Пропавший герой

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Хейли и Патрику, первым слушателям моих историй.

Не будь их, не было бы и Лагеря полукровок


I
Джейсон

День не заладился с самого начала, еще до того, как Джейсона шарахнуло молнией.

Он проснулся на заднем сиденье школьного автобуса, не понимая, где находится; при этом держал за руку какую-то незнакомую девчонку. Нет, против этого он как раз ничего не имел – девчонка была хорошенькая. Но Джейсон никак не мог сообразить, кто она такая и что он сам тут делает. Он сел и протер глаза, пытаясь сосредоточиться.

На сиденьях перед ним в разных позах расположились парни и девчонки, человек тридцать, – они слушали музыку в айподах, трепались или спали. Похоже, все они были его возраста… лет пятнадцати? Шестнадцати? Вот-вот, это-то его и испугало! Он не знал, сколько ему лет!

Автобус ехал по тряской дороге. Он посмотрел в окно – за стеклом голубело небо и мелькала пустыня. Но Джейсон был абсолютно уверен, что живет не в пустыне! Он попытался восстановить ход событий… последнее, что он помнит…

Девчонка сжала его руку:

– Джейсон, ты там как, живой?

На ней были выцветшие джинсы, туристские ботинки, теплая куртка для сноубординга. Темно-каштановые волосы коротко и неровно подстрижены, тонкие пряди свисали по бокам. Косметикой она не пользовалась, ну, типа, чтобы внимания к себе специально не привлекать, но это не помогало. Девчонка была очень хорошенькой. Цвет ее глаз, казалось, менялся, как цвет стеклышек в калейдоскопе, – карие, голубые, зеленые…

Джейсон отпустил ее руку.

– Гм… я не…

Учитель из передней части автобуса прокричал:

– А ну, ребятки, всем слушать сюда!

Этот тип явно был тренером. Бейсбольная шапочка натянута по самые уши, так что и глаз-бусинок почти не разглядишь. Жидкая козлиная бородка и кислое выражение лица, словно он слопал тухлый завтрак. Мускулистые руки и грудь выпирали из-под яркой оранжевой тенниски. Нейлоновые тренировочные штаны и кроссовки сияли безупречной белизной. На шее висел свисток. Видок у него был бы жутковатый, если бы не рост – метр с кепкой. Когда он встал в проходе, один из школьников выкрикнул:

– Не стойте на коленках, тренер Хедж!

– Я все слышу! – Тренер оглядел автобус в поисках наглеца. Взгляд его задержался на Джейсоне, выражение лица стало еще более рассерженным.

Джейсон чуть не подпрыгнул на месте. Несомненно, тренер знает, что он, Джейсон, не имеет права ехать в этом автобусе… сейчас тренер поднимет его и потребует объяснений, что он тут делает… и как на это отвечать?!

Но тренер Хедж отвернулся и откашлялся.

– Через пять минут мы прибудем на место! Значит, так: ходить парами, как назначено. Тетрадок не терять. И если кто из вас, голуби мои, попытается устроить заварушку, то я лично отправлю его назад в лагерь. И мало никому не покажется!

Он поднял бейсбольную биту и сделал движение, будто бьет по мячу.

Джейсон посмотрел на сидящую рядом с ним девчонку:

– Он что, имеет право так с нами разговаривать?

Она пожала плечами:

– Он всегда так разговаривает. Это же «Школа джунглей». «Подростки – это стадо животных».

Она произнесла это, как давно известную им обоим шутку.

– Это какая-то ошибка, – сказал Джейсон. – Меня тут не должно быть.

Парень, сидевший перед ним, повернул голову и рассмеялся:

– Ну да, Джейсон, ты прав. Мы тут все невинно пострадавшие! Я не убегал шесть раз. А Пайпер не угоняла «БМВ».

Девушка вспыхнула:

– Я не угоняла эту машину, Лео!

– Ах, Пайпер, я забыл. Что ты там рассказывала? Что ты «уговорила» дилера дать тебе машинку на время? Покататься? – Он посмотрел на Джейсона и поднял брови, словно спрашивая: «И ты в это веришь?»

Лео смахивал на латинский вариант Санта-Клауса: курчавые черные волосы, веселое детское лицо и озорная улыбка, при виде которой сразу становилось ясно, что ни спичек, ни острых предметов доверять этому мальчугану нельзя. Его длинные ловкие пальцы постоянно пребывали в движении – барабанили по сиденью, накручивали волосы за ушами, теребили пуговицы защитной куртки армейского образца. Либо парень и в самом деле был гиперактивный, либо накачался кофеином и сахаром в таких количествах, что и у буйвола мог бы случиться сердечный приступ.

– В любом случае, – сказал Лео, – я надеюсь, что у тебя есть тетрадка, потому что свою я уже давным-давно извел на плевалки. Ты чего это так на меня пялишься? Мне опять что-то нарисовали на лице?

– Я тебя не знаю, – сказал Джейсон.

Лео улыбнулся ему, обнажив два ряда неровных зубов:

– Точно. Я не твой лучший кореш. Я его злобный клон.

– Лео Вальдес! – раздался голос тренера Хеджа. – Что у тебя там – какие-то проблемы?

Лео подмигнул Джейсону:

– Смотри, что будет. – Он повернулся головой вперед. – Извините, тренер! Я вас плохо слышу. Не могли бы вы воспользоваться мегафоном?

Тренер Хедж крякнул, словно только и ждал повода воспользоваться мегафоном: он отстегнул его от ремня и продолжил раздавать указания, но голос его теперь звучал как голос Дарта Вейдера[1]. Ребята покатились со смеху. Тренер попробовал еще раз, но на сей раз мегафон прохрипел:

– Коровы говорят «му-му»!

Смех усилился, и тренер отшвырнул мегафон.

– Вальдес!

Пайпер едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться.

– Господи, Лео, как ты это сделал?

Лео высунул из рукава жало маленькой отвертки.

– Я малый не промах.

– Нет, ребята, серьезно, – взмолился Джейсон. – Что я здесь делаю? И куда мы едем?

– Джейсон, ты что – шутишь? – нахмурилась Пайпер.

– Да нет! Я понятия не имею…

– Да ладно, он дурака валяет, – сказал Лео. – Он хочет мне отомстить за пену для бритья в десерте. Что, скажешь – нет?

Джейсон недоуменно уставился на него.

– Нет, я думаю, он это серьезно. – Пайпер снова попыталась было взять его ладонь в свою, но Джейсон отдернул руку.

– Извини. Я не… Я не могу…

– Значит, так, – прокричал тренер Хедж. – Задний ряд только что добровольно вызвался сделать уборку после ланча!

Остальные ребята захохотали.

– Вот паразит, – пробормотал Лео.

Но Пайпер не сводила глаз с Джейсона, словно не могла понять: то ли ей обидеться, то ли начать беспокоиться.

– Ты, может, головой ударился? Ты и вправду не знаешь, кто мы?

Джейсон беспомощно пожал плечами:

– Еще хуже. Я не знаю даже, кто я такой.


Автобус высадил их бог знает где, перед большим, похожим на музей сооружением в красной штукатурке.

«Может, это он и есть – Национальный музей бог-знает-где?» – подумал Джейсон.

По пустыне гулял холодный ветер. Джейсон обычно не очень задумывался над тем, как одевается, но теперь ему было холодновато: джинсы, кроссовки, ярко-оранжевая футболка и тонкая черная ветровка.

– Ну, тогда проведем экспресс-курс для потерявшего память, – сказал Лео сочувственным тоном, и Джейсон даже подумал, что тот и вправду решил ему помочь. – Мы учимся в «Школе джунглей». – Лео нарисовал в воздухе знаки кавычек. – А это означает, что мы – плохие ребята. Твоя семья, или суд, или бог его знает кто решили, что ты доставляешь слишком много хлопот, а потому упекли тебя в эту миленькую тюрьму – прошу прощения, в школу-интернат – в Армпите, штат Невада, где ты освоишь ценные навыки жизни на природе – типа бегать по десять миль в день по зарослям кактусов и вплетать маргаритки в шляпки! А внеклассные занятия включают «образовательные» походы с тренером Хеджем, который поддерживает порядок с помощью бейсбольной биты. Ну что, вспоминаешь понемногу?

– Нет.

Джейсон опасливо обвел взглядом других ребят – около двадцати парней и приблизительно в два раза меньше девчонок. Никто из них не был похож на закоренелых преступников, и он не мог вообразить, что же такого все они сделали, если их приговорили к школе для правонарушителей, и что же натворил он сам, если оказался среди них.

Лео закатил глаза:

– Ну что, ты и дальше будешь дурака валять? Ну ладно, мы трое попали сюда в этом семестре. У нас крепкая дружба. Ты делаешь все, что я тебе говорю, отдаешь мне сладкое и выполняешь мои домашние задания…

– Лео! – пресекла этот словесный поток Пайпер.

– Отлично. На последнее не обращай внимания. Но мы – друзья. Ну, Пайпер… она чуточку больше чем твой друг – в последние несколько недель…

– Лео, прекрати! – Лицо Пайпер покраснело.

Джейсон почувствовал, что и его лицо горит. Он подумал, что ни за что бы не забыл, если б гулял с такой девчонкой, как Пайпер.

– У него амнезия или еще что, – предположила Пайпер. – Нужно кому-нибудь сказать.

Лео ухмыльнулся:

– И кому же? Тренеру Хеджу? Он постарается привести Джейсона в чувство, поставив его на голову.

Тренер в передней части автобуса выкрикивал приказы, свистел в свисток, выстраивая ребят, но время от времени поглядывал на Джейсона и хмурился.

– Лео, Джейсону нужна помощь, – настаивала Пайпер. – У него сотрясение или…

– Эй, Пайпер! – Группа ребят направилась в музей, а к ним присоединился еще один парень. Подошедший вклинился между Джейсоном и Пайпер, сбив с ног Лео. – Не разговаривай с этими одноклеточными. Ты – моя пара. Не забыла?

У нового парня были темные волосы, подстриженные на манер Супермена, коричневая от загара кожа и такие белые зубы, что на них вполне можно было бы повесить предупреждение: «ПРЯМО НА ЗУБЫ НЕ СМОТРЕТЬ. МОЖЕШЬ ОСЛЕПНУТЬ». В свитере, какие носят ковбои в Далласе, в джинсах и сапогах – и с такой улыбочкой, словно он был подарком к Рождеству для всех девчонок… ну и тип. Джейсон сразу же проникся к нему ненавистью.

 

– Отвали, Дилан, – проворчала Пайпер. – Я не просилась работать с тобой.

– Не, так у нас не пляшет. Тебе сегодня крупно повезло! – Дилан обнял ее и потащил в музей. Уходя, Пайпер бросила взгляд через плечо, словно взывала о помощи.

Лео поднялся на ноги, отряхнулся.

– Я этого гада ненавижу. – Он согнул руку крюком, словно предлагая Джейсону идти под ручку. – Я такой клевый парень, сам себя пригласил бы на свиданку, только не знаю как. Хочешь меня пригласить? Ах, как я тебе завидую!

– Лео, – покачал головой Джейсон. – Ты чокнутый.

– Ну да, ты мне это все время говоришь, – ухмыльнулся Лео. – Но если ты меня не помнишь, это значит, я могу повторять все свои старые шутки! Идем.

Джейсон подумал, что если это его лучший друг, то жизнь, видимо, совсем пошла наперекосяк. Но побрел вслед за Лео в музей.


Они обошли здание, останавливаясь то здесь, то там, и тренер Хедж читал им наставления через мегафон, который то вещал голосом повелителя ситхов, а то выдавал что-нибудь вроде: «Свиньи говорят “хрю-хрю”».

Лео постоянно вытаскивал из карманов своей армейской куртки старые гайки, болты, ершики для чистки труб и перекладывал их, словно ему нужно было все время чем-то занимать руки.

Джейсон был настолько выбит из колеи, что почти не обращал внимания на экспонаты, только понял: они посвящены Большому каньону и индейскому племени валапаев, которому принадлежит музей.

Несколько девчонок, сбившись в стайку, поглядывали на Пайпер с Диланом и усмехались. Джейсон решил, что эта девчачья компания пользуется здесь успехом. Девчонки носили одинаковые джинсы и розовые топики, а на физиономиях – столько косметики, словно они собрались на Хеллоуин.

Одна из них сказала:

– Эй, Пайпер, так это твое племя тут командует? Если ты станцуешь танец дождя, то тебя бесплатно впустят?

Остальные девчонки расхохотались. Даже Дилан, так называемая пара Пайпер, и тот едва сдержал ухмылку. Ладони Пайпер скрывали длинные рукава куртки, но Джейсону показалось, что ее пальцы сжались в кулаки.

– Мой отец чероки, – объявила она. – А никакой не валапай. Но тебе, Изабель, чтобы понять разницу, нужно иметь хотя бы пару мозговых извилин.

Глаза Изабель распахнулись в напускном удивлении, отчего она стала похожа на сову, помешавшуюся на косметике.

– Ах, извини! Твоя мамочка тоже из этого племени? Ах, я забыла! Ты же не знаешь, кто твоя мамочка!

Пайпер бросилась на нее, но прежде, чем успела завязаться драка, тренер Хедж гаркнул:

– А ну-ка, прекратить! Ведите себя прилично, или я переломаю о вас мою бейсбольную биту!

Группа столпилась у следующего экспоната, но девчонки продолжали потихоньку подкалывать Пайпер.

– Наверное, приятно вернуться в свою резервацию? – сладким голосом начала одна.

– Папуля, видать, слишком много пьет, чтобы работать, – подхватила другая с притворным сочувствием. – Поэтому-то она и стала клептоманкой.

Пайпер их словно бы и не слышала, но Джейсон уже сам был готов надавать им тумаков. Может, он и не помнил Пайпер и даже забыл, кто он сам такой, но зато точно знал, что ненавидит подличающих сплетников.

– Тихо, тихо. – Лео ухватил его за руку. – Пайпер не любит, когда мы деремся за нее. И потом, если бы эти девчонки узнали, кто ее отец, то они ползали бы перед ней на коленях и пищали: «Мы тебя недостойны!»

– А почему? Кто ее отец?

Лео рассмеялся, недоуменно глядя на Джейсона:

– Ты что – не шутишь? Ты и в самом деле не помнишь, что папаша твоей подружки…

– Слушай, я хотел бы помнить… но я не то что ее папашу, я и ее-то не помню.

Лео присвистнул.

– Ну, не знаю. Нам нужно будет поговорить, когда вернемся в общагу.

Они дошли до конца выставочного зала, откуда на балкон вели большие стеклянные двери.

– Итак, голуби мои, – провозгласил тренер Хедж, – сейчас вы увидите Большой каньон. Постарайтесь его не раздолбать. Балкон тут может выдержать вес семидесяти аэробусов, так что вы, задохлики, будете здесь в безопасности. Если возможно, постарайтесь не сталкивать друг дружку с края, потому что мне потом придется исписать кучу бумажек, чтобы обеспечить вам достойные похороны.

Тренер открыл двери, и все вышли наружу. Перед ними лежал Большой каньон во всей своей красе. Над каньоном располагалась площадка в форме подковы из стекла, так что через ее пол все было видно.

– Ух ты! – провозгласил Лео. – Страшновато…

Джейсон мысленно с ним согласился. Несмотря на амнезию и ощущение, что он здесь чужой, увиденное произвело на него впечатление.

Каньон был длиннее и шире, чем можно было себе представить по фотографиям. Они находились так высоко, что под их ногами кружили птицы. В пяти сотнях футов внизу по дну каньона петляла река. Пока они были внутри, на небе сгустились грозовые тучи, набросившие тени на утесы, словно хмурые выражения на лица великанов. Во всех направлениях, сколько хватало глаз, Джейсон видел красные и серые ущелья, вспоровшие тело пустыни, словно какой-то взбесившийся бог располосовал ее ножом.

Боль пронзила глаза, брови заломило. Взбесившиеся боги… Откуда взялась эта мысль? Джейсону показалось, что он подошел к чему-то важному… к чему-то, о чем он должен знать. И еще его охватило острое ощущение опасности.

– Эй, ты не болен? – спросил Лео. – Ты не собираешься блевать вниз? Жаль, я не взял камеру.

Джейсон ухватился за перила. Его трясло и кидало в пот, но не из-за страха высоты. Он моргнул – и боль ослабла.

– Я в порядке, – выдавил он. – Просто голова разболелась.

В небесах прогрохотал гром. Порыв холодного ветра чуть не сбил его с ног.

– Мы тут не в безопасности, – сказал Лео, прищурившись на тучи. – Гроза прямо над нами, а по сторонам ничего нет. Странно.

Джейсон поднял голову и увидел, что Лео прав. Темный круг туч обосновался точно над стеклянной площадкой, но остальное небо во всех направлениях было абсолютно ясным. У Джейсона появились какие-то нехорошие предчувствия.

– Так, орлы мои! – закричал тренер Хедж. Он нахмурился, глядя на тучу, словно она и его нервировала. – Нам, вероятно, придется сократить пребывание здесь. Так что давайте работать. Помните – говорить полными распространенными предложениями!

Загрохотал гром, и голова у Джейсона снова заболела. Не зная, зачем он это делает, Джейсон сунул руку в карман джинсов и вытащил монетку – золотой кружочек размером с полдоллара, только толще и более неровный. На монетке был выгравирован боевой топор. На другой стороне оказалось изображение какого-то типа в лавровом венке. Надпись представляла собой что-то вроде «IVLIVS»[2].

– Опа! Это что у тебя, золотишко? – тут же влез Лео. – А мне ты ничего не говорил!

Джейсон убрал монетку, недоумевая, откуда она взялась и почему у него такое ощущение, что она ему вскоре понадобится.

– Ерунда. Это всего лишь монетка.

Лео пожал плечами. Может, его мозгам, как и рукам, необходимо было постоянное движение.

– Ну, – вопросил он, – слабо тебе плюнуть вниз?


Они не очень-то утруждали себя выполнением задания. С одной стороны, Джейсона отвлекали гроза и его собственные путаные чувства. С другой стороны, он понятия не имел, как «назвать три осадочных пласта, которые вы видите» или «привести два примера эрозии».

На помощь Лео рассчитывать не приходилось – тот был занят: строил «вертолет» из ершиков для мытья бутылок.

– Смотри. – Он запустил вертушку.

Джейсон думал, что сей летательный аппарат тотчас рухнет, но лопасти из ершиков на самом деле вращались. Вертолетик пролетел половину расстояния от одной стенки каньона до другой, а потом потерял инерцию и упал в пропасть, совершая спиральные движения.

– Как ты это сделал? – спросил Джейсон.

Лео пожал плечами:

– Будь у меня резинка – он бы еще не так полетел.

– Слушай, серьезно, мы и вправду друзья?

– Были, когда я в последний раз об этом задумывался.

– Ты уверен? Что был за день, когда мы познакомились? О чем мы говорили?

– Ну… – Лео нахмурился. – Нет, не помню точно. У меня ведь СДВГ[3]. Какие тут могут быть подробности.

– Но я-то тебя совсем не помню. Я здесь никого не помню. Что, если…

– …ты прав, а все остальные ошибаются? – подхватил Лео. – Ты думаешь, что появился здесь только сегодня утром, а мы тебе дурим голову, навязываем несуществующие воспоминания?

Тихий голос в голове Джейсона сказал: «Именно так я и думаю».

Но такое предположение казалось совсем уж идиотским. Все тут воспринимали его присутствие как нечто само собой разумеющееся. Все, кроме тренера Хеджа, вели себя так, словно он был из этого класса.

– Подержи тетрадку, – сказал Джейсон. – Я сейчас вернусь.

Прежде чем Лео успел возразить, Джейсон двинулся по балкону.

Кроме их группы, здесь никого не было. Может быть, для туристов еще слишком рано, а может, их напугала странная погода. Ребята из «Школы джунглей» парами разбрелись по балкону. Большинство валяли дурака или болтали. Некоторые бросали вниз мелкие монетки. В сторонке, футах в пятидесяти от остальных, примостилась Пайпер с тетрадкой, пытаясь туда что-то записать, но этот идиот Дилан, назначенный ей в пару, приставал к ней – клал руку на плечо и улыбался своей ослепительно-белой улыбкой. Пайпер все время отталкивала его, а когда увидела Джейсона, посмотрела на него долгим выразительным взглядом: «Удави этого гада ради меня».

Джейсон сделал ей знак: подожди немного, потом подошел к тренеру Хеджу, который, опершись на бейсбольную биту, вглядывался в грозовую тучу.

– Это ты сделал? – спросил его тренер.

– Что сделал? – Джейсон даже отпрянул от неожиданности.

Судя по вопросу тренера, можно было подумать, что он спрашивает: не Джейсон ли сотворил эту грозу?

Тренер Хедж грозно смотрел на него, его маленькие, похожие на бусинки глаза поблескивали под козырьком шапочки.

– Ты со мной эти штучки брось, парень! Что ты тут делаешь и почему мешаешь мне работать?

– Вы хотите сказать… что не знаете меня? Что я не из ваших учеников?

Хедж фыркнул:

– Я тебя сегодня впервые увидел.

Джейсон испытал такое облегчение… у него аж слезы на глаза навернулись. Теперь он хотя бы был уверен, что не свихнулся. Он действительно оказался где-то не там.

– Послушайте, сэр, я не знаю, как попал сюда. Я просто проснулся в школьном автобусе. Я знаю только одно: я тут чужой.

– Это ты правильно понял. – Хрипловатый голос Хеджа снизился до шепота, словно он делился какой-то тайной. – Ты, малыш, здорово умеешь управляться с туманом, если сумел заставить всех поверить, что они тебя знают. Но меня тебе не провести. Я уже несколько дней как чую монстра. Я знал, что среди нас лазутчик, но от тебя не пахнет монстром. От тебя пахнет полукровкой. Итак, кто ты и откуда взялся?

Бо́льшая часть из сказанного тренером была для Джейсона полной абракадаброй, но он решил ответить честно:

– Я не знаю, кто я. У меня нет никаких воспоминаний. Вы должны мне помочь.

Тренер Хедж вперился в его лицо таким взглядом, будто пытался прочесть его мысли.

– Отлично… – пробормотал Хедж. – Ты говоришь искренно.

– Конечно искренно! А что это вы такое наговорили про монстров и полукровок? Это что, какие-то пароли?..

Хедж прищурился. Джейсон подумал было, что тренер чокнулся, но его собеседник оказался не так-то прост.

– Слушай, малыш, – сказал Хедж, – я не знаю, кто ты такой, но я вижу, ЧТО ты такое, и это создает проблемы. Теперь мне нужно защищать уже не двоих, а троих. Ты что, груз особого назначения? В этом все дело?

– О чем вы говорите?

Хедж посмотрел на грозовые тучи. Они сгущались с каждой минутой, нависая прямо над балконом.

– Сегодня утром я получил послание из лагеря, – сказал Хедж. – Они сообщили, что сюда выслана эвакуационная команда. Они должны забрать груз особого назначения, но подробностей не сказали. И я тогда подумал: отлично. Те двое, за которыми я приглядываю, сильные ребята и старше почти всех остальных. Я знаю, что они под колпаком. Если в группе заведется монстр – я его почую. Я подумал: оттого-то они в лагере и засуетились – хотят их поскорее забрать. Но тут, откуда ни возьмись, появляешься ты. Значит, ты груз особого назначения?

 

Головная боль усиливалась. Полукровки. Лагерь. Монстры. Джейсон по-прежнему не понимал, о чем говорит Хедж, но от этих слов мозги у него просто задымились – словно его разум пытался отыскать информацию, которая должна быть в его голове, должна, черт возьми!.. но отсутствовала там напрочь.

Он споткнулся, и тренер Хедж подхватил его. При таком невысоком росточке руки у тренера были как сталь.

– Ну-ну, голубок! Значит, ты говоришь, что у тебя нет воспоминаний? Отлично. Придется мне и за тобой приглядывать, пока команда не доберется сюда. Пусть с этим разбирается директор.

– Какой директор? – спросил Джейсон. – Какой лагерь?

– Ты, значит, пока держись. Подкрепление скоро прибудет. Надеюсь, ничего не случится до того, как…

Над ними сверкнула молния. Ветер рванул изо всех сил. Тетрадки с заданиями полетели в Большой каньон, и весь балкон задрожал. Ребята закричали, ноги у них подкашивались, они хватались за перила.

– Я должен сказать вам кое-что, – прорычал Хедж. Он поднес ко рту мегафон. – Все внутрь! Корова говорит «му»! Всем быстро с балкона!

– Мне показалось, вы утверждали, что эта штуковина достаточно надежна… – Джейсон попытался перекричать ветер.

– При обычных обстоятельствах! А теперь обстоятельства необычные. Бегом давай!

1Один из центральных персонажей киноэпопеи «Звездные войны». (Здесь и далее прим. перев.)
2Юлий (лат.).
3Синдром дефицита внимания, сопровождаемый гиперактивностью.