3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Последний довод королей

Tekst
52
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Последний довод королей
Последний довод королей
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 54  43,20 
Последний довод королей
Последний довод королей
Audiobook
Czyta Кирилл Головин
Szczegóły
Audio
Последний довод королей
Audiobook
Czyta Кирилл Головин
27 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

До чего напыщенная вышла речь. На последних словах Джезаль был готов провалиться сквозь землю со стыда. Бедняков он всегда презирал, и за последнее время его взгляды особенно не изменились, однако к середине своего выступления он так разгорячился, что ничего не оставалось, кроме как завершить его на помпезной ноте.

Однако на стражников это произвело неизгладимое впечатление. Все трое, ухмыляясь, отступили назад, причем с таким видом, как будто им удалось выполнить задуманное.

Толпа принялась бурно восторгаться Джезалем, чего он совсем не желал.

– Молодец, парень!

– Есть еще на свете храбрецы!

– Как он сказал, его зовут?

– Капитан Луфар! – неожиданно крикнул Байяз. Джезаль резко развернулся назад с наполовину вставленными в ножны шпагами. – Капитан Джезаль дан Луфар, победитель прошлогоднего турнира, только что вернулся из долгого опасного путешествия по западным землям! Луфар, вот как его зовут!

– Он сказал – Луфар?

– Тот самый, что выиграл турнир?

– Точно! Я сам видел, как он одержал верх над Горстом!

Люди во все глаза таращились на Джезаля, и на их лицах читалось уважение. Кто-то протянул руку, словно желая прикоснуться к краю его куртки; Джезаль отпрянул назад, едва не споткнувшись о девушку-нищенку, из-за которой и разгорелся сыр-бор.

– Благодарю вас, – залепетала она с жутким простонародным выговором, а из-за разбитого стражником рта произношение было особенно ужасным. – Ах, сэр, благодарю, благодарю…

– Пустяки.

Джезаль попытался отодвинуться от нее, чувствуя себя крайне неуютно: при ближайшем рассмотрении девушка оказалась не просто чумазой, а невообразимо грязной – того и гляди подцепишь какую-нибудь заразу. Впрочем, внимание восторженной публики ему скорее понравилось. Так он и продолжал пятиться под улыбки, взгляды и восхищенные перешептывания толпы.

По пути от Четырех углов Ферро время от времени хмуро на него посматривала.

– В чем дело? – резко спросил Джезаль.

Она пожала плечами.

– А ты уже не такой трус, как раньше.

– Благодарю за щедрый комплимент! – И он набросился на Байяза: – Что за цирк, черт возьми, был сейчас на площади?

– Ну-ну, мой мальчик, это не цирк – это вы совершили добрый поступок. Меня просто распирало от гордости! Похоже, мои уроки не прошли для вас даром.

– Я не о том! – прорычал Джезаль, убежденный, что из постоянных лекций Байяза вынес меньше, чем ничего. – Зачем вы объявили на весь свет мое имя и подробности моей жизни? О сегодняшнем происшествии станет болтать вся Адуя!

– Я рассуждал иначе. – Маг слабо улыбнулся. – Мне просто хотелось, чтобы люди знали, кто совершил этот благородный поступок. Ты помог тому, кому в жизни повезло меньше, чем остальным, ты помог несчастной даме в беде, защитил слабого… Это поистине достойно восхищения.

– Но… – пробормотал Джезаль, гадая, издевается над ним старик или говорит серьезно.

– Тут, мой юный друг, наши пути расходятся.

– Вот как! Неужели?

– И куда ты собираешься идти? – с подозрением спросила Байяза Ферро.

– У меня есть кое-какие дела, – ответил маг. – Ты, кстати, идешь со мной.

– С чего бы вдруг?

С той минуты, как они покинули пристань, ее настроение стало еще хуже обычного – насколько такое вообще возможно.

Байяз раздраженно возвел глаза к небу.

– Потому что ты не знаешь, как вести себя в местах вроде этого, и в одиночку дольше пяти минут не продержишься. Вот почему! А вы… – он обернулся к Джезалю, – вы, полагаю, намереваетесь вернуться в Агрионт?

– Да, разумеется.

– Понятно. Что ж, благодарю вас, капитан Луфар, – за ту роль, что вы сыграли в нашем маленьком приключении.

– Ах ты, магово отребье! Да как у тебя язык повернулся? Твоя безумная, бессмысленная авантюра, которую ты именуешь «маленьким приключением», отняла у меня уйму сил и времени! – Однако в действительности он сказал следующее: – Не за что. – И протянул старику руку, намереваясь пожать ее лишь слегка. – Это была честь для меня.

Пожатие Байяза оказалось неожиданно крепким.

– Рад это слышать. – Внезапно старик приблизил свое лицо почти вплотную к лицу Джезаля, и от пронзительного взгляда мерцающих зеленых глаз молодому человеку стало не по себе. – Возможно, нам предстоит вновь поработать вместе.

Джезаль опешил. «Поработать вместе» звучало ужасно.

– Ладно… тогда… э-э… когда-нибудь… увидимся, – промямлил он, мысленно надеясь, что этого не случится.

Маг, ухмыльнувшись, отпустил его дрожащие пальцы.

– Конечно, увидимся, я в этом уверен.

Сквозь ветви ароматного кедра ярко сияло солнце, и пронизанная лучами крона отбрасывала на землю знакомую ажурную тень. По узкому двору гулял ласковый ветерок, а на деревьях, как прежде, щебетали птицы. Вокруг высились старые казармы, опутанные шелестящими плетями плюща, – они ничуть не изменились. На этом картины из счастливого прошлого, что хранил в памяти Джезаль, заканчивались. По ножкам стульев расползлись бархатистые пятнышки мха, на поверхности стола засохла толстая корка птичьего помета, давно не стриженая трава шлепала Джезаля по икрам увядшими соцветиями.

Сами игроки давно здесь не появлялись. Задумчиво рассматривая скользящие по серым доскам тени, Джезаль будто наяву слышал смех друзей, ощущал во рту вкус табака и выпивки, а между пальцами – веер карт. Вот здесь обычно сидел Челенгорм, игрок вспыльчивый и безрассудный. Здесь хохотал над шуточками в свой адрес Каспа. Здесь, откинувшись на спинку, сидел Вест и с молчаливым неодобрением покачивал головой. Здесь нервно тасовал колоду Бринт в надежде на выигрыш, но удача ему так ни разу и не улыбнулась.

А здесь когда-то сидел сам Джезаль… Выдернув стул из цепких стеблей травы, он плюхнулся на сиденье, забросил одну ногу на стол и качнулся назад. Неужели когда-то с этого самого места он пристально наблюдал за друзьями, обдумывая разнообразные комбинации, чтобы их обыграть? Нет, больше он такими глупостями заниматься не будет! Если только пару партий…

Поначалу Джезаль надеялся, что как только приведет себя в порядок, то все возвратится на круги своя. Он хорошенько вымылся, тщательно побрился, привел в порядок волосы, но его ожидания не оправдались: даже после привычных процедур он чувствовал себя гостем в своих пыльных комнатах. Ни блеск начищенных сапог, ни сияние пуговиц, ни идеально нашитые золотые галуны его не радовали.

Когда он наконец подошел к любимому зеркалу, перед которым с удовольствием крутился часами в прежние беспечные дни, при виде своего отражения окончательно пал духом. Из виссеринского стекла на него смотрел худой, потрепанный путешественник с горящим взором; безобразный шрам на кривой челюсти рыжеватая бородка почти не прикрывала. Все старые мундиры оказались ужасно неудобными, накрахмаленная ткань царапала кожу, а воротничок просто душил. Он больше не чувствовал, что это его форма. Он больше не чувствовал себя солдатом.

Джезаль даже не знал, кому он должен подать рапорт о том, что вернулся: все более-менее знакомые офицеры отправились в Инглию. Конечно, при желании он мог отыскать лорд-маршала Варуза, но на самом деле он уже достаточно хорошо был знаком с опасностями, чтобы самому не спешить им навстречу. Нет, он не против выполнить свой долг, если ему прикажут. Только пусть ищут его сами.

Пока у Джезаля имелось другое, более важное дело, при одной мысли о котором его бросало в дрожь от страха и волнения. Он с силой оттянул пальцем сдавливающий горло воротничок. Не помогло. Все же, как любил повторять Логен, есть вещи, которые лучше сделать, чем жить в страхе перед ними. Сначала Джезаль взял парадную шпагу с нелепым латунным орнаментом на эфесе, но после минутного раздумья кинул ее на пол и зашвырнул носком сапога под кровать. Как советовал Логен, притворяйся дураком. Он вновь прицепил к поясу длинную, испытанную в путешествии шпагу и с глубоким вздохом направился к двери.

На улице ничего страшного или опасного Джезалю не встретилось. Это был спокойный район, расположенный вдалеке от шумных рынков и грохота производственных цехов. Где-то по соседству предлагал свои услуги хриплоголосый точильщик ножей; под карнизом одного из скромных домиков робко ворковал голубь; чуть в стороне, – судя по цокоту копыт и скрипу колес, – проехала повозка. В остальном здесь царила тишина.

Пройдясь два раза мимо дома Веста, Джезаль в нерешительности остановился. Пожалуй, хватит разгуливать под окнами: вдруг Арди увидит? Если она его узнает, то сильно удивится, какого черта он тут болтается. И Джезаль принялся наматывать круги подальше от заветной двери, размышляя, что бы такое сказать, когда Арди ему откроет.

«Я вернулся!»

Нет, слишком напыщенно.

«Здравствуй! Как поживаешь?»

Нет, слишком буднично.

«Это я, Луфар».

Нет, слишком сухо.

«Арди, я так по тебе скучал!»

Нет, слишком жалко.

В окне верхнего этажа близстоящего дома он вдруг заметил мужчину, который, нахмурив брови, буравил его недовольным взглядом. Джезаль закашлялся и поспешил прочь, приговаривая под нос:

– Лучше сделать, лучше сделать, лучше сделать…

Он громко постучал кулаком в деревянную дверь – и замер в ожидании. Сердце едва не выпрыгивало из груди. Щелкнул засов. Губы Джезаля изогнулись в заискивающей улыбке. Дверь распахнулась, и на пороге появилась низенькая, щекастая, малопривлекательная девица. Какие бы перемены ни произошли за время его странствий, это явно была не Арди…

– Вы к кому?

– Э-э…

Служанка! Какой он дурак! Неужели Арди сама открывала бы дверь? Она, конечно, не аристократка, но и не нищенка. Джезаль откашлялся.

– Я вернулся… То есть я хочу сказать… Здесь живет Арди Вест?

– Здесь. – Девушка открыла дверь еще шире, и Джезаль вошел в сумрачную переднюю. – Как вас представить?

– Капитан Луфар.

Служанка резко повернула голову, словно Джезаль дернул ее за невидимую ниточку.

 

– Капитан… Джезаль дан Луфар?

– Да, – озадаченно пробормотал он.

Неужели Арди обсуждала его с прислугой?

– О-ой! – Глаза ее стали как плошки, словно в дом наведался сам гуркхульский император. – Если вы подождете… – Она указала на дверь, ведущую в соседнюю комнату, и поспешила в глубь коридора.

Джезаль вошел в гостиную. Комнату, похоже, обставлял человек с избытком денег и недостатком вкуса. Вдобавок ему чуть-чуть не хватило пространства для воплощения своего грандиозного замысла. Массивные кресла с пестрой обивкой, безразмерный, богато украшенный шкаф, огромная картина – будь она чуть больше, пришлось бы прорубать стену к соседям. В проемы между шторами струились две полоски света, озаряя кружащуюся пыль и играя бликами на полированной поверхности шаткого антикварного столика. По отдельности эти предметы мебели были, вероятно, ничего, но их нагромождение буквально душило. Хмуро оглядев гостиную, Джезаль напомнил себе, что пришел сюда ради Арди, а не ради изысканного интерьера.

До чего нелепо. Колени дрожат, во рту пересохло, голова кружится – и с каждой секундой ему все хуже и хуже. Даже в Аулкусе, отбиваясь от своры визжащих шанка, он так не боялся. Нервно сжимая и разжимая кулаки, Джезаль обошел комнату по кругу. Приблизился к окну. Оглядел тихую улочку. В конце концов он оперся на кресло и, перегнувшись через спинку, принялся рассматривать висящую на стене картину. На полотне был изображен небрежно восседающий на троне король могучего телосложения; голову его венчала огромная корона, а у ног теснились кланяющиеся вельможи в отороченных мехом одеяниях. Джезаль сразу узнал Гарода Великого, но этот факт его не особенно обрадовал. Свершения этого человека были любимой и самой нудной из историй Байяза. Плевать он хотел на Гарода Великого. Пошел он…

– Так-так-так…

В дверном проеме, склонив голову набок, стояла Арди. Яркий свет, льющийся из коридора за спиной девушки, блестел в ее темных волосах и мягким мерцанием окутывал белое платье; на затененном лице угадывалось слабое подобие улыбки. Она, похоже, ничуть не изменилась. А ведь в жизни часто так случается: ждешь, ждешь чего-то – а в результате все оборачивается жестоким разочарованием. К счастью, этого нельзя было сказать о столь желанной встрече с Арди. Заготовленные фразы мгновенно вылетели у Джезаля из головы – он онемел точь-в-точь, как в день их знакомства.

– Значит, ты жив, – негромко проронила она.

– Да… э-э… вроде бы. – Он криво улыбнулся. – Ты думала, что я погиб?

– Скорее надеялась. – Улыбка сползла с его лица. – От тебя ведь не пришло ни строчки. Нет, на самом деле я думала, что ты просто обо мне забыл.

Джезаль помрачнел.

– Прости. Мне ужасно жаль. Я хотел написать. Правда…

С хмурым видом Арди захлопнула дверь и, сцепив руки за спиной, прислонилась к створке.

– Поверь, я каждый день об этом думал! Но меня так внезапно вызвали… – Он сокрушенно покачал головой. – Я не успел никому ничего сказать, даже семье. Я был… Я был очень далеко, на западе.

– Знаю. В городе только об этом и говорят. Слухи дошли даже до меня, а значит, о твоем путешествии известно всем и каждому.

– Так тебе известно?

Арди кивнула головой в сторону коридора.

– Мне рассказала служанка.

– Служанка?

Какого черта в Адуе хоть кому-то известно о его злоключениях? Тем более, служанке Арди Вест. В сознании всплыла ужасная картинка: толпа простонародья с насмешливым хихиканьем потешается над его рыданиями из-за изувеченного лица; все шушукаются о том, каким идиотом выглядел доблестный капитан Луфар, когда его кормил с ложечки безобразный дикарь-северянин. Джезаль почувствовал, что краснеет до корней волос.

– И что она рассказала?

– Можно подумать, ты не знаешь. – Арди с рассеянным видом прошла в глубь комнаты. – Что во время осады Дармиума ты вскарабкался на крепостную стену. Было такое? Что открыл ворота войскам императора…

– Что? – Джезаль растерялся еще больше. – Дармиум? То есть я имею в виду… кто ей сказал…

Арди подходила к нему все ближе и ближе; от нарастающего волнения он начал запинаться, а потом окончательно умолк. Девушка сделала еще шаг и, приоткрыв губы, посмотрела на него снизу вверх. До чего она близко! Как будто вот-вот бросится ему на шею и поцелует. Прикрыв глаза, Джезаль в предвкушении подался вперед, губы его задрожали… Однако Арди вдруг развернулась, едва не задев его лицо волосами, и направилась к шкафу. Ошеломленный Джезаль проводил ее взглядом.

Повисло дурацкое молчание. Девушка достала из шкафа графин, наполнила два бокала вином и протянула один Джезалю; на миг ее рука дрогнула, и темно-красная жидкость, плеснувшись, поползла липкой струйкой по стенке бокала.

– Ты изменился.

Замечание его смутило, и он непроизвольно прикрыл рукой шрам на нижней челюсти.

– О, я не об этом! То есть не только об этом, а в целом. Ты какой-то другой.

– Я…

Вид Арди сводил его с ума, она казалась ему еще пленительнее, чем прежде, – ведь прежде на него не давил груз долгой разлуки: он не мечтал о ней дни напролет посреди диких пустошей, не томился месяцами в ожидании встречи.

– Я так скучал по тебе! – Слова вырвались сами собой. Почувствовав, что снова краснеет, Джезаль поспешил сменить тему беседы. – Есть вести от брата?

– Коллем пишет каждую неделю. – Резко запрокинув голову, Арди осушила бокал и вновь наполнила его вином. – С тех пор, как выяснилось, что он жив.

– Что?!

– Почти месяц от него не было ни слуху ни духу. Я думала, он погиб в сражении. К счастью, ему удалось спастись.

– А что, было сражение?! – едва не сорвавшись на визг, воскликнул Джезаль.

Спустя миг до него дошло: на Севере война! Разумеется, все это время там шли бои. Наконец ему удалось овладеть голосом.

– Что за битва?

– Та, где погиб принц Ладислав.

– Ладислав мертв?! – снова тоненько, почти по-женски, вскричал Джезаль.

Кронпринца он видел несколько раз, и тот был настолько поглощен собой, что казался неуязвимым для внешнего воздействия. Неужели такой человек может умереть как обычный смертный, от простого удара шпагой или стрелы? Тем не менее факт оставался фактом.

– А чуть позже убили его брата.

– Рейнольт? Убит?

– Да, во дворце, в собственной постели. Когда король умрет, нового монарха выберет голосованием открытый совет.

– Голосованием? – Его голос взмыл до сопрано – даже в горле запершило.

– За убийство принца казнили эмиссара Уфмана, хотя он скорее всего невиновен, – продолжала рассказывать Арди, в очередной раз наполняя бокал. – В результате война с гурками так и тянется…

– Мы еще и с гурками воюем?

– Дагоска пала в начале года.

– Дагоска… пала?

Джезаль одним долгим глотком осушил бокал и, уставившись на ковер, попытался переварить неожиданные новости. Разумеется, во время его отсутствия жизнь шла своим чередом, ничего удивительного. Но кто бы мог подумать, что мир столь резко перевернется с ног на голову? Война с гурками, битвы на Севере, выборы нового короля…

– Еще бокал? – спросила Арди, покачивая в руке графин.

– Не откажусь.

Поистине великие перемены, правду сказал Байяз. Сосредоточенно, почти сердито хмурясь, Арди смотрела, как в бокал с бульканьем льется вино, а Джезаль смотрел на нее. На верхней губе девушки он заметил маленький шрам. Как же он раньше его не видел? Джезалю страшно захотелось к нему прикоснуться, зарыться пальцами в темные волосы, прижать к себе гибкий стан… Все великие перемены меркли рядом с тем, что происходило здесь, в скромной гостиной. Кто знает – вдруг его жизнь тоже вот-вот коренным образом изменится? Только бы подобрать правильные слова и набраться смелости их произнести.

– Я безумно по тебе скучал, – отважно начал Джезаль.

Однако Арди, раздраженно фыркнув, прервала его жалкие излияния.

– Не глупи.

Он поймал ее руку и посмотрел в глаза.

– Да, прежде я был глупцом. Но теперь все иначе. Много раз по пути через равнину меня удерживала на плаву одна-единственная мысль… что я снова буду с тобой. Каждый день я мечтал о встрече…

Признания Джезаля девушку не тронули; сдвинув брови, она молча глядела ему в лицо. Его охватила досада: он столько перенес, а Арди не желает сделать и шага навстречу!

– Прошу тебя, пожалуйста, я пришел не для того, чтобы ссориться.

Осушив очередной бокал, она мрачно уставилась в пол.

– Я не понимаю, зачем ты вообще пришел.

– Потому что я тебя люблю и не хочу с тобой расставаться! Пожалуйста, пообещай, что выйдешь за меня замуж! – едва не выпалил Джезаль, но в последний момент заметил на губах Арди презрительную усмешку, и слова застряли у него в горле. Он и забыл, как с ней порой тяжело! – Я пришел, чтобы извиниться. Знаю, я тебя разочаровал. Я пришел сразу, как только смог, но ты, вижу, не в настроении. Что ж, зайду позже.

Резко повернувшись, он направился к двери, но Арди его опередила и быстро защелкнула замок на ключ.

– Ты бросил меня, не соизволив написать ни строчки, а теперь снова хочешь бросить, даже не поцеловав?

Нетвердой походкой она двинулась к Джезалю, он попятился.

– Арди, ты пьяна.

Девушка раздраженно вскинула голову.

– Я всегда пьяна. Ты, кажется, говорил, что сильно по мне соскучился?

– Но… я думал… – испуганно пробормотал он.

– Думал! В том-то твоя проблема! По этой части ты не слишком силен.

Арди продолжала его теснить, а он продолжал отступать, пока, споткнувшись о шпагу, не уперся в край стола.

– Разве я не ждала тебя? – прошептала она, и лицо Джезаля обдало жаркое, кисло-сладкое от вина, дыхание. – Как ты просил…

Губы девушки коснулись его губ, кончик языка нежно очертил контур рта. С тихим урчанием она прижалась к его груди, а мягкая ладонь, скользнув вниз, начала через брюки поглаживать пах. Чудесное ощущение! Джезаль мгновенно возбудился. Однако несмотря на разливающееся по телу блаженство, его не оставляла тревога. Он нервно взглянул в сторону двери и хрипло спросил:

– А слуги?

– Если им что-то не нравится, пусть катятся к черту и ищут другую работу. Нанимала их не я.

– А кто… Ах!

Запустив пальцы ему в волосы, она рывком развернула к себе его лицо и воскликнула:

– Да забудь о них! Ты ведь пришел ради меня?

– Да… да, конечно!

– Так скажи это! – Ее ладонь крепко, почти до боли, сдавила ему член.

– Ах… Я пришел ради тебя.

– Ну? Вот она я. – Немного поколдовав над пряжкой, Арди расстегнула Джезалю ремень. – Не надо стесняться.

Он попытался перехватить ее запястье.

– Арди, подожди…

Но она вдруг залепила ему свободной рукой пощечину, так что голова у него мотнулась вбок, а в ушах зазвенело.

– Я уже полгода изнываю от безделья, – едва разборчиво зашипела Арди. – Чуть с тоски не умерла! Понимаешь? А ты говоришь – подожди! Да пошел ты!..

Вцепившись одной рукой ему в лицо, другой она бесцеремонно вытащила из штанов член и принялась его ласкать. Джезаль стоял с закрытыми глазами, прерывисто дыша, – весь мир, кроме ее нежных пальцев, для него исчез.

Арди укусила его за губу, сначала слегка, потом сильнее.

– М-м-м… – застонал Джезаль. – М-м-м…

И она продолжила его кусать – страстно, настойчиво, безостановочно, как будто хотела съесть. Он попытался вывернуться, но путь к отступлению сзади перекрывал стол, а впереди – Арди. Джезаль ошалел от боли и изумления, и чем сильнее становилась боль, тем меньше оставалось изумления.

– А-а-а!

Он перехватил запястье, выкрутил его и швырнул Арди на стол. Она тихо охнула, стукнувшись лицом о полированное дерево.

Джезаль растерянно замер над распластанной девушкой. Во рту у него стоял соленый привкус крови. Блестящий темный глаз Арди, прикрытый завесой спутанных волос, холодно и равнодушно смотрел на него поверх вывернутого плеча. Упавшие на губы пряди трепетали от тяжелого прерывистого дыхания. Джезаль отпустил запястье. На белой коже розовели яркие отпечатки его пальцев. Арди медленно опустила освобожденную руку, взялась за подол платья и задрала юбку вверх. Затем вторую. И так до тех пор, пока все юбки не собрались комом на талии. Взору Джезаля предстал голый бледный зад.

Что ж, может, он теперь и другой человек, но по-прежнему мужчина…

При каждом толчке голова Арди стукалась о штукатуреную стену, а его бедра звонко шлепали о ее ягодицы; брюки вместе со шпагой постепенно соскользнули по ногам в ворс кантийского ковра. При каждом толчке стол громко негодующе скрипел, словно они трахались на спине недовольного старика. При каждом толчке Арди издавала хриплый стон, а Джезаль вздыхал – но не от боли или удовольствия, а потому что запыхался, совершая столь энергичные движения. К счастью, закончилось это быстро.

В жизни часто так случается: ждешь, ждешь чего-то – а в результате все оборачивается жестоким разочарованием. Именно это сейчас и произошло. Не о яростном совокуплении на столе в безвкусной гостиной мечтал он долгими часами, когда, изможденный и замерзший, ехал через кишащую опасностями равнину, согревая себя мыслями об Арди. С виноватым видом Джезаль торопливо спрятал поникший член в штаны. До чего же стыдно, до чего тошно! От клацанья пряжки на ремне ему захотелось стукнуться лбом об стену.

 

Арди поднялась и, уставившись в пол, расправила юбки. Джезаль тронул ее за плечо.

– Арди…

Сердито стряхнув его руку, она двинулась в глубь комнаты и что-то бросила за спину. Небольшой предмет с металлическим звяканьем упал на ковер. Ключ.

– Можешь идти.

– Что?

– Уходи! Ты ведь получил, что хотел?

Не веря своим ушам, он облизал окровавленную губу.

– По-твоему, я хотел это? – Она молчала. – Я люблю тебя!

Арди глухо кашлянула, словно ее вот-вот стошнит, и медленно покачала головой.

– Почему?

Джезаль растерялся. Он уже сам запутался в своих словах и чувствах. Наверное, стоит объясниться заново, но с чего начать? Все это походило на ночной кошмар, и оставалось лишь уповать на скорое пробуждение.

– В каком смысле – почему?

Со сжатыми кулаками она подалась вперед и, брызгая слюной, пронзительно крикнула:

– Я ведь презренное ничтожество! Все, кто меня знает, меня ненавидят! Меня ненавидел отец! Меня ненавидел брат! – Ее голос сорвался, лицо исказила гневная, страдальческая гримаса. – Я порчу все, к чему прикасаюсь! Я – дерьмо! Почему ты этого не видишь?

Арди закрыла лицо руками и, задрожав, повернулась к нему спиной.

Потрясенный Джезаль молча смотрел на содрогающуюся от безмолвных рыданий фигурку, и у него самого затряслись губы. Старый Джезаль дан Луфар быстро схватил бы ключ, вылетел стрелой на улицу и впредь на пушечный выстрел не приблизился бы к дому Вестов, тихо радуясь, что так легко отделался. Новый Джезаль об этом только подумал. Крепко подумал. Но теперь он был сильнее, чем прежде. По крайней мере, так он мысленно себя уверял.

– Я люблю тебя. – Слова, слетевшие с окровавленных губ, отдавали ложью, но отступать было поздно. – Люблю по-прежнему. – Джезаль пересек комнату и, несмотря на сопротивление, заключил Арди в объятья. – Ничего не изменилось.

Он запустил пальцы в темные длинные волосы и прижал ее голову к груди. Она тихо плакала, уткнувшись в нарядный мундир, размазывая слезы и сопли.

– Ничего не изменилось, – вновь прошептал Джезаль.

И это было неправдой.