Ключевые идеи книги: Тело помнит все. Какую роль психологическая травма играет в жизни человека и какие техники помогают ее преодолеть. Бессел ван дер Колк

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ключевые идеи книги: Тело помнит все. Какую роль психологическая травма играет в жизни человека и какие техники помогают ее преодолеть. Бессел ван дер Колк
Ключевые идеи книги: Тело помнит все. Какую роль психологическая травма играет в жизни человека и какие техники помогают ее преодолеть. Бессел ван дер Колк
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 34,10  27,28 
Ключевые идеи книги: Тело помнит все. Какую роль психологическая травма играет в жизни человека и какие техники помогают ее преодолеть. Бессел ван дер Колк
Audio
Ключевые идеи книги: Тело помнит все. Какую роль психологическая травма играет в жизни человека и какие техники помогают ее преодолеть. Бессел ван дер Колк
Audiobook
Czyta Татьяна Бондаренко
17,05 
Szczegóły
Ключевые идеи книги: Тело помнит все. Какую роль психологическая травма играет в жизни человека и какие техники помогают ее преодолеть. Бессел ван дер Колк
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Автор:

Bessel van der Kolk

Оригинальное название:

The Body Keeps the Score: Brain, Mind, and Body in the Healing of Trauma

www.smartreading.ru

Тело действительно помнит

Диагноз «посттравматическое стрессовое расстройство» (ПТСР) впервые стал применяться в отношении солдат, переживших сильнейшее потрясение на войне. По возвращении к нормальной жизни они испытывали сложности адаптации и целый букет физических и психосоматических симптомов. Но чем глубже специалисты изучали этот вопрос, тем чаще приходили к выводам, что данное расстройство настигает не только тех, кто пережил войну. Схожие проблемы испытывали и дети, подвергшиеся насилию, и взрослые люди, попавшие в ситуацию, когда их жизни или здоровью что-то угрожало.

Многие из нас так или иначе попадали в стрессовые ситуации. Наши соседи, знакомые, друзья становились участниками автомобильных аварий, стихийных бедствий или уличных драк. Одним удавалось справиться с тяжелым опытом, «переварить» его и жить дальше. Другие же на целые десятилетия застряли в состоянии стресса. Отличить таких людей с первого взгляда довольно сложно: внешне они могут выглядеть как все – растить детей, строить карьеру и добиваться успехов в профессии. Однако в глубине души травмированных людей живут демоны, имя которым Страх, Обида, Стыд, Недоверие, Агрессия, Ненависть к себе. На телесном уровне это выражается мышечными зажимами, болями и спазмами, приступами мигрени, нервными тиками и другими характерными признаками. Стресс словно консервируется в теле этих людей, порой превращая их жизнь в кошмар. Они часто страдают бессонницей и другими нарушениями сна. Им с трудом дается взаимодействие в коллективах. У многих проблемы в сексуальных отношениях и общении с собственными детьми.

Широко обсуждать это не принято. Кроме того, больные ПТСР испытывают сложности с доверием – часто им попросту некому открыть душу, потому что кажется, что кругом враги. Свою тревогу они глушат наркотиками или алкоголем, некоторые занимаются самоповреждением – например, режут себе лезвиями руки. Как ни странно, это дает людям с ПТСР иллюзию контроля над собственным телом, которое когда-то давно пережило и запомнило ощущение полной беспомощности.

Вот почему эта книга называется «Тело помнит все». Доктор Бессел ван дер Колк на протяжении 30 лет проводил клинические исследования пациентов с ПТСР. Он помог сотням людей избавиться от тяжести пережитых травм и снова обрести радость жизни. Обычно людей с психологическими проблемами отправляют на разговорную терапию. Автор книги хотя и признает заслуги коллег-психотерапевтов, но сам делает упор в лечении именно на телесные практики. Как показал его опыт, они гораздо эффективнее антидепрессантов и традиционных психотерапевтических подходов.

Истоки и признаки психологической травмы

След в памяти

Согласно исследованию Центра по контролю и профилактике заболеваний в США, каждый пятый американец подвергался сексуальному насилию в детстве. Каждого четвертого избивали родители. В каждой третьей семейной паре случаются драки и жесткие перепалки. У 25 % из нас в детстве были родственники-алкоголики. Каждый восьмой становился свидетелем избиения матери. Страшное событие, потрясшее нас, пусть даже оно случилось 20 или 30 лет назад, оставляет след в памяти и негативно отражается не только на психическом здоровье, но и на состоянии всего организма.

Многие травмированные в детстве люди, вырастая, не помнят о произошедшем с ними. Так действует механизм вытеснения, защищая психику от непомерной нагрузки. Иными словами, чтобы не сойти с ума, мы «забываем» детали страшного эпизода. Однако воспоминания могут прорываться к нам во снах или наяву – смутными ощущениями дискомфорта, тревоги или страха. Причем в самых, казалось бы, безобидных ситуациях, когда нашей жизни ничего не угрожает.

Все эти годы тело продолжает жить в напряжении, атакуемое гормонами стресса[1] в таких количествах, словно вы прямо сейчас убегаете от насильника или дрожите от страха под одеялом, пока отчим расправляется с вашей мамой в соседней комнате. Лимбическая система мозга снова и снова выдает примитивную программу «бей или беги» в ответ на малейший триггер. Запах, громкий звук, невзначай брошенная фраза, обстановка в помещении, рисунок на обоях…

Ван дер Колк вспоминает, как однажды пациентка у него на приеме случайно опрокинула стакан с водой. Доктор сказал: «Давай-ка я вытру за тобой». После этой фразы девушка затряслась. У нее участилось сердцебиение, зрачки расширились от ужаса. С большим трудом терапевту удалось ее успокоить. Затем она поведала, что ту же самую фразу она услышала от отца в возрасте четырех лет – сразу после того, как тот ее изнасиловал. С тех самых пор нахождение с мужчиной в замкнутом пространстве порождает в ней панику и желание убежать. В 28 лет у девушки нет никакой личной жизни. Все попытки встречаться с парнями заканчиваются очередным ее приступом.

Другая пациентка Ван дер Колка (назовем ее Мэри) застряла в машине во время крупной аварии с участием двух десятков автомобилей. Ее зажало между покореженным грузовиком и легковым авто, в котором заживо горела женщина. Несчастная истошно кричала и просила помочь ей. Мэри обуял такой ужас от увиденного, что она застыла, вцепившись мертвой хваткой в руль. Спустя час, когда спасатели извлекали ее, самым сложным было отцепить ее руки от руля. Теперь, когда Мэри слышит пронзительный женский крик, ее охватывает паралич, как в тот злосчастный день.

Особенность ПТСР в том, что, даже не помня в точности событий прошлого, люди страдают от непредсказуемых и неконтролируемых приступов. Они не понимают, почему, допустим, учуяв запах жареного мяса, испытывают сильнейшую паническую атаку. Многие ходят по врачам, принимают лекарства без каких-либо значимых результатов и считают себя ненормальными. А врачи, в свою очередь, навешивают на пациентов ярлыки: «шизофрения», «острый психоз», «биполярное расстройство». Несмотря на то что ПТСР пристально изучается с 60-х годов прошлого века, до сих пор очень мало специалистов, способных правильно распознать этот синдром, и еще меньше – способных помочь.

ПТСР и сила эмпатии

Будучи существом социальным, человек за тысячи лет эволюции приобрел ценнейший навык – умение распознавать чужие эмоции и соединяться с ними. Маленькие дети с первых дней жизни считывают и копируют мимику родителей. Становясь чуть постарше, мы учимся сострадать чужому горю или радоваться чужому счастью.

За эмпатию отвечают зеркальные нейроны в нашем мозге. Благодаря им мы можем обучаться, повторяя действия окружающих, и испытывать те же эмоции, что наша близкая группа, семья, сообщество. Все это очень важно для ощущения сопричастности своей группе и, в конечном счете, для биологического выживания. Вот почему зеркальные нейроны стараются выхватить из внешнего мира как можно больше информации о происходящем и как можно глубже впечатать ее в нашу память.

Мельчайшие изменения мимики собеседника дают нам понять, насколько ему комфортно, страшно, спокойно или неприятно. Тело тут же изнутри подстраивается ко всему, что мы замечаем. Добрая улыбка и ласковый голос могут в одну минуту изменить наше настроение и даже физическое самочувствие. Мы испытываем спокойствие, когда на нас одобрительно смотрят значимые люди. И наоборот, если близкие нас игнорируют или злобно одергивают, мы обижаемся, впадаем в отчаяние или ярость. Таким образом, в центре психологической травмы всегда лежат социальные отношения.

Для развития ПТСР не обязательно самому становиться объектом насилия. Достаточно стать свидетелем события, которое нас потрясло, и солидаризироваться с ним. Наблюдение за насилием (например, когда ребенок видит, как бьют его мать) активизирует зеркальные нейроны и заставляет человека переживать это событие так, словно оно происходит с ним. Всепоглощающие переживания затем распадаются на отдельные фрагменты, в результате чего эмоции, звуки, образы, мысли и физические ощущения, связанные с травмой, начинают жить собственной жизнью. На языке специалистов этот феномен называется диссоциацией.

Так как находиться долгое время в эпицентре болезненных переживаний слишком разрушительно, психика начинает выстраивать фильтры, сквозь которые реальность кажется не такой пугающей. Обратная сторона медали ПТСР – оцепенение. После пережитого люди замыкаются в себе. Их способность к эмпатии резко падает, вследствие чего они могут начать равнодушно относиться к близким.

1Читайте саммари книги Роберта Сапольски «Почему у зебр не бывает инфаркта».
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?