Пари с последствиями

Tekst
18
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Пари с последствиями
Пари с последствиями
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,44  23,55 
Пари с последствиями
Audio
Пари с последствиями
Audiobook
Czyta Екатерина Мухина
18,42 
Szczegóły
Пари с последствиями
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Ты почему не отвечаешь на звонки?! – набросилась на меня с порога Нина. – Галь?.. – тут же испуганно замерла с ботинком в руке.

Меня же пошатывало, когда ковыляла к дивану, на котором и лежала, тупо глядя в потолок, вот уже… не знаю сколько. Я и дверь не хотела открывать, но испугалась, что соседи переполошатся. Да и так неистово ломиться в квартиру могла только Нина. Ее не впустить невозможно.

– Ты в курсе, что уже вечер? – с этими словами Нина включила в гостиной свет, а я зажмурилась да так и осталась лежать с закрытыми глазами.

Хорошо-то как! Ничего не видеть. Еще бы ничего не слышать.

– Уйди и дай мне спокойно умереть, – попросила я, не узнавая собственного голоса. Прозвучал он как-то по-могильному.

– Умрешь, лет через восемьдесят. А сейчас выкладывай! – Нина опустилась на диван, как я поняла по существенной его деформации.

Весу в моей сердобольной подруге было без малого сто килограммов. Ну и рост внушительный – метр восемьдесят. И в прошлом она капитан баскетбольной команды и мастер спорта, естественно.

– Ты не сняла ботинок, – открыла я глаза и окинула подругу взглядом.

Нина потрясала в воздухе ногой в ботинке – чертей гоняла, значит, как любит говорить моя мама. Вторая нога была босая, ну, то есть в аспидно-оранжевом носке. Цвет аж глаза резал. Но в этом Нина была вся – экстравагантная до мелочей.

– Ой, точно! – спохватилась она, стянула ботинок и метко запульнула его в коридор, видно, перепутав с мячом и корзиной. Ну да ладно, на это мне теперь тоже плевать.

– Галя, не заставляй меня прибегать к пыткам. Рассказывай, из-за чего собралась помирать, – нависла надо мной Нина.

– От меня ушел Кирилл, – спокойно проговорила я.

– Тоже мне горе! – тут же отреагировала Нина. – Я бы на твоем месте радовалась, что избавилась от этого придурка.

Выражений Нина не подбирала, особенно когда речь шла о моем бойфренде. Теперь уже бывшем. Она и раньше не переваривала Кирилла, о чем не упускала случая мне напомнить. Ну а теперь радовалась с чистой совестью.

– …И у меня скоро отберут эту квартиру, – даже не обратила внимания на ее слова. – Осталось только умереть.

Потому что платить за ипотеку мне нечем, а к маме, а вернее, ее второму мужу, я ни за что не вернусь. Ну и мне было дико жалко почти половины стоимости квартиры, да еще и с процентами, которую мы с Кириллом уже выплатили. Уходя, он мне милостиво подарил эти деньги. Но четко дал понять, что больше я на него рассчитывать не могу. Ну а на свой, пусть и не плохой, заработок я рассчитывать не могла. На жизнь его хватит, а на ипотеку – точно нет.

– Вот же, бл… муха! – выругалась Нина. – Об этом я не подумала. Как насчет реструктуризации долга?

– Это что? – проблеснула в моем мозгу заинтересованность.

– Ну, это когда пересчитывают проценты или открывают дополнительный кредит, чтобы перекрыть предыдущий… В общем, я тут не спец, но знаю, что такое есть. По этому вопросу тебе нужно наведаться в банк. Поплакаться, все честно рассказать им и умолять о помощи.

– Думаешь, сработает? – с надеждой посмотрела я на подругу.

– Уверена!

* * *

– Извините, но мы вам помочь не сможем. По-человечески я вас понимаю, но и вы нас поймите… Очень надеюсь, что к двадцать пятому числу вы найдете деньги, чтобы внести очередную плату. Иначе… – менеджер банка развел руками, глядя на меня по-щенячьи преданно.

На самом деле ему на меня плевать – это и ежу понятно. И проблемы мои его беспокоят не больше, чем зайца стоп-сигнал, к примеру. Ну а мне-то что делать? И как не разрыдаться на глазах у всех сотрудников и клиентов этого банка?

– Попробуйте обратиться в другой банк за потребительским кредитом. Кредитная история у вас положительная, может, и не откажут, – напутствовал меня менеджер, когда я уже мечтала поскорее оказаться на свежем воздухе.

В другом банке в кредите мне отказали, ссылаясь на мой непостоянный доход. Отказали и в третьем, и в четвертом.

Из банка я направилась прямиком в спортивный комплекс, где трудилась тренером Нина. А впереди маячило отчаяние, которому я всеми силами старалась не поддаваться.

– Так, это не полоса невезения, как ты выражаешься, а непруха обыкновенная, – умозаключила Нина. – И у меня есть идея!

– Какая?

Я сидела на скамейке в тренерской раздевалке и вяло наблюдала, как подруга возвращает себе человеческий облик. До этого я так же вяло следила за окончанием ее тренировки, а потом ждала ее после душа.

– Есть у меня один знакомый банкир…

– Нин, у тебя есть знакомый банкир? – оживилась я. – А почему же ты мне сразу про него не сказала. Знаешь, как унизительно выпрашивать кредит? Чувствуешь себя какой-то нищенкой.

– Галь, не сказала, потому что работает он охранником в одном крупном банке, – смутилась подруга.

– Банкир, говоришь? – невольно расхохоталась я. Эх, мне бы такое жизнеутверждающее чувство юмора. Казалось, Нина вообще не умеет унывать, вот и охранников мысленно возводит в топ-менеджеры.

– Ну, немного преувеличила, – согласилась Нина и тоже рассмеялась. – Правильный настрой – главное, не унывать, – тут же похвалила она.

Не унывать? Да было бы из-за чего! Подумаешь, парень бросил и квартиру скоро отберут. Заказов новых, как назло, уже вторую неделю нет. Деньги на расходы почти иссякли. И настроение – дерьмо. Ясное дело, что это не повод для уныния.

Пока добирались до банка, Нина рассказывала мне про своих кавалеров. Вот у кого отбоя от парней не было! Она нравилась мужчинам такая, какая есть – немного грубоватая с виду, крупная, с очень симпатичным лицом (особенно пленяли мужчин ее ямочки на щеках). Ей мужчины тоже нравились, наверное, потому и не могла остановить уже хоть на ком-то свой выбор. Встречалась много и со многими, оправдывала себя тем, что женщины не менее полигамны, чем мужчины. Оставалось только завидовать той легкости, которую она несла по жизни. Сама же я мечтала о семье – любящем муже и двоих детишках. Но видно, не судьба.

В банке, где работал охранником приятель Нины, мне тоже отказали в кредите. Нина же так рассвирепела, что едва не поколотила субтильного менеджера и велела тому самому охраннику, что смотрел на нее с нескрываемым обожанием, никогда больше ей не звонить.

– Нин, он-то тут при чем? – вздохнула я, когда мы обе уселись в мою машину.

Даже ее я продать не могла. Вернее, могла, конечно, но выручу за нее копейки, которых только и хватит, что на пару месячных взносов. Мне же нужно раз сто еще по столько, наверное. Да и как я буду без машины? Она меня отчасти кормила.

– Чтоб знал, – тряхнула волосами Нина.

Что знал, я предпочла не уточнять. И только в машине поняла, как ужасно вымоталась за целый день беготни по банкам. А результат нулевой.

– Галь, поехали ко мне, а? Кино какое-нибудь посмотрим, попкорном обожремся, – предложила Нина.

– Нет, Нин, я лучше домой.

Кино я и одна могу посмотреть. И точно не комедию. Выберу ужастик, да пострашнее, чтобы дрожать в темноте и зубами клацать. А потом буду лежать под одеялом с закрытыми глазами, боясь их открыть. Так, глядишь, и усну. Главное, пока не заходить в спальню, где все напоминает о Кирилле. И пусть в последнее время мы с ним часто ссорились, но я не думала, что он от меня уйдет. А у него, оказывается, уже пару месяцев как появилась другая, о которой он мне честно и сообщил. Не забыл даже добавить, что любовь ко мне у него, оказывается, давно испарилась, и жил он со мной, значит, по инерции. Интересно, какой сегмент занимало это время из тех трех лет, что мы были вместе? Но и этого я уточнять не стала.

Нину я подвезла до дому и отправилась восвояси. А еще через пять минут убедилась на собственном опыте, что не все в нашей жизни так просто, как кажется, что иногда и судьба встает на твою сторону и вовремя протягивает руку помощи.

– Галя, добрый вечер! – так поприветствовала меня соседка, квартира которой располагалась с моей на одном этаже. Я сначала даже удивилась ее звонку, да и звонила она мне до этого всего раз, когда я ждала сантехника, а дома остаться не смогла. Вот тогда я и дала свой телефон Ирине, попросив ее позвонить, когда придет сантехник, ну и впустить того в квартиру. – Ты где? – удивила меня Ира вопросом.

– Еду домой, – честно призналась.

– Ой, ну и отлично! У меня к тебе дело…

– Какое? – не сдержала я любопытства.

– Да я забегу. Ты когда будешь?

– Минут через двадцать.

– Тогда до встречи.

Я была больше чем заинтригована. Дело в том, что с Ириной мы даже не приятельствовали, и в гости она ко мне никогда не забегала по-соседски. Она была замужем и растила двух дочерей. Жили они довольно богато – в дуплексе, в двух трехкомнатных квартирах, одна над другой. Старшая дочь Ирины – тринадцатилетний подросток, так и вовсе вела себя высокомерно и хамовато. Она и не здоровалась со мной никогда. Ну а младшая еще ходила в сад – ребенок ребенком. Муж тоже попахивал снобизмом, внешне так точно. Должно быть, старшая пошла в отца. Сама Ирина, напротив, всегда здоровалась и приветливо улыбалась, но на этом и все, не считая того случая с сантехником. Ну и у нее, кажется, было свое ателье по пошиву женской одежды.

В общем, возвращалась домой я крайне заинтригованная. Даже умудрилась на время забыть собственные горести.

Ирина пришла, как и обещала, не успела я переобуться в тапочки.

– Извини, что беспокою, но я по делу, – с порога сообщила она.

– Проходи. Может, кофе или чаю?

Сама я дико хотела выпить горячего чаю – замерзла сегодня мотаться из машины и в машину. А к вечеру так и вовсе подморозило – конец октября нынче выдался суровым.

– Нет, спасибо, дорогая, но у меня еще куча дел.

– Ну ладно… – пробормотала я, когда поняла, что она и с порога не собирается сходить.

 

– Галь, ты же дизайнер по интерьеру? – приступила Ира к делу.

– Ну да.

Диплом у меня был дизайнерский, да, но, как таковым, интерьером я не занималась. Моя профессия была более узкая и отчасти духовная – я вдыхала в жилища жизнь, наполняла их всякими мелочами, после чего они становились живыми и понятными хозяевам.

– Отлично! Очень прошу тебя помочь одному человеку, – полезла она в карман кофты, а потом протянула мне визитку. – Важному человеку, – многозначительно добавила. – У моего благоверного с ним общие дела. Ну и он широко известная личность. В общем, там есть его телефон. Ты ему позвони… Он тебе сам все объяснит. Скажи, что от меня – я ему про тебя рассказывала. Ой! А время-то у тебя есть? – спохватилась Ирина.

– Найду, – важно отозвалась я, не разрушая иллюзию собственной занятости. А в душе уже ликовала новому заказу, надеясь, что тот будет еще и денежный.

– Очень хорошо! Ну, я тогда побежала?

– Спасибо, Ир! – спохватилась я и крикнула в распахнутую дверь.

– Не за что! Удачи! – бросила она через плечо и скрылась в своей квартире.

На визитку я посмотрела только в гостиной. Золотая и тисненная. Написано только: «Громов Игорь Дмитриевич». И еще номер мобильного. Все. Кто таков, чем занимается – об этом визитка умалчивала.

Громов, Громов… – плюхнулась я на диван. Уж не тот ли это Громов, про которого так часто говорят в городе? Ничего конкретного, больше грязные слухи. Но репутация складывается именно из слухов, и у того Громова она не очень.

Недолго думая, я обратилась к помощи Интернета, как делала всегда, перед тем как взять заказ. Поисковик сразу же выдал довольно скупую инфу именно про того Громова, о ком я и подумала. Бизнесмен, владелец акций многих компаний и хозяин баскетбольного клуба. С фото на меня смотрел довольно симпатичный брюнет. А вот выражение его лица показалось мне несколько надменным, словно людей вокруг себя он считал бесполезными и даже вредными букашками. Впрочем, детей мне с ним точно не крестить, а деньги, как известно, не пахнут. И именно они мне сейчас и были нужны. Размышляя таким образом, я набрала заветный номер, не откладывая дело в долгий ящик. Сначала слушала гудки, а потом раздался низкий мужской голос. Ну кто бы сомневался, что у таких субъектов голос с хрипотцой.

– Игорь Дмитриевич?

– Он самый. С кем говорю? – отрывисто поинтересовался Громов.

– Мне вашу визитку дала Ирина… – блин, а фамилии-то ее я и не знаю, – поздно спохватилась я.

– Вы дизайнер? – пришел он мне на помощь, и очень вовремя.

– Да! – радостно заверила его я.

– Завтрашнее утро у вас свободно?

– Да, – чуть менее уверенно отозвалась.

– В девять за вами заедет мой водитель.

– А как я его узнаю?

– Он будет на черном БМВ. Диктуйте адрес.

Я продиктовала, мы вежливо попрощались, и все. Означало ли это, что заказ у меня в кармане, понятия не имела. Но трезво рассудила, что утро вечера мудренее, и с чистой совестью отправилась смотреть ужастик.

Глава 2

Будильник я завела на два часа раньше назначенного времени, чтобы привести себя в порядок и выглядеть на все сто. Спала я на удивление, как убитая. И это после кошмаров, что насмотрелась на сон грядущий. Но даже во время вечернего киносеанса я думала о Громове и о предстоящей с ним встрече. Ну и молилась, как могла, чтобы мой профессионализм его устроил и он нанял меня на работу.

Особое внимание я уделила макияжу. Нет, я всегда подкрашиваюсь, когда выхожу из дома, но сегодня мне хотелось выглядеть не просто эффектно, а ухоженно. Именно для этого я первым делом нанесла на лицо маску, а уже потом занялась мейк-апом. Результат меня удовлетворил. Искусно подведенные глаза самой мне казались больше и глубже. А обычный серый цвет глаз приобрел некую таинственность в ореоле темной гаммы теней, где преобладал такой же серый. И моя природная бледность на фоне темных глаз смотрелась почти аристократично. Ну а губы я решила слегка тронуть блеском – придать им влаги, так сказать.

Из одежды я выбрала черное трикотажное платье по фигуре и до колена. Оно смотрелось и строго, и торжественно одновременно. А еще было под горло и защищало от холода. Ну и мои не самые пышные формы выгодно подчеркивало, конечно же. Ботфорты, полупальто «а-ля Франсе» с рукавом три четверти – и образ можно считать завершенным. Бросив на себя последний взгляд в зеркало, я подхватила сумочку и вышла из квартиры. На лестничной площадке повстречала ту самую вредную дочь-подростка Ирины. Приветствия не удостоилась, но оценивающим взглядом меня все же окинули. И на том спасибо! Надеюсь, увиденное ей понравилось, как нравится мне самой.

Из подъезда я вышла ровно в девять, ну и БМВ со стеклами, тонированными в хлам, меня уже дожидался. Как водитель понял, что я – это я, осталось для меня тайной, но, как бы то ни было, он выскочил из машины, чтобы распахнуть передо мной заднюю дверцу. Я же после короткого приветствия царственно поместила свое тело в машину. Не менее торжественно машина тронулась со двора, приглушенно шурша шинами.

Вскоре я поняла, что везут меня за город.

– Что именно мне предстоит увидеть? – поинтересовалась я, маскируя страх.

Только в машине и на приличном расстоянии от дома я вдруг сообразила, что ничего не узнала об объекте. А учитывая, что Громов мне все больше казался темной лошадкой, я поняла, что не знаю, чего от него ждать, как и не верю ему. И эти мысли породили во мне всяческие страхи.

– Новый дом Игоря Дмитриевича, – отозвался водитель. – Он за городом, в коттеджном поселке.

– Понятно. А хозяин?..

– Ждет вас там.

На этом наш короткий диалог закончился, и весь оставшийся путь мы проделали молча. Разве что водитель сделал громче музыку, которую я и вынуждена была слушать, хоть и терпеть не могу шансон, за редким исключением.

Коттеджный поселок, где обитали сильные мира сего, раскинулся в очень живописном местечке сразу за чертой города. Можно было даже сказать, что он еще в городе, хоть сам город разве что проглядывался с небольшого пригорка. А поселок был окружен хвойным лесом с вековыми соснами, уходящими верхушками в небо.

Мы медленно ехали по широкой аллее, по обе стороны от которой располагались симпатичные дома – стильные, ухоженные, с приусадебными участками. Несколько домов еще строились, но основная масса выглядела уже обжитыми.

Аллея вела к небольшому парку, как узнала вскоре, со скамеечками и скульптурами. А посреди парка раскинулось искусственное озеро, которое в это время года казалось несколько запущенным, но до ужаса очаровательным. Должно быть, летом в этом парке приятно прогуливаться и дышать хвоей. А еще тут были несколько фонтанов, которые сейчас тоже не работали.

Машина затормозила возле высокого бетонного забора, больше похожего на крепостную стену. За забором почти ничего не проглядывалось, разве что крыша дома.

– Сидите. Заедем во двор, – проговорил водитель, когда я сделала попытку выйти из машины.

И почти сразу же зашуршали металлические ворота, плавно распахиваясь и приглашая нас внутрь частной территории. Вот теперь мне картина открылась целиком.

На довольно большом участке стоял двухэтажный дом, наружная отделка которого подходила к завершающему этапу. Кроме самого коттеджа на участке еще имелись домик охраны – возле самого забора, и что-то типа гостевого дома, который показался мне очень симпатичным и вписывающимся в общую архитектуру. В отличие от большого дома, маленький выглядел вполне себе обжитым.

Свободной земли на участке было совсем мало, в основном тут царила тротуарная плитка. Мне сразу стало понятно, что огородники в доме жить не будут, и максимум, что тут будет расти, так это цветы или небольшие деревца. Но пока и этого не наблюдалось.

Я увидела здоровенного охранника, который вышел нам навстречу, когда мы въезжали на участок. Двое работяг облицовывали парадное крыльцо. Еще двое замешивали раствор неподалеку.

– А где хозяин? – поинтересовалась я у водителя, прежде чем выйти из машины, когда та затормозила возле крыльца.

– Должно быть, в доме, – пожал он плечами. – У них спросите, – и посмотрел на меня характерно, мол, ты собираешься валить отсюда, а то у меня еще куча дел?

– Спасибо! – вежливо кивнула я и распахнула дверцу.

Сразу же продрогла на небольшом ветру. Но тут, за городом, он ощущался сильнее.

– Доброе утро! Не подскажете, где мне найти… Игоря Дмитриевича? – не сразу получилось вспомнить имя Громова. А вот фамилия его прочно засела в моей голове.

Один из отделочников выпрямился и хмуро так посмотрел на меня. Аж не по себе стало от такого взгляда.

– В доме он – прораба освежевывает, – буркнул дядька.

– Что, простите? – не поняла я.

– Там ищи его, красавица, – ткнул мне рабочий на входную дверь. – Если сильно надо, – почему-то добавил.

Ну а поскольку мне это точно было сильно надо, я смело распахнула дверь и вошла в пахнущий цементом дом.

Я оказалась в большой комнате, что потом будет служить холлом, по всей видимости. Но сейчас это была просто коробка с черновой отделкой. И чтобы со временем эта коробка превратилась в подарочную, нужно будет сильно постараться. Кому-то… Оставалось надеяться, что этой кем-то стану я.

И где же хозяин всего этого чернового великолепия? Я прислушалась и различила голоса, доносящиеся до меня со второго этажа. Туда я и направилась. И чем отчетливее я их слышала, тем все больше замедляла шаг.

Разговаривали двое – мужчины. И у меня получилось даже урвать часть диалога.

– …Так положено по нормам…

– Я тебе что-то говорил про нормы? Кажется, я ясно дал понять, что и где хочу видеть. Ты же решил по-своему.

Если первый мужчина почти кричал, а еще сильно нервничал, то тот, кто отвечал ему, оставался, судя по голосу, совершенно спокойным. Наверное, это и был Громов, которого чем-то не устроила выполненная работа.

– Ломай и начинай все заново. Стоимость материалов вычту из твоей зарплаты.

– Но!.. Ничего я не буду ломать! Мы с ребятами уходим…

Повисла пауза, и я замерла, не доходя до двери. А потом снова прозвучал спокойный мужской голос:

– Иди. Но ты и копейки от меня не получишь. И найти тебе замену мне будет не трудно, как ты понимаешь. Подумай об этом. И чтобы завтра тут все было так, как я хочу!

Я и сообразить ничего не успела, как дверь распахнулась, и в коридор вышел мужчина. Да еще какой мужчина! Высокий, плечистый, подтянутый. Я сразу же узнала Громова, только вот почему-то думала, что он гораздо ниже и не такой… внушительный. Он же остановился и внимательно посмотрел на меня. Оглядел всю – от кончиков ботфортов до макушки. И при этом лицо его не выражало ничего.

– Вы дизайнер? – наконец заговорил Громов.

– Галина, очень приятно! – протянула я ему руку в знак приветствия.

Еще какое-то время он рассматривал мою ладонь, а потом все так же равнодушно изрек:

– Женщинам я руки не жму. Идите за мной. – Он развернулся и быстро начал удаляться от меня по коридору.

Подумаешь! А что тут такого – пожать женщине руку? При чем тут гендерная принадлежность, если речь идет о деле, а точнее, о найме на работу специалиста? Впрочем, работу эту мне еще только предстояло получить, как и зарекомендовать себя с лучшей стороны. Ну а на то, каков мой работодатель, в спину которого я сейчас глядела, в общем-то, плевать. Главное, чтобы не хамил и платил вовремя!

Путь наш оказался совсем коротким, и вскоре я переступила порог не очень большой комнаты с такой же черновой отделкой, как и все в этом доме.

– Что это будет, как думаете? – в лоб спросил меня Громов.

Довольно странный вопрос. Откуда же я знаю, что будет в комнате, которая сейчас представляла из себя голую неотделанную коробку. Но, когда спрашивают, следует отвечать. И тут главное – запрятать подальше эмоции. А еще лучше – добавить в голос толику лести. Но вот беда – этого как раз я и не умела.

– Кабинет? – сказала я первое, что пришло в голову.

С таким же успехом хозяин может устроить тут столовую, к примеру.

– Не угадали. Минус один балл, – на полном серьезе отреагировал Громов. У меня же брови готовы были взлететь на лоб, но и их мне пришлось приструнить.

– Минус один балл куда, извините? – сочла я нужным уточнить.

– В шкалу вашего успеха. Если минусов наберется три, то нам с вами придется распрощаться, – посмотрел на меня Громов в упор своими ледышками. – Здесь будет спальня.

– Вот как?

Ну а что еще я могла сказать, чтобы хоть как-то отреагировать? И мне было до ужаса обидно, что вот так вот запросто и ни за что мне влепили «кол». Да еще и с минусом. К чему все эти шарады и проверка на вшивость, если к моему профессионализму это не имеет никакого отношения. С этим мужчиной явно было что-то не так. Взять хотя бы тот факт, что за все время он ни разу не улыбнулся, тогда как я выдавила этих улыбок из себя не меньше десятка. Это же банальная вежливость, которой нас учат с детства. Но его, похоже, воспитывали несколько иначе.

 

– Эта комната и станет вашим испытательным участком. От того, какой вы ее сделаете, будет зависеть, приму ли я вас на работу.

– И какой же она должна быть?

Что-то он меня уже изрядно раздражал. Очень некстати вспомнила, как только что Громов распекал прораба. Неужели мне грозит что-то подобное?

– Такой, чтобы понравиться мне, – усмехнулся Громов.

Первое проявление эмоций, но почему-то меня это не радует. Усмешка – не улыбка, а лишь подобие, несущее в себе толику презрения. Как и ирония – не юмор. И сейчас Громов смотрел на меня с иронией, ожидая какого-то ответа.

– Какую цветовую гамму вы предпочитаете? – включила я специалиста, доставая из сумки блокнот.

– Умеренную.

– Я спрашивала про цвет. Какие цвета вы предпочитаете?

– А вы как думаете?

Час от часу не легче! Он точно не заигрывает со мной – с такими лицами, наверное, в далеком прошлом инквизиторы отправляли ведьм на костер. И он не шутит. Тогда что?..

Я окинула Громова взглядом. Мне пришлось это сделать, чтобы подметить все детали одежды на нем. Порой одежда может сказать о человеке многое. Но… по светло-голубым джинсам и темно-синему пуловеру ничего не скажешь. Разве что, сразу становилось понятно, что купил их Громов не на толкучке. Вещи на нем были пусть и не новые, но чистые и выглаженные. И на ногах, как назло, кроссовки, а не туфли. По туфлям я смогла бы определить хоть что-то. А кроссовки – они и есть кроссовки. Даже брендовые.

– Синий, черный, серый? – рискнула предположить я, заранее опасаясь очередного минуса в карму.

– Правильно, – после секундной паузы отозвался Громов.

Я аж дух перевела, стараясь сделать это незаметно. На этот раз пронесло, но что будет дальше? Как мне зарекомендовать себя с наилучшей стороны?

– Это холодные цвета. В такой спальне вам будет неуютно, – все же решилась я на комментарий. – В спальне должны царить теплые цвета – беж, золотистый, все оттенки зелени…

– Избавьте меня от этого! – перебил меня Громов. – Мои цветовые предпочтения вам теперь известны. Сколько времени вам потребуется, чтобы полностью сделать эту комнату пригодной для жилья?

– Сегодня я займусь эскизом…

– Никаких эскизов – сразу приступайте к работе.

– Как сразу? – изумилась я, хоть и мысленно просила себя этого не делать. – А если вам не понравится?

– Тогда вы заработаете еще один минус и все переделаете.

– Но так нельзя! Это сизифов труд получается.

С ответом Громов не торопился, и под его взглядом мне становилось все более неуютно.

– Вас ведь зовут Галина? – уточнил он.

– Совершенно верно.

– Так вот, Галина, здесь правила устанавливаю я. По той простой причине, что я хозяин, а вы наемный работник. Я приказываю, вы исполняете. Я плачу, вы отрабатываете. Но плачу я только за ту работу, которая меня удовлетворяет. Это понятно?

– Более чем, – отозвалась я, уговаривая свои зубы не скрипеть от ярости.

– Повторю вопрос: сколько времени вам потребуется? – посмотрел Громов на наручные часы с таким видом, мол, ты отнимаешь у меня слишком много дорогостоящего времени.

– Сколько рабочих будет в моем распоряжении? – уточнила, разглядывая кирпичную кладку. Лучше любоваться кирпичами, чем его хоть и красивым, но каменным лицом. В кирпичах и то больше жизни.

– Я нанял бригаду отделочников из шести человек. Прораб – седьмой. Сколько людей он вам сможет выделить, обсудите с ним лично.

Ладно, этот вопрос я буду обсуждать с тем мужчиной, которому недавно влетело, причем незаслуженно. Очень надеюсь, что хоть с ним мы найдем общий язык. С Громовым же… Чем реже мы с ним будем пересекаться на объекте, тем лучше. А мне нужно засучить рукава, чтобы работать быстро и качественно. И я не могу это делать привычным образом – начать работу с подробного эскиза. На него мне просто не дали времени.

– Сегодня мы закупим материал, а завтра начнем работы…

– Не пойдет, – в который раз перебил меня Громов.

Да что же это такое! Он же слова не дает мне сказать!

– Работы вы начнете уже сегодня. Рабочий день у вас с девяти до шести. Опоздания неприемлемы. Водитель в вашем распоряжении. Деньги у прораба. Естественно, подотчетные. Можете приступать.

«Как скажете», – подумала про себя, а вслух ответила:

– Хорошо.

– И вот что, – развернулся он в дверном проеме. – Планы изменились…

«Так быстро? – снова поползли вверх мои брови. Горазд же ты!»

– Мебель и всю остальную начинку для спальни я буду выбирать сам. Вы выступите в роли моего консультанта. Этим мы займемся послезавтра.