Цветок Пустыни

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

"Погибший Эдем"

Полдень. Горячий воздух легкими потоками кружил вокруг моего тела, пытаясь коснуться кожи в оголённых местах. Стоит ли говорить, что у него ничего не вышло? Солнце тоже меня не щадило. Его лучи, подобно штыкам, пытались пронзить мои своеобразные доспехи из всякого шмотья и тряпок, которые я смог раздобыть. Моя форма была уничтожена местными условиями и не самой мягкой посадкой на планету. Скажу так, мой корабль снова уже не взлетит. Ох уж эти песчаные бури.

Сложно представить, что в такой знойный день я буду укутан в дряхлые и пыльные обноски. Однако, это была вынужденная мера. Без них все было бы намного хуже. Моё сознание и организм трепетно метались туда-сюда, в поисках спасения, но его нигде не было.

Огромная безжизненная пустыня – прекрасный вид будущего некогда великой цивилизации. Этакий памятник злобы, гнева и бесконечной завести, который теперь простирается по всей этой бедной планете, тихо напевая о прошедших событиях забытого времени. Честно говоря, хочется ему подпевать, но не от красоты звучания, а от чистого сожаления (сказал гуманоид, полностью испачканный пылью). Хочется подхватить этот мотив, чтобы сказать ушедшим

«– Слышите? Мы ещё помним о вас!»

Даже удивительно, как мир может измениться за такой короткий промежуток времени – несколько дней. Это несомненно ужасно. Красивые поля зелени, линии рек и пятна озер – старый образ этих земель из моих воспоминаний, что отдают горечью в памяти. Но некоторые моменты я вспоминаю с сухостью. Зачем же я вспомнил о воде? Теперь ужасно хочется пить.

Сложно сказать, что тут произошло. Моё прибытие было позже развернувшихся здесь событий. Если выражаться метафорами, я турист, которому забыли выдать туристическую программу, но это так, сравнение, притянутое за уши. Мои коллеги, свидетели этого, несомненно, ужасного события, не смогли мне ничего рассказать, ибо их собственный прах оказался сравнен с землей. Единственное, что могу сказать насчёт этой ситуации, произошедшее не на шутку их напугало, что не удивительно. Смерть настигла их настолько быстро, что на лицах застыл ужас и страх. Очень похоже на последствия ядерного взрыва. Не хотелось бы описывать их жуткие и высохшие тела и лица, которые были лишены глаз и волос. Но, извините, такое держать в себе может только безумец! А я в этот клуб ещё не планирую. Не сейчас.

Да и вообще, вся эта затея мне сразу показалось сомнительной. Создание очередной разумной жизни на лучшей планете-колонии это неоправданный риск! Учитывая, что многие проекты не были ещё до конца доведены и результат может себя не оправдать, Совет явно не отдаёт себе отчёта в том, на что он тратит наши ресурсы. Может, стоило бы их назвать тем самым клубом, который я упомянул чуть ранее? Конечно. Обычный инспектор исследовательских станций в таких ситуациях мало чего может сделать. А если быть более конкретным, то – ничего. Однако, сожалеть о своём низком титуле и невозможности уже нет, как и смысла оправдывать себя. Если бы мне действительно хотелось, то нашлись бы силы – это предотвратить. А так, к глубоком сожалению, мы имеет то, что имеет – пустота и разруха.

Насколько мне помнится, местную станцию, около которой мой аппарат потерпел крушение, я покинул около нескольких часов назад, но обращая внимание на ощущения, данная прогулка начинает вытягиваться в несколько дней. Местные виды настолько обширны и однообразны, что это начинает меня напрягать. Складывается впечатление, что ты впадаешь в вечность и если это продолжится и дальше, то я вряд ли вернусь обратно. По крайней мере, в здравом уме.

Кстати говоря о моих погибших здесь коллегах и моей должности. Эта планета не единственная "рабочая зона". В арсенале Совета их тысячи и даже больше – практически вся галактика, исключая несколько тревожных секторов, которые мы предпочитаем избегать. Однако, среди всего этого многообразия, только тут вышло сделать что-то стоящее. Радость от успеха очень быстро сменилось общим горем. О структуре моей работы говорить не стану, ибо мы утонем в море всяческих заумных формулировок и терминов, которые и я сам не до конца понимаю. Ох, ну зачем же я снова о воде? Иной раз хочется ударить себя за творческую часть своего естества. Однако, продолжим. Если говорить предельно коротко, есть объект, за который выступает планета и станция, которая изучает её. Погибшие здесь, являлись научными сотрудниками комплекса, который в теории я должен был проверить на наличие соблюдения протокола безопасности и на соответствие Регламенту. Если бы ситуация была кардинально иная, а обстановка более благополучная, многие сегодня бы получили бы просто небольшую кучку замечаний и предупреждений, касательно проводимых работ. Но, к большому сожалению здесь уже некому говорить, кроме меня. Да и мои цели после оценки ситуации немного поменялись. Чёрт возьми, цель!