Обнажаясь для тебя

Tekst
3
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Обнажаясь для тебя
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

– Что ж, ваши пропорции и осанка нам подходят. Позировать вам нужно будет для трех классов – по субботам и двух – по воскресеньям. Урок длится два академических часа. Выдержите? – с улыбкой поинтересовался директор художественной школы.

– Вполне! Я выносливая, – кивнула Луиза. – Хотелось бы знать, сколько я буду получать?

Очень серьезная девушка, несмотря на яркую внешность и характер работы, на которую устраивается. Но именно это Касаткина и привлекло в ней сразу же – гармония несочетаний.

– За урок натурщицам мы платим… – и он назвал сумму. Не крупную, но и не самую маленькую. Для чего этой малышке деньги, понятия не имел, да и не его это дело. Но если для того, чтобы почувствовать собственную независимость от родителей, то должно вполне хватить. – Устраивает?

– Устраивает, – кивнула она без тени улыбки. – Есть еще нюанс… – немного замялась.

– Слушаю вас внимательно, – подался вперед Касаткин.

– Позировать я буду в маске.

– Вот как? – несколько удивился директор. – Ну что ж, ваше право. А нас интересует ваше тело больше лица, как вы понимаете, – добавил после секундного раздумья.

– И еще… могу я надеяться на то, что мои личные данные не станут известны больше никому, кроме вас?

– Обещать-то я могу, но если мы подпишем трудовое соглашение…

– Давайте обойдемся без этого, – перебила его девушка.

– Хотите работать неофициально?

– Да.

В принципе, это не проблема, и платить он ей может из черной кассы. Ну и в наш век Интернета и изобилия всяких продвинутых и не самых чистоплотных пользователей, стремление натурщицы сохранять инкогнито объяснимо и понятно, как ни крути. Мало ли всяких придурков, что захотят заснять ее на тот же мобильный и поделиться пикантными снимками во всемирной сети. А она еще молода и, судя по всему, планы на жизнь строит серьезные.

– Согласен! – снова улыбнулся Касаткин в надежде увидеть ответную улыбку. Но не дождался. – Сможете приступить к работе уже в эту субботу?

– Смогу. Спасибо вам и до субботы, – встала девушка со стула и разгладила складки на короткой юбочке-шотландке.

– До свидания, Луиза!

Имя у нее тоже красивое и необычное, под стать ей самой. Но и его он тоже не должен разглашать, коль уж обещал. Не проблема – тайны он хранить умеет, а найти хорошую натурщицу очень сложно. И эта девушка удовлетворяла его по всем параметрам.

Глава 1

Макар

Дверь в класс была закрыта. С чего бы это? Насколько Макар знал, Лариса не любила закрытые двери и считала, что художник – тот же артист, а значит, должен уметь работать на публике. Ну и Макару нравилось наблюдать за процессом рисунка с натуры. К выбору натуры Лариса тоже всегда подходила творчески, не ограничивалась банальными натюрмортами из фруктов или букетами цветов. Она даже собрала коллекцию статуэток, которые и предлагала ученикам изображать на холсте. Иногда они рисовали с живой натуры, но такое происходило редко и не потому что не было желающих поработать натурщицами, а потому что Андрей – друг Макара и директор художественной школы подходил к этому процессу довольно критически. У него были свои стандарты женской красоты, достойной кисти художника, и натурщиц он чаще браковал, нежели принимал на работу. Да и редко кто тут задерживался надолго – сидеть часами в одной позе, наверное, тяжело.

Любопытство взяло верх, и Макар тихонько приоткрыл дверь. Взгляд его проскользил по классу, уставленному мольбертами, и замер на небольшом возвышении. Бархатистая чистая кожа, не тронутая загаром. Поза нога на ногу – вроде и простая, но насколько изысканная. Босые и изящные ступни. Руки расслабленно покоятся на коленях, спина прямая. Чуть покатые, но не узкие плечи расправлены, а голова немного повернута в сторону, и подбородок чуть вздернут. Длинная тонкая шея, рыжеватые волнистые волосы забраны так, чтобы не скрывать великолепие шеи и плеч. Грудь… Удивительно красивая грудь – идеальной формы, не большая и не маленькая, с аккуратными темными сосками. Плоский живот, переходящий в бедра. И где-то там, меж скрещенных ног прячется нечто сокровенное, что остается только представлять…

Макар тряхнул головой, прогоняя оцепенение. Но откуда?! Откуда тут такое совершенство? И почему он не может рассмотреть лицо этого чуда? Ведь половину его скрывает самая обычная маска. Не уродует, нет, но нарушает общую картину, делая натуру незнакомкой, далекой от реальной женщины.

– Дорогие мои, сделаем-ка перерыв! – раздался громкий и немного властный голос, сопровождаемый хлопками. Макар чуть прикрыл дверь, чтобы не быть пойманным за подсматриванием. Он и раньше наблюдал за молодыми дарованиями, но сегодня отчего-то устыдился. – Нашей фее нужно передохнуть, – сообщила Лариса, подходя к возвышению. – Думаю, пятнадцати минут вам хватит? – с улыбкой обратилась к натурщице.

Та лишь кивнула, подобрала с пола белую ткань и закуталась в нее, оставляя открытыми плечи, щиколотки и ступни. Будущие художники принялись переговариваться, создавая в классе легкий шум. Но Макар не мог отвести взгляда от девушки, что легко спустилась с возвышения и скрылась за дверью, лишая его возможности и дальше любоваться ею. За этой дверью, как он знал, находится небольшая комната, где преподаватели придаются чаепитию в свободное от уроков время. Туда, конечно же, он отправиться не рискнул, то был закрытый для него мир – творческое закулисье, как он его называл. Подавив вздох разочарования, Макар отправился туда, куда и шел раньше, в кабинет Андрея, не сомневаясь, что тот не пустует. Художественная школа была у друга тем местом, где он проводил все свое время, даже по выходным. Она ему заменяла семью, которой и не было.

– Можно? – распахнул Макар дверь директорского кабинета и смело шагнул внутрь. – Как чувствовал, что ты тут.

Андрей сидел, закинув ноги на стол перед распахнутым настежь окном и дымил сигарой. Кубинской, поди, других не курит.

– А где мне еще быть? – хмыкнул Андрей и выпустил колечки дыма. – Как дела, Самон?

– Да вот, мимо ехал, решил завернуть к тебе. И увидел нечто особенное, – сразу же приступил он к делу.

С Андреем они виделись часто, чуть ли не каждый день, на предисловия можно не тратить время.

– И что же ты увидел? – новое колечко поплыло к окну.

– Твою натурщицу. Это нечто! – восторженно выдал Макар, восстанавливая в памяти образ обнаженной девушки. – Ты где такую откапал?

– Пришла по объявлению, – пожал плечами Андрей, аккуратно откладывая сигару в пепельницу и снимая ноги со стола. – Любишь ты обламывать кайф, Самон, – повернулся к Макару всем корпусом.

Самон – прозвище из детства. От фамилии Самонов. А с Андреем они выросли в одном дворе и ходили в одну школу. И не только общеобразовательную, но и художественную. Любовь к живописи их и сблизила когда-то. Ну а после школы Андрюха пошел учиться дальше – в художественное училище, а Макар решил оставить рисование на любительском уровне, а сам подался в институт и бизнес.

– Колись, кто она?

– Понятия не имею. А если бы и знал, не сказал бы, – усмехнулся Андрей.

– Это еще почему? – нахмурился Макар.

– Таково ее желание, а я, знаешь ли, уважаю право каждого на личные секреты.

– Она у тебя работает, а ты не знаешь, кто она?

– Именно! Натурщица просила не оформлять ее официально. Я согласился.

– Как зовут ее хоть знаешь?

– Знаю, но не скажу. Имя – это тоже часть личной информации. А значит, и эта часть является конфиденциальной.

– Андрюх, ну ты чего! Я же тебе не прохожий с улицы… – Макар все размышлял, стоит ли обижаться на друга за подобную скрытность.

– Не могу, Самон, не обижайся. Это дело чести, и я ей обещал, – развел руками Андрей.

– Не скажешь, значит? – прищурился Макар. – А я тогда возьму и прекращу финансирование твоей школы.

Не прекратит, и Андрей это прекрасно знал. Эта школа была их общим детищем, а Макар являлся еще и ее спонсором. Но они оба любили ее одинаково.

– Значит, так тому и быть. Буду искать другого спонсора, – кивнул Андрей и тут же предложил. – Чаю хочешь? Лариса мне тут заварила что-то экзотическое, а я еще не пробовал.

– Не хочу, предатель, – тряхнул головой Макар. – Да и некогда, в аэропорт опаздываю, за Ленкой.

– Ну вот и лети, сокол. У тебя есть Елена, нечего забивать голову натурщицами.

С другом они поговорили еще минут десять, а потом Макар раскланялся. И не хотелось никуда ехать, да Лена обидится, если он не встретит ее лично. Когда возвращалась из командировок, она не любила добираться до дому ни на такси, ни с водителем Макара, всегда настаивала, чтобы он приезжал за ней в аэропорт. Особенно напрягали такие поездки по выходным, когда можно отоспаться.

Луиза

– Ну вот, тут вас точно никто не побеспокоит. Пятнадцать минут тишины и расслабления я вам гарантирую. Хотите чаю?

– С удовольствием, если можно, – отозвалась Луиза, удобно устраиваясь в кресле и с наслаждением откидываясь на спинку.

Больше всего затекли спина и поясница. А впереди еще урок, который нужно выдержать и не опозориться. Ничего, выдержит, раз уж подписалась под такое. Не думала, что настолько тяжело будет первый раз. Великих трудов ей стоило скинуть с себя простыню перед двумя десятками пар внимательных глаз. Она ожидала смешков или каких-то колкостей, и очень обрадовалась, когда ничего такого не последовало. Ну а потом просто перестала думать, что позирует нагая, позволив мыслям унестись далеко от художественного класса и школы.

– Маску тоже можете снять. Сюда никто не войдет.

– Спасибо, но нет. Да и маска мне не мешает.

– Ну, дело ваше, – без тени обиды отозвалась коротко стриженная высокая блондинка, что представилась Луизе Ларисой – преподавателем художественного мастерства.

Луиза не стала представляться в ответ, решив хранить тайну до конца. И пусть Лариса ей понравилась сразу, но вряд ли они когда-нибудь станут подругами. Появляться она тут будет два дня в неделю на несколько часов, после чего будет снова возвращаться в реальную жизнь. Работу эту она выбрала из-за денег, случайно наткнувшись на объявление в газете. По возрасту подошла, ну а на свою фигуру Луиза никогда не жаловалась.

 

Пятнадцать минут пролетели быстро, но чай она выпить успела. Лариса на это время оставила Луизу одну, за что та ей была благодарна. Вновь войдя в класс и оголившись перед начинающими художниками, в первый момент Луиза замерзла, обдуваемая ветром из открытого окна. Заметив мурашки на теле натурщицы, и как съежились ее соски, Лариса поспешила закрыть окно. А в остальном урок пролетел без эксцессов, хоть и не очень быстро.

Покидала Луиза музыкальную школу через черный вход, получив предварительно плату за сегодняшний день. Первым делом, выйдя на улицу, она сняла простую белую маску с лица, а потом распустила густые каштановые волосы. Теперь в ней вряд ли кто узнал бы натурщицу, даже если встретился с ней лицом к лицу.

По пути домой она зашла в аптеку и супермаркет. Что еще ее подкупило в работе натурщицей, так это местоположение художественной школы – в квартале от ее дома. Для работы по выходным это очень даже удобно, не нужно тратить время на дорогу, его еще вдоволь остается на разные дела. Разве что, высыпаться не получится – первый урок начинался в девять утра. Но Луиза редко спала долго, даже по выходным.

– Пап, я дома! – прокричала она с порога, скидывая туфли и шлепая босиком на кухню. – Как у тебя дела? – на ходу громко поинтересовалась.

– Все хорошо, доча, читаю прессу, – донесся голос отца из зала.

Луиза уже давно научилась определять по голосу, как себя чувствует отец. С утра, когда она уходила, все было хорошо. Сейчас тоже. И мысль эта сразу же принесла успокоение.

Время заставляет свыкаться с самыми разными вещами. Вот так и Луиза за три года, с тех пор как отец уволился из автомастерской по состоянию здоровья, привыкла жить с ощущением тревоги. И пусть она ее гнала все время от себя, но та прочно поселилась в ее душе, не позволяя расслабиться ни на секунду. Даже по ночам эта тревога будила ее по несколько раз, чтобы выгнать из кровати и заставить прокрасться к спальне отца, постоять под дверью какое-то время, прислушиваясь к его дыханию. По дыханию она уже тоже многое научилась определять. Ну а сейчас отец находился в состоянии ремиссии, и жизнь Луизы потекла чуть более спокойно.

– Ты таблетки выпил? – крикнула она, выгружая продукты из пакета.

– Выпил-выпил, чего раскричалась, – раздался родной голос совсем рядом, и, обернувшись, Луиза увидела улыбающегося отца в дверях кухни.

– Вечно ты подкрадываешься, – рассмеялась Луиза, радуясь тому, что выглядит отец здоровым.

– Я там картошки начистил, поставил в холодильник, в воде, как ты велишь, – сообщил папа. – Кстати, как ты сходила? И куда?.. В институте же вроде у тебя сегодня занятий нет.

– Да, мне нужно было с Дашей встретиться, – быстро проговорила Луиза. – Насчет курсового… Все прошло хорошо! – бодро улыбнулась она отцу. – Раз ты начистил картошки, а я купила капусту, то сварю нам сейчас щи на обед. Ты как на это смотришь?

– Отлично смотрю! Твои щи похожи на мамины – такие же вкусные, – вздохнул отец.

Мама умерла, когда Луизе было шестнадцать. И остались они вдвоем с отцом. Он берег ее и баловал, как мог. А теперь вот, когда сердце его перестало справляться со всеми нагрузками и частенько пошаливало, настало время Луизы заботиться об отце. И она считала это правильным, радуясь в глубине души, что отец согласился уволиться с работы и оформить пенсию по инвалидности. Ей так спокойнее и ему лучше, как ни крути.

– Все! Иди отдыхай, занимайся своими делами. Позову, как приготовлю обед. Помощь мне не нужна, – прогнала Луиза отца из кухни.

Щи уже томились в духовке, как Луиза делала всегда, когда позвонила Даша. И да, это был мамин рецепт, которому она научилась еще в детстве – готовить щи на плите, а доходить оставлять в духовке.

– Привет! Как дела? – поинтересовалась подруга.

– Да все хорошо! Обед готовлю, – опустилась на табурет Луиза.

– Умница-девочка! Настоящая хозяюшка. А про вечер не забыла?

Забыла, конечно же, что сегодня день рождения Кирилла – парня Даши. Праздновать они его планировали в каком-то клубе, и Луиза была приглашена. Приглашение она получила давно и о подарке хоть позаботилась загодя. А то бы пришлось срочно нестись по магазинам.

– Помню! – с чистой совестью соврала Луиза.

– Океюшки! Тогда мы с Кирюшей за тобой заедем. К восьми чтобы была готова!

Глава 2

Макар

– Только не говори, что собрался уходить, – недовольно протянула Лена.

Она полулежала на диване в одной футболке и смотрела телевизор. А вернее, щелкала безостановочно каналами. Макара немного раздражала ее эта привычка. Ну выбрала бы себе уже что-то одно и интересное.

– Нужно съездить в клуб, проверить, как там дела. И тебя по пути заброшу домой.

– А может, я с тобой, в клуб?

– Лен, я еду работать, а не отдыхать. А ты еще с утра прилетела, а дома не появилась. Не хочу потом выслушивать от твоей мамы…

– Ну да, она может, – рассмеялась Лена и потянулась. – Уже три раза звонила. Ладно, пойду, тогда, одеваться, – легко подскочила она с дивана и упорхнула в спальню.

– Я буду в машине, выходи! – крикнул ей вдогонку Макар.

Под вечер поднялся ветер. Макар посмотрел на затянутое тучами небо и решил, что совсем скоро пойдет дождь. Да и пахло тем уже в воздухе, хоть день сегодня и выдался по-летнему теплым. Но он любил весенние дожди, да желательно с грозами. Вот только, к тому времени желательно успеть добраться до клуба.

Не успел – ливануло, когда он еще только ехал в клуб. И как следствие, пока бежал до крыльца, промок неслабо.

– Макар, ну ты бы позвонил, я бы вышла тебе на встречу с зонтом. Льет же как из ведра, – высказывала ему Маргарита – управляющая ночным клубом, которую Макар считал настоящим другом.

– Ничего, не сахарный, – чмокнул он Марго в щеку. – А вот ты что тут делаешь в такое время, да еще и в субботу? Из дома выгнали?

– Работа у меня такая, – развела Марго руками и рассмеялась. – Твое доверие оправдываю.

– Тебе его точно не нужно оправдывать. Тебе я доверяю, как себе.

И это было чистой правдой. С Маргаритой они дружили со студенческой скамьи. Тогда у них была большая и шумная компания. Чего они только вместе не вытворяли. Ну, как вместе, частенько без него, конечно, когда он был занят делами отца. Но все равно, это была его компания, и студенческие годы Макар вспоминал с теплом. Из его же компании за Дениса и вышла замуж Марго. А через год уже родила ему дочку. И это на пятом курсе. Как она все успевает, Макар и сейчас не переставал удивляться. Ведь с тех пор у них с Денисом родилось еще двое детей – мальчик и девочка погодки. И с тремя детьми Марго умудрялась оставаться отличной матерью и женой, как и незаменимой управляющей в клубе Макара. Как? Как у нее так получалось? Это оставалось для него загадкой. Но женщину эту он ценил на вес золота!

– Как дела? – поинтересовался Макар уже в своем кабинете, вытерев насухо волосы и переодевшись в сухую рубаху.

– Да все отлично! Народу тьма в такое-то ненастье. И пробудут они тут до самого утра – дождь зарядил надолго, – кивнула она на прозрачную стену, через которую отлично просматривался танц пол внизу. – Ты чего тут? Решил наведаться с проверкой?

– Нет. Надоело сидеть дома, – честно ответил он.

– Лена как?

– Лена нормально. Прилетела сегодня из Питера, отвез ее домой. Ну а сам сюда вот…

– Слушай, а почему вы не живете вместе? Извини, если лезу не в свои дела, – Марго включила чайник и повернулась к Макару.

А она красивая, и фигура у нее зачетная. И это с тремя-то детьми. И всегда так стильно одета, ухоженная… Если бы Макар не относился к Марго, как к другу, то пожалуй мог бы в нее влюбиться. Чисто гипотетически. Другом он считал и ее Дениса. А мысли сегодня такие лезли в голову из-за той натурщицы. Образ ее постоянно всплывал перед мысленным взором. От картинок этих Макар возбуждался, как вот сейчас. И как прогнать наваждение, понятия не имел. А еще не понимал, зачем ему лишняя головная боль. А таковая точно будет, потому что для себя он решил во что бы то ни стало узнать, кто же такая эта загадочная незнакомка.

– Вместе – это у меня, что ли? – уточнил Макар, развешивая куртку на спинке стула, чтобы просохла.

– Ну не с ее же родителями, – рассмеялась Маргарита.

– Не знаю… Мы как-то и не говорим об этом, – пожал плечами Макар.

С Леной они уже встречались три года без малого. Большую часть свободного времени проводили вместе. Но каждый раз после встреч она отправлялась домой, к родителям. Макар с ее родителями знаком не был, разве что, пару раз разговаривал с мамой Лены по телефону. Знал только понаслышке, что строгие они и следят пристально за нравственностью дочери. Ну и она тоже не стремилась к более близким отношениям. Наверное, все дело в разнице в возрасте. Он уже взрослый и состоявшийся. Она – вчерашняя выпускница юрфака, мечтающая о головокружительной карьере. Им было хорошо вместе, но ни один из них не хотел переходить на более серьезный уровень. Макар, в частности, дорожил своей свободой. И если уж быть до конца честным перед собой, то в качестве жены он Лену точно не видел.

– Что и странно, – сняла Марго чайник с подставки, разливая кипяток по чашкам. Она точно знала, какой чай любит Макар, крепкий и не сладкий. – Ты бы ей хоть квартиру купил, извини за прямоту. А то какой-то детский сад получается, – поставила она перед ним чашку и сама разместилась напротив.

– Да можно и купить, если она захочет.

Такая мысль ему тоже не приходила в голову. Интересно, а Лене та приходила? А она ведь гордая, Макар и об этом в ней знал, если и хочет свое жилье, то ни за что ему не признается. Надо поговорить с ней, – решил для себя Макар.

Когда Марго покинула его кабинет, предупредив, что через полчасика отправится домой, только даст распоряжение ответственному менеджеру, Макар развернулся к смотровому стеклу и принялся разглядывать веселящуюся молодежь. Это было его любимым занятием – наблюдать за танцующими, любоваться ими и вспоминать себя в этом возрасте.

Сколько им всем в среднем? От восемнадцати до двадцати пяти. Люди постарше в ночных клубах уже редкость. Да и раньше так было, разве что, одевались они несколько иначе, да музыка звучала другая – поживее что ли, не настолько клубная. Да и в его время это было редкостью. Не сами клубы, а его походы в них. Юность Макара досталась лихим девяностым, или он – им. Отец активно занимался бизнесом и сына привлекал к этому делу, чтобы сам лично увидел все с изнанки. Не до клубов ему было как-то. А потом уже время было упущено, да и бизнес сжирал все время, когда резко пошел в гору…

Как шикарно она двигается! Красиво и в такт странной музыке извивается всем телом. Нежно, плавно и совершенно не вульгарно. Аппетитная попка обтянута кожаными штанами. Короткий топ на тоненьких бретельках переливается всеми цветами и открывает пикантную полоску кожи. Спина ровная, талия осиная. Наверняка и животик девичий плоский и упругий… Танцующую Макар видел со спины. Как только заметил ее, так уже не мог отвести взгляда. Копна рыжеватых волос рассыпалась крупными волнистыми локонами по спине. Временами девушка их откидывала, открывая взору точеные плечи. Отчего-то захотелось оказаться рядом с ней, обхватить ее за талию, привлечь к себе…

– Ну все! Я домой! – шумно ворвалась в кабинет Марго, нарушая идиллию созерцания.

Макар отвернулся от стеклянной стены и посмотрел на управляющую.

– Завтра хоть позволь себе отдохнуть, – тепло улыбнулся женщине.

– Это как получится, – рассмеялась она. – И ты не засиживайся тут. Уверена, что ночью можно заниматься чем-нибудь поинтереснее, чем просиживать штаны в этом кресле, – подмигнула она ему. – Спокойно ночи, дорогой! – махнула ему рукой и умчалась с улыбкой на губах.

Ну вот, Марго ушла, и девушка с танц пола тоже исчезла. Сколько не выискивал ее Макар за столиками, так никого похожего и не нашел. А интерес не ослабевал, и тогда он решил просмотреть записи с камер наблюдения.

– Так не работает та камера, Макар Сергеевич, – сообщил ему охранник, когда Макар спустился в комнату охраны.

– Именно та? – невольно разозлился. Как это называется – закон подлости? – А почему не отремонтировали?

– Ремонтник придет завтра, поздно уже, – виновато отозвался охранник. – А что случилось-то? – тут же заметно напрягся.

– Да ничего не случилось, – махнул рукой Макар.

Просто сегодня у него тотальная непруха, а все девушки, попавшие в поле его интереса, почему-то не показываются ему по той или иной причине. Сначала эта натурщица, теперь вот танцовщица…

 

– Ну вроде да, все спокойно, – кивнул охранник.

За мониторами следил он один, двое ребят еще работали в зале. И за порядок Макар не волновался. Случалось, конечно, что кто-то из отдыхающих переберет и устроит разборки, но с такими его бойцы быстро разбирались, не применяя силу. В скандальных историях его клуб не был замечен.

– Ладно, поехал я… Если что, на телефоне.

В машине Макар задумался над предложением Маргариты. Отчего-то мысль купить Лене квартиру раньше не приходила ему в голову. А ведь идея не плохая – пора уже девочке зажить самостоятельно. Сама она не попросит – гордая, ну а у него есть возможность сделать ей такой подарок. Так почему бы нет? И поскольку еще не было поздно, Макар решил не откладывать дело в долгий ящик – набрал на мобильном номер Лены.

– Не спишь? – поинтересовался.

– Нет еще, валяюсь с книгой в постели, – с сонной улыбкой в голосе отозвалась она.

– Лен, а ты хочешь свою квартиру? – в лоб поинтересовался Макар.

– Ты это серьезно? – после паузы уточнила она.

– Вполне…

– Ушам своим не верю!

И тут он понял, что такая мысль, похоже, только ему в голову не приходила, а Лена уже об этом подумывала точно.

– Так да или нет?

– Конечно, хочу! – усмехнулась Лена.

– Ну тогда, можешь подыскивать себе подходящий вариант…

– У-и! – радостно взвизгнула она, но сразу же притихла. – Ты серьезно? – спросила полушепотом.

– Вполне, – улыбнулся Макар.

В сущности она еще ребенок, хоть и старается вести себя как взрослая. Вот и юристом считает себя наикрутейшим. И командировкам радуется, как подтверждению собственной значимости. А в душе все равно ребенок.

– Спокойной ночи, Лен, – проговорил Макар.

– Спок ночь, Самон, – отозвалась Лена.