Царство мертвых

Tekst
41
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Царство мертвых
Царство мертвых
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,89  25,51 
Царство мертвых
Audio
Царство мертвых
Audiobook
Czyta Иван Букчин
17,72 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Как ни удивительно, но это был первый высокоуровневый персонаж, встреченный мной на столичных улицах. В резиденции клана «Исчадия тьмы» таких хватало с избытком, но не в городе.

Я обратился за разъяснениями к Изабелле, и та лишь фыркнула.

– А им некогда без дел шататься, – со смешком пояснила она. – Те, кто на прокачку перса нацелен, в игру как на работу ходят. Да и опасно…

– Опасно? – опешил я. – Да ладно! Это же машины смерти!

– Любого убить можно, – возразила Изабелла. – Надо только постараться или собрать побольше людей. Многие специально охотятся.

– На кой?

– Опыт. Шмотки. Ослабить чужой клан. На заказ.

– На заказ?

– Представляешь, какие у них черные списки? Ты вон и то уже кровником обзавелся!

Я поежился.

– И что, можно реально человека заказать?

– Только деньги отстегивай! – усмехнулась Изабелла и предупредила: – У меня игровое время заканчивается. Провожу тебя до гостиницы и выйду. Завтра решим, как быть дальше.

Мы свернули в узкий проход между домами и не успели пройти и десятка шагов, как перед нами с громким хлопком открылся портал. И сразу гулко хлопнуло сзади! Я и глазом моргнуть не успел, а заполнившие переулок люди, эльфы и гномы уже наставили на нас мечи, алебарды, магические палочки и взведенные арбалеты. Оглянулся – там та же картина.

Приплыли!

Изабелла вмиг обернулась фурией, но не приходилось сомневаться, что победителями из этой схватки нам не выйти. Слишком серьезным было численное преимущество противника. Пусть это и не игроки, а наемные компьютерные персонажи…

И тут вперед выступил принц Юлиан, оказавшийся темным рыцарем аж восемьдесят девятого уровня. Темно-синие латы искрились от защитных чар, торчавшая из-за плеча рукоять двуручного меча белела демонической костью. Как по мне, в поддержке наемных бойцов ему никакой нужды не было, принц вполне мог порубить нас на куски и без посторонней помощи.

– Каждый – сам за себя, – предупредил я жрицу, намереваясь при первой же возможности скрыться в невидимости и унести отсюда ноги.

– Не дергайся! – рыкнула Изабелла и спросила: – Чего тебе, мальчик?

Поразительно, но своим язвительным обращением эльфийка угодила точно в цель. Принц явственно дернулся и захлопнул забрало в форме оскаленной тигриной пасти, скрыв от нас свое мужественное лицо с ямочкой на подбородке.

– Не играй со мной! – заявил он. – Просто отдай осколок!

– Так мальчик – грабитель?

– Деньги получишь в клановой кассе! Соглашайся или пожалеешь!

Изабелла рассмеялась.

– И ты не мог сказать это один на один? Мальчик боится женщин?

Я не утерпел и вставил свои пять копеек:

– Да он просто не знает, что с тобой делать! Эти советовать будут…

– Не хотел бегать за вами, вот и все! – процедил принц Юлиан и потянул из-за спины зловеще звякнувший сталью меч, явно намереваясь отыграться за свое смущение на мне.

Я предусмотрительно укрылся за спиной Изабеллы, тогда принц шумно засопел и прорычал:

– Последний шанс решить дело миром…

Его расчет был ясен как божий день – неожиданным появлением во главе наемников запугать эльфийку и вынудить ее отдать артефакт. Добровольно. Шансы взять осколок Сферы душ с тела жрицы были не слишком высоки.

Изабелла понимала игру принца не хуже меня и не смогла отказать себе в удовольствии залезть тому под шкуру.

– Мальчик любит доминировать? – проворковала она. – Плохой, очень плохой мальчик!

Принц нервно качнул двуручным мечом, и темно-синий, с черными рунами клинок мне категорически не понравился. Я ухватился за ошейник, готовясь сорвать его и скользнуть в невидимость, но Изабелла вдруг решила пойти на уступки.

– Хочешь осколок? – улыбнулась она, доставая артефакт. – А не боишься навлечь на себя гнев госпожи Багряной луны?

При виде сгустка призрачного света Юлиан дернулся, но на провокацию не поддался и оскорблять богиню не стал.

– Думаю, твоей госпоже нет никакого дела до этого скромного артефакта, – произнес он с нескрываемой издевкой, протянул руку и потребовал: – Дай сюда!

Изабелла дунула на ладонь, и белое сияние налилось неприятным багрянцем.

– Бери! Только пальчики не обожги.

Принц Юлиан отдернул руку и обиженно выругался:

– Дрянь!

– Бери-бери! – продолжила настаивать на своем эльфийка. – Только когда Сфера окажется собрана, без моей госпожи вам будет не обойтись!

Юлиан отвел взгляд от сгустка темно-красного свечения на ладони жрицы и на пробу махнул мечом, но разум возобладал над эмоциями, и он скомандовал:

– Уходим!

Наемники убрали оружие и потянулись из переулка. Принц направился вслед за подручными, лишь бросил на прощанье:

– Еще увидимся!

Когда он скрылся за поворотом, Изабелла с облегчением перевела дух и спрятала артефакт в инвентарь.

– Что ты сделала с осколком?! – потребовал я объяснений.

Жрица попятилась по переулку, словно ожидала возвращения принца, но на вопрос все же ответила:

– Его коснулась воля моей госпожи, – пояснила она. – Теперь никто не сумеет воспользоваться им без моего разрешения, но как только этот недоделанный принц поймет, что у него была возможность лишить преимущества конкурентов…

Мысль, что орава вооруженных до зубов головорезов может в любой момент вернуться, заставила потянуться к мертвому фениксу, и мир в один миг стал четче, ярче и много-много быстрее. Чучело стремительно несся над городом, и перед моим мысленным взором мелькали крыши домов, печные трубы и флюгеры. Каким-то чудом дохлый летун ни во что это не врезался, выпорхнул к каналу и уселся на один из фонарных столбов.

Принц шагал по набережной к мосту, наемники следовали за ним в некотором отдалении. Неожиданно из сгустившихся теней возникло несколько фигур в темных плащах с капюшонами, но стычки не случилось – это оказались лазутчики клана.

Чужой разговор доносился через восприятие феникса странно искаженным, но большую часть слов мне все же удалось разобрать, и я не удержался от смеха.

– Что такое? – дернула меня Изабелла. – Котик, умом тронулся?

Я тряхнул головой, обрывая ментальную связь с Чучелом, и пояснил:

– Выкрасть осколок подрядили команду воров, а принц спутал им все карты. Дали отбой.

– Серьезно? – не смогла скрыть удивления эльфийка. – С чего ты взял?

– Я же лич! Я еще не то могу! – самодовольно улыбнулся я и оперся о стену, пережидая, когда отступит головокружение.

– Котик, да ты полон сюрпризов! – хмыкнула Изабелла и дернула меня за цепочку. – Идем! Надо убираться отсюда, пока они не передумали!

4

До гостиницы добрались без приключений, а стоило только подняться в номер, и эльфийка тут же рассыпалась электронным шумом. Я немедленно сорвал с себя ошейник и с раздражением зашвырнул его в дальний угол.

На звон стальной цепочки из второй комнаты выглянул Нео и сонно спросил:

– Все хорошо?

– Все нормально. Спи! – отмахнулся я от пацана, но тут же передумал, вывалил на кровать трофейные амулеты и спросил: – Сможешь распознать?

– Конечно, дядя Джон! – оживился мальчишка. – Давайте попробую!

И он даже разобрался с несколькими простенькими оберегами, но основная часть моего улова так и осталась нераспознана. Расстроился пацан по этому поводу просто жутко.

– Дядя Джон, давайте использую силу феникса? – предложил он.

Я вздрогнул и быстро сказал:

– Нет! Не стоит. Остальное Изабелла посмотрит. Спи.

Нео шмыгнул носом и ушел во вторую комнату, а я взял подвеску Просветления, которая добавляла владельцу две единицы интеллекта, и попытался нацепить ее себе на шею, но не смог. Начал разбираться, в чем дело, и обнаружил, что комплект Мертвеца попросту не дружит с другими магическими изделиями.

Час от часу не легче!

Я выругался и кинул подвеску на кровать. Отошел к окну, уселся на подоконник и уткнулся лбом в холодное стекло. На улице было темно, лишь изредка мрак разрезали яркие магические всполохи. То ли развлекались подвыпившие колдуны, то ли отжимали чужое имущество лихие люди. Для кого-то метка убийцы лишь добавляла остроты игре.

Игре. Игре. Игре.

В игру можно войти и можно выйти. Когда выйти нельзя – это уже не игра, а жизнь.

Я легонько стукнул лбом по стеклу и понял, что запросто сойду за ночь с ума. Все это время я к чему-то стремился. Выбраться из «песочницы», отыскать вход в царство Мертвых, попасть в столицу… А сейчас просто жду непонятно чего. И это было невыносимо.

Выйти развеяться и зарезать пару игроков? Хорошо бы, но кто знает, как долго продержится метка убийцы? Не говоря уже о том, что зарезать могут и меня, а это чревато совершенно ненужными осложнениями. На фиг, на фиг. Уж лучше с «Душегубом» потренируюсь.

Я уже вытащил из-за пояса костяной серп, когда с улицы донесся отголосок хриплого карканья. Я рассмеялся и мысленно потянулся к своему мертвому питомцу. Полетаем!

Изабелла вернулась в игру, когда уже перевалило за полдень. К этому времени я окончательно извелся и ходил кругами по комнате, не зная, чем себя занять. К окну не хотелось даже подходить из-за светивших в комнату солнечных лучей. Яркий свет раздражал, а после того, как полночи летал над городом в обличье мертвого феникса, тошнило и кружилась голова. Мысли путались, ломило виски и затылок.

Невесть с чего вспомнился вчерашний разговор с содержателем гостиницы, и я принялся гадать, кто контролирует темную сторону этого мира: дизайнеры или технари. Но когда спустился за едой для Нео, в обеденной зале меня встретил незнакомый парень. Марк был вне Сети, пообщаться с ним не получилось.

Буфетчик выслушал мой заказ и отправился на кухню, а я перегнулся через стойку и сунул под плащ первую попавшуюся бутылку. Жулик я или кто, в конце концов? А что воровать нехорошо – так не беда, еда и напитки входят в стоимость номера. Удачная кража принесла десять очков опыта, и наверх я ушел, вполне довольный собой. Но стоило только отхлебнуть виски, как меня скрутил столь жуткий спазм, что пришлось повалиться на кровать, пережидая, пока расслабятся мышцы и перестанет жечь глотку. Алкоголь мертвецам оказался категорически противопоказан.

 

Слезы перестали катиться из глаз минут через пять, тогда-то в комнате с тихим хлопком и возникла Изабелла.

– Умеешь ты, котик, в неприятности влипать! – с ходу заявила она, изрядно меня тем самым удивив.

Я кинул взгляд на бутылку на столе, но нет – жрица на выпивку даже не посмотрела.

– Теперь-то что случилось? – простонал я тогда.

– Вкладку с видео открывай, – распорядилась Изабелла, меж бровей которой залегла глубокая складка. Сейчас она напоминала ветеринара, решающего, усыплять ему скотину без промедления или дать еще немного помучиться.

Вкладку с видео?! За время безвылазного нахождения в игре я так свыкся с виртуальной реальностью, что начал понемногу забывать о существовании игровых сервисов и давно не заходил даже на форумы.

Глаза эльфийки опасно сощурились, и я поспешно сказал:

– Открыл уже! Открыл! Дальше что?

– Ищи канал с лучшими реплеями. Открывай подборку за сутки. Ты в топе.

– Я?! Что за бред?

Но Изабелла не ошиблась. В числе самых популярных повторов вчерашнего дня и в самом деле оказался ролик с моим участием. Четверть миллиона просмотров обеспечили ему аж третье место.

В видеонарезку вошел удачный выстрел, которым дроу-лучник подбил мертвого феникса, и мой ответный удар. В немалой степени успехом заурядный игровой эпизод был обязан броскому заголовку. «Светлый наказал темного у башни Тьмы», – назвал ролик разместивший его пользователь.

Посвященный ордена Серебряного феникса с одного удара убивает темного и спокойно уходит. И это происходит не где-нибудь, а в окрестностях башни Тьмы! Вот черт! Но окончательно проникся я ситуацией, лишь пробежавшись глазами по комментариям. Угрозы найти и разобраться от темных, как и слова поддержки от светлых мало заинтересовали меня, встревожило обсуждение фламберга. Хоть комплект Мертвеца и не вязался со светлым игроком, кто-то из фанатов игрового оружия быстро определил название меча и даже выложил его изображение из официального глоссария.

Дьявол! Если этот клятый ролик попадется на глаза Гарту, некромант сразу сообразит, где меня искать!

Четверть миллиона просмотров? Бли-и-ин…

Я беззвучно выругался и спросил:

– А что это за тридцать семь тысяч сбоку? Пожертвования автору ролика?

– Нет, котик, – расплылась в фальшивой улыбке Изабелла, – это хейтеры скидываются на вознаграждение за твою голову. Половину заберет тот, кто прикончит тебя первым. Половину оставшегося – следующий. И так – до пяти раз.

Я нервно передернул плечами.

– Это вообще законно?

– Администрация одобряет все, что придает игре дополнительную… остроту.

– К черту! – выругался я. – Меня никто не узнает! Инкогнито! Серебряный феникс на груди у него, больше не знают о нем ничего!

Изабелла фыркнула от смеха, словно узнала оригинал переделанного мной стихотворения, но прежде чем я успел сакцентировать на этом внимание, спохватилась и напомнила:

– Котик, у тебя меч слишком приметный. Могут опознать.

– Плевать! – отмахнулся я. – Скажи лучше, что будем делать с осколком Сферы душ? К черту деньги, мне позарез нужно попасть в царство Мертвых! Просто позарез!

– Расслабься, котик! – усмехнулась эльфийка и принялась обрывать со своих куцых доспехов кожаный декор. – Пока ты дрых в своей уютной постельке, я сделала «Исчадиям тьмы» предложение, от которого они не смогли отказаться.

– Да ладно? – не поверил я собственным ушам. – Они берут нас в рейд?

– Нет.

Я разочарованно выругался и спросил:

– И чего ты тогда такая радостная? О чем ты с ними договорилась?

Изабелла потянулась потрепать меня по щеке, но перехватила хмурый взгляд и передумала.

– Во-первых, никто больше не станет на нас давить. Теперь это просто бессмысленно – осколок помещен в надежное хранилище. Во-вторых, «Исчадия тьмы» оформили опцион на выкуп артефакта. Если мы решим его продать, они первые в очереди.

– Но мы не собираемся его продавать!

Изабелла только фыркнула.

– Ну разумеется! Уверена, рано или поздно мы продавим свои условия.

– Зачем тогда понадобился этот опцион? – нахмурился я.

– Котик, ты плохо соображаешь с утра! Еще не проснулся? – Изабелла глянула на меня с нескрываемым раздражением, но все же снизошла до объяснений: – «Исчадия» уверены, что никто из серьезных игроков не возьмет нас в рейд, а значит, рано или поздно мы выставим артефакт на аукцион. Теперь у них есть гарантия, что осколок не уйдет на сторону. Ну… если мы все же не сумеем уломать кого-нибудь другого…

– А мы не сумеем, – мрачно выдал я. – «Сыны Света» нас с тобой даже слушать не станут.

– Не станут, – согласилась с этим утверждением эльфийка. – Темную жрицу и лича в свою компанию они точно не возьмут. Но поверь, все переменится, когда гонка выйдет на финишную прямую. Когда «Исчадия тьмы» соберут девяносто семь процентов Сферы, они вспомнят о нас, уверяю тебя.

– И что, на темной стороне никто больше не собирает Сферу?

Изабелла покачала головой.

– Шансы могли быть у «Клинков хаоса», но они отошли в сторону. Все остальные – простые перекупщики и спекулянты.

При упоминании второго по влиянию клана темных я вспомнил о выписанной мне черной метке и достал серебристый диск, взятый с тела громовержца в Каменной Пристани.

– К слову, о «Клинках хаоса», – протянул я его жрице. – Сможешь распознать эту штуку?

Изабелла осторожно, буквально двумя пальчиками приняла у меня трофей, пригляделась к нему и сразу кинула на стол.

– Любишь ты, котик, собирать всякую гадость, – поморщилась она, брезгливо вытирая пальцы о покрывало. – Где ты взял эту штуку? Не знаю, какие на ней чары, но что они убийственные – это точно.

Я без лишних подробностей ввел жрицу в курс дела, и та недоуменно нахмурилась.

– Тебя включили в черный список клана из-за одного-единственного убийства? – покачала она головой. – Ерунда какая-то! Так дела не делаются. Только если ты не нарушил какие-то их планы.

– Значит, нарушил, – пожал я плечами и вывалил на кровать найденные в саркофаге амулеты. – Это трофеи из подземелья Мертвых. Делим пополам?

– Спрашиваешь! – усмехнулась Изабелла. – За опцион «Исчадия тьмы» отвалили нам десять кусков, тебе причитается четыре.

– Почему только четыре? – вскинулся я.

– Тысячу пришлось заплатить за аренду хранилища, – пояснила эльфийка. – Еще пятьсот монет я оставлю в счет защиты твоего черепа. Благотворительностью не занимаюсь!

– Ну и ладно, – не стал я мелочиться и указал на кровать. – Смотри амулеты, если разберешься с ними сама, не придется тратиться на распознавание.

– Да уж понятно! – фыркнула Изабелла и углубилась в изучение трофеев.

Я улегся на соседнюю кровать и уставился в потолок.

Рейд в царство Мертвых откладывался на неопределенный срок, и меня это совершенно не радовало.

5

Из всей кучи амулетов Изабелла не сумела распознать лишь три артефакта: изумрудную подвеску, перстень с крупным звездчатым сапфиром и кованый браслет из непонятного серого металла. Все остальное в большинстве своем оказалось начального уровня, но даже так, по словам эльфийки, мы вполне могли выручить шесть – семь тысяч золотых.

– При удаче эти три будут стоить еще столько же, – предположила Изабалла и надела цепочку, которая увеличивала расположение компьютерных персонажей. – Зачту в счет своей доли, – предупредила она меня.

Я кивнул.

Увы, но самому мне ничего полезного подобрать не удалось – комплект Мертвеца не позволил надеть ни кольцо Звезд, ни браслет Истинного огня. Первый незначительно увеличивал все основные характеристики, второй давал тридцать процентов защиты от ожогов. Мне бы они пригодились…

– Продавать будем на аукционе? – спросил я Изабеллу.

– Нет, сдадим оптом скупщику, – ответила эльфийка и встала напротив зеркала, любуясь собой. – На аукционе это барахло зависнет надолго, да и комиссию там снимают негуманную.

Жрица поправила цепочку и с интересом взглянула на меня.

– Как с кровообращением у личей?

– Никак.

– Бесполезный… – начала было Изабелла, но махнула рукой. – Ладно, пойду сдавать амулеты. Ты со мной?

Сидеть в гостинице было уже невмоготу, к тому же требовалось приобрести кое-какую экипировку, поэтому я поднялся с кровати и взял отставленный к стене фламберг.

– Да, иду.

– Нет, котик, – нахмурилась Изабелла. – Оставь свою ржавую железку в номере. По мечу тебя опознают в два счета. Забыл о ролике?

Я заколебался, но все же решил последовать совету жрицы и закинул за спину лишь черный орочий эспадон.

– Так понимаю, размер для тебя имеет первостепенное значение? – немедленно отпустила шпильку в мой адрес Изабелла.

– Это на продажу, – отмахнулся я.

Эльфийка ухмыльнулась и накинула на себя коротенькую накидку, в сочетании с которой ее куцый доспех смотрелся уже не столь вызывающе сексуально. Впрочем, если разобраться, так Изабелла выглядела даже более соблазнительно. Из-за некоей недосказанности, что ли…

Я открыл дверь, выпуская жрицу в коридор, и крикнул:

– Нео, мы ушли!

Мальчишка тотчас выглянул из второй комнаты и спросил:

– А можно с вами?

– Не в этот раз, – отказал я, захлопнул дверь и сбежал по лестнице вслед за Изабеллой.

Из гостиницы вышел с некоторой даже опаской. Было страшно. А кому бы не было? Из-за этого клятого ролика так и казалось, что вот-вот – и начнут тыкать пальцами! И ладно если только пальцами, а то и сталь меж ребер загонят… А умирать не хотелось. Умирать сейчас было чертовски… несвоевременно.

Это только игра? Ну да, ну да…

Без фламберга я чувствовал себя голым. Черный эспадон был немного длиннее и ощутимо тяжелее, и ко всему прочему – абсолютно бесполезен в бою. Воспользоваться им я не мог; случись какая-нибудь заварушка, придется рассчитывать только на костяной крюк, а «Душегуб» – оружие весьма специфическое. Толком к нему так и не приноровился.

Но прошли один перекресток, дошли до другого – и ничего, идем и идем. Прохожие на узеньких улочках встречались регулярно, и при этом никто из игроков не бросался в атаку с криками: «Да вот же он!» Взгляды встречных попросту соскальзывали с меня, улучшение «Инкогнито» оправдало себя целиком и полностью. Архиполезный навык, что и говорить.

Шагавшая первой Изабелла прекрасно ориентировалась в местных закоулках, вскоре она вывела меня к мосту, и пришлось посильнее натянуть на лицо капюшон, прикрывая от ярких лучей мертвые глаза.

– Долго еще? – спросил я.

– Почти пришли, – ответила Изабелла и зашагала через площадь, на дальнем краю которой толпилось десятка два игроков. Я слегка напрягся, но тем оказалось не до нас – они горячо обсуждали предстоящую вылазку и с нетерпением поглядывали на башню с золоченым циферблатом часов. Длинные стрелки замерли на без пяти минут час.

Мы свернули в боковой проход, и тут же резко, словно укол штыком под левую лопатку, сработало умение «Пристальный взгляд»!

Я в развороте расчертил воздух резким махом «Душегуба», но не попал. Вывалившийся из теней жулик замер на полушаге, и костяное острие промелькнуло у него перед лицом. В следующий миг вор удивительным образом извернулся и, прежде чем мне удалось нанести второй удар, растворился в сумраке проулка. Просто исчез.

Я мысленно потянулся к Чучелу, и круживший над крышами домов феникс промчался над улицей, но жулика уже и след простыл.

– Ловко, – пробормотал я, поскольку сам на такие финты был попросту не способен.

– И что это было? – нахмурилась Изабелла. – Тебя опознали?

– Не думаю, – покачал я головой, убирая крюк на пояс. – У него были пустые руки.

– Значит, карманник, – решила жрица. – Дело житейское. Идем!

Я смерил переулок настороженным взглядом, затем развернулся и поспешил за спутницей.

– Кстати! – прищелкнул пальцами, нагоняя эльфийку. – У меня навыки застряли на пятнадцатом уровне. Что с этим можно сделать?

– На пятнадцатом? – снисходительно глянула на меня Изабелла. – Пройдешь обучение, откроется доступ еще на десять уровней.

– Что за обучение?

– Тебя скрытность интересует? – догадалась жрица. – Есть несколько школ, например, «Скрытники».

– А иначе никак?

– Обучать могут только мастера и подмастерья, – покачала головой Изабелла. – Для тебя это проблема, так?

Я кивнул. Проблема – не то слово. Никто не возьмется обучать мертвеца. И навык «Инкогнито» в этой ситуации уже не поможет. Ученик с закрытым профилем – это нонсенс.

Вот дерьмо! У меня столько очков не распределено, не раскидывать же их по ненужным навыкам!

 

Мы вывернули из глухого прохода на оживленную улицу, и там Изабелла сразу прошла в тенистый дворик с открытыми воротами. Вывеска на особняке гласила: «Оружие, доспехи, амулеты. Скупка и продажа».

Когда жрица распахнула входную дверь, продавец за прилавком встрепенулся и покачал головой.

– Госпожа Аш-Ризт! Увы, ни одна из ваших ставок по короне Хаоса до сих пор не сработала.

Эльфийка досадливо поморщилась и спросила:

– Старик здесь?

Продавец на миг задумался и после ощутимой заминки сообщил:

– Да, господин Ллойд на месте. Можете проходить.

– Отлично! – обрадовалась Изабелла и без стука толкнула внутреннюю дверь.

Господин Ллойд оказался алхимиком, отнюдь не старым, просто седым. И еще – он не был ни человеком, ни представителем любой другой известной мне игровой расы. Глубокие залысины открывали короткие рожки на лбу, кожа отличалась заметным голубоватым оттенком, а глаза слегка светились янтарным огнем.

Демон? Да хоть бы и так, мне ему душу не продавать.

При нашем появлении алхимик оторвался от гравировального станка и досадливо поморщился.

– Ну чего тебе, Изабелла? – горестно вздохнул он, оправляя лишенный всяких украшений рабочий комбинезон. – Я сразу говорил, что корону Хаоса так просто не купить! Ты даже близко не предложила реальную цену!

– Иногда чудеса все же случаются, – пробурчала эльфийка и остановила уже вскинувшегося алхимика. – Нет, не начинай! Я здесь не за этим. Хочу сдать товар.

– И чем тебя не устраивает Ульрих? – фыркнул Старик, явно имея в виду продавца, и посмотрел на меня через линзу цветного алхимического стекла. – Или товар такой горячий, что тебе понадобился охранник?

– Это… компаньон, – поправила алхимика Изабелла. – И нет, товар не горячий. Просто не смогла распознать несколько вещиц.

– Ну так выкладывай, дорогуша! Выкладывай! – потребовал алхимик, сгребая лежавшие на столе безделушки в верхний ящик. – Время – деньги!

Череп на посохе эльфийки под хруст позвонков развернулся и звонко клацнул челюстью, Старик наставил на него палец и заявил:

– Закрой рот, Роджер! Муха залетит!

Владелец лавки оказался игроком. Меня, впрочем, после знакомства с Марком это уже даже особо не удивило. Если уж на то пошло, отыгрывать скупщика краденого или кого-то в этом роде гораздо интересней роли содержателя гостиницы. И, полагаю, куда выгодней.

Изабелла отставила посох к стене и выложила на стол изумрудную подвеску, перстень с крупным звездчатым сапфиром и серый кованый браслет.

Подвеску Ллойд тут же брезгливо смахнул на пол.

– Убери эту гадость! – брюзгливо потребовал он.

– Какая муха тебя укусила?! – возмутилась жрица.

Старик отложил алхимическую линзу, поморщился и помассировал виски.

– Дорогуша, слышала о проклятии Ночного друида? – поинтересовался он с нескрываемым раздражением. – Убивает медленно, но верно, да еще после возрождения за снятие придется выложить кучу золота.

– Уверен?

– Попадалось описание в каталогах. Повезло, что примерить не захотела.

Изабелла фыркнула.

– Что я, дура?

– Падки вы на красивые побрякушки, – вздохнул алхимик, повертел в руках перстень и одобрительно кивнул. – Хорошая штука. Кольцо Интуиции. Но могут использовать только стихийные маги.

– Сколько дашь?

– С этим – к Ульриху, – отмахнулся Старик. – У него в голове калькулятор, он все посчитает.

Алхимик выложил перед собой браслет и замолчал, изучая чеканку через увеличительное стекло. Изабелла опустилась на шаткий стул, а я прислонился плечом к дверному косяку и принялся разглядывать обстановку комнаты. Та вся была заставлена книжными шкафами с толстенными пыльными томами, под потолком горел магический кристалл. Ни сундуков, ни товаров на продажу. И ни одного окна.

– Очень интересно, – озадаченно протянул Старик и полил браслет каким-то алхимическим реагентом. Металл зашипел и начал куриться белесым дымком.

– Эй, полегче! – забеспокоилась Изабелла.

Алхимик только фыркнул и протер артефакт ветошью. Гравировка от воздействия кислоты нисколько не пострадала.

– Гномье серебро, – сообщил Ллойд. – Полностью подготовлено к наложению рун, но пока это просто заготовка, магии нет. На аукционе дадут тысячу – полторы. С этим – к Ульриху!

Изабелла забрала со стола перстень и браслет, а я всучил ей и свои немногочисленные трофеи, добытые при одиночной игре: золотые слитки и несколько драгоценных камней. Мятый мифриловый наплечник и обломок кости Разрушителя гнезд доставать не стал, сомневаясь в их стоимости. Еще поднимут на смех…

– Только посчитай отдельно, – предупредил я эльфийку.

– И забери эту гадость! – добавил алхимик.

Изабелла взглянула под ноги и пинком сапожка отправила проклятую подвеску за дверь.

– А ведь была мысль примерить, – пробормотала она себе под нос, покидая комнату.

Тогда господин Ллойд уставился на меня.

– Вы что-то хотели, таинственный незнакомец? – спросил он и добавил: – У меня загруженное расписание!

Я опустился на освободившийся стул и спокойно сказал:

– Интересует комплект Мертвеца.

Алхимик посмотрел с нескрываемым интересом и как бы между делом заметил:

– Ваш меч – из другого комплекта.

– Меч на продажу, – ответил я. – Но он подождет. Что с комплектом Мертвеца?

Старик задумчиво кивнул, поднялся из-за стола и вытащил из ближайшего шкафа пухлый том в кожаной обложке с железными уголками.

– То, что есть в наличии или могут доставить в течение дня, – сообщил алхимик, кинув фолиант на стол. – Аукционных вещей здесь нет, только прямые продажи.

Я раскрыл том, а Старик подсказал:

– Нужный раздел – где-то в середине, – и вновь начал выкладывать на стол убранные при нашем появлении заготовки.

Книга оказалась самым настоящим каталогом: стоило лишь задержать взгляд на какой-либо картинке, и та моментально обретала глубину и объем. Здесь же стояли цены. Я решил, что с учетом сданных трофеев вполне смогу прикупить одну или даже две вещицы, вот только расценки в нужном разделе оказались в три-четыре раза выше мельком виденных до того.

Стальная корона Мертвеца оценивалась в двенадцать тысяч. Костяное кольцо – в тринадцать с половиной, а ледяные перчатки – и вовсе в семнадцать! Обдиралово натуральное! У меня таких денег и близко не было! Встречались там предметы и дороже, а на уникальные вещи цены и вовсе уносились за облака.

Некоторое время спустя мой взгляд буквально прикипел к невзрачной серой робе с капюшоном и коротким плащом, за которую просили четырнадцать тысяч золотых.

Тень Смерти.

Тени всегда окружают вас, пусть даже вы стоите прямо под солнцем. Они делают игрока незаметней для окружающих и помогают избегать ударов.

Скрытность: +3 %.

Уклонение: +1 %.

Ух ты, елки! Обычному некроманту этот плащ не дает никаких особых преимуществ, а вот лич за такую одежку душу продаст… снова. А лич-жулик? О-хо-хо, тут и говорить нечего. Такие бонусы!

Но четырнадцать тысяч?

– Хм… – прочистил я горло. – Какие-то у вас расценки недружелюбные. Другие комплекты существенно дешевле стоят.

– Другие? – хмыкнул алхимик, заглянул в фолиант и ухмыльнулся. – Вы смотрели разборные комплекты, а комплект Мертвеца – неразборный!

– Из-за этого такая разница? – усомнился я.

Старик страдальчески вздохнул и взъерошил седые волосы.

– Обычные наборы можно изменить в любой момент. Неразборные – нет, зато крайне невелики шансы, что комплект при гибели будет потерян целиком.

– В курсе.

– Поэтому части разборного комплекта стоят столько, сколько они стоит. Но если вещь относится к неразборному комплекту, покупатель доплачивает за то, что предмет свободен от обременения чем-то другим. Понятно объясняю? Не запутываю?

– Не особо понятно, – сознался я.

– Ну, к слову, – улыбнулся алхимик, – из-за ботинок ваша финальная сборка потеряет в стоимости примерно двадцать процентов стоимости.

– Что с ними не так?

– Это ведь Тихие ботинки, верно? Но этот комплект интересен только для некромантов. Это либо маги смерти, либо рыцари смерти. И тем и другим эти ботинки… – Старик замялся и позволил себе легкую ухмылку, – простите, никуда не уперлись. Теперь стало яснее? Если намешать в одну сборку разноплановые вещи – ее не возьмут даже за бесценок. А вот за сбалансированный комплект можно драть втридорога.

– Очень интересно, – поморщился я. – То есть искать дешевые предложения на аукционах не стоит?

– Какой суммой вы располагаете?

Я многозначительно указал на дверь, за которой скрылась эльфийка.

– Понятно, – вздохнул алхимик. – Тогда ждем Изабеллу, а пока, если не возражаете, вернемся к вашему мечу. – Он протянул руку. – Позволите?