Прекратите ходить по яичной скорлупе. Жизнь с тем, у кого пограничное расстройство личности

Tekst
9
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Помните, что для нас важно

Читая эту книгу, вы можете подумать, что мы возлагаем на человека с ПРЛ всю ответственность за трудности в отношениях. Однако мы обсуждаем не отношения в целом. Зона наших интересов уже: мы говорим о совладании с пограничным поведением.

Само чтение этой книги может показаться своего рода предательством небезразличного вам человека. Но это не предательство.

В реальной жизни отношения многогранны, на них влияют сотни факторов, с ПРЛ не связанных. В этой книге мы не будем их касаться.

ПЛ ответственны за 50 % отношений, не-ПЛ – за оставшуюся половину. В то же время каждый участник отношений на все 100 % ответственен за свои 50 %.

Надежда есть

Пожалуй, ПРЛ можно назвать самым недопонятым психиатрическим диагнозом. Главное заблуждение связано с мнением, что люди, имеющие ПРЛ, не меняются к лучшему. На самом деле благодаря медикаментозным средствам можно ослабить депрессивные симптомы, смягчить колебания настроения и импульсивность. Эмпирические исследования продемонстрировали эффективность встречались исцелившиеся «пограничники», которые перестали ощущать желание причинять себе боль, хорошо к себе относились, с наслаждением делились любовью и принимали ее.

Главное заблуждение связано некоторых подходов к лечению. Нам с мнением, что люди, имеющие ПРЛ, не меняются к лучшему.

А если ПЛ отказываются от помощи и лечения? Надежда все равно есть. Хотя изменить человека с ПРЛ нереально, можно измениться самим. Исследуя и меняя собственное поведение, вы способны слезть с эмоциональных американских горок и стать хозяином своей жизни.

Глава 2
Внутренний мир «пограничника»: определение ПРЛ

Попытки дать определение ПРЛ похожи на наблюдение за лавовой лампой: картинка, которую вы видите, постоянно меняется. Болезнь не только вызывает нестабильность, но символизирует ее.

Дженис Коуэлс. Путаница: принимая вызовы пограничного расстройства личности
(Imbroglio: Rising to the Challenges of Borderline Personality Disorder)

Расстройства личности

Согласно DSM-IV-TR (2004), расстройства личности:

♦ характеризуются продолжительными паттернами внутреннего опыта или поведения, значительно отличающегося от ожиданий, сформированных в культуре, к которой принадлежит индивид;

♦ распространяются на все паттерны поведения, ригидны (низкая вероятность изменений);

♦ стабильны во времени;

♦ приводят к страданиям или нарушению межличностных отношений.

Пограничное расстройство личности может быть у человека, но не определяет его.

Определение расстройства личности подразумевает, что оно заставляет страдать как самого человека, так и тех, кто с ним взаимодействует. Описание ПРЛ кажется настолько негативным, что люди с таким диагнозом часто ощущают себя стигматизируемыми. Крайне важно помнить, что пограничное расстройство личности и его обладатель – не одно и то же.

Если вы живете с пограничным человеком, отделить диагноз от него довольно сложно. По сути, контролировать свои мысли, чувства и поведение человек с ПРЛ может только сам. И это важно понять для выздоровления ПЛ и для вас самих.

Критерии ПРЛ

В DSM-IV-TR (2004) названы следующие диагностические критерии пограничного расстройства личности.

Это всепроникающий сквозной паттерн нестабильности межличностных отношений, образа себя и аффектов (настроений) и значительная импульсивность, возникающие у людей в период ранней взрослости, проявляющиеся в разных контекстах и соответствующие пяти (и более) критериям.

1. Отчаянные попытки избегать реальных и воображаемых ситуаций, в которых они окажутся покинутыми. Примечание: не включают в себя суицидальное и самоповреждающее поведение, описанное в п. 5.

2. Склонность вовлекаться в нестабильные и интенсивные межличностные отношения, характеризующаяся сменой идеализации и обесценивания.

3. Нарушения идентичности: выраженная и длительная нестабильность образа себя или ощущения себя.

4. Импульсивность, по крайней мере в двух сферах, предполагающая причинение себе вреда (например, превышение скорости, секс, употребление психоактивных веществ, кражи, неосторожное вождение, импульсивное переедание). Примечание: не включает в себя суицидальное и самопо-вреждающее поведение, описанное в п. 5.

5. Повторяющееся суицидальное поведение, поступки или угрозы, а также самоповреждающее поведение.

6. Аффективная нестабильность, связанная со значительной реактивностью настроения (например, ярко выраженная эпизодическая дисфория, раздражительность или тревога, обычно длящиеся несколько часов, редко – несколько дней).

7. Хроническое чувство опустошенности.

8. Необоснованный сильный гнев и сложности в управлении им (например, частые проявления раздражительности, постоянный гнев, драки).

9. Неустойчивая, связанная со стрессом параноидная идеация или тяжелые диссоциативные симптомы.

Мы еще будем подробно говорить об этих критериях и приведем примеры их выражения, которыми с нами поделились люди, имеющие ПРЛ, и их родственники. Мы объединили нарушения идентичности и ощущение пустоты (критерии 3 и 7) в одном разделе, так как считаем, что они взаимосвязаны. А также разделили самоубийство и самоповреждение (критерий 5), полагая, что причины этих форм поведения могут быть разными.

Дисфория – противоположность эйфории. Это смесь депрессии, тревоги, ярости и отчаяния.

1. ОТЧАЯННЫЕ ПОПЫТКИ ИЗБЕГАТЬ РЕАЛЬНЫХ И ВООБРАЖАЕМЫХ СИТУАЦИЙ, В КОТОРЫХ ИХ ПОКИНУТ

Представьте ужас, который вы испытали бы, потерявшись в детстве на Таймс-сквер в Нью-Йорке. Секунду назад мама была рядом, держала вас за руку – и вдруг ее унесла толпа. Вы озираетесь по сторонам, в панике пытаетесь ее найти.

Примерно так чувствуют себя люди с ПРЛ большую часть времени – изолированными, тревожными, в ужасе от мысли, что они останутся одни. Заботливые, поддерживающие люди для них похожи на доброжелательные лица в толпе. Но стоит сделать неосторожный шаг, который можно интерпретировать как признак надвигающегося ухода, – и ПЛ запаникуют и среагируют. Например, взрывом ярости или мольбой «Только не уходи!».

Чтобы запустить эту реакцию, много не нужно: одна пограничная женщина не давала соседке выйти из квартиры, чтобы сдать вещи в прачечную. Страх быть покинутым может оказаться настолько сильным, что буквально переполнит ПЛ: когда один мужчина сказал своей ПЛ-жене, что у него, вероятно, обнаружили смертельно опасное заболевание, та обрушилась на него с обвинениями за обращение к врачу.

Если в детстве ваши ПЛ сталкивались с пренебрежительным отношением или росли в крайне дисфункциональной среде, они могли научиться справляться со страхом, отрицая или подавляя его. У них была масса возможностей для тренировки, поэтому оригинальная эмоция может не ощущаться. Если ПЛ расстраиваются или злятся, попробуйте вспомнить, не могло ли какое-то обстоятельство спровоцировать появление страха быть покинутым.

Армин (не-ПЛ)

Если я на пять минут задержусь по пути домой с работы, жена будет мне звонить. Она постоянно шлет сообщения на пейджер. Я больше не могу ходить на встречи с друзьями, потому что она очень сильно на это реагирует. Сообщения на пейджер приходили, даже если мы шли в кино. Это так напрягало, что я перестал встречаться с друзьями без нее.

Иногда люди с ПРЛ сразу предупреждают о своем страхе быть брошенными. Однако не реже этот страх выражается в других формах, например, через ярость. Ощущение уязвимости и отсутствия контроля провоцирует злость.

Тесс (ПЛ)

Если мне кажется, что меня бросили, возникает целый спектр чувств: изоляция, ужас, одиночество. Я паникую. Думаю, что меня предали, использовали. Думаю, что умру.

Однажды я позвонила своему молодому человеку, а он ответил, что перезвонит позже, так как сейчас смотрит телевизор. Я занялась глажкой, чтобы занять чем-то время. А он не звонил. Я ждала. Он не звонил. И ужасное ощущение, что меня бросили, вернулось. Мне было так больно, ведь всего за день до этого я поймала себя на мысли, что поверила в его любовь ко мне.

Когда в десять вечера зазвонил телефон, я уже приняла решение, что нам нужно расстаться, хотела бросить его прежде, чем он бросит меня. А он все это время просто досматривал фильм. Я чувствовала себя такой дурой; но ведь боль, страх будто нож в сердце – все это было реальным.

2. СКЛОННОСТЬ ВОВЛЕКАТЬСЯ В НЕСТАБИЛЬНЫЕ И ИНТЕНСИВНЫЕ МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩАЯСЯ СМЕНОЙ ИДЕАЛИЗАЦИИ И ОБЕСЦЕНИВАНИЯ

Люди с ПРЛ ищут в окружающих то, чего не могут обеспечить себе сами: они опираются на мнение других в вопросах, связанных с самооценкой, одобрением и ощущением идентичности. Но более всего они нуждаются в заботливом опекуне, чьи неисчерпаемые любовь и сочувствие заполнят разверзнувшуюся в их груди черную дыру пустоты и отчаяния.

Беверли(ПЛ)

На каждого доброжелательно настроенного человека я смотрела с надеждой, что он обо мне позаботится. Но потом я начала понимать: никто не сможет дать мне того, чего я хочу, ведь хотя внутри я чувствовала себя ребенком, давно была взрослой.

Острая необходимость может стать настоящим бременем для любых отношений, даже если не-ПЛ – родители, а ПЛ – ребенок.

Роберта (не-ПЛ)

Родителем для своей 18-летней дочери с ПРЛ я работала в режиме 24/7. Она подавлена и нуждается в утешении. Ей нужно помогать решать повседневные проблемы. Она плачет и режет себя. Я очень ее люблю, но не знаю, что делать. Все мое время и силы уходят на заботу о ней, других детей это обижает.

 

Люди с ПРЛ ищут в окружающих то, чего не могут обеспечить себе сами: они опираются на мнение других в вопросах, связанных с самооценкой, одобрением и ощущением идентичности.

Для людей с ПРЛ потеря отношений похожа на потерю конечности или даже смерть. В то же время их самооценка настолько низкая, что они искренне не понимают, с чего другому человеку хотеть быть с ними. ПЛ сверхбдительны: они все время ищут признаки того, что небезразличные им люди на самом деле их не любят и вот-вот уйдут. Когда возникает ощущение, что подозрения небезосновательны, они могут:

♦ разражаться яростью;

♦ обвинять;

♦ рыдать;

♦ мстить;

♦ делать себе больно;

♦ заводить любовников;

♦ предпринимать иные деструктивные действия.

Отсюда главное противоречие ПРЛ: «пограничники» отчаянно нуждаются в близости, но своими действиями отталкивают других. Это превращается в пытку для близких, но представьте, каково самим ПЛ. Вы можете на какое-то время выйти из ситуации – отправиться на вечеринку, почитать книгу, прогуляться по пляжу. А они живут со своими страхами и паникой 24 часа в сутки.

Понять расщепление

Многие ПЛ колеблются между крайностями – идеализацией и обесцениванием. Это называется расщеплением.

Люди с ПРЛ воспринимают других как злых ведьм либо как фей-крестных, как святых или демонов. Пока удовлетворяете их потребности, вы будете для них супергероем. Но стоит их разочаровать, вы тут же превратитесь в злодея.

Так как совместить хорошие и плохие черты другого человека «пограничникам» сложно, их мнение о человеке в каждый конкретный момент основывается на опыте последнего взаимодействия – словно у них нет кратковременной памяти.

Люди, страдающие ПРЛ, отчаянно нуждаются в близости, но своими действиями отталкивают других.

Джерольд Крейсман, автор книг «Я ненавижу тебя, только не бросай меня» и «Иногда я веду себя как сумасшедший» (Sometimes I Act Crazy, 2006), так объясняет феномен расщепления:

Нормальные люди амбивалентны, способны находиться в двух противоречивых состояниях одновременно; «пограничники» же переносятся из одного состояния в другое, сами того не осознавая… Эмоционально они словно дети: не способны принять человеческие противоречия и неоднозначности, примирить в своем представлении положительные и отрицательные качества другого, чтобы сложить из них целостное представление о человеке. В каждый конкретный момент другой «хороший» либо «плохой»; середины, серой зоны, просто нет. Нюансы и оттенки если и воспринимаются, то с большим трудом.

Черно-белое мышление проявляется и в других сферах жизни ПЛ, не только в отношениях. Сталкиваясь с какой-либо проблемой, они часто видят лишь одно возможное решение. И если какое-либо действие предпринято, пути назад нет. Например, одной пограничной женщине на работе предложили выполнять задачи, которые ей не нравились, – она тут же решила уволиться. Любые старания ПЛ основаны на принципе «все или ничего». Так, пограничный студент настолько увлекся участием в политической кампании, что бросил учебу, а в следующем семестре бросил политическую деятельность ради учебы.

Сталкиваясь с новой проблемой, люди с ПРЛ часто видят лишь одно возможное решение.

Сложности в определении отношений. Люди с ПРЛ иногда думают, что отношения должны быть четко определены: другой – друг либо враг, страстный любовник или платонический товарищ. Поэтому им сложно поддерживать платоническую дружбу после завершения романтических отношений. Потребность в определенности касается не только других; они и себя оценивают в черно-белых тонах. Ричард Московиц в книге по самопомощи для «пограничников» («Потерянные в зеркале: взгляд внутрь пограничного расстройства личности» (Lost in the Mirror: An Inside Look at Borderline Personality Disorder, 1996)) пишет:

Вы [человек с ПРЛ] можете доблестно бороться за совершенство и даже временами чувствовать, что достигли его, – до тех пор, пока не придется себя порицать после обнаружения малейшего недостатка. Когда вы хороши, можете чувствовать, что достойны особого обращения, жизни за пределами установленных для других правил. Может казаться, что вам положено получить все, чего вы хотите, самое лучшее.

Что делать с расщеплением. Невозможно удовлетворить все потребности и оправдать все ожидания ПЛ. Вы предпринимаете шаги, чтобы соответствовать их стандартам, а им вдруг хочется чего-то еще. Отведенная вам роль будет меняться от героя до злодея, иногда несколько раз на дню, или на проживание цикла «святой – грешник» человеку с ПРЛ понадобятся годы. Иногда после того, как в старом «объекте любви» обнаруживаются недостатки, ПЛ находит новый – и цикл повторяется.

Люди с ПРЛ уверены, что их искаженные чувства и убеждения – позитивные и негативные – бесспорно верны. Поэтому вам нужно сохранять стабильное, сбалансированное отношение к себе, несмотря на взлеты и падения их отношения к вам.

Из-за склонности к расщеплению людям с ПРЛ, особенно тем из них, кто пережил насилие в детстве, сложно доверять другим. Недостаток доверия провоцирует сложности в отношениях. Например, видя в вас злодея, они могут обвинять в отсутствии любви к ним и даже в изменах.

В подобных ситуациях не-ПЛ часто изо всех сил (и тем не менее безуспешно) стараются доказать, что они достойны доверия. Однако ощущение недоверия возникает у человека с ПРЛ независимо от конкретных действий не-ПЛ.

Рейчел Райланд, автор книги «Заберите меня отсюда: мое восстановление от пограничного расстройства личности» (Get Me Out of Here: My Recovery From Borderline Personality Disorder; Hazelden, 2004), написала в электронном письме:

У меня всегда был неутолимый голод, суть которого я не могла определить, только называла его бездонной пропастью нужды. Иногда из-за нее я боялась сближаться с кем бы то ни было: мне казалось, люди увидят, какая я гнилая, нестабильная. Поэтому я использовала диверсификацию. У меня было много друзей, но ни с кем из них я не находилась в близких отношениях. Если вдруг я теряла бдительность, давала кому-то понять, какая я на самом деле странная, и это отпугивало человека – что ж, у меня было еще пятьдесят девять таких же товарищей.

Но потом встал вопрос о романтических отношениях. Там ставки намного выше: один-единственный партнер должен много значить. Это уже другое дело, ведь и я ему нужна. Так что, вероятно, это безопаснее. Пожалуйста, будь со мной. Каждый день и ночь. Смотри на меня, слушай меня. Я здесь. Видишь? Я здесь! Я здесь. Просто поразительно! Наконец-то один человек принял на себя всю эту нужду. Какое облегчение!

Но… Подождите-ка! Он противится – говорит, что хочет спокойно посмотреть телевизор и у него есть другие дела. А мне что, черт побери, делать? О-о-о, ничего не понимаю. К черту! Я его ненавижу! Расслабилась, называется. Неужели он не знает, как мне сложно довериться кому-то? Да как он смеет предпочитать телевизор разговору со мной? Как он смеет выбирать друзей, а не меня? Как он смеет узнавать, насколько я помешанная? Я просто в ярости. И стыду моему нет границ. Меня словно поймали со спущенными штанами – он увидел мою бездонную пропасть нужды.

И от стыда я психую. Так получай! Эй, знаешь, дружочек, плевать я на тебя хотела. Как тебе такое?!Я в ярости, кричу до тех пор, пока не валюсь в изнеможении. Очнувшись, я понимаю, как много боли ему принесла. И презираю себя за это сильнее, чем когда-либо могла представить. Я испугана до смерти. Потому что знаю: он уйдет. Я так уязвима. Я не сильный человек. Пожалуйста, не уходи. Ты мне нужен! Как мне тебе это доказать?

Я плачу, молю, рассказываю ему, какой он удивительный и терпеливый. Но я же знаю, что ты меня ненавидишь! Не нужно меня ненавидеть! Лучше бы я просто умерла. Тебе будет без меня лучше. Нет, я серьезно – лучше бы меня не стало… И вот он смягчается. Пожалуйста, позволь мне все исправить. Давай займемся любовью, это будет умопомрачительно, где угодно, когда угодно! Позволь мне показать лучшую сторону моей страсти. Фух! Он вернулся. Он все еще рядом. Слава богу, я не оттолкнула его навсегда. Как хорошо быть с ним рядом. Ему не все равно. Он мне нужен.

Когда я понимаю, что нанесенный мною вред необратим; когда цикл повторился столько раз, что я и не надеюсь на исправление ситуации, – я перерезаю пуповину и нахожу себе другого. И все, черт побери, повторяется снова.

3. НАРУШЕНИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ: ВЫРАЖЕННАЯ И ДЛИТЕЛЬНАЯ НЕСТАБИЛЬНОСТЬ ОБРАЗА СЕБЯ ИЛИ ОЩУЩЕНИЯ СЕБЯ И 7. ХРОНИЧЕСКОЕ ОЩУЩЕНИЕ ПУСТОТЫ

К 20–30 годам у большинства людей формируется постоянное представление о себе. Некоторые в сорок переживают кризис середины жизни, ставя под вопрос принятые решения и сделанный выбор. Но большинство принимает многие вещи как должное: собственные симпатии и антипатии, ценности, религиозные убеждения и мнения по важным вопросам, выбор карьеры.

Недостаток ощущения себя

Для людей с ПРЛ этот поиск никогда не заканчивается. Им недостает основополагающего ощущения себя, равно как и ощущения других. А когда отсутствует устойчивое ощущение «я», за которое можно ухватиться, становишься похож на пассажира круизного лайнера, попавшего в шторм: летаешь из стороны в сторону и бьешься об углы. Люди с ПРЛ отчаянно ищут, за что ухватиться, но видят только других пассажиров – в спасательных жилетах и пристегнутых. На палубу обрушивается очередная волна, они хватаются за ручки чужих кресел и держатся так крепко, как могут. Но спасательный жилет рассчитан на одного пассажира, а ручки не выдерживают двойной нагрузки и ломаются.

В книге «Роль психодинамических концепций в диагностике пограничного расстройства личности» (The Role of Psychodynamic Concepts in the Diagnosis of Borderline Personality Disorder, 1993) Роберт Уолдингер так рассуждает о размытии идентичности, приводящем к возникновению ощущения пустоты:

Размытие идентичности относится к глубинному и часто ужасающему ощущению непонимания, «кто я такой», возникающего у пограничных пациентов. Обычно наш опыт проживания себя постоянен во времени и разных обстоятельствах, при общении с разными людьми. Однако люди с ПРЛ постоянства не переживают. Вместо этого их представления о себе полнятся противоречивыми образами, которые им не удается интегрировать. Обычно пациенты сообщают: 9 об ощущении внутренней пустоты;

✓ ощущении «я ничего из себя не представляю»;

✓ ощущении, что их личность меняется в зависимости от того, в чьей компании они оказываются;

✓ о зависимости от других в принятии решений, как себя вести, что думать и кем быть;

✓ об ощущении, что в одиночестве они теряют себя и будто не существуют;

✓ о панике и скуке, возникающих, когда они находятся одни.

Чувство внутренней пустоты и хаоса делает пограничных пациентов зависимыми от других в вопросах выбора поведения, образа мыслей и даже того, какими быть; в то же время одиночество порождает непонимание, кто они, а то и ощущение, что они не существуют. Это отчасти определяет их неистовые и часто импульсивные попытки избежать одиночества, а также связанные с ним панику, подавляющую скуку и диссоциацию.

Невозможность быть достаточно хорошим. Хотя у ПЛ бывают сложности с самоопределением, они тем не менее бывают уверены: кем бы ни оказались в итоге, все равно будут недостаточно хороши.

Некоторые люди с ПРЛ достигают выдающихся успехов в выбранной сфере деятельности. Их достижения могут признаваться на работе, в сообществе, дома. Тем не менее они часто чувствуют себя актерами, повторяющими выученный наизусть текст. Когда публика уходит, они перестают существовать.

Люди с ПРЛ:

определяют свою самоценность по последним достижениям или их отсутствию;

• судят себя и других очень строго, поэтому никогда не бывают достаточно хорошими;

• кажутся себе беспомощными жертвами других людей, даже когда исход ситуации во многом определяется их поведением.

Роль жертвы. На сессии групповой психотерапии мужчина с ПРЛ жалуется, что арендодатель выселила его и теперь ему негде жить. Посвятив двадцать минут выражению сочувствия, члены группы начали спрашивать мужчину об обстоятельствах произошедшего. Выяснилось, что он неоднократно нарушал правила проживания, в том числе занимал парковочное место арендодателя. А другая женщина с ПРЛ часто била своего мужа, заводила любовников и подстроила его арест за хранение наркотиков, которые сама подложила ему в чемодан. В конце концов она подала на развод. Бывший муж начал встречаться с коллегой. И когда женщина описывала друзьям их расставание, она выставляла все так, словно муж бросил ее ради этой коллеги.

 

В обоих примерах рассказчики отказывались признавать свою роль в произошедшем.

Почему они так поступают?

• Некоторые люди с ПРЛ могут играть роль жертвы, чтобы получать сочувствие.

• Некоторым людям с ПРЛ роль жертвы помогает определить свою идентичность.

• Роль жертвы дает людям с ПРЛ иллюзию того, что они не несут ответственности за собственные действия.

• Люди с ПРЛ, ранее сталкивавшиеся с насилием по отношению к себе, могут повторять сценарии из прошлого.

Роль опекуна. Еще одна роль, которую часто выбирают люди с ПРЛ, – роль помощника или опекуна. Она более позитивная и дает ощущение идентичности, усиливает чувство контроля, ослабляет ощущение пустоты.

Салиа(ПЛ)

Я, как хамелеон, перенимаю «цвет» человека, с которым нахожусь. Но тем самым скорее обманываю себя, чем его. На какое-то время я становлюсь тем, кем хотела бы быть.

Я не манипулятор-маккиавеллист, который только и делает, что разрушает чужие жизни. Данный процесс и сознательным не назовешь. Это происходило так долго, что я уже не знаю, кто я есть на самом деле. Я кажусь себе нереальной, будто подделкой. Если бы я могла все контролировать, просто возвращалась бы к себе всякий раз, когда ощущаю угрозу. Но я просто не знаю, кто такая эта «я».

4. ИМПУЛЬСИВНОСТЬ, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ В ДВУХ СФЕРАХ, ПРЕДПОЛАГАЮЩАЯ ПРИЧИНЕНИЕ СЕБЕ ВРЕДА (НАПРИМЕР, ПРЕВЫШЕНИЕ СКОРОСТИ, СЕКС, УПОТРЕБЛЕНИЕ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ, КРАЖИ, НЕОСТОРОЖНОЕ ВОЖДЕНИЕ, ИМПУЛЬСИВНОЕ ПЕРЕЕДАНИЕ)

Примечание: не включает в себя суицидальное и самоповреждающее поведение, описанное в п. 5

У каждого из нас есть побуждения, которым мы с удовольствием следовали бы: съесть все конфеты в коробке, купить новый классный свитер во всех цветовых вариациях, выпить последний бокальчик шампанского в честь наступления Нового года. У разных людей способность контролировать импульсы и откладывать получение удовольствий варьируется и определяется осознанием долгосрочных последствий; в перечисленных выше примерах это набор веса, значительные финансовые траты и похмелье.

Но людям с ПРЛ свойственна импульсивность, даже бесшабашность.

Люди с ПРЛ могут пытаться заполнить пустоту и создать себе идентичность с помощью импульсивного поведения: переедания и вызывания рвоты, сексуальной неразборчивости, краж, компульсивного шопинга и зависимостей.

ПРЛ нередко соседствует с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами (Oldham et al., 1995). В одном исследовании (Links, Steiner, and Offord, 1988) было выявлено, что 23 % пограничных пациентов имеют диагноз, связанный с зависимостью.

«Пограничники», употребляющие психоактивные вещества:

♦ часто употребляют сразу несколько веществ (распространенная комбинация – алкоголь и наркотики);

♦ с большей вероятностью подвержены депрессии;

♦ чаще совершают попытки суицида и становятся жертвами несчастных случаев;

♦ хуже контролируют импульсы;

♦ демонстрируют больше антисоциальных тенденций (Nance, Saxon, and Shore, 1983; Links et al., 1995).

Если ваш близкий человек с ПРЛ активно употребляет алкоголь или наркотики, может быть трудно разделить поведение, связанное с ПРЛ и зависимостью.

5. ПОВТОРЯЮЩЕЕСЯ СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, ПОСТУПКИ ИЛИ УГРОЗЫ, А ТАКЖЕ САМОПОВРЕЖДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ

Самоубийство

Согласно DSM-IV (2004), 8-10 % людей с ПРЛ совершают самоубийства. К ним относятся ПЛ, рискованное поведение которых (в том числе вождение в пьяном виде) привело к летальному исходу. Марша Линехан (1993а) объясняет, что самоубийство (как и другие дисфункциональные импульсивные действия) воспринимается в качестве способа справиться с переполняющей и неконтролируемой эмоциональной болью:

Безусловно, самоубийство – окончательный способ изменения [настроений]… Менее летальные формы поведения могут весьма эффективно [справляться с изменением настроения человека с ПРЛ]. Так, передозировка обычно приводит к длительному сну; сон, в свою очередь, оказывает серьезное влияние на регуляцию эмоциональной уязвимости. Суицидальное поведение и угрозы совершить самоубийство также эффективны для вызова реакции окружающих, в том числе помощи в устранении эмоциональной боли. Во многих случаях такое поведение – единственный способ получить внимание других и облегчить эмоциональную боль.

Тони (не-ПЛ)

Жена вернулась домой в отчаянии; она плакала, потому что ее парень ее бросил. Удивительно, но она думала, что я должен не злиться из-за измены, а поддерживать ее, потому что ей больно. Но я не смог в достаточной степени оказать поддержку, и она стала угрожать самоубийством, хотя рядом находился наш десятилетний сын.

Самоповреждающее поведение

Самоповреждение без суицидальных намерений – еще одна форма пограничного поведения, которую близким ПЛ трудно понять. Люди с ПРЛ могут:

♦ резать себя;

♦ жечь себя;

♦ ломать кости;

♦ биться головой;

♦ колоть себя иголкой;

♦ раздирать кожу;

♦ выдирать волосы;

♦ расковыривать раны.

Иногда опасное или компульсивное поведение может быть формой самоповреждающего поведения: переедание и доведение себя до ожирения, провоцирование драк.

Самоповреждение – тоже стратегия совладания, с помощью которой ПЛ выплескивают переполняющую их эмоциональную боль или пытаются справиться с ней. Иногда самоповреждение способствует выделению телом собственных опиатов, так называемых бета-эндорфинов. Эти химические вещества отвечают за возникновение ощущения общего благополучия. Причины, по которым люди с ПРЛ обращаются к самоповре-ждающему поведению, самые разные. Это делается, чтобы:

♦ почувствовать себя живыми, менее оцепеневшими и пустыми;

♦ меньше чувствовать;

♦ выразить злость на других;

♦ наказать себя и выразить ненависть к себе (вероятно, чаще встречается у ПЛ, переживших насилие);

♦ доказать, что они не такие «плохие», как им кажется;

♦ снизить напряжение и тревогу;

♦ взять боль под контроль;

♦ вернуть ощущение реальности происходящего;

♦ почувствовать себя «настоящими»;

♦ облегчить эмоциональную боль, разочарование и другие негативные чувства за счет переноса внимания на физическую боль;

♦ сообщить об эмоциональной боли другим и тем самым попросить о помощи.

Вот что сами ПЛ рассказывают о самоповреждении:

♦ «Честно говоря, думаю, я делал это, чтобы кто-то заметил, как мне нужна помощь».

♦ «Когда я себя режу, не надо объяснять, как мне плохо. Я могу это показать».

♦ «Когда я злюсь на кого-то, мне хочется его уничтожить, убить, причинить этому человеку боль. Но я знаю, что не могу этого сделать. Поэтому я вымещаю злость, когда режу себя или выдираю волосы. На какое-то время это помогает почувствовать себя лучше, но потом мне становится за себя стыдно, и я думаю, что не следовало так делать».

♦ «Когда насилие со стороны отца прекратилось, мне пришлось восполнять внезапно исчезнувшую боль самой».

♦ «Для меня шрамы – лишь внешнее отображение того, что делали мои родители».

Самоповреждение бывает запланированным и импульсивным. Оно может осуществляться преднамеренно или бессознательно, когда человек словно в тумане и не понимает, что делает. Боль в процессе самоповреждения ощущается не всегда. Некоторые скрывают следы, нанося себе раны только в местах, которые обычно скрыты одеждой. Некоторые даже учатся самостоятельно зашивать раны, чтобы не обращаться за медицинской помощью и держать происходящее в секрете. Другие более открыто говорят о результатах самоповреждения – вероятно, это их способ просить о помощи или форма трансляции переживаемой боли.

Самоповреждение способно превратиться в зависимость вроде курения; порыв причинить себе боль может быть таким же сильным, как желание курильщика достать еще одну сигарету.

Люди с ПРЛ зачастую прекрасно понимают, почему вредят себе. Но интеллектуальное понимание не помогает прекратить самоповреждение. Эти действия могут превратиться в зависимость вроде курения; порыв причинить себе боль может быть таким же сильным, как желание курильщика достать еще одну сигарету.

Не все люди с ПРЛ занимаются самоповреждением или пытаются себя убить – это заблуждение. Многие высокофункциональные ПЛ так не поступают. Однако ПЛ, которым свойственно самоповреждение, чаще других обращаются за профессиональной помощью.

6. АФФЕКТИВНАЯ НЕСТАБИЛЬНОСТЬ, СВЯЗАННАЯ СО ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ РЕАКТИВНОСТЬЮ НАСТРОЕНИЯ (НАПРИМЕР, ЯРКО ВЫРАЖЕННАЯ ЭПИЗОДИЧЕСКАЯ ДИСФОРИЯ, РАЗДРАЖИТЕЛЬНОСТЬ ИЛИ ТРЕВОГА, ОБЫЧНО ДЛЯЩИЕСЯ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ, РЕДКО – НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ)

Большинство людей пытаются предпринять какие-то шаги по улучшению самочувствия, когда им плохо. Кроме того, они в определенной степени контролируют влияние настроения на отношения с другими. Людям с ПРЛ это дается тяжело. Их настроение может меняться от гнева к подавленности, от подавленности к раздражительности, от раздражительности к тревоге – и все на протяжении нескольких часов. Такая непредсказуемость выматывает не-ПЛ.