Беглый жених, или Как тут не свихнуться

Tekst
12
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Беглый жених, или Как тут не свихнуться
Беглый жених, или Как тут не свихнуться
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 24,52  19,62 
Беглый жених, или Как тут не свихнуться
Audio
Беглый жених, или Как тут не свихнуться
Audiobook
Czyta Николь
11,89 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– В леса, подальше от городов. Мы и сейчас там живем, повырубать частично пришлось, правда… Но только там практически не осталось радиации, ну и маги наши постоянно обновляют защитный барьер.

– А у тебя есть семья? Мать, отец, браться, сестры?..

– Мы живем с отцом. Мать умерла, когда я был совсем маленьким. Я рос вольной птицей, – в голосе его послышалась усмешка.

– А сколько тебе лет?

– Двадцать семь.

Выглядит старше. Хотя, я и разглядеть-то его толком не успела.

Я бросила взгляд на часы и поняла, что если и дальше буду сидеть, попивать кофе и мирно беседовать с невидимым Василием, то рискую опоздать на консультацию. Все же, мне еще предстояло добираться до универа на перекладных.

– Мне пора собираться, – встала я из-за стола и убрала чашку в раковину.

– Если пообещаешь, что никому ничего не станешь рассказывать, выпущу тебя из дома, так и быть, – огорошил он меня. О том, что являюсь его заложницей, я успела позабыть.

– Так заколдуй меня, ты ж умеешь, – обозлилась я.

– Не хочу давить на тебя. Да и я против насилия, такова уж моя природа. И так вчера малость позверствовал, – раздался его смущенный голос. – Просто пообещай. Я тебе верю.

– Хорошо. Буду нема, как рыба, – да и ни один человек в здравом уме не поверит, даже если я захочу кому-то что-то рассказать.

Чувствовала себя не в своей тарелке, выходя из квартиры, закрывая дверь на ключ и понимая, что там, за нею, остался совершенно посторонний мне человек, который будет дожидаться моего возвращения.

Глава 3

Несмотря на то, что семестр уже закончился и началась летняя сессия, по универу все равно бродила толпа студентов. Все было как обычно – людно снаружи и внутри. И я, мысли которой были все еще дома, с Василием, влилась в эту толпу студентов, периодически напоминая себе, зачем вообще сюда пришла.

– Ксю! Ксюня!.. – ко мне неслась Лена – моя лучшая подруга и одногруппница. – Ну ты куда пропала?! Почему выключила телефон?.. Ты где была? Андрюха вчера часа три проторчал у тебя во дворе, ждал когда вернешься… Ау-у-у… Ксю!.. Ты меня слышишь? – схватила она меня за руки и как следует потрясла.

– Да тут я, тут, – стряхнула я ее руки. – Чего разоралась на всю ивановскую? – шикнула на подругу.

– Ну так, ты молчишь, вот я и ору за двоих, – хихикнула Лена, но тон сбавила. Она вообще у нас была самой громогласной. Ее даже с лекций выгоняли, когда шепотом разговаривала. – Так ты куда пропала?

– Да никуда я не пропала…

Лихорадочно соображала, что же можно наплести в свое оправдание. Если скажу, что так крепко спала, ведь не поверит, не в летаргию же впала. Навру, что была у родителей, тоже чревато. Зная дотошный характер Андрея, наверняка и туда звонил. Блин, теперь и с родоками объясняться придется. Ну Вася, ну подсуропил!

– Ты забыла, что я на вас обиделась? – осенило вдруг.

– Ты чего это? С дуба на кактус рухнула? – вытянулось у Лены лицо. – Это ты из-за карт что ли?..

Ну предположим, из-за вашего коллективного ополчения. Но что-то эту тему и дальше развивать не хотелось. Да и пора было отправляться на консультацию, которая вот-вот начнется.

– Лен, проехали… Пошли что ли?

– Ты иди, – оглянулась Лена, – а я Костю подожду. Он отъехал ненадолго.

Костя – парень Лены. И мне бы тоже нужно подождать Андрея, но по официальной версии мы все еще в ссоре, да еще и в какой, если учесть как долго я вчера его прокатывала, а по неофициальной – сейчас я меньше всего хотела его видеть. В голове была такая каша, что даже о химии, по которой через три дня экзамен, вообще не думалось.

Консультация длилась больше часа, а ни Лена с Костей, ни Андрей так и не появились. Но думала я не о них (ну не хотят учиться и не надо), все мои мысли были дома. Интересно, как там Василий? Вот чем он занимается в мое отсутствие? Дрыхнет? Книги читает? Или может смотрит телевизор?.. И как я могла оставить его дома одного. А с другой стороны, ну не тащить же мне его с собой на консультацию. Как представила, что на пустующем рядом стуле сидит голый и невидимый Василий, так сразу же смешно стало.

– Я вижу, Макарова, вам отчего-то радостно, – раздался голос Елены Викторовны – доцента кафедры химии. – Ну-ну… посмотрим, как вы будете веселиться на экзамене.

Ну вот, еще и засветилась. Сама виновата – нечего сидеть и хихикать. Эта грымза и так не любит девушек, а ты теперь еще и в черный список попала. А химия и без того не была моей сильной стороной.

Очень надеялась, что так и не встречу сегодня Андрея. Если позвонит, наплету что-нибудь про подготовку к экзамену и оттяну встречу еще на день. Но надежды мои рухнули в тот момент, когда заметила всю троицу на скамейке, в университетском парке. И прошмыгнуть мимо не получилось – Андрей сразу же увидел меня выходящей из корпуса и пошел навстречу.

– Привет! Оттаяла? – поравнялся он со мной и попытался обнять.

Мне достался самый красивый парень в универе – мечта многих девчонок. Уж чем он меня выделил из всех, не знаю, но порой меня так бесило вся та популярность, которой он пользовался, особенно, когда ему кто-то вешался на шею при мне. А он только смеялся и называл меня ревнушкой. Впрочем, за год, что мы встречались, ни в чем таком он замечен не был.

– Нет, – ответила я и попыталась увернуться от его объятий.

Но не тут-то было. Андрей схватил меня в охапку и заглянул в глаза.

– А может это я должен обижаться, что сбежала с турбазы, не предупредив? А потом еще и на порог не пустила… – конечно, должен. И для всех нас сейчас было бы куда как лучше, если б ты разобиделся вусмерть и не хотел меня видеть неделю минимум. – Ксю, я соскучился, – прижался он своим лбом к моему. – Давай уже прощай меня.

Он прижался к моим губам, и конечно же я растаяла. Поцелуи были моим слабым местом, особенно с Андреем. Он знал об этом и беззастенчиво пользовался.

– Я прощен? – снова спросил.

Конечно, прощен, чего уж там. Да о той ссоре, если уж на то пошло, я уже и думать забыла.

– Пошли уже, – потянула я его к лавке. – Хватит кормить любопытных.

На нас смотрели все, кто находился во дворе. И вроде не в первый раз благодаря Андрею я становилась центром внимания, но привыкнуть к этому не могла.

– Чего на консультацию-то не пришли? – спросила я, когда мы с Андреем присоединились к Лене с Костей на лавочке. Причем, меня Андрей усадил к себе на колени.

– Да ну ее! – махнула рукой Лена.

– Это им, да ну, – кивнула я на наших парней. Оба красавчики. Да у химички слюна капала, когда смотрела на них. – А нам с тобой больше трояка не светит. Ну мне так точно, – удрученно вздохнула.

– Да забей ты, Ксю. Ну сдадим как-нибудь. Я шпор напишу… Лучше зырьте, каких экземпляров мне удалось заснять для истории, пока вот этих ждала, – проговорила Лена, имея в виду Андрея с Костей, которые вечно опаздывали, и принялась копаться в телефоне. – Актеры что ли какие… причем в гриме… – бормотала она, а потом включила видео и сунула телефон нам.

Стоило мне только бросить взгляд на дисплей, как внутри все похолодело. Два здоровяка мне живо напомнили Василия. Одеждой! В точности такие же робы и мешковатые штаны, разве что другого цвета. А увидев сапоги со шпорами, последние сомнения, что тут были те самые следопыты, отпали. И морды у обоих такие хищные, и носами водят в разные стороны, словно к чему-то принюхиваются.

– Лен, а что они делали? – постаралась спросить я так, чтоб никто не заметил паники, что разрасталась внутри меня.

– Да ничего особенного, – пожала подруга плечами. – Просто ходили… Медленно так, присматриваясь ко всем. Они как будто искали кого-то.

– Нашли? – на всякий случай уточнила.

– Да не… Побродили тут и слиняли. А я вот засняла их для истории. Классные, да?

– Ага, классные, – согласилась я, думая о своем. – И они ни с кем не разговаривали?

– Кажется, нет, – пожала плечами Лена.

– А чего это ты так заинтересовалась? – нахмурился Андрей, глядя на меня с недовольством. – Придурки какие-то, качки.

– Ревнуешь, Андрюша? – рассмеялась Лена. – А мой Костик, вот, не ревнивый, – прижалась она к плечу парня. – Правда, милый.

– Я с тобой дома разберусь, – чмокнул тот ее в нос.

В отличие от нас с Андреем, Лена с Костей уже полгода как жили в месте , на съемной квартире. Мы же решили продлить букетно-конфетный период. Андрей жил с мамой, а я как-то и не настаивала, чтоб он переезжал ко мне. Меня устраивали и те пару дней в неделю, когда он оставался у меня ночевать. К семейной жизни я еще не была готова, да и Андрей ничего такого не предлагал.

– Я домой, – слезла я с колен Андрея.

– Я с тобой, – тут же поднялся он тоже.

– Нет, Андрюш! – выпалила я и уже мягче добавила. – Нужно заниматься, а с тобой у меня это не получиться, – прильнула я к нему и поцеловала в губы. – Боюсь, завалю химию, да и грымза на меня окрысилась сегодня. Созвонимся, ок?

– Давай хоть отвезу, – без явного энтузиазма предложил он.

– Не надо, Андрюш, я на автобусе. Созвонимся, – и ускакала.

Уже стоя на остановке и дожидаясь автобуса, написала Лене смс:

«Скинь мне видео, плз. Только Андрею ничего не говори».

И тут же оно прилетело без лишних вопросов. Оставалось надеяться, что Лена забудет про бугаев быстрее, чем решит поинтересоваться, зачем мне понадобилось это видео. Я же его просмотрела несколько раз, пока ехала до дому. С виду эти следопыты выглядели настоящими зверями. Даже Василий мне не показался таким страшным с первого взгляда. Как?.. Как они вышли на мой универ, скажите на милость? Неужто у них и правда настолько развита чуйка?

***

По пути домой зашла в магазин. Такого гостя, как Василий, нужно чем-то кормить. А ест он столько, что ого-го! Видела я, какие порции себе накладывает. Конечно, мышечную массу нужно поддерживать. Он еще тот бугай.

Накупив два пакета продуктов, я едва дотащилась до квартиры. И встречала меня гробовая тишина. Спит он что ли? Сгрузив продукты на кухонный стол, прошлась по комнатам, прислушиваясь к тишине. Если бы Василий спал, уж во всяком случае я бы улавливала его дыхание. А дышит он громко, даже похрапывает. Что же получается? Дома его нет?

 

Я опустилась на диван и задумалась. Что я чувствую? С одной стороны – облегчение. С его уходом исчезнут и мои проблемы. А в том, что они возникнут, если Василий будет рядом, я даже не сомневалась. С другой стороны – немного одолевал стыд, словно это я его выгнала. От мысли, что выгнала человека из параллельного мира, становилось совсем дурно. Куда он тут пойдет? Где станет прятаться от этих монстров? Да против них он настоящий агнец! Не фигурой – выглядит он не менее мощно. Внутренним настроем, который я уже успела немного изучить. Что-то мне подсказывало, что не было в Василии жестокости или злости. А у тех двоих на рожах все было написано.

Грустно вздохнув, я поплелась на кухню. Ну не пойду же я, в самом деле, рыскать по улицам в поисках голого невидимки.

Разделала мясо и поставила его тушиться. Начистила картофель и замочила в воде. Еще в магазине решила, что угощу Василия жарким, и мяса накупила на целый казан. А если он ушел, куда мне все это девать? Соседей угостить? Да и не в этом дело. А дело в том, что я даже немного грустила, понимая, что веду себя как идиотка, которая вместо того чтобы радоваться, пестует собственную грусть.

Говядина еще будет долго тушиться до готовности. Мне же ничего не оставалось, как отправиться готовиться к химии.

Билеты нам сегодня выдали. Открыла их на первом, вооружилась учебником по химии и удобно устроилась в кровати, подложив под спину подушку. Я знала – чтобы сдать этот экзамен, мне придется за три дня выучить учебник чуть ли не наизусть. Надеяться на шпоры, как это делала Лена, я не могла. Сроду не умела списывать. Даже когда готовила шпоры, трусила их доставать на экзамене.

Не лезет! Ничего не лезет в голову! Я даже застонала и повалилась на кровать, лицом вниз. Что ж я такая тупая-то в этой химии, а вернее в химиях. Знала бы, что на биофаке их столько, еще сто раз подумала бы поступать или нет на этот факультет. И Вася пропал… А ведь мысли о нем, беспокойство за него, еще как отвлекают, не дают сосредоточиться на учебе.

Я знала, что нужно делать! Намыть тазик черешни, которую прикупила по пути домой (хотела угостить гостя), помнится, жующий рот очень способствовал усвоению, когда готовилась к зимней сессии. А что может быть лучше черешни, которую я обожала. Розовую, крупную и сладкую.

Дело пошло веселее, и все эти атомы и молекулы органической химии под черешню не казались мне уже китайской грамотой. Так увлеклась процессом, что даже не сразу заметила, как черешня из моего тазика принялась всплывать в воздух и сразу же исчезать. Я как раз читала про подвижные атомы, пытаясь рисовать в голове картинку и почему-то парящие ягоды их мне и напомнили. В себя пришла от легкого чавканья, что раздавалось совсем рядом.

– Василий?! – осенило меня раньше, чем успела испугаться.

– Угу. Я, красавица. Вкусная у тебя ягода, хоть и диковинная, – и еще одна черешня выплыла из таза и исчезла в воздухе.

– Ты где был? – отложила я учебник в сторону.

– Гулял, осматривался, – прошепелявил он, не переставая жевать. – Соскучилась, Ксюшенька?

– Дурак ты, Васенька! И не лечишься, – ответила я в тон ему. – Как ты из квартиры вышел? Я же заперла дверь.

– Замки для меня не преграда. Отпираю, даже звука не издав. И ни единая дверь не скрипнет, когда отворяю ее. А вот ты почему-то злишься. И еще мясо твое скоро начнет гореть.

– Блин! – подскочила я на кровати и помчалась в кухню.

Ох, Вася! Спасибо тебе! Вовремя предупредил. Еще чуть-чуть, и мясо бы точно пригорело, отдав всю воду. А ему и протушиться-то осталось минут десять, и можно запускать картофель.

Я принялась резать картофель, боковым зрением подмечая, как в кухню вошли трусы, и стараясь не придавать этому значения, как и не пялиться на невидимого Василия. Черт дернул меня за язык попросить его надеть трусы. Я ж теперь только туда и могу смотреть – больше-то не на что. И не смотреть вовсе не могу – как тогда с ним общаться? И были бы еще нормальные эти трусы – семейные, например, в каких любит разгуливать по квартире мой папа. Так нет же, у этого пришельца стринги! Самые настоящие – с полосочкой в попе. Так и представила себе, как упругие ягодицы трутся друг о друга, когда он ходит… Тьфу ты, черт! О чем я только думаю! А о чем еще мне думать, если он вчера сам познакомил меня с анатомическими подробностями своего тела?!.

– Ловко ты орудуешь ножом, – голос Васи заставил меня дернуться, и конечно же, нож ловко скользнул на палец.

– Ай! Блин!.. Кто же под руку говорит?! – проскулила я, тряся пальцем, и с ужасом наблюдая, как из глубокого пореза начинает сочиться кровь.

– Дай сюда, – приблизились ко мне трусы и взяли за руку.

Моя рука утонула в его, и палец сразу же перестал болеть и пульсировать к моему удивлению. А потом Василий склонился над моей рукой и принялся что-то нашептывать. Тут я уже с ужасом наблюдала, как кровь останавливается, а рана затягивается на глазах. И еще через несколько секунд от пореза не осталось и следа.

– Как у тебя это получилось? – пробормотала я, не переставая разглядывать руку, которая все еще покоилась в мужской ладони.

– Целительная магия. Мужчины племени мерцающих все ею обладают.

– А женщины? – машинально вздернула я голову, пытаясь определить, в каком примерно месте находятся его глаза. Дико же я выглядела, должно быть, с блуждающим по его лицу взглядом.

– Женские гены не подверглись этой мутации.

– Зачем же ты тогда заставил меня обрабатывать тебе раны? Мог бы сам излечиться.

– Способности к самоисцелению у меня нет…

Что-то как-то голос Василия мне не понравился на последней фразе. Охрип он что ли резко? И почему так растягивает слова, словно мысли его заняты чем-то другим?

И тут он выпустил мою руку, но лишь для того чтобы обхватить мою шею и огладить по плечам и рукам, обжигая кожу своими гигантскими ладонями. Я аж задохнулась и непременно врезала бы нахалу, не убери он руки и не заговори.

– Какая же ты маленькая и хрупкая. Наши женщины повыше будут и покрупнее. У многих мышцы не уступают мужским. И тут у них поболее будет, – положил он руку мне на грудь.

Тут уж я взвизгнула и отскочила, не забыв прихватить нож. Ножом я еще зачем-то и принялась размахивать.

– Давай договоримся – руками ты меня не трогаешь! – гаркнула так, что аж стены затряслись, хотя к тому моменту тряслось все и у меня внутри. – Лапать будешь своих девок.

– Не лапать, а любоваться красотой.

– Любуйся, а руками не трожь! Понял?! – дернула ножом в его сторону.

– Смешная ты, – тихо рассмеялся Василий. – В красоте нет ничего постыдного. Я бы с удовольствием слепил твою обнаженную голограмму с натуры, а потом бы материализовал.

Господи! Он и это может?! Нет. Об этом я сейчас точно думать не буду, иначе рискую сойти с ума. Но не представить себе не смогла и тут же разразилась смехом, согнувшись пополам. Рука сразу ослабела и нож выпал.

– Что? Что тебя так насмешило? – недоумевал Василий.

– Да представила… ха-ха-ха… Что я с собой делать-то буду? Ха-ха-ха… Поставлю

посреди комнаты? Подарю родителям от любящей дочери?.. А-ха-ха… Или может сделаю надпись где-нибудь на животе «На долгую память» и преподнесу в подарок своему парню?..

Кажется, мой живот сейчас лопнет, сил смеяться уже не осталось.

– Говорю же, странная, – пробормотал Василий и покину кухню.

Ну точно стринги! – мелькнула мысль, когда различила едва заметную полоску. И новый приступ хохота напал на меня.

***

С этим Василием я обо всем на свете забыла. Как например, о том, что надо позвонить родителям. Ведь наверняка Андрюша поделился с ними опасениями, что их дочь куда-то пропала и на звонки не отвечает, дверь не открывает. Мама уже звонила, когда я сидела на консультации. А потом я отвлеклась и перезвонить забыла. Дома тоже было не до этого. Ну и как результат, нарвалась на гневную отповедь.

Разговор с мамой длился не менее получаса. Пришлось мне установить телефон на громкую связь и параллельно заниматься готовкой. Хорошо хоть Василий на какое-то время оставил меня в покое, в кухне не появлялся. При нем я бы не смогла так самозабвенно врать родителям.

Жаркое уже доходило до готовности в духовке, запекаясь до золотистой корочки, как я любила. Я дорезала салат из помидоров и огурцов. На столе уже стояла плетеная корзиночка с хлебом, ломтики сыра, разложенные веером на десертной тарелочке. Я поймала себя на мысли, что готова заниматься чем угодно, лишь бы не готовиться к химии. Хотелось даже пройтись с генеральной уборкой по квартире, а то и вымыть окна.

И интересно, где затаился Василий. Чем он там таким занимается, что его не видно и не слышно? Да и пора звать его к столу. Для кого я тут стараюсь. Хм… а для кого? Для человека, который перевернул мою жизнь с ног на голову? И мне это надо? Если честно, размышляя так, я и сама себя не понимала.

Василия я нашла в спальне. Он зачем-то листал учебник по органической химии, сидя на кровати.

– Обед готов, – сообщила я.

– Не удивительно, что ты не можешь усвоить все то, что тут написано, – потряс он учебником в воздухе и отбросил его в сторону. – Заумный слог, нагромождение информации…

– Даже ты это понял, – вздохнула я, а про себя подумала, что будь это хоть художественное произведение на химическую тему с яркой любовной линией, я бы все равно ничего не поняла.

– Пошли обедать, Ксюша. Запахи дурманят голову, мешают думать. А потом я помогу тебе выучить химию.

Хотелось спросить, как, интересно, и чем он мне собирается помогать? Читать вслух что ли? Но увидев злосчастные трусы, я развернулась и рванула в кухню первая. За три дня, что он собирается пробыть таким, я точно свихнусь, если Василий, конечно, не уберется из моей жизни раньше.

Раньше!.. Я замерла на месте и даже не сообразила, что сзади на меня налетел Василий, и руки его теперь покоятся на моих плечах.

– Почему ты остановилась? – спросил он, и от его дыхания шевельнулись волосы на моей макушке.

Я же без слов рванула к сумочке, вспомнив про видео, про следопытов. Ну вот о чем нужно думать, чтобы такая важная информация вылетела из головы? Собиралась же показать ему видео, как только вернусь домой!

– Смотри, – протянула я ему телефон и нажала на воспроизведение. Сама пошла на кухню – видеть эти рожи снова не хотелось. – Это они? – уточнила на всякий случай, хоть и не сомневалась уже, когда Васили вернул мне телефон, а сам уселся на стул.

– Да. Это братья Оленки, – голос его прозвучал задумчиво.

– Так зовут твою невесту? – спросила я, не поворачиваясь к нему, наполняя его тарелку жарким.

– Она мне более не невеста. И ее зовут Оленка, да.

– Что они делали в моем универе? – поставила я перед Василием полную тарелку.

– Меня искали, что же, – прям отчетливо представила, как он пожимает плечами, хоть уже и стала забывать, как он выглядит.

– А почему там, а не здесь, например? – спросила и сама же испуганно замолчала.

Василий не торопился с ответом, усиленно работая ложкой. Количество жаркого на его тарелке стремительно таяло. И не обжигается же. Я вот даже начать есть пока не могла – такое все было горячее, с пылу с жару, как говорится.

– Готовишь ты очень вкусно, – похвалил Василий, как съел уже добрую половину, не забывая прикусывать салатом. – Из тебя выйдет хорошая жена. И дома у тебя порядок.

– Хочешь поговорить об этом? – сыронизировала я, но Вася этого точно не оценил.

– О чем? – ложка с салатом зависла в воздухе.

– Ни о чем, проехали, – махнула я рукой, понимая, что наш юмор чужд ему. – Ты не ответил…

– Тут они меня не будут искать какое-то время, пока действует защитное поле, что я наложил на твой дом. Но надолго его не хватит. Силы одного мага недостаточно для более мощной защиты…

– Но в универе тебя же даже не было, – перебила я.

– Зато там есть ты.

– А причем тут я?

Василий шумно вздохнул, положил ложку и принялся объяснять мне, словно говорил прописные истины, которые я не могла не понимать.

– Я же тебе говорил уже, что у следопытов сильно развита интуиция. Даже я не знаю до конца, на что они способны. Но поиск – это то, чем они занимаются всю жизнь, постоянно совершенствуясь. А братья Оленки считаются в своем деле одними из лучших. Именно интуиция привела их в твой универ, как ты его называешь. Они почувствовали, что я как-то связан с кем-то, кто там учится. И очень скоро они поймут, что это ты.

– Как поймут?!.. – я даже выронила ложку и закашлялась.

Василий терпеливо ждал, когда я прокашляюсь. Мог бы и по спине постучать, чурбан чертов!

 

– Хочешь сказать, что совсем скоро они выйдут на меня?! – вперила я в него гневный, хотелось верить, взгляд.

– Совершенно верно, – спокойно отозвался он и принялся доедать жаркое.

– И ты так спокойно об этом говоришь?! – совершенно растерялась я. От жалости к себе из глаз готовы были брызнуть слезы. И губы предательски подрагивали. – Тебе все равно, что со мной будет? – тише добавила.

Невидимая рука Василия сжала мой кулак, лежащий на столе.

– Нет, Ксюша, мне не все равно, – проговорил он. – И я сделаю все, чтобы защитить тебя.