Ключевые идеи книги: Фрикономика. Экономист-хулиган и журналист-сорвиголова исследуют скрытые причины всего на свете. Стивен Левитт, Стивен Дабнер

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ключевые идеи книги: Фрикономика. Экономист-хулиган и журналист-сорвиголова исследуют скрытые причины всего на свете. Стивен Левитт, Стивен Дабнер
Ключевые идеи книги: Фрикономика. Экономист-хулиган и журналист-сорвиголова исследуют скрытые причины всего на свете. Стивен Левитт, Стивен Дабнер
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 41,70  33,36 
Ключевые идеи книги: Фрикономика. Экономист-хулиган и журналист-сорвиголова исследуют скрытые причины всего на свете. Стивен Левитт, Стивен Дабнер
Audio
Ключевые идеи книги: Фрикономика. Экономист-хулиган и журналист-сорвиголова исследуют скрытые причины всего на свете. Стивен Левитт, Стивен Дабнер
Audiobook
Czyta Дмитрий Евстратов
20,85 
Szczegóły
Ключевые идеи книги: Фрикономика. Экономист-хулиган и журналист-сорвиголова исследуют скрытые причины всего на свете. Стивен Левитт, Стивен Дабнер
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Авторы:

Steven Levitt, Stephen Dubner

Оригинальное название:

Freakonomics: A Rogue Economist Explores the Hidden Side of Everything

www.smartreading.ru

Что заставляет нас быть честными

Стимулы и обман

Экономика – это наука о человеческом поведении: почему нам выгодно поступать так и невыгодно эдак. Поведение же управляется стимулами:

▶ экономическими;

▶ социальными;

▶ моральными.

Скажем, правительство хочет стимулировать кампанию против курения. В этом случае оно может сделать сигареты дороже (экономический стимул), может запретить курить в кафе (социальный стимул), а может заявить, что за счет нелегальной торговли сигаретами финансируется «Аль-Каида» (моральный стимул).

Но не все так просто: часто одни стимулы подменяются другими. В одном из израильских детских садов действовало правило: забирать детей не позже 16.00. Но родители слишком часто опаздывали. Как с этим бороться? Штрафовать за опоздания (экономический стимул). Размер штрафа составил $3 за каждый случай опоздания.

Перестали ли родители опаздывать? Ничуть не бывало: они стали опаздывать еще чаще! Опаздывающие родители сочли $3 достаточной ценой за свое опоздание – своего рода индульгенцией. Израильские воспитатели подменили моральный стимул экономическим. Да еще и сравнительно безобидным, ведь штраф был невелик. Это послужило невольным сигналом для родителей: проблема не такая уж серьезная.

Одни люди придумывают стимулы: менеджеры, определяющие систему поощрений и наказаний в компании, родители, которые платят детям деньги за хорошие оценки… Другие люди стараются эти стимулы обойти. Обман – это базовый экономический акт: получить большее в обмен на меньшее. Чем весомее стимул, тем больше искушение найти обходные пути. Это хорошо знают американские учителя и… японские борцы сумо.

Тестирование учеников по итогам года – важнейшая процедура в американских школах. Плохие результаты грозят санкциями учителям, хорошие – поощряются премиями. Если плохие результаты показывает вся школа, государство может урезать ей бюджет.

Возникнет ли в такой ситуации у учителей искушение улучшить результаты? Еще какое! Расследование показало, что 5 % ответов фальсифицируется ежегодно. Как, однако, был раскрыт обман? Ревизоры, создавая компьютерный алгоритм проверки работ, старались мыслить, как обманщик. Они понимали: в такой ситуации имеет смысл лишь крупный подлог. Учителя-обманщики выбрали такой путь: собрав у учеников листки с ответами, в течение часа (пока анкеты не будут переданы на сканирование) они стирали неверные ответы и заменяли их правильными. Глупо исправлять все неверные ответы, но можно определить для себя последовательность из 7–10 вопросов, которые будут исправлены в ответах половины или двух третей учеников.

Так учителя и сделали. Однако алгоритм заметил странность: ученики, не ответившие на легкие вопросы, давали верные ответы на сложные. Кроме того, алгоритм выявил классы, которые по итогам года показывали неожиданно хорошие результаты, а потом скатывались к привычным плохим оценкам. При этом алгоритм позволил выявить и хороших учителей: у них ученики лучше отвечали на простые вопросы, и эти результаты сохранялись и в последующие годы.

А причем здесь борцы сумо? Они мечтают победить в соревнованиях, ведь это обещает огромные заработки и национальный почет. И они тоже хотят скрыть обман. Напомним правила этого спорта. В каждом турнире каждый борец участвует в 15 поединках. Если он всякий раз выигрывает восемь и больше поединков, его рейтинг растет. Если проигрывает большинство поединков, рейтинг падает. Восьмая победа – ключевая.

Может ли борец, выигравший восемь поединков, уступить борцу с семью победами? Так и происходит. Анализ сотен матчей показал, что борцы, стоявшие на грани поражения, выигрывали у борцов с восемью победами в 80 % случаев (при предсказанной доле побед в 47 %). Такой результат можно было бы списать на решительность борцов, но в последующих турнирах они выигрывали у тех же противников лишь в 40 % случаев (существенно меньше прогноза побед в 47 %). А в третьем поединке между теми же борцами процент побед был около 50 %. Видимо, на этот поединок договор уже не распространялся.

Два бывших борца сумо выступили с обвинениями в фальсификации результатов матчей (по странному стечению обстоятельств вскоре после этого оба умерли в один и тот же день в одной больнице). Из 300 борцов в коррупции обвинялись 30, 11 признаны неподкупными, остальные были в нейтральном списке. И что же? Анализ матчей показал: в поединках между двумя коррумпированными борцами тот, кому грозило падение на дно рейтинга, побеждал в 80 % случаев, а вот в поединках с неподкупным противником – не чаще, чем показывал прогноз. Впрочем, когда коррумпированный борец боролся с борцом из нейтрального списка, результат тоже очень походил на договорной. Видимо, подкуплены были куда больше, чем 30 борцов.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?