Мой первый встречный босс

Tekst
141
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Мой первый встречный босс
Мой первый встречный босс
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 18,19  14,55 
Мой первый встречный босс
Audio
Мой первый встречный босс
Audiobook
Czyta Людмила Шапочкина
10,40 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

1

Хорошее утро начинается с хорошего кофе. Да-да, именно с такого: двойного капучино. Мне повезло, лучший в городе кофе готовят в двух шагах от моего дома. И поэтому с утра мне достаточно выскочить из подъезда, пробежать сто метров, завернуть за угол – и вот она, моя любимая «Парижанка». И вот оно, мое любимое место у окошка. Я бросаю туда сумочку, чтобы никто не занял, и иду к барной стойке.

– Мне как обычно.

Бариста с улыбкой кивает, и воздух наполняется уютным жужжанием кофемашины.

И на этом хорошее утро заканчивается, потому что мой телефон заливается легкомысленной мелодией Моцарта. Совсем неуютной. Бабушка. Я помедлила, раздумывая, точно ли стоит снимать трубку. Может быть, потом скажу, что была в душе и не слышала? Впрочем, если не отвечу, спокойно попить кофе мне все равно не дадут, потому что она будет звонить снова и снова.

– Да, бабуль, – обреченно сказала я.

– Что-то ты, Настенька, вчера рано убежала, Боренька расстроился.

Я вздохнула. Боренька – это внук бабушкиной подруги. Эти две чудные пожилые женщины от нечего делать пытаются нас свести с тем же упорством, с каким заводчики редкой породы собак стараются повязать двух ни в чем не повинных особей.

Впрочем, в отличие от меня Боренька к ситуации адаптировался. Я его, кажется, не очень интересую, а вот бабушкины фаршированные перцы, наоборот, очень. И когда я вчера исчезла, сославшись на срочные дела, наверняка порадовался тому, что теперь ему достанется меньше меня и больше перцев.

С этим надо что-то делать.

– Бабушка, пожалуйста, не надо больше ужинов с Боренькой! – я старалась говорить мягко и вкрадчиво, но уверенно. – И фаршированных перцев не надо!

– Ну уж прости, – начала бабушка особенным тоном, и я поняла: утро насмарку. – Никаких других женихов у меня под рукой нет. А тебе, между прочим, уже двадцать семь. Это почти тридцать! И Боренька, может, твой последний шанс не остаться старой девой. Я о тебе забочусь.

– Не останусь я старой девой, – я начинала закипать. Мне очень хотелось сказать бабушке, что девой я не то что в двадцать семь, а в семнадцать уже не была. Но даже в порыве гнева не решилась нанести такой удар по ее моральным устоям. – Вот сейчас возьму и выйду замуж за первого встречного, только чтобы ты была спокойна!

Я бросила трубку и отключила звук в телефоне. Бариста подал мне кофе, и я резко развернулась. Пожалуй, резче, чем требовалось. Потому что нос к носу столкнулась с мужчиной в солидном костюме. Парень явно только-только вышел из барбершопа, постриженный, уложенный, у него на лице светилось: «Смотрите, как я хорош собой!»

– Я согласен! – с радостной улыбкой заявил мне мужчина.

– На что вы согласны? – не поняла я.

– Ну как же! Если я все правильно понял, вы только что пообещали бабуле, что выйдете замуж за первого встречного. А это вроде как получаюсь я. Так что я согласен. Можем назначить дату. Хотя… зачем нам дата? Я согласен прямо сейчас.

Я задержала взгляд на мужчине. Появись он передо мной в какой-то другой момент, я бы, пожалуй, даже сочла бы его привлекательным. Но сейчас его прекрасное настроение ну никак не резонировало с моим – не слишком прекрасным.

– А я нет!

Я обошла внезапно возникшее препятствие и направилась к столику, где одиноко лежала моя сумка, придерживая мне место. А вслед мне неслось:

– Что ж вы так, бабушку обманывать нехорошо. К тому же я точно лучше Бореньки!

Шутник выискался.

Кажется, утро из просто нехорошего превращается в категорически плохое. Я уселась на свое любимое место, сделала глубокий вдох-выдох, чтобы успокоиться, уставилась в окошко на пролетающие мимо автомобили и отпила из чашки.

Кофе был просто восхитительный, впрочем, как и всегда здесь. В нем всего в меру: и горечи, и терпкости, и аромата. Идеальный кофе. Так что, возможно, день будет не таким уж скверным.

– Лучший кофе в городе, – сказали у меня над ухом. – Приходится каждое утро полчаса сюда добираться, но это того стоит.

Я подняла глаза, и, конечно же, мой взгляд уткнулся в юмористического выходца из барбершопа. Он без разрешения плюхнулся за мой столик и теперь с любопытством меня разглядывал и даже пытался вести светскую беседу.

– Здесь полно свободных столов, а я вас не приглашала, – хмуро сказала я.

– Как же не приглашали? А это вот про замуж? Или что, сначала наобещала бог весть что, а теперь бросила? Говорила мне мама – не доверяй красивым женщинам. Поматросят – и бросят!

Демонстрация юмора не помогла, поэтому он решил прибегнуть к грубой лести? Это тоже не сработает. Я отставила в сторону недопитый кофе. Нет, все-таки день испорчен. Глупо было питать по этому поводу иллюзии.

– Счастливо оставаться, – сказала я своему внезапному «жениху» и вышла из кофейни.

Надеюсь, его сердце разорвется от чувства вины, когда он увидит почти полную кружку лучшего капучино в городе.

2

От неприятного типа была даже определенная польза. Теперь, выскочив из кафе, я злилась не на бабушку, а на него. В конце концов, она искренне желает мне добра. Ну в том виде, в котором может себе его представить. А этот!

На меня снова накатила волна раздражения. Таким лишь бы поиздеваться!

Я достала телефон из сумочки и включила звук. Совершенно ни к чему отправлять бабушку в игнор. Она вон перцы фарширует, а не отбирает у меня любимый кофе, как некоторые, и не портит окончательно новый день.

Но следующий звонок был вовсе не от бабушки. Звонила Юлька – моя закадычная подружка еще со времен медицинского колледжа. Впрочем, в последнее время мы видимся все реже и реже. Год назад она устроилась работать в жутко дорогую и престижную клинику – эстетическая хирургия, элита! И с тех пор наше финансовое положение стало слишком уж разным. А это значит, что и шопинг у нас разный, и кафе, и тренажерные залы… Зато вот поболтать, обсудить девичьи дела – это у нас все еще одинаковое! И сейчас она очень кстати! Потому что об этом набриолиненном негодяе с рекламной улыбочкой и ямочкой на подбородке мне точно есть что сказать!

– Салют, Юльчик! – бодро поприветствовала я подругу, уже предвкушая, как в красках стану расписывать жуткое утро. И гадкого типа.

Но излить раздражение мне не удалось.

– Пляши! – заявила Юлька раньше, чем я успела приступить к рассказу.

– Что? – не поняла я.

– Пляши, говорю! У меня для тебя новость, – судя по голосу, она сияла.

– Хорошая? – с сомнением спросила я.

Что-то в последнее время жизнь не радовала меня позитивчиком. Скорее наоборот. И хотя таким радостным голосом плохие новости обычно не сообщают, я на всякий случай не стала слишком надеяться.

– Лучшая!

Не может быть… Я замерла, не в силах поверить. Нет, она явно о чем-то другом…

– У нас в отделении освободилось место. И оно твое! – выпалила подруга, явно не в силах удержаться.

Ух ты!

Не может быть!

Это слишком хорошо, чтобы быть правдой!

Нет, Юльчик давно говорила, что постарается пристроить меня к себе. Только я воспринимала эти слова как фоновую музыку: то есть звучит и даже приятна слуху, но ничего особенного не значит.

Я, конечно, составила и отправила резюме лет сто назад, но ответа не ждала. Потому что слишком хорошо понимала, как непросто получить работу в таком хлебном местечке. А тут… Вот это поворот!

Что ни говори, а Юлькина новость – неплохая компенсация за недополученный кофе. Да вообще за всё! Я мигом забыла о противном «первом встречном», Бореньке и фаршированных перцах. А подруга уже деловито давала ценные указания.

– Сегодня же завези в отдел кадров документы, а вечером приезжай ко мне! Буду рассказывать сплетни, обрисовывать подводные камни и обозначать все, что надо знать молодому бойцу. Ну и праздновать, конечно! Но – умеренно. Завтра с утра ты должна быть свежа как майская роза. И готова к трудовому подвигу!

Так… А дел-то у меня немало! Для начала съездить на нынешнюю работу, уговорить, чтобы меня отпустили. Это будет нетрудно. А еще забрать все документы. А вот это – труднее. Потом собрать недостающие бумажки и доставить их на новую работу.

Мой энтузиазм пошел на убыль. Всем этим можно заниматься не один день. А если передвигаться пешком, то даже не одну неделю!

Нет, так рисковать я не могу. Я нырнула во двор, поднялась в квартиру, наскоро переоделась, схватила ключи от своей малышки «Джетты», сиротливо стоящей «на приколе» по причине перманентного безденежья, и поехала на ближайшую заправку, предварительно подсчитав скромные ресурсы и прикинув, что этого, в принципе, должно хватить.

Торопиться нехорошо. Из-за спешки всегда всё получается не так. Сначала я не там свернула, и пришлось сделать крюк. Потом замешкалась на переходе и потеряла еще драгоценные минуты. Но самое главное – только я оказалась на заправке, осторожно и медленно, чтобы ничего не задеть, начала подъезжать к пистолетам, прямо перед моим носом вклинился огромный джип и встал аккурат на моё место.

Вот же хам!

Я приоткрыла дверцу, чтобы посмотреть на наглеца, и увидела… Нет, этого не может быть! «Первого встречного» из кофейни!

Мужчина обернулся ко мне, удивленно приподнял брови и как ни в чём ни бывало сказал:

– Я так и знал, что вы передумаете. Правильное решение.

3

Та-ак, спокойно, Настя. Ничего особенного в этой встрече нет. И мистического тоже. И, разумеется, он за мной не следит! Просто пока я переодевалась и сломя голову неслась к машине, этот самоуверенный гад просто спокойно допил кофе, возможно, даже заказал пирожное – на радостях. Испортить кому-то настроение – это для таких как он что-то вроде праздника. А потом сел в свой джип поехал на ближайшую заправку, как и я.

И, конечно же, подрезал меня. Может, не заметил. Мы с моей машинкой наверняка видимся ему мелочью…

 

Мне очень хотелось ответить ему что-нибудь такое… остроумное и злое. Чтобы он сел в лужу. И думать забыл, как обижать тех, кто слабее и уязвимее. И у кого машина не такая шикарная как у него.

Но рядом освободилось место, и я рванула туда. Все-таки заправиться поскорее и лететь по своим делам куда важнее, чем наводить справедливость во всем мире или на этой отдельно взятой заправке.

К счастью, еще одного нахального негодяя судьба мне в подарок не подготовила. Я наскоро заправилась и резко рванула с места. Слишком резко. Откуда в этот момент перед носом моей малышки взялась широкая задница джипа, я так не поняла. Ударила по тормозам, и все-таки въехала в сияющий чистотой задний фонарь.

Ох ты ж!..

В одну секунду наши с негодяем роли поменялись. Теперь уже я была правонарушителем и обидчиком. А он – жертвой ДТП.

Я вылезла из-за руля и пробормотала:

– Простите, я… я оплачу…

Боже, сколько эта штука стоит? Надеюсь, у меня будет достаточно высокая зарплата на новом месте. Я посмотрела на часы. Если, конечно, у меня еще будет оно – это новое место. Время, отведенное на сбор документов, стремительно таяло, а вместе с ним мои надежды получить работу мечты. Мой первый встречный вышел из машины и скорбно осматривал результаты нашего столкновения.

– Да уж, – вздохнул он и потянулся к телефону, видимо, вызывать дорожную инспекцию.

Ситуация совершенно выходила из-под контроля. Если ждать ДПС-ников, потом долго и нудно разбираться, составлять протокол и… что там еще положено в таких случаях, шансы застать на месте руководство моей поликлиники будут стремиться к нулю. А уж успеть сделать все что нужно – и вовсе растают.

– Пожалуйста, я… вот, – я достала из бардачка ручку и стала торопливо записывать на блокнотном листке номер телефона, паспортные данные и все, что могло бы пригодиться человеку, которому я должна очень много денег.

Наверняка много!

Он смотрел на все это с невозмутимым спокойствием. И то верно – с чего бы ему нервничать! Машина ведь наверняка застрахована. И ситуация однозначная – ясно, кто виновник. Так или иначе, ущерб покрывать мне. Ну да, наверное, я тоже была бы спокойна на его месте. А вот на своем очень нервничала. Я передала ему листок и повторила:

– Тут все данные, я заплачу! Только, пожалуйста, давайте не будем никого вызывать. Мне очень нужно ехать. Вопрос жизни и смерти.

– Заплатите вы, как же, – буркнул он, – как вы держите свои обещания, я знаю не понаслышке.

Новая волна раздражения уже почти захлестнула меня, но я сумела ее сдержать.

– Простите, пожалуйста, но эта шутка несколько затянулась и уже не смешна. А я вам все оплачу, – уже, наверное, раз десятый повторила я.

Интересно, это я так пытаюсь убедить саму себя?

– Да оплатите, оплатите, – согласился он. – Вы так меня уговариваете, будто я сопротивляюсь. Давайте уже вашу бумажку и и поезжайте, куда вам там надо.

– Спасибо, – пробормотала я, прыгнула за руль и укатила с заправки, пока он не передумал.

На самом деле мне не нужно было ждать зарплаты, чтобы рассчитаться с ним. В загашнике у меня имелся неприкосновенный запас, совершенно неприкосновенный. Я собирала его по крупицам, потому что у меня была мечта. Может же у человека быть мечта? Так вот деньги на мою мечту теперь уйдут на задний фонарь. К тому же чужой.

4

Я дважды попала в пробку и, кажется, заработала непереносимость красного света на светофоре, но все же успела. Всё успела! С предыдущей работы меня отпустили на удивление быстро. Так и думала, что кто-то у них на мое место есть! Даже отрабатыать не заставили, хотя могли.

Я посчитала это отличным знаком.

А на новой кадровик как-то чересчур обыденно приняла документы, обещала к завтрашнему подготовить договор и велела явиться к восьми – все подписать, ознакомиться с правилами и уточнить расписание. И тут же потеряла ко мне интерес.

Так просто, что даже не верилось. Так и подмывало спросить: эй, а как же многочасовое собеседование и подпись кровью под многостраничным сводом леденящих кровь правил? Должно же быть хоть что-то, чтобы я почувствовала: да, чудо свершилось. И теперь у меня та самая невероятная, лучшая в мире работа! С зарплатой, от которой захватывает дух! В обалденном здании с мрамотрными лестницами и ремонтом как во дворце. И за какое место мне себя ущипнуть, чтобы убедиться, что я не сплю?

Домой я вернулась поздно и уставшей. По-хорошему нужно было идти в душ и спать, чтобы завтра быть похожей на человека, а не на привидение. Но «душ и спать» остались в той реальности, где у меня нет новой офигенной работы. А в этой реальности надо ехать к Юльке – потому что она ждет!

Я проверила баланс карточки. Негусто! Но достаточно, чтобы по пути купить Юлькино любимое вино и фрукты. В конце концов, сегодня нам точно есть что отпраздновать!

* * *

Мы сидели на балконе и смотрели на заходящее солнце и розовый горизонт. Правда молчаливого созерцания у нас не вышло. Юлька говорила не умолкая. Я уже жалела, что не захватила блокнот и ручку: ценные указания от опытного товарища не мешало бы записывать. А их было много, всего не упомнишь. Макияж сдержанный. Говорить – тихо, чтобы не беспокоить вип-пациентов. О коллегах не сплетничать. Духами не пользоваться. Спиртное пациентам не покупать, даже если предложат взамен подарить кватриру…

– И что, правда могут подарить квартиру? – изумленно спросила я.

Юлька посмотрела на меня как на тупицу:

– Нет, конечно. А вот уволят сразу. Случаи были.

С врачами быть еще предупредительнее, чем с пациентами – обычных врачей там нет, сплошные светила и небожители. Но и не позволяь собою помыкать. Иначе будут ездить все кому не лень. А там никому не лень. Тот еще коллективчик.

У меня голова шла кругом. Впрочем, возможно, это просто была эйфория.

– Ах, да! Старшей медсестре, Божене Альбертовне, надо сделать подарок, – деловито сообщила мне подруга.

Подарок… ну надо так надо!

– Поняла. А что я ей подарю? Что ей вообще нравится? Подскажи, ты лучше знаешь…

Нет, ну правда. Как одаривать неведомую Божену Альбертовну, если я только сейчас узнала, что такой человек вообще существует. И снова Юлька удостоила меня снисходительного взгляда.

– Подарок лучше положить в конверт, – многозначительно проговорила она.

– Деньги? – удивилась я. – Это вроде как взятка?

– Нет. Это подарок, – твердо сказала Юлька. – Подумай сама: она на это место могла рекомендовать какую-нибудь свою племянницу, или дочку подруги, или… ну не важно. А рекомендовала тебя. Так что не разоришься.

Неужели не разорюсь? После сегодняшнего происшествия с джипом, кажется, я уже достаточно разорена. Этот момент следовало уточнить.

– И сколько же?

Юлька назвала сумму, и я присвистнула.

– Да ладно нервничать! Зарплата у тебя будет немаленькая. Да и пациенты в этом месте медсестрам не шоколадки дарят…

Ага… Квартиры сразу. Это я уже поняла.

– А как я… ну это, подарю? Подойти и сказать: вот ваши деньги? Или подбросить в кабинет?

– Просто положить в конверт. И отдать. Если ты так стесняешься, могу и я передать, – предложила Юлька. – Мне нетрудно.

Я задумалась. Обменять свою мечту на чужой фонарь я уже согласилась. Но подарок, который вроде как не взятка, внес в мои планы определенную сумятицу. Мечта у меня одна – я и одну-то не очень могла себе позволить. А разбазарить ее нужно сразу в два места…

Может, мой несостоявшийся жених подождет хотя бы до аванса? Или я снова получу порцию издевок. Впрочем, пусть глумится сколько угодно. Главное, чтобы согласился подождать. На новом месте нужну сумму я соберу куда быстрее, так что моя взятка – это вроде как инвестиция!

– Что в личном? – нарушила тревожное молчание Юлька, снова разливая терпкое вино по бокалам.

Я невесело усмехнулась.

– Ничего нового… С тех пор как мой личный Константин ушел к своей личной Леночке… Или как ее – Светочке? Не важно. В общем, с тех пор у меня в личном ничего не изменилось.

Константин – это бывший. Он кандидат наук и преподает историю. Студентки его обожают. Как выяснилось, не только как отличного лектора. Во всяком случае, Леночка или Светочка сумела оценить красоту и многогранность его натуры, так сказать, оптом. А он оценил то, как она это ценит. В общем, у них все сложилось.

А у нас, соответственно, нет.

– Ну… Не расстраивайся. Дело не в тебе. Бес в ребро… потянуло на подвиги, доказать себе, что он еще ого-го! Что и юные барышни на него клюют!

– Юль, она заочница, и ей тридцать пять.

На это моя подруга не нашла что возразить. Повисла неловкая пауза. И что-то моя личная жизнь стала выглядеть совсем уж неказистой. На фоне совершенно успешной во всех отношениях Юльки – тем паче.

– А мне вот сегодня предложение сделали… Замуж.

Я не знаю, откуда это вырвалось. Наверное, просто не хотелось выглядеть в глазах подруги совсем уж неудачницей.

– Ого! Кто же? – удивленно округлила глаза Юлька.

– Один негодяй на джипе. С разбитым фонарем… – со вздохом сказала я.

– Ну ничего себе! Вот это прекрасные новости! А ты что?

– А я… – я еще раз прикинула, что моей мечты хватит лишь на что-то одно. – Вот теперь думаю, не согласиться ли…

5

Засиживаться допоздна у Юльки я не стала. Во-первых, не за рулем, так что добираться придется на метро. А во-вторых, завтра ответственный день, необходимо хоть немного поспать. Тем более что мне намекнули на требуемую свежесть. Я почти подходила к дому, когда телефон зазвонил.

Номер был незнакомый, но почему-то внутри тревожно екнуло. Я еще пыталась себя уговорить. Это ведь необязательно владелец покалеченного джипа. Зачем сразу думать плохое? Может быть, кто-то ошибся номером. Или с прежней работы. Кто-то еще не в курсе, что я уволилась…

Но в глубине души я знала, что зря себя успокаиваю. В столь поздний час может звонить только тот, кто уже испортил мое утро и не собирается останавливаться на достигнутом, планируя испортить мне всю жизнь.

– Слушаю, – сказала я максимально дружелюбно.

В конце концов, это мне с ним надо договариваться, а не ему со мной. Особенно учитывая изменившиеся обстоятельства.

– Надо же, а я думал, вы и тут обманули.

Я проигнорировала выпад и участливо поинтересовалась:

– Как там фонарь на автомобиле?

– Светит, – ответил он. – После сервиса стал совсем как новенький.

Ага, намекает, значит, что уже потратился.

– И сколько я вам должна? – задала я самый страшный вопрос.

Он озвучил сумму. Я не удивилась. Чего-то такого я ожидала. Ну зачем люди заводят машины, у которых один фонарь стоит столько, что на эти деньги нормальный человек может жить долго и счастливо не один месяц!

– Вот зря вы отказались выйти за меня замуж с утра. Ну, когда я еще был согласен.

Кажется, ему эта ситуация все еще казалась забавной. Какой непрошибаемый тип!

– А что, уже не согласны?

Не то чтобы мне уже хотелось за него замуж. Просто было любопытно.

– Ну, помилуйте, Анастасия Александровна, с тех пор я слишком многое о вас узнал. Вы обманщица, вы отвратительный водитель и у вас огромные долги. А ведь мы знакомы совсем недолго. Что же выяснится потом? Нет-нет, я, пожалуй, не рискну.

– Видите, как здорово все разрешилось.

Я начинала злиться. Он со своим дурацким оптимизмом и не менее дурацкими шуточками совершенно не попадал в мое настроение. Еще пять минут назад я думала, что буду с ним как-то договариваться, просить его, чтобы подождал недельку-другую: к тому времени можно было бы и получить аванс, и перехватить денег у знакомых, в общем, как-то решить проблему. Но сейчас стало совершенно очевидно: ни о чем я этого самодовольного индюка просить не могу и одолжаться у него тоже не буду! Завтра сразу же после работы объеду все банки и уж наверняка найду тот, что согласится меня кредитовать. Пусть под грабительские проценты, пусть как угодно, лишь бы не быть ничем обязанной ему.

– Как вы справедливо заметили, сегодня уже поздно. Давайте встретимся завтра после шести, и я отдам вам деньги. А сейчас, извините, у меня был трудный день. – Я сделала паузу и добавила самым официальным тоном, на который только была способна: – Благодарю за понимание.

– Конечно, – тут же согласился мой обидчик. – Как скажете! Завтра – значит завтра. Доброй ночи!

Просто «доброй ночи»? Неужели обойдется без нелепых шуточек? Даже не верится. Не успела я это подумать, как он добавил:

– Обязательно возьмите два одеяла.

– Это еще зачем?

– Чтобы не было слишком холодно в одинокой постели, раз уж свое счастье вы упустили.

Я не стала отвечать, а устало положила трубку. Вообще-то моя одинокая постель меня вполне устраивала. К тому же и одинокой она стала сравнительно недавно. И уж лучше оставаться здесь одной, чем с изменником Костей или каким-нибудь невыносимым типом на джипе.

 
* * *

На новую работу я пришла даже раньше, чем следовало. Документы оформились так быстро, словно тут и не слышали про бюрократию! Я расписалась за униформу и получила симпатичный белый костюмчик из хорошей ткани – брюки и приталенный короткий халат. Аккуратно, элегантно, но без лишней сексуальности и светящихся коленок. Это как раз понятно. Большинство пациенток – дамы, перед ними светить коленками вовсе ни к чему. Этот наряд смотрелся очень профессионально. Я зауважала клинику еще больше.

Конверт с подарком я сунула в карманчик почти такого же халатика, как мой, только чуть большего размера. Щеки мои тут же стали пунцовыми. Вот нет у меня опыта в даче взяток! Надо было воспользоваться Юлькиным предложением и отдать конверт ей! А она пускай бы его передавала и сама бы краснела!

Вот что если эта дамочка сейчас как испепелит меня взглядом! Или устроит скандал… Или…

Но Божена Альбертовна лишь царственно кивнула, давая понять, что я все сделала правильно. Надеюсь, что и в банке посчитают так же.

Мне сразу стало неловко – теперь уже за мысли о Юльке. Человек и так мне работу организовал, а я ей еще свои конверты хотела навязать!

– Сегодня побудешь на подхвате, девочки тебе тут все покажут, освоишься. А завтра дежурство. Постой-ка здесь, я сейчас. Еще в журнале надо расписаться и за технику безопасности.

Я осталась ждать ее в коридоре, с любопытством оглядываясь по сторонам и отмечая совсем не больничный евроремонт, огромные кусты в кадках, цветы, картины и мягкие диванчики. Да уж, место во всех отношениях приятное. В этот момент приятная входная дверь отворилась, и на пороге появился… о черт! Это не может быть правдой! – он, тот самый первый встречный, владелец джипа и моя персональная заноза в заднице.

Как он меня здесь нашел? Я огляделась по сторонам – не идет ли Божена Альбертовна? – и быстрым шагом подошла к нему. Крепко ухватила негодяя за локоть и стала подталкивать к той самой двери.

– Что вы тут делаете? Уходите сейчас же! То, что я должна вам денег, совсем не значит, что вы можете портить мне жизнь, звонить по ночам, да еще и сюда приперлись. Я первый день на работе! Мне только сцен здесь не хватало!

Я говорила тихо, но очень грозно. К концу этого спича мне почти удалось вытолкать мужчину за дверь. Но этот последний рубеж он, кажется, сдавать не собирался. Вцепился руками в косяк и неподвижной глыбой застыл на пороге.

– Ну же, убирайтесь отсюда, – в сердцах сказала я чуть громче, чем следовало, а он ответил:

– Здравствуйте, Божена Альбертовна!

Какая еще!.. Ох ты черт! Это что же, он знаком со здешней старшей медсестрой?

– Здравствуйте, Юрий Витальевич, – дрожащим от волнения голосом ответила Божена Альбертовна откуда-то из моей спины. – А это наша новая сотрудница… Она сегодня только первый день… И…

Что там дальше говорила моя новая начальница, я не слышала. Я запоздало поняла одно: у человека, которого я только что с силой выталкивала из помещения, однозначно прав находиться здесь ничуть не меньше, чем у меня. А может, и больше.

А еще, судя по тому взгляду, которым припечатала меня та самая Божена Альбертовна, я здесь уже не работаю. Интересно, конверт она вернет или все-таки нет? Наверное, нет…

– Да? – удивленно приподнял бровь, как выяснилось, Юрий Витальевич. – Вижу. Хороший сотрудник, инициативный. Вон как за безопасностью следит. Вы ее, пожалуйста, хорошенько проинструктируйте. Объясните, что у нас на посетителей набрасываться не принято, а впрочем… – он просиял, словно ему в голову пришла отличная мысль, – пришлите ее в мой кабинет минут через пять, я сам проинструктирую.