Сокольники

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Осторожно, двери закрываются, следующая станция "Сокольники". Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи.

И именно по окончании этой фразы, мой взгляд упал на лежащую рядом тетрадку. Точь-в-точь по какой и я когда-то шаркал ручкой и на последних страницах которой, во время перемен, а иногда и уроков, вырисовывал вагончики, вылетающего из тоннеля метрополитена, поезда.

Смотря на обшарпаную таблицу Пифагора и ценник в две копейки, я усмехнулся. Музейный экспонат таки. Навряд ли её обронил современный школяр. Хотя, чем черт не шутит. Любопытство таки взяло верх, и я украдкой подтянул её к себе.

Отброшенный в сторону задний лист страницы, сменил мой интерес на бурно нарастающий ужас, чеканящий в мозгу одну лишь фразу. КАК???

На развороте оказался именно тот самый рисунок, о котором я только что вспоминал. Вагончики метро, тоннель и снизу аккуратно выведенная детским почерком надпись – Сокольники. И сразу же под ней дописанное уже взрослой рукой – Ну, здравствуй.

Это была моя тетрадь. Из далекого 1988 года, когда я ходил то ли в первый, а может уже и второй класс. Но как она могла очутиться здесь. В Московском метро, когда я всю жизнь прожил на дальнем востоке. В моих мыслях проносились множественные операции по вычислению случившегося. Чьи это шутки или игры я не мог даже и предположить, ведь в этом городе нет ни одного знакомого. Я, собственно, и сам сюда попал случайно.

Приехать сюда меня сподвигнула идея написания книги о столичной подземке. Всё детство оно мне не давало покоя. Я был буквально околдован этим видом транспорта. Изрисовано мною на эту тематику немало бумаги и в более поздние годы. А книгу написать решил спонтанно. Но, что я мог написать не зная о ней ровным счетом практически ничего. Я хотел ей проникнуться полностью, до глубины души. От её спецэфического запаха, который даже несравним с поездами в моем городе, я начинал своё знакомство в первый день и этим самым запахом, на который многие уже и не обращают внимания, а для кого то он и вовсе тошнотворен, я был просто очарован. Весь первый день я бесцельно бродил от турникета до самих вагонов и погружался в эти благовония. Мимо меня проносились тысячи чьих-то жизней и растворялись в неизвестность. Много приезжих. Определялись по изнуряющим лицам и сопутствующих с ними багажом. Я поймал себя на мысли, не будучи местным, что даже у меня промелькнула чуть ли не вслух эта самая фраза – Понаехали.