут после того, как ей позвонил Тристан. – Ты в порядке? – спросила она, опуская окно. Девушка посмотрела мимо них на машину Кейт, прижатую к дереву. – У нас все в порядке. Слава богу, сработали подушки безопасности, – ответил ей Тристан. Он поспешил к пассажирской двери и сел в машину. – Что будешь делать со своим автомобилем? – Я позвонила в автомобильную ассоциацию, – ответила Саре Кейт, садясь на заднее сиденье и пристегивая ремень безопасности. Она увидела, что у Сары мокрые волосы, а на ней халат и тапочки в виде кроликов. – Тристан, ты уверен, что у тебя ничего не болит? – спросила Сара, позабыв о присутствии Кейт. – Я правда в порядке. А почему на тебе пижама? – Я была в ванной, когда ты мне позвонил. Кейт подалась вперед между сиденьями. – Сара, нам нужно, чтобы ты отвезла нас прямо сейчас в старый промышленный район недалеко от Фром-Кроуфорд, – сказала она. Сара удивленно посмотрела на Тристана. – Что это вы удумали? Мне казалось, что я должна буду отвезти вас обоих домой. – Мы полагаем, что Магдалену удерживают там в плену, – сказал Тристан. Сара уставилась на них обоих. – Вы это не всерьез… Уже ведь так поздно! – Сара, мы говорим серьезнее некуда. От этого зависит спасение невинной жизни, поэтому нам надо ехать прямо сейчас! – ответил юноша. – Сейчас же, Сара! – выкрикнула Кейт. Не прошло и часа, как Сара согласно кивнула. Она завела мотор и мучительно долго разворачивала автомобиль в обратную сторону, после чего они отправились по направлению к Эшдину. * * * Руки Магдалены болели после того, как она завязывала самодельную веревку из простыней в коридоре подвала. Математика не была ее сильной стороной, но, по приблизительным расчетам, расстояние между полом и люком наверху составляло два метра. Ей понадобится вдвое больше веревки из простыней, чтобы получить хорошую точку опоры наверху и поднять унитаз вверх, так как его необходимо протащить через люк в потолке. Ее проблема заключалась в том, что матрас был очень маленьким, не многим больше матраса двуспальной кровати. Она хаотично отрывала полоски простыни, и в итоге у нее получилось слишком много неудачно оторванных и тонких кусков ткани, которые уже нельзя было использовать. Пару раз Магдалене послышалось, что лифт снова заработал, и она прекращала свое занятие, чтобы вслушаться в окружающие звуки, но слух словно пытался играть с ее воображением. Все тело девушки звенело от переутомления и адреналина, и она беспокоилась, что ее жизненные силы были практически на исходе, и вскоре она совсем упадет в обморок от физического истощения. Длина веревки составляла чуть более двух метров. Это было немного, но должно было хватить. Веревка состояла из шести сплетенных полосок ткани, и девушке пришлось завязать четыре части простыни вместе. Магдалена всегда заплетала сестре волосы, когда была дома, и старалась не думать об этом, плетя эту веревку. Мысль о том, что она, возможно, не увидит больше свою семью, глубоко засела в ее голове. Магдалена пропустила один конец веревки через отверстие в задней части унитаза и завязала тугой узел. Затем она перекинула другой конец веревки через плечо. Убедившись, что в кармане у нее остались острые керамические осколки, она встала на унитаз и забралась наверх через люк. Маленькая квадратная платформа находилась прямо под дном лифтовой кабины, но при этом стояла высоко над нижним ярусом лифтовой шахты, где лифт останавливался перед тем, как двери открывались. Магдалена перебросила другой конец веревки через край и осторожно опустилась в шахту лифта так, что теперь она стояла по ту сторону от дверей лифта. Взявшись за другой конец туго завязанных узлов простыни, она начала тянуть веревку. Девушка почувствовала, как веревка принимает на себя вес унитаза, и затем откинулась назад, используя себя в противовес поднимаемому вверх унитазу. Веревка натянулась, однако Магдалене казалось, что поднять его будет куда сложнее. Она сильно потянула за край веревки, откинувшись назад всей массой тела, и в итоге потеряла равновесие, когда унитаз выскочил через люк над краем платформы. Ей пришлось уклониться в сторону, поскольку унитаз вдребезги разбился о лифтовую шахту позади нее. – Черт, – только и успела произнести Магдалена, глядя на три расколотые части унитаза, упавшие между металлическими скобами в самом низу шахты. * * * Стивен подъехал к зданию, которое располагалось в конце длинной безлюдной улицы, заполненной старыми складами и парой заброшенных домов с террасами. Огни ночного города светились за холмом, но улица была окутана тьмой. Он припарковался у стены и вышел из машины. Кровь на рубашке расплывалась в огромное пятно, и он выругался в адрес девушки, нанесшей ему ножевые раны. Стивен подошел к багажнику машины и открыл его, достав оттуда одеяло и несколько многоразовых пакетов. В углублении багажного отделения, где обычно хранилось запасное колесо, лежали очки ночного видения, пистолет и коробка с запасными патронами. Он проверил магазин в пистолете на наличие заряженных патронов. Затем провернул его и защелкнул механизм. Стивен вошел в здание через боковую дверь, которая раньше была основным входом в помещение, и отпер замок. Внутри здания находилось просторное помещение, в котором без труда поместились бы шесть крупных автомобилей. Некоторое время он использовал его в качестве склада для посудной лавки, но это оказалось слишком рискованно, особенно когда дети начали подрастать, а Джесси начала проявлять интерес к ведению бизнеса. Расположенные неподалеку складские помещения использовались в течение дня, но даже тогда движение транспорта было непостоянным. Это место являлось для него неким подобием игровой площадки на протяжении последних двадцати лет, за исключением того времени, когда он жил в Америке. Пока Стивен проживал в Штатах, он не мог заниматься своими грязными делами. Он не мог с уверенностью в собственных силах похищать и убивать на чужой земле, где действовала смертная казнь и строгое соблюдение законов. И когда он вернулся домой с Джесси и у них родились дети, какая-то его часть личности подумала, что Стивен изменится в лучшую сторону. Однако желание похищать и убивать вернулось с новой силой, и с этим пришло осознание того, что у него есть наследственный земельный участок. Как член семьи Бейкеров, он имел доступ к земельному участку, деньгам и защите. Он продолжал похищать людей, потому что мог это делать безнаказанно. Внутри помещения было пусто. Стивен оставлял все так, чтобы в случае проникновения в здание у злоумышленников не было повода торчать здесь дольше положенного. У него также были два единственных ключа от лифта – один он держал в кармане, а другой припрятал в ящике тумбочки у него дома. «У нее остался мой револьвер». Эти слова крутились у него в голове снова и снова. Ему следует быть готовым к выстрелу, как только он спустится туда и двери лифта откроются. Он снова проверил пистолет, вставил ключ в замок у двери лифта и провернул им влево. Двери медленно открылись. Он вынул ключ, забрался внутрь кабины, затем вставил ключ в замок и провернул вправо. Двери закрылись, и лифт начал медленно опускаться. Он надел очки ночного видения и включил их, затем приготовился стрелять, направив пистолет на закрытые двери. Будет ли она подстерегать его прямо за дверью или спрячется в одной из комнат? Лифт задрожал и с неприятным скрежетом остановился. На мгновение он остался стоять на месте, и таких задержек раньше с ним не происходило. Он помедлил, глубоко вздохнул и повернул ключ, чтобы открыть двери. * * * Кейт, Тристан и Сара остановились у заброшенной телефонной станции. – Меня настораживает вид этих зданий, – сказала Сара. – Оставайся в машине, запрись изнутри и вызывай полицию, – сказала Кейт. Если бы она была здесь одна, Кейт подождала бы, чтобы попасть внутрь здания, и только потом уже позвонила в полицию, но теперь, когда в дело вклинилась Сара, ставки были выше. – Кейт, не могла бы ты передать мне блокиратор колес с заднего сидения? – вежливо попросила Сара. Кейт обнаружила его на коврике для ног. – Ты ведь не собираешься сразу ставить авто на блокиратор, не так ли? – усомнилась Кейт. – Я не настолько глупа. Если он выйдет из здания и приблизится ко мне, я сразу же ударю его по голове этой штукой! – воскликнула Сара. Кейт одобрительно кивнула, так как сказанное Сарой действительно казалась ей хорошей идеей. Она не знала, как далеко убежала бы Сара, если бы ей пришлось бежать от Стивена в своих домашних тапочках. – Хорошо. Крепко схвати руками блокиратор и в случае чего замахивайся легким концом устройства, – сказала Кейт. – У тебя есть с собой что-нибудь еще, что мы можем использовать в качестве оружия? – В багажнике есть еще лом, – сказала Сара, держа колесный блокиратор тонкими бледными руками. Они вышли из машины. Тристан нашел лом в багажнике, вытащил его и захлопнул крышку. Сара активировала центральный замок машины, и Кейт с Тристаном увидели, как она взяла телефон и начала звонить в полицию. Кейт проверила, правильно ли держит в руке газовый баллончик. Она взглянула на Тристана, и тот кивнул ей, нервно улыбнувшись. – Ладно, давай сделаем это, – решительно произнес Тристан. Вместе они направились к боковой двери заброшенной станции. На дверных крюках висел открытый замок. Кейт потянула за дверь, и она открылась. – Вот так просто? – Да, – ответила Кейт, и они вошли вглубь темного помещения. * * * Магдалену начало трясти от страха, когда она вдруг услышала раздавшийся вверху шум лифта. Она долго ждала, сидя на небольшой платформе над люком, с пистолетом на коленях. Лифт в шахте опускался с таким шумом, что девушка со страхом наблюдала, как огромная кабина неминуемо приближается к ней. В последнюю минуту она подумала, что лифт раздавит ее, но кабина проехала мимо крошечной платформы, на которой сидела Магдалена, и проезжающий мимо лифт загнал ее в еще большую тесноту замкнутого пространства, после чего девушка вновь оказалась в кромешной темноте. Она задумалась над тем, чтобы оставить осколки разбитого унитаза в шахте, чтобы лифт не мог должным образом опуститься вниз, но это могло означать только одно – она застрянет здесь надолго, загнанная в ловушку из-за сломанного лифта. Если он не сможет войти в подвальное помещение, тогда она не сможет выбраться отсюда. Магдалена не знала, как долго она пробыла там без еды, и ее беспокоило, что такими темпами она скоро умрет с голоду. Унитаз разбился на три части, когда упал в шахту лифта, и это упростило ей задачу – поднять их обратно на платформу не составило труда. Лифт со скрежетом заскользил, раздавливая более мелкие куски керамики, и наконец-то остановился. Она села на корточки и протянула пистолет, целясь в люк. У нее до сих пор дрожали руки от физических нагрузок и нехватки пищи. На мгновение она подумала, что двери не откроются, но через секунду кабина лифта открылась. Когда ее похититель вышел из лифта, она уже держала пистолет наготове. Она увидела у него на макушке очки ночного видения и пистолет в руках, направленный прямо перед ним. Она прицелилась к его макушке и спустила курок. Звук выстрела был просто оглушительным. Она не знала, тряслись ли у нее руки или это было отдачей от пистолета, но в итоге Магдалена промахнулась, и врезалась в пол рядом с похитителем. За долю секунды до того, как она выстрелила во второй раз, он заметил Магдалену через отверстие в люке. Впервые за все время она увидела его лицо полностью. В ее представлении, похититель был престарелого возраста, однако сейчас он казался ей моложе. Девушка узнала его нос, пухлые губы и очертания зубов, принадлежащие человеку, похитившему ее у обочины дороги, казалось, целую вечность тому назад. Что-то щелкнуло внутри Магдалены, и ее чувство страха и голода исчезли, а взамен она ощутила огромный прилив гнева и ненависти к этому человеку, который так много отнял у нее. Из последних сил она издала воинственный вопль, выскочила через отверстие в люке и прыгнула на своего похитителя. Ее нога зацепилась за край люка, и крышка с треском захлопнулась. Когда они оба упали на пол, коридор погрузился во тьму. Она хотела убить его, и почувствовав его тело под своим, начала бить его пистолетом и царапать ногтями по лицу. Она чувствовала его горячее дыхание и то, как сокращались мышцы на лице мужчины, когда он кричал и пытался сбросить ее с себя. Она тяжело приземлилась на бетонный пол, все еще сжимая пистолет в руке. Раздались два оглушительных выстрела, и пространство залили яркие вспышки света. * * * Кейт и Тристан осмотрели пустынное помещение заброшенной телефонной станции. Комната была окутана тенями, и во всем здании находилось всего лишь одно маленькое окно вверху передней части здания. Им пришлось включить фонарики на телефонах. Всюду стоял запах плесени и сырости, но было видно, что в здании убирали – бетонные полы были чистые. Они подошли к дверям лифта, расположенного в конце помещения. Вдруг снизу раздался приглушенный выстрел, затем последовал еще один. – Что это было? – спросил Тристан. – Это выстрелы, – констатировала Кейт. – Вот же дерьмо. Мы опоздали. Она осмотрелась в поисках лестницы, но заметила только двери лифта. Кейт поспешила к ним и нажала кнопку вызова лифта, не думая о том, у кого из них пистолет. – Тебе лучше остаться здесь, – сказала она, когда они услышали, как лифт медленно едет вверх. – Ни за что. Я иду с тобой, – настоял Тристан. Наконец подъехал лифт, и они вошли внутрь тускло освещенной кабины, в которой к тому же стоял запах тухлого мяса. Слева был вставлен ключ. Тристан провернул им в замке влево, а затем вправо. Двери закрылись, и лифт с грохотом поехал вниз. Доезжая к концу шахты, они услышали пронзительный крик и еще один выстрел, от которого волосы на затылке Кейт встали дыбом. Тристан поднял лом, Кейт тоже покрепче схватила газовый баллончик. Когда двери лифта открылись, фонарики телефонов осветили коридор и две фигуры на полу. На секунду обе фигуры подняли глаза к яркому свету. Кейт и Тристан узнали Стивена Бейкера, у которого из носа текла кровь. Он сидел верхом на грязной, изможденной девушке с темными, длинными волосами. Он прижимал ее к полу и душил. – Магдалена? – только и смогла выдавить из себя Кейт. У нее не было времени переварить тот факт, что Магдалена жива и находилась в плену у Стивена Бейкера. У его ног валялись очки ночного видения, а в нескольких футах от них на бетонном полу лежал пистолет. Следующая часть событий словно происходила в замедленной съемке: Кейт прыгнула за пистолетом и бросилась на пол. Ее рука сомкнулась на оружии, а Стивен успел схватить ее за руки. Он дернул их сплетенные руки вверх и с силой ударил ими прямо Кейт в подбородок. Она держалась, но его мощные руки царапали ей пальцы. Кейт почувствовала запах его пота, он схватил ее за руку и начал сгибать пальцы. Как только она ослабила хватку пистолета, Стивен вдруг отпустил ее и обмяк, рухнув на пол. Кейт подняла глаза и увидела, что Тристан ударил его ломом по голове. Наступила тишина, а затем Магдалена закричала. Она взяла второй пистолет, который лежал на другой стороне коридора, и выстрелила в бессознательное тело Стивена. Пуля пробила стену, и штукатурка начала стремительно крошиться на пол, а затем другая пуля попала в левое плечо Стивена. Девушка с трудом поднялась на ноги и, хромая, направилась к телу ее похитителя, вновь направляя на него пистолет. – Магдалена! Остановись, хватит! – воскликнула Кейт. – Мы пришли сюда за тобой, теперь ты в безопасности. Прекрати, прошу тебя! Девушка исступленно закричала и подошла к Стивену, приставив пистолет к его затылку, и нажала на курок, но механизм щелкнул с глухим звуком. Патронов больше не осталось. – Все в порядке, ты в безопасности, – успокаивала девушку Кейт, сумев вытащить пистолет из ее рук. Она передала его Тристану вместе со вторым пистолетом. Кейт не сводила глаз со Стивена Бейкера, который все еще лежал на полу лицом вниз. Магдалена продолжала биться в истерике, и у Кейт эта картина вызвала мороз по коже. – Вытащи патроны из другого пистолета, Тристан, – скомандовала Кейт. Юноша провозился с оружием какое-то время, сумев в итоге открыть патронник, после чего выбросил оставшиеся пули на пол. Кейт теперь крепко держала Магдалену в объятьях, пытаясь успокоить несчастную девушку. – Теперь ты в полной безопасности. И мы здесь для того, чтобы отвезти тебя домой, – говорила Кейт. – Он схватил меня и удерживал здесь как пленницу, в этом подвале. Он держал меня здесь… в темноте и в холоде, – произнесла Магдалена со всхлипом. Она начала что-то бессвязно тараторить по-итальянски. Тристан опустился на колени рядом со Стивеном. Тот стонал от боли, а из раны на плече текла кровь. – Тебе нужно зажать руками его рану на плече, чтобы остановить кровотечение. Не хотелось бы, чтобы он истек кровью и умер по нашей вине, – сказала Кейт. В этом хаосе они не услышали, как лифт успел подняться на верхний этаж и затем спустился обратно в подвал. Двери открылись. Генри Ко вышел из лифта вместе с Деллой Стрит, двумя другими полицейскими и еще двумя фельдшерами. На минуту они застыли в нерешительности и уставились на всех троих, стоящих рядом со Стивеном Бейкером. – Наконец-то, вы здесь. Это Магдалена Росси. Ее похитил и держал здесь в плену Стивен Бейкер. Магдалена подстрелила его в целях самообороны, он жив, но у него открылось сильное кровотечение, – объяснила все Кейт. Генри Ко побледнел, и его рот ошеломленно открылся, но он ни слова не смог из себя выдавить. Полицейские и фельдшеры поспешили пройти вперед: один из них вызвал подкрепление, Делла подошла к Магдалене для оказания помощи, а фельдшеры поторопились к Тристану, зажимающему рану на плече Стивена Бейкера, и сами принялись за осмотр огнестрельного ранения. Кейт встала и подошла к Генри Ко. – Генри, теперь-то ты мне веришь? Эпилог 2 недели спустя Солнечным ноябрьским утром Кейт и Тристан прибыли в Эксетерский морг. Кейт припарковала машину и заглушила двигатель, взглянув на Тристана. – Уверен, что хочешь это сделать? – спросила она. Поколебавшись, Тристан согласно кивнул. – Мне кажется, что я должен их увидеть. Я в долгу перед ними… и да, я не завтракал, на всякий случай, – ответил юноша. Кейт видела, что его лицо уже заметно побледнело. Она кивнула ему в ответ, глубоко вздохнув. Они подошли к центральному входу морга, и их пропустили внутрь. Алан Хэксам встретил их в небольшой приемной после их регистрации. – Доброе утро, – деловито поздоровался он, хотя обычно его лицо казалось веселым. – Вам понадобится переодеться в рабочие комбинезоны и надеть маски. Когда Кейт с Тристаном были готовы, их пропустили в морг. На столах для аутопсии лежали три тела. На вид они казались почти мумифицированными. У них не было волос, а в некоторых местах отсутствовали участки кожи. Мерзкий запах разложения и застоявшейся воды заполнил собой всю комнату. – Тела этих трех несчастных женщин были обнаружены в водохранилище на глубине сорока метров. Перед тем как сбросить тела в воду, их привязали к чему-то тяжелому и завернули в плотные куски ткани. Холод и отсутствие кислорода на этой глубине замедляли распад, как и простыни, в которые были завернуты тела этих девушек… – рассказал им Алан. Кейт подошла ближе к столам и взглянула на первое тело. Она чувствовала печаль и отвращение из-за того, что водохранилище так долго скрывало эти тела глубоко под водой. Она перевела взгляд на Тристана. Юноша прижимался спиной к стене и выглядел совсем бледным. – Не знаю, слышали ли вы последний подсчет жертв этого маньяка? – поинтересовался у них Алан. – Последним, что я слышала, было число семь, – сказала Кейт. – Оу, вот как. Команда ныряльщиков извлекла из водохранилища двенадцать тел, и мне известно, что сегодня уже другая команда должна будет спуститься. Я уже провел девять вскрытий. Эти трое, все женщины, прибыли вчера поздно вечером. Кейт имела некоторое представление еще со времен полицейской службы, что нырять на глубину более двадцати пяти метров тяжело. В некоторых участках водоема вода достигала глубины сорока или пятидесяти метров. На этих глубинах водолазам из полицейского подразделения приходилось использовать специальные смеси кислорода, а время, которое они могли провести под водой, было ограничено. Алан продолжил: – По шести различным ДНК образцам, найденным полицией в подвале заброшенной телефонной станции по адресу Фром-Кроуфорд, эти ДНК соответствует шести телам, найденным в водохранилище на данный момент, включая тела Салли-Энн Коббс и Ульриха Мазура. Кейт снова перевела взгляд на Тристана. От такого потрясения его лицо приобрело оттенок мела. – А что насчет других шести тел? – спросил он дрожащим голосом. – Я поговорила с Деллой, и они также обнаружили в водохранилище остатки нескольких видов хлорки и каустической соды, а это означает, что Стивен Бейкер мог неоднократно сбрасывать тела в воду, состав которой по итогу разрушал ДНК его жертв… Но поиски в любом случае продолжатся. И да, еще полиция проверила следы ДНК, обнаруженные на теле Теда Клафа. Образец этого ДНК принадлежит Стивену Бейкеру, – пояснила Кейт. Стивен Бейкер поведал необычную историю, находясь под стражей. Он рассказал полиции о том, как похитил и убил шестнадцать человек, но, по его словам, именно тогда он перестал считать. Он также признался в убийстве Теда Клафа. Он рассказал об этом с той лишь целью, чтобы попытаться заключить сделку с полицейскими о смягчении приговора, но, как Делла сказала Кейт, если ты признался в убийстве семнадцати человек, ты более не в состоянии заключить сделку. – Думаю, на сегодня мы увидели достаточно, – сказала Кейт, в последний раз взглянув на тела, лежащие на столах для аутопсии. – Да. Как насчет чашки чая? – спросил Алан. Когда они сели в его кабинете с дымящимися чашками сладкого чая в руках, они продолжили разговор. – Я не могу понять, почему Стивен Бейкер чувствовал себя в такой безопасности, выбрасывая эти тела в водохранилище поместья «Черные пески». За последнюю пару лет двое из ныне покойных девушек – Фиона Харви и Бекки Чард – всплыли на поверхность, а причину их смерти скрыл Дилан Робертсон, – задумчиво произнес Алан, откинувшись на спинку стула. Кейт подула на чай и отпила немного из чашки, а затем произнесла: – Стивен Бейкер сообщил полиции, что его тетка Сильвия и Аррон Ко уже много лет состоят в романтических отношениях. В молодости они закатывали шумные вечеринки всякий раз, когда жена Аррона уезжала по делам. Однажды ночью, когда Аррон был еще очень молод, и после очередной совместной попойки ехал с Сильвией домой, он сбил на машине насмерть одного молодого человека. Как раз в то время он собирался вступить в должность инспектора полиции, и, если бы правда об этой аварии всплыла, он бы распрощался со своей карьерой. Поэтому Сильвия попросила Дилана разобраться с телом. Он привязал тело и сбросил в водохранилище. Однажды поздно вечером Стивен подслушал, как Сильвия и Аррон обсуждали этот инцидент, тогда Стивен был еще подростком… Годы спустя, когда у Стивена начало появляться влечение к похищению юных девиц, он знал, что, пока его тетя Сильвия и Аррон Ко живы, никто и никогда не получит разрешения на обыск водохранилища. Они фактически предоставили ему идеальное место для избавления от тел, – завершила свой рассказ Кейт. – Значит, они понятия не имели о преступлениях Стивена и всех этих телах в воде? – удивился Алан. – Дилан был арестован два дня назад, но полиция все еще пытается определить, знал ли он что-нибудь о Стивене, избавляющемся от тел при помощи водохранилища. Никто из них не верил, что это дело рук Стивена. Он защищал себя, Сильвию и Аррона только в том случае, если возникал риск обыска водоема на территории поместья, – сказала Кейт. – Генри Ко временно отстранен от службы, пока идет расследование, – сказал Тристан, придерживая чашку чая. После зрелища в морге к юноше наконец начал возвращаться румянец на лице. – Генри утверждает, что ничего не знал о затонувших телах в водохранилище. Он рассказал полиции о том, как отец всегда настаивал на том, чтобы водохранилище никогда не подвергалось обыску из-за затрат, связанных с расходами на инвестирование земли, – разъяснила Кейт. – Ты думаешь, он настолько глуп, чтобы в это поверить? – спросил Алан. – Похоже, он был достаточно глуп, чтобы поверить словам своего отца. Аррон способствовал карьерному росту сына. Выходит, это Аррон дергал за ниточки и попросил другого коронера провести вскрытие Саймона Кендала? – растерянно спросила Кейт. Алан вздохнул и сдержанно ответил: – Да, это дело рук Аррона. Раньше я не имел права рассказывать вам об этом, но в свете последних событий – да… Как вы думаете, жена Стивена что-нибудь подозревала? – задал ответный вопрос Алан. – Она уже подала на развод и перебралась с тремя детьми обратно в Америку, к ее близким родственникам. Полиция ее не останавливала, так что она вне всяких подозрений, – поведала Кейт. – Как считаете, зачем Стивену понадобилось похищать своих жертв и столь долго удерживать в заложницах, прежде чем убить их? – Я посвятила этому годы, пытаясь понять, какие мотивы движут серийными убийцами. Зачастую все сводится к отсутствию эмпатии и стремлению почувствовать власть и контроль над своими жертвами. Судя по тому, что Магдалена рассказала полиции, Стивен получал огромное удовольствие от того, что держал ее в кромешной темноте, дезориентируя и всячески истязая ее. Если ему посчастливится пережить свой тюремный срок, даю гарантию, что психологи выстроятся в очередь, чтобы исследовать его личность. – А что насчет Саймона Кендала? – спросил Алан. – Он просто оказался не в том месте и не в то время. Делла поведала мне, что, по мнению полиции, Саймон наткнулся на Стивена как раз в тот момент, когда он избавлялся от трупа. Они полагают, что это была молодая девушка по имени Дженни Ньюлав, пропавшая без вести в конце июля. До сих пор мало что известно об обстоятельствах ее исчезновения, – ответила Кейт. Алан мрачно кивнул. – Дженни Ньюлав была в числе тех тел, которых мы опознали во время аутопсии, – сказал он. – Полиция считает, что Саймон отправился на прогулку среди ночи, помешал Стивену избавиться от трупа, и после этого у них завязалась драка, – объяснила ему Кейт. – А что насчет колышка для палатки? Когда я просматривал материалы этого дела, то сразу отметил, что Саймону нанесли колотую рану колышком для палатки, – спросил Алан. – Его друг Герайнт был освобожден из-под стражи и выпущен из тюрьмы пару дней назад. Герайнт рассказал, что в палатке, которую полиция изъяла из его квартиры, отсутствовал один из колышков. Полиция полагает, что Саймон прихватил его с собой в целях самообороны. Палаточный лагерь находился в глухой местности, и туалетами поблизости часто пользуются бездомные. Стивен мог ударить Саймона колышком, затем начал загонять его в угол, а Саймон, судя по всему, бросился в воду и пытался уплыть от него. Стивен преследовал на лодке вверх по водохранилищу. Саймон в итоге потерял огромное количество крови и утонул, а затем мы с сыном обнаружили его тело неподалеку от колокольни. Кейт обрадовалась солнечной погоде, когда они с Тристаном покинули стены морга. Холод помещений словно проник ей под кожу, и от вида всех этих мертвых тел у нее по спине пробежали мурашки. Оба не торопились садиться в машину, наслаждаясь теплом на улице. – Ты в порядке? – спросила она у Тристана. Он прикрыл глаза и откинул голову назад, наслаждаясь солнечными лучами, согревающими лицо. – Наверное, да – ответил юноша. – Я получила приглашение на свадьбу Сары и Гэри, – сказала Кейт, меняя тему разговора. – Да, она мне говорила, что хочет пригласить тебя. – С чего вдруг она поменяла свое решение? – Думаю, она втайне восхищается тобой, тем фактом, что ты с таким рвением отправилась на поиски Магдалены. – Не я, а мы, – поправила Тристана Кейт. – И, уж конечно, Сара теперь может поведать эту историю другим, потому что в ту ночь она была за рулем. Просто чтобы ты была в курсе, в ее версии событий она гнала автомобиль на бешеной скорости, и именно благодаря Саре мы прибыли на место вовремя и спасли Магдалене жизнь. О, и еще – на ней не было халата и тапочек в виде кроликов, – с улыбкой предупредил ее Тристан. Кейт засмеялась. – К слову, Сара указала в приглашении, что я могу взять с собой еще кого-нибудь, и я подумываю привести с собой Джейка. В эти выходные он остается у меня. – Да, было бы здорово. Кстати, как он после встречи с Питером? В порядке? Кейт пожала плечами. – Не знаю. Его просят хоть иногда писать Питеру письма, и я в общем-то не в восторге от этой затеи. Однако Джейк, судя по всему, не питает иллюзий относительно того, кем является его отец. – Время покажет… – А что насчет тебя и Сары? – До нее наконец-то доходит, что я все-таки интересуюсь парнями, а не девушками. – А что насчет тебя самого? Уже свыкся с этим? – Я рад, что был честен с самим собой. Правда, пока немного нервничаю по поводу свиданий, – ответил юноша с улыбкой. – У тебя уж точно не возникнет с этим проблем – добродушно засмеялась Кейт. Они сели в машину. Кейт завела двигатель и с некоторым колебанием повернулась к Тристану. Она понимала, что ей нужно сказать ему еще кое-что. – Слушай, я много думала о своем будущем и решила подать заявление об уходе из университета. – С чего это вдруг? – Работой моей мечты всегда была полицейская служба. И мы оба знаем, чем это обернулось. С тех пор я с удовольствием читала лекции в университете на протяжении последних восьми лет, и мне нравилось там работать. Однако теперь я хочу стать частным детективом, на постоянной основе, чтобы отдать всю себя этой профессии. Правда, пока не совсем понимаю, как я собираюсь это сделать… И не волнуйся, я доработаю до конца этого учебного года, к тому же у меня есть на примете парочка преподавателей, которые охотно возьмут тебя в качестве научного ассистента… Кейт вздохнула с облегчением от того, что наконец поделилась своими планами с ее помощником, но при этом беспокоилась о Тристане. – А что, если я поддержу тебя в этом начинании, и мы вместе откроем частный бизнес? Я понимаю, что для этого мне понадобится прослушать несколько курсов и, возможно какое-то время придется продолжить работать в Эшдинском университете, пока мы не откроем свой бизнес. – Рада это слышать, Тристан. Но как ты себе это представляешь? – Пойдем сперва выпьем кофе и составим дальнейший план действий. Я буду карамельный макиато. Кейт с улыбкой кивнула ему, и вместе они отправились на поиски кофе по залитым солнцем улицам, чтобы потом уже начать планировать будущую карьеру частных детективов. К читателю Уважаемые читатели! Спасибо всем, кто связался со мной через социальные сети и написал мне на электронную почту несколько теплых слов о том, что вам понравилась моя книга «Девять вязов»! Ваши прекрасные сообщения и отзывы в адрес книги многое значат для меня: ваш отклик помог мне в написании следующих книг, а ваши слова поддержки очень помогали мне в те дни, когда писательский процесс оказывался чрезмерно трудоемким. Поэтому выражаю особую благодарность за высказанное вами мнение о Кейт, Тристане и всех остальных персонажах. В первой рукописи «Черных песков» персонаж Питера Конвея отсутствовал, но вскоре я получил множество сообщений, в которых вы писали мне о том, как сильно вам понравилось испытывать ненависть к Питеру, и так много людей хотели узнать, что же с ним произошло дальше. Поэтому я решил включить его в сюжет «Черных песков», и искренне надеюсь, что его присутствие здесь покажется вам уместным. Я вам искренне благодарен за ваш отклик, присылайте ваши отзывы мне на электронную почту, я буду рад услышать ваше мнение о моей новой книге. Спасибо, что решили прочесть одну из моих книг. Если вам понравились «Черные пески», я был бы очень благодарен, если бы вы рассказали об этом своим друзьям и семье. Я писал это в конце каждой книги, но рекомендация остается самым действенным способом, чтобы новые читатели открыли для себя одну из моих книг. Ваша поддержка очень много значит для меня! Вы также можете написать отзыв на мою книгу, если она вам понравилась – я буду вам крайне признателен. Много писать не нужно всего несколько слов. Ваши отклики имеют большое значение, и они будут способствовать тому, чтобы другие читатели тоже открыли для себя мои книги. Как я уже писал ранее, приморский городок Эшдин в Британии, университет и все жители города являются вымышленными персонажами, так же, как и бухта Турлоу, в которой проживает Кейт Маршалл на вершине утеса. Если вы хотите найти это место на карте Великобритании, мне представляется, что Эшдин расположен на южном побережье Англии, рядом с красивым городком под названием Бадли Солтертон. Я также добавлю, что поместье «Черные пески», водохранилище и электростанция тоже вымышлены, как и психиатрическая лечебница Баруэлла, в которой нам с вами пришлось повторно навестить Питера Конвея. Другие места, упомянутые в книге, реальны, но, как и во всей художественной литературе, я надеюсь, вы простите меня за использование небольшой драматической вольности. Вы можете связаться со мной, перейдя на мой личный веб-сайт: www.robertbryndza.com. Кейт и Тристан скоро вернутся для того, чтобы расследовать еще одно загадочное убийство! Роберт Брындза

0811920137

газином во Фром-Кроуфорде. Тед

0vk_467255553

увидела сообщение от Джейка, в котором он говорил,

0vk_467255553

снимая полотенца, присела на краешек дивана. Она почувствовала, как в груди ухнуло сердце. Лин продолжала. – Это было неспровоцированное нападение. Парень начал встречаться с бывшей девушкой Герайнта

0vk_467255553

Дымные нотки виски, смешанные со сладостью холодной, шипучей колы.

0kristinasilyutina