Покинутый Полис

Tekst
Z serii: Свалка #3
16
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Покинутый Полис
Покинутый Полис
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 26,18  20,94 
Покинутый Полис
Audio
Покинутый Полис
Audiobook
Czyta Пожилой Ксеноморф
16,29 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Я бы ему вообще не доверял, – задумчиво бросил Жданов, – ориентиры, которые он давал, не совпадают. Такое ощущение, что он нарочно нас дезинформировал.

Тевтон задумался.

– Может, ты и прав. Только бы понять зачем, и чем быстрее, тем лучше.

– Верно, друг, поскольку потом думать уже поздно будет. Смотри, вот тут мы уперлись, пришлось вернуться и взять правее, лево вообще был не вариант, Эдгар завала не видел, так как тот был укрыт растительностью. Мы взяли вправо, выйдя на старую магистраль, она широкая и удобная. И ведет в нужном направлении. Едь, да радуйся. Но…

– Но что мешало нам выйти на нее изначально? Почему Бродяга сказал по ней не идти, но все равно сделал так, что мы на ней оказались?

– Именно. Тевтон, мы куда-то идем, вот только бы знать куда.

– Идите обедать, – крикнул Токарь, разливая чай и накладывая макароны.

Ели в две смены, половина сторожит, вторая питается. Не давал покоя Юре этот маршрут.

– Шах, возвращаюсь, – вклинился в размышления бывшего капитана Эдгар, – был атакован с земли снайпером, мне крыло почти оторвало, так что едва ковыляю.

– Это наши преследователи?

– Нет, до них я не добрался, это другая группа в трех километрах, всего две платформы и пара аэрокаров, вооружение серьезное, расписаны под хохлому, напоминают раскраску мясников.

– Ждем, сейчас Кузнеца предупрежу, будем тебя латать, хорошо, что он не только крафтер, но и зооархитектурой увлекался.

– Хорошо, – согласился Эд. – Я лечу, ковыляя во тьме, я ползу на последнем крыле, – неожиданно запел птиц.

– Ты ж разведчик, а не бомбардировщик, – усмехнулся Юра.

– Какая, хрен, разница? У меня крыло почти оторвано, был бы обычной птицей, мне пришлось бы к вам пешком скакать.

Эдгар вернулся, когда уже были готовы следовать дальше, птиц буквально рухнул на руки Шаху, демонтируя повреждения, а заодно сливая на браслет напарника добытую информацию.

– Герой, – улыбнулся Жданов, когда данные были получены, и передал его Кузнецу.

– Извини, птиц, но приказ у меня простой, отключись. Эдгар мгновенно замер на руках у крафтера. Тот быстро осмотрел повреждения, после чего улыбнулся. – За сутки поставлю его на крыло, вот только все это время нам придется обойтись без разведки.

– Плохо, – вздохнул Шах, – придется дроны поднимать.

Он забрался в кузов штабного автобуса и вытащил кейс. Мгновение, и серебристый теннисный шарик взмыл в воздух, несколько секунд, и пошла лавина информации. «Око», в отличие от ворона, интеллектом не обладало, оно сканировало все вокруг, давая данные на любой живой или не очень объект. За минуту Шах выяснил, что вокруг них находится очень много биологических объектов, начиная от каких-то мышей и кончая огромной кошкой, которая охотится в полукилометре на помесь суслика и бобра. Всего этот придурковатый дрон, очень полезный в безжизненных домах, насчитай около одиннадцати тысяч существ.

– Дебил железный, – не сдержался Жданов и принялся за настройку.

Не зря он все же выучил скил «контроль дрона» и прокачал его до второго уровня, теперь он мог без пульта принимать данные с «ока» на расстоянии до четырех километров. В виду дороговизны таких игрушек в отряде было всего три, и только у одного «поиск сокрытого» был прокачен по полной.

Наконец, дрон взмыл в небо и занялся разведкой. Двадцать минут ушло на то, чтобы заставить эту железяку прекратить искать хомячков. Шах проверил управляемость и послал «око» по маршруту, возвращаться на прежний маршрут он не собирался.

– Обнаружен неопознанный дрон, – сообщил отрядный наблюдатель, – модель «ястреб», дальность – полтора километра. Обладает автоматическим стрелковым комплексом, калибра тринадцать миллиметров, боезапас – пятьдесят выстрелов, режим стрельбы – одиночный, скорострельность низкая. Основное предназначение – уничтожение андроидов второго поколения с дистанции километр.

Шах активировал бинокль на шлеме, благодаря целеуказанию, нашелся наблюдатель без каких-либо проблем, да он и не скрывался, висел себе над одним из домов и следил. Стрелять он пока что не мог, слишком далеко для него. Похож он был на баскетбольный мяч, разрезанный надвое, под брюхом располагалась одноствольная турель, ствол не такой уж и большой – сантиметров сорок всего.

– Виола, – позвал Ждавнов скинул девушке координаты цели, – вот твой шанс отличиться, завали эту дрянь. Это ничего не изменит, но я не позволю так, в наглую, за нами следить. Если ты в эту фигню попадешь, конечно.

Девушка, активировав свой бинокль, изучила объект, после чего скинула винтовку, почти копия той, что была у Диары, только получше, системная, третьего уровня, когда-то она принадлежала напарнице Токаря, была именной и отошла ему по завещанию. Дорогая игрушка, которая совершенно не соответствовала уровню стрелка, для Виолы два километра было предельной дистанцией.

Вот только наблюдали за ними явно не дураки, чужой дрон дал заднюю и уже через минуту скрылся в руинах верхнего этажа. Теперь слежка продолжится, но только скрытно.

– Потеряла, – растеряно отозвалась девушка, пытаясь найти утраченное.

Жданов только рукой махнул, Диара бы сделал все гораздо быстрее, и уж точно не дала бы этой железяке уйти. Потеря талантливого снайпера ударила по отряду сильнее, чем ожидалось.

Пока их «око» неспешно разведывало новый маршрут, Таран с Шахом посмотрели запись, которую сделал Эдгар перед тем, как его подстрелили.

– Кровопускатели, – наконец, произнес замок, – человек двадцать. Думаю, эти лучшие, что у них есть.

– Они слишком близко. Как думаешь, какова цель?

Таран пожал плечами.

– В отличие от неопознанного каравана, который неспешно за нами тащится, я бы попытался уничтожить нас и захватить тебя, и уже без балласта тащить тебя к цели. Если они нам на хвост упадут, без шансов, это им ничего не даст.

– Похоже на правду. Только почему оказались между нами и караваном? И почему Эд нашел их так легко, ведь они должны понимать, что скрытность – их преимущество?

– Видишь платформу, которая движется в конце? – ткнув пальцем в стоп-кадр, поинтересовался Таран. – Смотри, у нее подпален зад, похоже, она недавно из боя, гарь явно свежая. Интересно, с кем схлестнулись мясники?

– Может, с незнакомым караваном?

– Все может быть, – немного подумав, подвел итог замок. – Слушай, я думаю, вечером они встанут лагерем недалеко от нас. Может, попробуем атаковать их?

Юра задумался, идея ему нравилась, проблема была в исполнении, их всего десять человек.

– Мы сделаем иначе. Они идут за нами? Пусть идут. Мы лишим их глаз и сядем в засаду, они побояться нас потерять и ускорятся. Тут мы по ним и ударим.

Таран задумался, план был не лишен изящества. Классическая отсечная засада. Противника не так уж и много.

– Мы были готовы к подобному, и дабы убедить мясников в том, что мы впереди, установим голографическую обманку. Не зря же Кузнец делал ее.

Шах кивнул.

– Согласен. Выдвигаемся, потом скрытно высаживаем Виолу со снайперкой, девушка хоть и не дотягивает до настоящего снайпера, но с полутора километром сможет завалить дрон. Прикроем ее трофейным маскировочным полем.

– За дело, – довольный решением командира, оживился Таран и, докурив, полез в свой «доспех».

«Око» достигло предельной дальности полета и, не обнаружив опасности по новому маршруту, полетело навстречу каравану.

Жданов изложил план остальным. Возражений не последовало, всех нервировало преследование, и избавиться от одного из игроков было заманчиво. Больше всех воодушевилась Виола, ей дали шанс на реабилитацию, ведь от ее выстрела будет зависить успешность засады.

Отряд тронулся по новому маршруту, уходя с магистрали.

– Дрон кровопускателей появился, – сообщил Таран минут через двадцать после начала движения. – Тащится прямо за нами в паре километров, даже не пытается скрываться.

– Хорошо, – отозвался Юра. – Виола, готовься к высадке, сто метров, десятиэтажное разрушенное «яйцо», там довольно удобная позиция. Будешь бить его в лоб наверняка.

– Есть, командир, – отрапортовала девушка.

Жданов мысленно вздохнул, была бы жива Диара, никаких бы проблем не было, у нее и маскировка вкачена по максимуму, а у Виолы только второй уровень, поэтому приходилось мудрить с маскировочным полем. Хотя сомнительно, что у этого дрона-разведчика «поиск сокрытого» выше двух. Но выбирать было не из чего.

Вот платформа поравнялась с руинами, намеченными для снайперской позиции, девушка в режиме маскировки спрыгнула и мгновенно скрылась в здании. Шах ее, конечно, видел, для отряда маскировка друг друга была неактивна.

Секунды текли в ожидании, полное радиомолчание. Вот колонна прошла первую сотню метров, вторую, третью.

Аэробайк Шаха переместился в тыловой дозор, сменив Токаря.

– Цель поражена, – последовал доклад Тарана, в его доспехе был единственным сканер, который уверенно мог находить объекты на такой дистанции, а этот дрон летел без маскировки.

– Начали, – скомандовал Жданов.

Байки Яка и Поморки понеслись вперед, их задача – установить голографическую станцию, которая создаст для противника видимость того, что колонная все еще движется. Им предстояло без всякого прикрытия отмахать почти четыре километра, там, впереди, дорога становилась просто мерзкой, и никого не удивит, что колонная не смогла уйти в отрыв, воспользовавшись преимуществом.

Платформы же одна за другой сворачивали в довольно широкий проулок. Там, выпрыгнувший из штабного автобуса Тевтон, уже разворачивал маскировочный купол. Он надежно укроет транспорт от торопливых преследователей.

Таран в режиме маскировки укрылся на первом этаже какого-то офисного здания, во всяком случае, его холл позволял спрятать четырехметрового робота. Он будет работать прямо во фланг мясников.

Тридцатиметровая улица, это не центральная магистраль, от которой они ушли, но все равно развернуться есть где.

 

– Мины установлены, – доложил Токарь.

– Остаюсь на позиции, – отозвалась Виола, – работаю в тыл по команде.

Шах хмыкнул – четыреста метров, девочка справится. На этой дистанции с такой винтовкой даже криворукий паралитик попадет в цель.

– Шах, три минуты, и будем на месте, – доложился Як.

– Ставьте и сразу назад, нам нужны будут все стволы.

«Око» в режиме максимальной маскировки отправили на два километра назад. Дрон, затаившись, погасил все функции, кроме видеосигнала, и затерялся в руинах. У него одна задача – обнаружить противника.

– Шах, мы все установили и возвращаемся, – это уже докладывает Поморка. – Голограмма активна, но в таком режиме заряда батареи хватит всего на пару часов.

– Думаю, они появятся не позже, чем через полчаса. Но, скорее всего, сначала пустят еще одного дрона.

Шах, активировав маскировку, занял свою позицию в руинах. Если все пройдет, как надо, он будет бить в тыл противнику.

Вернулись аэробайки головного дозора. Вот Як с Поморкой соскочили и побежали к своим укрытиям, им работать в лоб, у этой парочки самое мощное оружие. Терм с переснаряженной трофейной ракетной установкой устроился на четыреста метров дальше. Андроид, укрытый последним маскировочным полем должен был прямой наводкой снести головную платформу, а затем прикрыть остальных огнем скорострельной мелкокалиберной пушки. Только он один из всего отряда мог работать из нее с рук.

Потекли томительные минуты ожидания. Если Таран и Шах просчитали верно, мясники кинуться догонять их, ведь, если они думают, что отряд хочет затеряться в мертвом полисе, с точки зрения противника засада на них должна выглядеть абсурдной.

Жданов смотрел прямую трансляцию с «ока». Он не ошибся, сначала появился дрон, идентичный мячик, который на всех парах несся вперед, похоже, оператор выжимал все соки, дабы найти ускользнувший от него отряд. Просвистев мимо засады и ничего не заподозрив, тот унесся вперед. Пять минут, и вот он нашел «караван», вокруг которого суетились люди. Там было узкое место, два завала, они не давали нормально развернуться. Мясняки вошли в зону видимости дрона через десять минут, они уже знали, что колонная обнаружена, и теперь не особо спешили, но все равно скорость увеличили. Если все так и пойдет, они попадут в огневой мешок минут через двадцать.

– Они здесь, – сообщил Шах остальным.

Глава четвертая

– Начали, – отдал Жданов короткий приказ и, не снимая маскировки, поднявшись над обломками стены, дважды с секундной задержкой между выстрелами пальнул из гранатомета в заднюю плоскость головного аэрокара, который только что пропустил мимо себя.

Все вышло так, как и планировалось, – силовое поле выдержало попадание первой ракеты, а вот вторая ударила в борт. Расписанный кроваво-красными лозунгами черный аэрокар полыхнул изнутри огнем и влетел в стену дома напротив, наружу никто не выбрался. Тевтон тоже пальнул из своей ракетной установки, вот только поле платформы оказалось не в пример лучше, и выдержало обе ракеты – на пузыре вспухли два разрыва. В ответ ударил крупнокалиберный автоматический пулемет из башенки, едва не зацепив «рыцаря», тот едва успел нырнуть в укрытие, когда стальной шквал прошелся по стене рядом с ним.

Задний аэрокар тоже дымил, зарывшись мордой в разбитую дорогу, Токарь не пожалел одноразовый гранатомет и пробил с одного выстрела не только силовую защиту, но и бортовую броню, на этом успехи засады кончились. Платформы огрызались огнем, в небо взлетело сразу несколько дронов, которые, нащупав позиции противника, стали активно их долбать. Жданов вкатил еще одну гранату в пузырь, прикрывающий теперь уже головную платформу, уходящую на всех парах из огневого мешка, и снова безрезультатно, на этот раз ракета, отведенная защитой, как свечка ушла вверх и рванула метрах в ста над дорогой.

Дрон его засек и, развернувшись, полоснул очередью, но Шах уже рухнул на брюхо, а меткая очередь, выпущенная с земли, сожгла «стрелка» в один момент.

Юра вскочил на ноги, но повторный выстрел сделать не успел, почувствовав осторожное движение за спиной, он ничем себя не выдал, только активировал тыловую камеру. Инстинкт не подвел, в трех метрах от него, слегка сверкая остаточным проявлением телепорта, крался человек в легкой броне. В одной руке он сжимал пистолет, тяжелый и явно крупнокалиберный, он больше походил на обрезанный дробовик, а во второй – кинжал, лезвие которого тускло светилось зеленоватым светом.

Юра закинул гранатомет себе за спину и активировал щит, резко развернувшись, выхватил «Тролля». На все действия ушла секунда, именно она спасла ему жизнь – удар кинжала, хотя скорее это был короткий меч, пришелся в край энергетического щита, и… Жданов не поверил своим глазам, лезвие, не затормозив, срезало сантиметров двадцать наискосок, едва не дотянувшись до шлема. Одновременно прозвучал выстрел, не сказать что громкий, но и бесшумным не назовешь, словно камень в воду уронили со всей дури. Пуля угодила точно в щит, и тот погас, словно и не было его. Вот только больше шустрый мясник ничего сделать не успел, поскольку револьвер в руке Шаха дважды вздрогнул. Первая пуля угодила в грудь, и проделала в броне дыру размером с голову новорожденного и раскурочила грудную клетку, вторая попала в пах, оторвав все достоинство, которое еще оставалось у противника, хотя это было уже не нужно, первый выстрел не оставил ни одного шанса.

Шах выглянул наружу. Головная платформа, по которой он стрелял из граника, исчезла, вторая замерла прямо посреди дороги, чадя удушливым дымом.

– Таран, доклад, – приказал Шах.

Тяжелый мобильный доспех с замком внутри как раз выбрался наружу из своего укрытия и изучал обстановку.

– Уничтожено три единицы, – отозвался тот. – Потери противника – четыре человека гарантировано. Остальное после осмотра техники. У нас тоже не обошлось без потерь, Болида зацепило, а Микки разорвало в клочья. Кузнец говорит, что еще Терму перепало, но не фатально.

– Шах, вторая платформа ушла в сторону Вышеграда, прикрывшись от Тарана последней уцелевшей, – доложил Тевтон.

– Акме, что с Болидом?

– Не отвлекай, ему кисть оторвало, я сейчас пытаюсь ему ее прирастить.

– Понял. Токарь, Поморка, Таран, организовать охранение. Виола, выдвигайся к нам, я с Яком и Кузнецом осмотрю транспорты. Вперед, на все двадцать минут.

Шах, сидящий на третьем этаже, подобрал чужое оружие и, ухватив своего несостоявшегося убийцу за руку, поволок вниз. С одной стороны победа несомненна, но вот опять потери.

– А где Терм? – спросил он мрачного крафтера.

Тот махнул рукой дальше по улице.

– Жив, но ему прилетело аж три ЭМИ, пожгло кое-какую электронику, поэтому он не смог выстрелить из ракетомета. Его первым нащупали, как раз хотел отдать приказ ему на залп.

– Восстановишь?

– Я уже провел мониторинг, за пару часов верну его в строй. Тогда бери платформу свою и двигай за ним.

– Позже, – отозвался Кузнец, – там сейчас Акме колдует над Болидом. Ничего страшного за двадцать минут с андроидом не произойдет. Не, ну крутые ребята! Несмотря на засаду, большинство ушли. А этот откуда? – он махнуло рукой на мясника с раскуроченной грудной клеткой.

– А этого за мной отправили, телепорт, прямо за спиной возник. Представляешь, у него какой-то зеленоватый кинжал был, так он мне срезал край щита.

– Видел такие, очень редкая и дорогая штука, тебе повезло, ими обычно вооружают теней.

– Что за тени?

– Элитные ликвидаторы. Короче, с ними не все так просто, мастера ближнего боя, маскировки, телепортеры, а еще мутанты, не знаю, как, но они могут скрываться во тьме, как мусорщики. Их обучают на какой-то жутко секретной базе, и услуги стоят баснословно дорого.

Наконец Кузнец смог вскрыть дверь аэрокара, который сжег Жданов. Тот выгорел изнутри, все, что досталось отряду, исковерканный автомат незнакомой конструкции. Крафтер покрутил его в руках и зашвырнул внутрь, выражая крайнюю степень бесполезности. А вот тела внутри не оказалось.

– Не понял?

Кузнец пожал плечами.

– Мог автопилот быть, мог телепорт сидеть, который к тебе пожаловал. Все возможно.

– Як, что у тебя? – вызвал друга Жданов, тот вытаскивал труп из подбитой платформы.

– Трое в минус, один раненый, ему ногу оторвало по самые яйца. Я его немного подлатал, чтобы не сдох, очень мне интересно, что за парни это были, поскольку это ни хрена не кровопускатели.

– Мне тоже интересно, – согласился Юра.

Со вторым аэрокаром вышло лучше, водила сидел на месте без половины башки, двигательная установка разнесена в клочья, а осколок превратил голову мясника в писсуар. Все вокруг залито кровью, но хоть не выгорело.

– Итого пятеро дохлых и пленник, – подвел итог бывший капитан, – из примерно двух десятков, мы играли от засады, полная внезапность, хреново вышло. Это даже не Пиррова победа.

– Херово, – согласился Таран, – противник ушел, у нас потери.

Тела покойников сложили в рядок под стеной, Кузнеца отправили за поврежденным андроидом и ракетной установкой, а Шах и Як принялись за сбор трофеев, при этом Юра не забывал вертеть головой, он помнил, чем подобное закончилось в прошлый раз. Но «око», шныряющее по округе, говорило, что в периметре чисто.

Появилась Виола, брезгливо глянула на трупы и отошла подальше, ей удалось выстрелить всего дважды, и оба раза она промахнулась. Это были не обычные медлительные мясники, к которым она привыкла, один, попавший ей в прицел, успел завалить волка и Болида, после чего, вскочив на крышу платформы, укрылся за автоматической турелью, которую кто-то добросовестно покорежил.

Напавший на Шаха телепорт оказался не мужиком, а бабой, коротко стриженая блондинка спортивного телосложения с мутными почти прозрачными глазами, на вид лет тридцать.

– Слушай, а это что? – поинтересовался Як, указывая на заметный бугорок на позвоночнике, разместившийся между лопаток.

Жданов озадаченно уставился на подкожное вздутие, сантиметров десять в длину и пять в ширину, это наводило на мысли о мусорщиках с их темным шагом.

– Посмотри остальных.

– У всех есть, – через две минуты доложил Як. – Думаешь, это какое-то хирургическое изменение?

– Шрама нет, – ответил Юра. – Но тут медицина на уровне, никаких следов операции уже через неделю. Вот что, бери тело, которое получше сохранилось, и тащи его к Акме, она сейчас занята, но потом пусть посмотрит, что это такое.

– Правильно, – согласился Як, хватая за руку крепкого, но низкорослого мужика, которому пуля или осколок вошла точно в переносицу, но голова уцелела. – Нужно знать, что за шустрые ребята, уж больно дорого дались.

Управились минут за десять. Трофейная платформа оказалась десантной, все, что удалось взять, это пара ящиков гранат, ящик с ракетами, короба для крупнокалиберного пулемета. Снимать разбитую автоматическую турель, которую снаряды из пушки Тарана превратили в груду бесполезного железа, не стали. Пленник с оторванной ногой, раздетый, немного подлеченный и надежно зафиксированный, был посажен в штабной автобус, время для допроса все равно не было.

Шах стоял под прикрытием подбитой вражеской платформы и докуривал сигарету, когда почувствовал внимательный пристальный взгляд. В левой руке моментально возник щит, сейчас число активаций можно было не экономить, он завертелся, пытаясь найти то, что его насторожило. Стоящий рядом Як последовал его примеру, только еще и автомат свой успел вскинуть. Так они и замерли, спина к спине. Жданов поднял глаза и мгновенно нашел то, что его разглядывало. Прямо на куске стены, на уровне седьмого этажа, сидела кошка-белка с зелеными умными глазами. Она очень внимательно смотрела на него, и Юра был готов поспорить на что угодно, что этот зверь и тот, что сидел на высоком дереве и отвесил леща Эдгару, один и тот же. Обнаружив, что ее заметили, зверек незнакомой породы, махнув пушистым хвостом, исчез в здании.

– Отбой в танковых войсках, – деактивируя щит и выбрасывая окурок, скомандовал Шах. – Все, Як, хорошего понемножку, покурили, пора двигаться. Всем приготовиться к началу движения. Акме, как там Болид?

– Прирастила я ему руку, только работать он ей сможет не раньше, чем через пару дней. Сейчас займусь вашей посылкой. Хотя я уже догадываюсь, что я там увижу, слышала про эти разработки.

– Плохо и хорошо одновременно. Плохо, что пару дней, хорошо, что мы не потеряли бойца. Жду результата по наростам. Все, народ, погнали дальше.

С момента последнего выстрела прошло двадцать пять минут, три аэробайка рванули по маршруту, заодно их задача была прихватить голографическую обманку, которая так хорошо выручила отряд. Следом за ними в сотне метров плелась остальная колонна. Только вот за руль складской платформы пришлось сажать Тевтона, теперь штабная осталась без пулемета. Как жаль, что им не хватило очков, чтобы установить автоматические пулеметно-пушечные модули и на платформы. А еще стал сказываться дефицит людей.

 

Ночевали среди зарослей какого-то кустарника. Несмотря на осень, он был зеленым и отдаленно напоминал иву, такой же развесистый и с гибкими ветвями, вымахали эти кустики метра на три. Всея зелёная зона окружала фонтан, в котором, как ни странно, была вода, получилось нечто вроде местного болота. Дома вокруг лежали в руинах, за последний час Юра не видел ни одного выше пяти этажей. Завалов стало гораздо больше, продвижение замедлялось, и если его байк без особого труда находил бреши, то широкие платформы туда точно не могли протиснуться. Расчистив место, установили купол и собрали жилой модуль. Кузнеца от установки лагеря освободили, он занимался воскрешением Терма. Болид сидел мрачным, потеря пита сильно ударила по нему. Шах видел, что осталось от Микки, там нечего было собирать, две оторванные лапы и голова, вот самые целые части. Останки пита похоронили прямо на месте засады, он прикрыл собой хозяина, встав на задние лапы, и принял очередь из пулемета, установленного на головной платформе. Если бы не он, Болида можно было бы списать. Его подловили на открытой местности, когда он решил сменить укрытие.

После установки лагеря, взялись за пленного. Акме, привела его в чувство и отправилась препарировать тело с бугром на позвоночнике. Она про подобное слышала, но не видела, поэтому ее интерес просто зашкаливал.

Одноногий сидел на стуле, выглядел он плохо, бледный, обливающийся потом, обезболивающие отпустили его, новые никто тратить не собирался.

– Кто ты такой? – спросил Шах, садясь напротив пленника, сейчас в модуле помимо него были только Тевтон и Таран. Токарь взял на себя охрану лагеря.

Тот решил поиграть в героя – молча скрипел зубами и с ненавистью смотрел на Жданова и остальных.

– Давай ему вторую ногу отрежем? – предложил Тевтон. – Тебе ведь хочется опробовать кинжал этой мертвой сучки?

– Будет молчать, я ему не только ногу отрежу, – вставил свое слово Таран, – а еще лучше я позову Болида. Слышь, молчун, вы его пита убили и ему кисть оторвало. Он очень зол.

– Погоди с Болидом, – попросил Шах. – Повторяю вопрос – кто ты такой?

– Зачем вы на нас напали? – в свою очередь с болью в голосе спросил пленник.

– Дай-ка подумать, вы ранили моего пита, вы за нами следили, почему бы нам на вас не напасть? А когда мы ушли в отрыв, решили преследовать. А теперь, когда я ответил на твой вопрос, мясник, я слушаю тебя.

– Я не мясник, – возмущенно выкрикнул пленник.

И Жданов поверил, вот только сути дела не меняло, все, с кем он сегодня воевал, имели красную ауру. И если они не причисляли себя к мясникам, Юра сильно сомневался, что за куполом, а этот парень явно не из пояса, могут найтись хорошие люди.

– Повторяю вопрос, но это последний раз. Со своей стороны обещаю, расскажешь все честно, я тебя отпущу.

– Отпустишь? – выдавив улыбку, больше похожую на оскал, произнес пленник. – Одноного в выжженных землях в сорока километрах от территории, где я смогу найти помощь? А ты шутник. Я расскажу, но взамен вы возьмете меня с собой.

– Мясники совсем страх потеряли, – рассмеялся Тевтон. – Слышь, урод, ты не охренел ли в атаке? Нам не так уж и интересно, что ты за тварь. С тобой беседуют ради общей информации, кто за нами идет. Твои дружки передохли, в живых остался только ты. Так что, будь мужиком, расскажи все сам, а потом прими смерть, ну или топай на своей культяпке до дому, до хаты. Интереса у нас к тебе нет.

– Все погибли? – с сомнением спросил одноногий.

Юра кивнул.

– Нам досталось восемь тел, не считая тебя, остальные сгорели во второй платформе, мы в углях даже копаться не стали. Так что, колись, кто вы такие?

– Меня зовут Олег, и я темный.

– Кто? – переглянувшись, в один голос переспросили Шах и Тевтон.

– Темные – это орден чистильщиков, – пояснил Таран. – Они отличные убийцы, завязаны на Темной системе. Благодаря биоинженерии, как и мусорщики, могут ходить во тьме. Работают только за деньги, никаких садистских наклонностей как у мясников. Хотя работают и на них. Я прав?

Пленный кивнул.

– Если оценивать слухи пояса, то да. Вколите обезболивающее.

Юра поднялся и вколол в обрубок местную блокаду.

– Говори, – вернувшись на место, приказал он, – у тебя минут сорок.

– Мы купили информацию о вашем походе, это стоило нам много очков. Наш орден хочет уйти из выжженных земель, прилегающих к Вышеграду, и форпост, расположенный так далеко от полиса, самое лучшее решение. Наша задача – следовать за вами и при возможности захватить командира – владельца ключа. Если бы не наткнулись на караван исследователей, вы бы даже не узнали о нас. В результате боя был поврежден новейший маскировочный модуль. И мы уже не могли следовать за вами в режиме скрытности.

– Не слышал про такое, – скептически хмыкнул Тевтон.

– Не важно, я говорю правду. Мы были оснащены гораздо лучше вас. Ведь не видели вы нас, когда мы встали на отдых всего в пятистах метрах. Зато я видел, как ты хоронил свою женщину.

Шах задумчиво покрутил в руках сигарету, затем все же прикурил. То, что говорил этот непонятный темный, похоже на правду. Противник, как показал бой, был силен.

– Почему вы хотите уйти из пригорода? – спросил Таран.

– По нашим прикидкам город скоро падет. Не спрашивайте, как и почему, я только боевик, так думают наши командиры.

– Какой результат боя с искателями?

– Противник потерял человек пять и один транспорт, нам досталось серьезней. Сейчас они медленно двигаются следом с полной уверенностью, что не потеряют вас. Я все сказал.

Таран переглянулся с Шахом. Честно говоря, вопросов было еще много, только вот к настоящему моменту они не имели никакого отношения. Жданов активировал шлем и вызвал зама.

– Что думаешь?

– Думаю, нужно ликвидировать, – отозвался Таран. – Информации, конечно, с него можно натопить. Но у нас на это нет времени. Отпускать его точно нельзя, ведь мы не знаем, куда делись его уцелевшие дружки, а этот для них будет источником информации.

– С собой брать нельзя, – согласился Тевтон.

– Значит, ликвидируем, – подвел итог Шах.

Он уже потянулся к кобуре, когда Таран сделал два шага, в его руке возник нож, без замаха клинок легко пробил грудь пленника. Тот несколько секунд смотрел прямо в глаза Жданову, и во взгляде было понимание.

Таран вытер лезвие о майку мертвеца, как-то странно крутанул в пальцах рукоять, и оружие снова исчезло.

– Офигеть, – тихо произнес Тевтон, – скил «последний шанс»?

Замок кивнул.

– На левой руке нож, на правой пистолет.

– Не помню такого скила, – озадачился Шах.

– Узкоспециальный, дается после достижения «ликвидатор», которое идет наградой за уничтожение сотни мясников, да и стоимость установки на каждую руку кусается.

– Как думаешь, что значат его слова про искателей?

Таран задумался.

– Может, они как-то за нами следят?

– Или среди нас их человек, – предположил Тевтон.

Все озадаченно переглянулись, проблема в том, что вычислить крысу было абсолютно нереально, если он, конечно, не проколется.

Шах сидел над картами, завтра они покинут район контроля Системы, до границы осталось всего пять километров, и путь станет совсем призрачным, придется идти наугад.

– Шах, тебе не кажется, что все идет не по плану? – подсев к Жданову, поинтересовался Тевтон.

– Не кажется, – отозвался Юра усталым голосом, – я в этом уверен. – Он достал сигарету и, прикурив, посмотрел на друга. – Слушай, как там твоя интуиция, что говорит?

Пулеметчик на пару минут задумался.

– Знаешь, я ведь поэтому и подошел, у меня предчувствие плохое. Настолько плохое, что я готов предложить тебе вернуться.

– Ты с остальными говорил?

Тевтон покачал головой.

– Нет, но мы взялись за задачу, которая, похоже, нам не по силам, чувствуется нехватка людей, и если пока с техникой порядок, как и со снаряжением, то вот с людьми все плохо.

– Знаю, но никто из нас не представлял, что мы понесем потери, даже не выйдя из купола. Болид скоро вернется в строй, волк не такая уж и большая потеря, а вот Диара… Но я не думаю, что нам позволят вернуться.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?