Метка Афины

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

X
Пайпер

Пайпер никак не удавалось заснуть.

После отбоя тренер Хедж целый час нес ночную вахту – расхаживал взад-вперед по коридору и выкрикивал: «Погасить свет! Расходитесь! Только попробуйте высунуть нос на улицу, и я вас так отфутболю, что улетите в Лонг-Айленд!»

Если ему мерещился малейший шум, он стучал бейсбольной битой по двери каюты, вопя, чтобы все ложились спать, так что заснуть не мог никто. Пайпер предполагала, что сатир так не веселился с тех пор, как изображал учителя физкультуры в «Школе джунглей».

Она смотрела на бронзовые потолочные балки. Ее комната была довольно удобной. Благодаря специальной программе Лео в их личных апартаментах автоматически поддерживалась максимально комфортная для жильцов температура, так что там никогда не было слишком холодно или слишком жарко. Наполнителем для матраса и подушек служил пух пегасов («При производстве этих товаров ни один пегас не пострадал», – заверил ее Лео), для достижения максимального уровня комфорта. На потолке висел бронзовый фонарь, горевший так ярко, как хотелось Пайпер. С боков в фонаре были сделаны небольшие отверстия, так что ночью по стенам ее комнаты двигались мерцающие созвездия.

Голова Пайпер гудела от мыслей, ей казалось, что она ни за что не уснет. Но корабль покачивался так убаюкивающе, воздушные весла мерно гудели, поднимаясь и опускаясь в небе.

Наконец веки ее налились тяжестью, и девушка погрузилась в сон.

А уже в следующую минуту ее разбудил колокол на завтрак.

– Эй, Пайпер, – постучал в дверь Лео. – Мы идем на посадку!

– Посадка? – Пайпер, пошатываясь, села.

Дверь открылась, и внутрь просунулась голова Лео. Он закрывал глаза руками, это было бы очень мило с его стороны, вот только он подглядывал сквозь пальцы.

– Ты в приличном виде?

– Лео!

– Извини, – он улыбнулся от уха до уха. – Ух ты, симпатичная пижамка с Могучими Рейнджерами[16].

– Это не Могучие Рейнджеры, это орлы чероки!

– Ага, конечно. Ну, в общем, мы садимся в нескольких милях от Топики, как и требовалось. И… м-м-м… – Он выглянул в коридор, потом нырнул обратно. – Спасибо, что не ненавидишь меня за то, что я вчера расстрелял римский лагерь.

Пайпер потерла глаза. Неужели праздник в Новом Риме устраивали только вчера?

– Все нормально, Лео. Ты себя не контролировал.

– Ага, но все равно… ты не обязана была меня поддерживать.

– Шутишь? Ты же мне как младший брат, которого у меня никогда не было. Конечно, я буду тебя поддерживать.

– Э-э-э… спасибо?

Наверху тренер Хедж завопил:

– Фонтан! Фонтан![17] Канзас, свистать всех наверх!

– Святой Гефест, – пробормотал Лео. – Ему срочно надо пересмотреть свой словарь морских терминов. Я лучше побегу на палубу.

К тому времени как Пайпер приняла душ, переоделась и стащила из кают-компании рогалик, стало слышно, как запустился механизм, выпускающий шасси. Она поднялась на палубу и присоединилась к остальным, а «Арго-II» тем временем приземлялся посередине поля, на котором росли подсолнечники. Весла втянулись в корпус корабля, и опустился трап.

Утренний влажный воздух нес запахи нагретых растений и унавоженной почвы – не самый плохой аромат. Он напомнил Пайпер о доме дедушки Тома в резервации в Талекве, в штате Оклахома.

Первым ее заметил Перси. Он улыбнулся в знак приветствия, и Пайпер это почему-то удивило. Юноша переоделся в линялые джинсы и чистую оранжевую футболку Лагеря полукровок, как будто никогда его и не покидал. Вероятно, новая одежда подняла ему настроение, ну и, разумеется, сказалось присутствие Аннабет, стоявшей рядом с ним у поручней.

Пайпер обрадовалась, видя, как сияют глаза Аннабет, потому что еще никогда у нее не было такой замечательной подруги. Аннабет терзалась много месяцев, целиком и полностью посвятив себя поискам Перси. Теперь, несмотря на предстоящее им опасное путешествие, она хотя бы отыскала своего бойфренда.

– Итак! – Аннабет выхватила рогалик из рук Пайпер и откусила кусок, но Пайпер не обиделась. В лагере они постоянно так подшучивали друг над другом, таская друг у друга завтраки. – Вот мы и на месте. Какой у нас план?

– Я хочу проверить шоссе, – сказала Пайпер. – Найти знак «Топика – 32 мили».

Лео нарисовал в воздухе круг своим Вии-контроллером, и паруса свернулись.

– Скорее всего, мы недалеко оттуда, – предположил он. – Мы с Фестусом очень тщательно высчитали место посадки. Что ты надеешься увидеть на этом дорожном знаке?

Пайпер объяснила, что именно показал ей кинжал: человека в пурпурном, с кубком в руке. О других видениях она умолчала, в том числе и о том, где они с Перси и Джейсоном тонули. Все равно непонятно, какой в этом смысл; к тому же сегодня утром у всех такое приподнятое настроение, и ей не хотелось его портить.

– Пурпурная рубашка? – переспросил Джейсон. – Виноградные листья на шляпе? Это похоже на Бахуса.

– Диониса, – пробормотал Перси. – Если окажется, что мы потащились в Канзас только затем, чтобы встретиться с мистером Д., тогда…

– Бахус совсем не плохой, – возразил Джейсон. – Хотя его слуги мне не очень нравятся…

Пайпер вздрогнула: несколько месяцев назад они с Джейсоном и Лео повстречали менад, в итоге их едва не разорвали на кусочки.

– Но сам бог вполне ничего, – продолжал Джейсон. – Как-то раз в стране виноградников я оказал ему услугу.

Казалось, Перси был шокирован.

– Какая разница, старик. Может, его римская сущность и лучше, но с чего бы ему торчать в Канзасе? Разве Зевс не приказал богам прекратить все контакты со смертными?

Фрэнк хмыкнул. Этим утром здоровяк надел синий спортивный костюм, как будто собрался на пробежку среди подсолнухов.

– Боги не очень-то усердствуют, выполняя этот приказ, – заметил он. – Кроме того, если у них действительно шизофрения, как говорит Хейзел…

– И говорит Лео, – вставил Лео.

Фрэнк хмуро глянул на паренька.

– Тогда кто знает, что происходит с олимпийцами? Это все может очень плохо кончиться.

– Звучит ужасно! – с готовностью поддакнул Лео. – Ну… вы, ребята, веселитесь, а я собираюсь закончить ремонт корпуса, тренер Хедж подлатает сломанные весла, и, м-м-м… Аннабет… я бы не отказался от твоей помощи, ведь ты – единственная, кто что-то смыслит в машиностроении.

Аннабет виновато посмотрела на Перси.

– Он прав, мне стоит остаться и помочь.

– Я скоро к тебе вернусь. – Юноша поцеловал ее в щеку. – Обещаю.

Они так свободно общались друг с другом, что у Пайпер сжалось сердце.

Джейсон, конечно, потрясающий, но иногда он становился таким отстраненным, как прошлым вечером, когда не хотел говорить о той старинной римской легенде. Похоже, он слишком часто вспоминал о своей прежней жизни в Лагере полукровок. «Интересно, – подумала Пайпер, – смогу ли я когда-нибудь пробиться через эту стену?»

Поездка в Лагерь Юпитера и встреча лицом к лицу с Рейной не очень ей в этом помогли. Да еще Джейсон вздумал сегодня надеть пурпурную футболку – этот цвет носили римляне.

Фрэнк снял с плеча лук и прислонил его к поручням.

– Думаю, мне стоит превратиться в ворону или в какую-то другую птицу и полетать вокруг, на случай, если появятся римские орлы.

– Почему в ворону? – спросил Лео. – Старик, если ты умеешь превращаться в дракона, почему просто не становиться каждый раз драконом? Это же круче всего.

Фрэнк покраснел, как будто его макнули лицом в клюквенный сок.

– Это все равно, что спросить, почему бы не выжимать максимальный вес, когда делаешь упражнения на пресс. Потому что это тяжело и больно. Превращаться в дракона нелегко.

– А, – кивнул Лео. – Я бы ни за что не догадался, потому что не занимаюсь тяжелой атлетикой.

– Ага. Ну, может, тебе бы стоило ею заняться, мистер…

Хейзел вклинилась между ними.

– Я тебе помогу, Фрэнк, – предложила она, метнув в Лео злобный взгляд. – Я могу призвать Ариона и провести разведку на земле.

– Конечно, – согласился Фрэнк, испепеляя Лео взглядом. – Ага, спасибо.

Пайпер удивилась: что же происходит между этими троими? Мальчишки распускали перья перед Хейзел и высмеивали друг друга – это она понимала. Но она могла бы поклясться, что Хейзел с Лео уже что-то связывает. Насколько она знала, впервые они встретились вчера. Интересно, может, что-то произошло во время их поездки на остров в Большом Соленом озере? Что-то, о чем они умолчали.

Хейзел повернулась к Перси:

– Только будь осторожен, когда пойдешь туда. Много полей, а в них много зерновых. Еще нарвешься на разгулявшихся карпои.

– Карпои? – переспросила Пайпер.

– Духи зерна, – пояснила Хейзел. – Поверь, ты не хочешь с ними встретиться.

Пайпер не понимала, почему духи зерна так ужасны, но тон Хейзел отбил у нее желание вдаваться в детали.

– В таком случае, на поиски указателя пойдем втроем, – подвел итог Перси. – Я, Джейсон и Пайпер. Мне совсем не улыбается снова встретить мистера Д., от этого типа меня с души воротит. Но если ты, Джейсон, в хороших с ним отношениях…

 

– Ага, – согласился тот. – Если мы его найдем, переговоры я беру на себя. Пайпер, это твое видение, так что тебе нас вести.

Пайпер задрожала. В ее видении именно они втроем тонули в темном колодце. Неужели это случится в Канзасе? Не может быть, но утверждать наверняка она не могла.

– Конечно, – кивнула она, постаравшись добавить в голос оптимизма. – Давайте найдем это шоссе.

Лео сказал, что оно где-то рядом, однако понятие «рядом» требовало уточнения.

Протащившись по полю с полмили под палящим солнцем, отмахиваясь от комаров и уклоняясь от колючих подсолнухов, норовивших с размаху хлестнуть по лицу, ребята наконец вышли на дорогу. Старый рекламный щит, приглашавший посетить «Заправку и закусочную у Баббы», сообщал, что до первого поворота на Топику осталось еще сорок миль.

– Поправьте меня, если я ошибаюсь, – проворчал Перси, – но разве это не означает, что нам придется идти пешком еще восемь миль?

Джейсон вгляделся в пустынное шоссе, потом повернулся и посмотрел в другую сторону. Сегодня он выглядел лучше благодаря волшебной целительной силе амброзии и нектара. Цвет его лица пришел в норму, и шрам на лбу почти исчез. На поясе у него висел новый гладиус, подаренный Герой прошлой зимой. Большинство ребят выглядели бы глупо, расхаживая с ножнами у пояса, но на Джейсоне они смотрелись абсолютно естественно.

– Ни одной машины, – задумчиво протянул он. – Но, полагаю, мы бы все равно не стали ловить попутку.

– Нет, – согласилась Пайпер, нервно поглядывая на шоссе. – Мы уже потратили слишком много времени, разгуливая по суше. Ведь земля – это территория Геи.

– Хм-м-м, – Джейсон похрустел пальцами. – Я могу вызвать друга, который нас подвезет.

Перси возвел глаза к небу.

– Да неужели? Я тоже. Давай посмотрим, чей друг доберется сюда первым.

Джейсон свистнул. Пайпер знала, что он собирается делать, но с тех пор как прошлой зимой они повстречали в Волчьем доме Бурю, ему удалось вызвать этого духа грозы только трижды. А сегодня небо отливало такой синевой, что Пайпер не представляла, как это ему удастся.

Перси просто закрыл глаза и сосредоточился.

Она еще не успела изучить его повадки. В Лагере полукровок она вдоволь наслушалась рассказов про замечательного Перси Джексона. И теперь настоящий Перси казался ей… совершенно обычным, а рядом с Джейсоном он вообще проигрывал. Перси был тоньше в кости, ниже примерно на дюйм, зато его темные волосы отросли длиннее.

Пайпер обычно не нравились такие парни. Если бы она увидела его где-нибудь на улице, то, вероятно, подумала бы, что он скейтбордист: весь какой-то растрепанный, но милый, довольно бесшабашный и определенно смутьян. С таким и нужно держать ухо востро, ей в жизни и так хватало проблем. Но она понимала, почему он нравится Аннабет и зачем она нужна ему. Если кто и сможет держать такого парня в руках, так это Аннабет.

В ясном небе прогремел гром.

– Уже скоро, – улыбнулся Джейсон.

– Слишком поздно, – Перси указал на восток, откуда к ним по спирали опускалась черная крылатая тень. Сначала Пайпер подумала, что это Фрэнк, принявший форму вороны, но потом осознала, что существо намного больше птицы.

– Черный пегас? – ахнула девушка. – Никогда таких не видела.

Крылатый жеребец приземлился, рысью подбежал к Перси, обнюхал его лицо и с любопытством повернул морду к Пайпер и Джейсону.

– Блэкджек, – представил Перси, – это Пайпер и Джейсон. Они друзья.

Конь заржал.

Пайпер слышала, что Перси умеет разговаривать с лошадьми, потому что он сын владыки Посейдона, но видела такое чудо впервые.

– Чего хочет Блэкджек? – спросила она.

– Пончиков, – улыбнулся Перси. – Всегда пончики. Он может нести всех троих, если…

Внезапно повеяло холодом, и у Пайпер заложило уши. Примерно в пятидесяти футах от них над подсолнухами закружился миниатюрный смерч, высотой с трехэтажный дом, словно сошедший с иллюстрации к сказке о Волшебнике из страны Оз. Он приземлился на дорогу перед Джейсоном и принял форму лошади – тело коня будто бы состояло из тумана, в котором вспыхивали молнии.

– Буря, – сказал, широко ухмыляясь, Джейсон. – Давно не виделись, дружище.

Дух грозы встал на дыбы и заржал. Блэкджек пугливо отпрянул.

– Тише, мальчик, – успокоил его Перси. – Это тоже друг. – Он поглядел на Джейсона с возросшим уважением. – Отличный скакун, Грейс.

Джейсон пожал плечами:

– Мы с ним подружились во время нашей стычки в Волчьем доме. Он, вообще-то, свободный дух, но изредка соглашается мне помочь.

Перси и Джейсон взобрались каждый на своего коня. Рядом с Бурей Пайпер никогда не чувствовала себя спокойно: когда галопом скачешь верхом на создании, которое в любой момент может под тобой развеяться, поневоле занервничаешь. Однако невзирая на это, она ухватилась за протянутую руку Джейсона и села на коня.

Буря поскакал по шоссе, а над ним парил Блэкджек. К счастью, им не встретилось ни одной машины, так что они не стали причиной аварии. В мгновение ока они добрались до указателя, выглядевшего в точности как в видении Пайпер.

Блэкджек приземлился, и кони принялись бить копытами об асфальт. Оба явно были недовольны остановкой, ведь они только-только хорошенько разогнались.

Блэкджек заржал.

– Ты прав, – согласился Перси. – Ни следа винного пижона.

– Прошу прощения? – раздался голос со стороны поля.

Буря так резво развернулся, что Пайпер едва не свалилась.

Колосья пшеницы раздвинулись, и навстречу ребятам шагнул человек из видения дочери Афродиты. Он носил широкополую шляпу, увитую виноградными лозами, пурпурную рубашку с коротким рукавом, шорты цвета «хаки», белые носки и удобные кожаные шлепанцы. Выглядел он лет на тридцать, под рубахой выступало небольшое брюшко, как у студента, который еще не осознал, что счастливые денечки в колледже миновали.

– Кто-то только что назвал меня винным пижоном? – лениво протянул он. – Мое имя – Бахус, потрудитесь запомнить. Или мистер Бахус. Или владыка Бахус. Иногда еще можно О-Боги-Мои-Пожалуйста-Не-Убивай-Меня, владыка Бахус.

Перси заставил Блэкджека сделать шаг вперед, но пегасу это явно не понравилось.

– Вы выглядите по-другому, – сказал богу Перси. – Не такой толстый, волосы длиннее, а рубашка не такая вульгарная.

Бог вина искоса глянул на юношу.

– Какого черта ты несешь? Кто вы такие и где Церера?

– Э-э-э… какая гетера?

– Думаю, он имеет в виду Цереру, – подсказал Джейсон. – Богиню земледелия, вы зовете ее Деметрой. – Он почтительно кивнул богу. – Владыка Бахус, вы помните меня? Я вам помог в Сономе, с тем пропавшим леопардом.

Бахус поскреб заросший щетиной подбородок.

– Ах… да. Джон Грин.

– Джейсон Грейс.

– Без разницы, – отрезал бог. – Значит, тебя послала Церера?

– Нет, владыка Бахус, – признался Джейсон. – А вы ожидали встретить ее здесь?

Бог фыркнул.

– Ну, я в Канзас не на пикник приехал, мальчик мой. Меня пригласила сюда Церера на военный совет. Пока Гея пробуждается, урожаи засыхают, распространяется засуха. Капрои вообще распоясались. Даже мой виноград под угрозой. Церера хотела сплотить ряды в войне растений.

– Война растений, – повторил Перси. – Что, вооружите все маленькие виноградины крошечными штурмовыми винтовками?

Бог прищурился.

– Мы раньше не встречались?

– В Лагере полукровок, – заявил Перси. – Там вас зовут мистер Д. – Дионис.

– Агр! – Бахус поморщился и сжал виски ладонями. На мгновение черты его лица дрогнули, и Пайпер увидела другого человека – толще, коренастее, в очень кричащей рубашке в леопардовых пятнах. Потом Бахус снова стал собой.

– Прекрати! – потребовал он. – Прекрати думать о моей греческой ипостаси!

Перси захлопал глазами.

– Э-э-э… но ведь…

– Ты хоть представляешь, как тяжело фокусировать внимание? Голова постоянно раскалывается от боли! Я никогда не знаю, что делаю и куда иду! Я постоянно в плохом настроении!

– А мне казалось, это ваше обычное состояние, – заметил Перси.

Бог воззрился на юношу, раздувая ноздри. Один из виноградных листьев у него на шляпе загорелся.

– Если мы были знакомы в том, другом лагере, странно, что я еще не превратил тебя в дельфина.

– Этот вопрос обсуждался, – заверил его Перси. – Думаю, вам просто было лень это сделать.

Пайпер, как зачарованная, с все возрастающим ужасом наблюдала за этой сценой, точно просматривая замедленную съемку автомобильной катастрофы. Ей стало ясно, что Перси только все испортит, а Аннабет, которая бы могла призвать его к порядку, осталась на корабле. Подруга ни за что ей не простит, если она привезет Перси обратно в виде морского млекопитающего.

– Владыка Бахус! – вмешалась она, спрыгивая со спины Бури.

– Пайпер, осторожнее, – прошептал Джейсон.

Девушка упреждающе глянула на него, как бы говоря: «Не мешай».

– Простите, что причиняем вам беспокойство, владыка, – обратилась она к богу, – но, по правде говоря, мы пришли сюда, чтобы просить вашего совета. Пожалуйста, мы нуждаемся в вашей мудрости.

Она использовала свои самые очаровательные интонации, влив в свой волшебный голос максимальную дозу почтения.

Бог нахмурился, но багровые огоньки в его глазах погасли.

– А ты обходительная девица. Значит, за советом пришли? Хорошо. Я бы избегал караоке, да и тематические вечеринки уже вышли из моды. В наши суровые времена людей тянет к чему-то простому, нешумным мероприятиям, на которых подают натуральные закуски местной кухни и…

– Не о вечеринках, – вмешалась Пайпер. – Хотя это необычайно полезный совет, владыка Бахус. Мы надеялись, что вы нам поможете выполнить наше задание.

Девушка рассказала про «Арго-II» и про их путешествие, цель которого – помешать гигантам разбудить Гею. Пересказала слова Немезиды о шестидневном сроке, по истечении которого Рим будет разрушен. Описала видение, возникшее на клинке ее кинжала, в котором Бахус протягивал ей серебряный кубок.

– Серебряный кубок? – без особого энтузиазма переспросил бог. Он выхватил из ниоткуда банку с диетической «пепси» и со щелчком открыл крышку.

– Вы же пьете диетическую «колу», – вклинился Перси.

– Не знаю, о чем это ты говоришь, – рявкнул Бахус. – Что же до кубка из твоего видения, мне нечего вам предложить выпить, если только вы не хотите «пепси». Юпитер мне строго-настрого запретил угощать вином несовершеннолетних. Такая докука, но ничего не попишешь. А с гигантами я хорошо знаком. Я ведь сражался в Первой войне с ними, знаете ли.

– Вы умеете сражаться? – «удивился» Перси.

Жаль, что он добавил в голос так много скепсиса.

Дионис зарычал. Его диетическая «пепси» превратилась в пятифутовый посох, увитый плющом и увенчанный сосновой шишкой.

– Тирс! – воскликнула Пайпер, надеясь отвлечь бога, пока тот не стукнул Перси по голове. Ей случалось видеть подобное оружие в руках сумасшедших нимф, и этого зрелища ей вполне хватило, но она старалась, чтобы голос звучал удивленно. – О, какое мощное оружие!

– Верно, – согласился Бахус. – Приятно, что в вашей группе все-таки есть умные люди. Сосновая шишка – наводящее ужас орудие разрушения! Во время Первой войны с гигантами я и сам был полубогом, знаете ли. Сыном Юпитера!

Джейсона передернуло. Вероятно, напоминание о том, что Винный Пижон – его старший брат, не доставило ему радости.

Бахус взмахнул посохом, его пузо колыхнулось в другую сторону, так что бог едва не потерял равновесие.

– Разумеется, это случилось задолго до того, как я изобрел вино и стал бессмертным. Я бился бок о бок с богами и другими полубогами… Был там такой… Гарри Клиз, вроде бы…

– Геракл? – вежливо предположила Пайпер.

– Без разницы, – заявил Бахус. – В общем, я убил гиганта Эфиальта и его брата, Ота. Парочка жутких хамов. Сосновую шишку каждому из них в физиономию!

Пайпер затаила дыхание. Она разом вспомнила о видениях на клинке кинжала и строках пророчества, которое они обсуждали предыдущим вечером. Однажды они с отцом ныряли с аквалангом, и он протер ее подводную маску, так что все сразу стало ясно видно. Теперь у нее вдруг возникло похожее чувство.

– Владыка Бахус, – сказала она, стараясь, чтобы ее нервное возбуждение не передалось ее голосу. – А те два гиганта, Эфиальт и От… они случайно не были близнецами?

– Хм-м-м? – Бог так увлекся размахиванием палкой, что не сразу ее услышал, но потом кивнул: – Да, близнецы. Точно.

Пайпер повернулась к Джейсону и поняла, что он думает о том же, о чем и она: «Близнецы крадут неспешно ангела последний вздох».

На клинке Катоптриса она видела двух гигантов в желтых одеждах, поднимавших из глубокой ямы какой-то кувшин.

– Вот почему мы здесь, – обратилась Пайпер к богу. – Вы – часть нашего задания!

 

Бахус нахмурился.

– Извини, девочка моя, я больше не полубог и не участвую в подобных походах.

– Но гиганта можно убить, только если герои объединятся с богами, – настаивала девушка. – Теперь вы бог, а два гиганта, с которыми мы должны сразиться, – это Эфиальт и От. Мне кажется… мне кажется, они ждут нас в Риме, они собираются разрушить город. Серебряный кубок, который я видела… может быть, это просто символ вашей помощи. Вы должны нам помочь убить гигантов!

Бахус гневно воззрился на нее, и Пайпер поняла, что взяла неверный тон.

– Девочка моя, – спокойно сказал бог, – я ничего не должен. Кроме того, я помогаю только тем, кто приносит мне достойные подношения, а это еще никому не удавалось вот уже много-много лет.

Блэкджек беспокойно заржал.

Пайпер не могла его винить, ей не очень нравилось слово «подношения». Она вспомнила менад, сумасшедших спутниц Бахуса, готовых голыми руками растерзать неверующих. А ведь на тот момент они пребывали в хорошем настроении.

Перси озвучил вопрос, который она слишком боялась задать:

– Какие именно подношения?

Бахус взмахнул рукой, давая понять, что больше их не задерживает.

– Тебе такие не потянуть, наглый грек. Но я дам вам пару бесплатных советов, раз уж у этой девчушки есть кое-какие манеры. Разыщите сына Геи, Форкия. Он всегда ненавидел свою мать, и я не могу его за это винить. Да и со своими родственниками-близнецами не хотел иметь ничего общего. Вы отыщете его в городе, названном в честь той героини, Аталанты.

Перси поколебался.

– Вы имеете в виду Атланту?

– Это одно и то же.

– Но этот Форкий, – спросил Джейсон. – Он гигант? Титан?

Бахус рассмеялся.

– Ни то, ни другое. Ищите соленую воду.

– Соленую воду… – повторил Перси. – В Атланте?

– Да, – кивнул Бахус. – У тебя что, плохо со слухом? Если от кого и можно узнать всю подноготную о Гее и близнецах, так это от Форкия. Только будьте с ним осторожнее.

– Что вы имеете в виду? – спросил Джейсон.

Бог поглядел на солнце, которое было уже почти в зените.

– Церера обычно не опаздывает. Разве что она почувствовала поблизости какую-то опасность. Или…

Уголки его губ внезапно опустились.

– Или ловушку. Что же, мне нужно уходить! И на вашем месте я бы тоже здесь не задерживался!

– Владыка Бахус, подождите! – запротестовал Джейсон.

Бог замерцал и исчез с таким звуком, будто открыли банку газировки.

Ветер шелестел подсолнухами, лошади нервно переступали с ноги на ногу. Несмотря на то, что стоял жаркий, душный день, Пайпер охватила дрожь. Ощущение холода… Аннабет и Лео оба описывали нечто вроде озноба…

– Бахус прав, – сказала она. – Нужно уходить…

«Слишком поздно», – сонно прошелестел над полями вокруг них чей-то голос, и от его звука задрожала земля под ногами у Пайпер.

Перси и Джейсон вытащили мечи. Пайпер стояла на дороге между ними, замерев от страха. Сила Геи вдруг объяла все вокруг: подсолнухи поворачивали свои круглые головы, чтобы на них посмотреть, колосья пшеницы тянулись к ним, точно срезанные миллионом кос одновременно.

«Добро пожаловать на мою вечеринку», – прошептала Гея. Звук ее голоса напомнил Пайпер шелест растущих колосьев – хруст, шипение, интенсивный, непрекращающийся шум, который она слышала тихими ночами в Оклахоме, в доме дедушки Тома.

«Как там сказал Бахус? – с издевкой спросила богиня. – Простое, нужное мероприятие с натуральными закусками? Да. Для моих закусок потребуется всего два ингредиента: кровь девицы-полукровки, а также юноши-полукровки. Пайпер, дорогая, выбирай, который из двух героев умрет вместе с тобой.

– Гея! – заорал Джейсон. – Перестань прятаться в пшенице, покажись!

«Какая бравада, – прошипела Гея. – Но другой, Перси Джексон, тоже привлекательный. Выбирай, Пайпер МакЛин, или выберу я.

Сердце Пайпер бешено билось в груди: Гея собирается ее убить, в этом нет ничего удивительного, но с чего это она вдруг решила отпустить одного из мальчиков? Наверняка это ловушка.

– Ты безумна! – закричала девушка. – Я не собираюсь никого выбирать!

Внезапно Джейсон ахнул и резко выпрямился в седле.

– Джейсон! – крикнула Пайпер. – Что случилось?..

Юноша посмотрел на нее сверху вниз, его лицо ничего не выражало. Голубые глаза потеряли свой цвет, теперь казалось, что они из чистого золота.

– Перси, на помощь! – Пайпер, спотыкаясь, побежала прочь от Бури.

Но Перси галопом удалялся по дороге. Он остановился в тридцати футах от них и развернул своего пегаса. Потом поднял меч и направил на Джейсона.

– Один умрет, – сказал Перси – не своим голосом, а низким и глухим, словно кто-то шептал из жерла пушки.

– Я выберу, – откликнулся Джейсон таким же замогильным голосом.

– Нет! – завопила Пайпер.

Вокруг нее поля потрескивали и шипели, смеялись голосом Геи, в то время как Перси и Джейсон поскакали навстречу друг другу с оружием наготове.

16«Могучие Рейнджеры» (англ. «Power Rangers») – знаменитый американский телесериал.
17«Thar She Blows!» – клич китобоев, заметивших кита (точнее фонтан, выпускаемый им из дыхала) на поверхности воды. Эту фразу выкрикивал один из героев романа Германа Мелвилла «Моби Дик» (англ.).
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?