Цвет бедра испуганной нимфы

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Цвет бедра испуганной нимфы
Цвет бедра испуганной нимфы
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 34,21  27,37 
Цвет бедра испуганной нимфы
Audio
Цвет бедра испуганной нимфы
Audiobook
Czyta Марина Титова
19,91 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава третья

– Со всеми вопросами к Леониду Борисовичу, – сказала главбух и потрогала указательным пальцем верхнюю губу.

Марфина и не собиралась ничего спрашивать. Она и так знала, что почти вся прибыль отправляется на обналичку через подставные фирмы-однодневки, зарегистрированные на никому не известных людей. Вряд ли налоговая обнаружит какие-то нарушения, потому что проверки уже проходили и раньше и замечаний по ведению бухгалтерского учета не было. Правда, Марушкин как-то проговорился, что налоговая у него прикормленная, и если это правда, то это их дела с Лидией Федосеевной, а у Нины своя епархия: курсы по обучению бизнес-планированию – самостоятельное юридическое лицо со своим счетом и собственным бухгалтером. Налоги, аренду, коммуналку, даже охрану – фирма все оплачивает сама. А охранники не только на входе, но в зале во время выступлений Леонида Борисовича, у дверей стоят крепкие парни на случай, если что-то пойдет не так – к примеру, если явятся провокаторы или журналисты. Хотя все всегда шло как по маслу: присутствующие аплодировали, размахивали руками и подпрыгивали от нетерпения в предвкушении счастливых перемен в своей жизни – в ожидании успеха и богатства, разумеется. Нина понимала, что фирма Марушкина – это, как ее ни называй, пирамида, или предприятие, имеющее все признаки мошеннической структуры. Но гнала от себя такие мысли, убеждала себя в том, что если нет пострадавших, то и криминала никакого тоже не имеется.

Леня любил делать подарки – из своих зарубежных поездок он всегда привозил презенты подчиненным: главбуху – дорогую косметику, своему водителю Михаилу – кобуру скрытого ношения, звезду техасского шерифа, темные очки «рейбан-авиатор», литровую бутылку «Бурбон стронг кентукки виски» и прочую мелочовку. Нине он сделал только один подарок – привез ей статуэтку нимфы с кувшином, уменьшенную копию экспоната из национального музея археологии в Милане. Зато Жанна постоянно дарила своей лучшей подруге что-нибудь значимое. Из последней своей вылазки в Париж подруга привезла брючный костюм бледно-розового цвета. Костюм Нине понравился, а вот цвет не очень. Бывшая Гуренко с умным видом объяснила, что в мире моды это сейчас самый популярный колер, и называется он «цвет бедра испуганной нимфы». Вероятно, она специально подыскивала что-то именно такого цвета с редким названием, прекрасно зная, что Марфину уже давно называют нимфой. Все, даже те, кто видел ее впервые, ухмылялись при встрече: «Ах, вы та самая нимфа!» Было очень обидно, словно ее считают нимфоманкой…

Она еще раз заглянула на лекцию Лени. Тот как раз распространялся о психологии.

– …От типа темперамента зависит очень многое, – уверял Марушкин внимательных слушателей, – сангвиник или холерик, меланхолик или флегматик – ваш темперамент оказывает влияние на выбор бизнеса. Флегматики отдают предпочтение научной сфере, холерики вкладывают средства в шоу-бизнес, сангвиники выбирают банковский сектор…

Леонид Борисович заметил вошедшую в зал Марфину.

– А вот и наша воздушная нимфа, – объявил он. – Казалось бы, эфемерное создание, а на самом деле – непревзойденный финансовый аналитик. Так что внешность зачастую обманчива, но…

Произнеся эти слова, Марушкин поднял руку и дождался, когда зал стихнет.

– Располагающая внешность – уже половина успеха, – продолжил он. – А ведь встречаются отдельные экземпляры, которым в силу непонятного влечения к ним хочется доверять без лишних слов и ненужных доводов.

Леонид Борисович обвел взглядом первые ряды зала и показал рукой:

– Вот вы, молодой человек.

В третьем ряду со своего кресла поднялся удивленный мужчина лет тридцати.

– Мне кажется, что мне знакомо ваше лицо, – начал было Марушкин и осекся. – Погодите… Вы вроде даже на меня чем-то похожи… Или мне кажется?

– Похож, похож! – раздались голоса. – Еще как похож!

Леонид Борисович начал махать рукой, призывая парня на сцену. Тот поднялся, приблизился к нему, и тут же раздались бурные аплодисменты. Перевозбужденные слушатели бизнес-коуча готовы были аплодировать чему угодно. Нина смотрела на мужчин, стоящих рядом на сцене, и сравнивала: рост, фигура, черты лица… Сходство действительно было, но не такое, чтобы восхищаться подобной игрой природы.

– Как вас зовут? – обратился Марушкин к своему поклоннику. – Назовите имя… И без отчества, пожалуйста, а то… сами понимаете….

И снова аплодисменты и смех.

– Меня зовут Виктор, – почти выкрикнул молодой человек.

– Дело в том, Виктор, что внешность играет большую роль, – продолжил лекцию Леонид Борисович, – потому что не только образ жизни, но и внутренний мир накладывает отпечаток на облик человека. Глядя на вас и видя почти что свое отражение, я проникаюсь к вам доверием, а как иначе – нельзя же сомневаться в самом себе. Мне кажется, что вы думающий, ответственный и порядочный человек, и при этом с авантюрной жилкой… А ваше имя Виктор означает «победитель». А это намекает, что у вас уже на уровне подсознания заложена тяга к победе. Я бы доверил вам свои финансы… Кстати, сколько вы вложили в мои проекты?.. То есть в наши проекты?

Молодой человек развел руками.

– То есть не успели еще, – понял Марушкин и улыбнулся, – но это не беда. Я добавлю своих средств и помогу вам зарегистрировать собственную фирму. У меня есть на уме один проект. Сам не могу им заняться, потому что он отнимет много времени. Надо будет много мотаться по стране, встречаться с людьми, от которых многое зависит… Я вас подготовлю к переговорам и встречам, научу, как и что говорить… Но главное у вас и так уже есть – умение внушать доверие. А это самое важное… Вы кем сейчас работаете?

– Менеджер в электросбытовой компании.

– Удивительно! – восхитился бизнес-коуч. – Я как раз искал специалиста в этой области. Вполне возможно, я предложу вам особый и очень прибыльный проект…

Нина вышла из зала. Происходящее ей нравилось все меньше и меньше. Леня, которого она знала уже больше десяти лет, изменился. Причем не только внешне – он стал блестящим оратором, и хотя, судя по всему, его выступления были тщательным образом подготовлены, он легко отвечал на неожиданные вопросы, мгновенно реагировал на замечания и выкрики из зала, отвечая так, что все начинали аплодировать. Скорее всего, он смотрел выступления других коучей, возможно, занимался с опытным преподавателем ораторского мастерства. Но такая перемена в старом друге не очень нравилась Нине – как будто теперь она общалась с другим, неизвестным ей человеком, а не с тем парнем, который подхватил ее за талию, спасая от вылетевшей из водосточной трубы увесистой глыбы весеннего льда. Да и то «спасение», судя по всему, было показным, чтобы потом в аудитории можно было подсесть к симпатичной сокурснице и завязать знакомство надолго и с далеко идущими перспективами. Удивительно только, как он успел тогда так мгновенно среагировать: все выглядело так, словно Леня спланировал их сближение заранее. Нина и тогда удивилась его реакции, а теперь у Марушкина была еще и хватка. Времена, как известно, меняются, и мы меняемся вместе с ними. Так говорит он, рассуждая на своих лекциях о времени, которое нам досталось, о том, что именно сейчас есть возможность заработать быстро и почти ничем не рискуя. «Время меняет людей, – убеждает он слушателей, – а по физическому закону противодействия люди в такой же степени меняют время, которое им досталось».

А того двойника, которому многое наобещал Марушкин, Нина встретила потом неподалеку от своего дома. Поначалу ей показалось, что это Леня, и она даже помахала ему рукой, чтобы обратить на себя внимание. Но тут же поняла, что обозналась, потому что на мужчине был ярко-зеленый пиджак: Леня бы никогда не надел такой. Мужчина в клоунском пиджаке помахал в ответ и быстро направился к ней, улыбаясь во весь рот. Бежать было некуда.

– Вы меня узнали! – радостно удивился мужчина. – Вот уж не думал! Я даже хотел записаться на ваши курсы, но Леонид Борисович отговорил. У нас ведь с ним теперь совместный бизнес. Я зарегистрировал фирму, а он инвестировал в нее неплохие средства.

После этих слов Нина узнала его. Молодой человек и в самом деле был очень похож на Марушкина, хотя, если бы Леня в этот момент стоял рядом, то различия были бы более явными.

– Я рада за вас обоих, – сказала она.

– Может, посидим где-нибудь? – предложил молодой человек и представился: – Меня, кстати, Виктором зовут. Виктор Войтюк к вашим услугам.

– В другой раз, – покачала головой Нина, – и потом, у меня есть с кем…

Она не договорила, потому что увидела насмешливый взгляд Виктора, который как будто знал, что у нее никого нет и она не откажет ему, а потому произнесла уверенно:

– В другой раз, когда вы пиджак смените.

– А чем он вам не нравится? – удивился молодой человек. – Хороший кашемировый пиджак.

Он шел рядом и пытался завязать знакомство. Впрочем, они уже были почти знакомы, а потому он явно рассчитывал на отношения, зная, что Нина одинокая.

– У нас с Марушкиным серьезный бизнес, – почти шепотом продолжил он, склоняясь чуть ли не к уху своей спутницы, – мы майнинговую ферму открыли. Добываем биткоины. И даже не одну ферму, если уж совсем честно. Я обеспечиваю площадки электроэнергией, технику Леня подогнал… Перспективы самые ошеломительные. Если хотите, то я вас…

– Не хочу, – ответила Марфина, – я в чужие дела не лезу.

Как раз в это время они подошли к ее дому, и Нина сообщила, что она уже пришла, и стала прощаться.

– А я уж надеялся поговорить и пообщаться, – наивно признался новый знакомый и вздохнул, – ну ладно, тогда давайте в другой раз как-нибудь.

– В другой раз обязательно, – согласилась она, – если, конечно, вы не будете говорить о делах.

Она хотела уйти, но он схватил ее за рукав и дернул, собираясь, очевидно, прижать к себе.

– Давайте все-таки пообщаемся сегодня.

Нина посмотрела вокруг, чтобы по привычке обратиться к какому-нибудь проходящему мимо молодому человеку спортивного вида. Но никого не было; мимо шествовала, опираясь на палку, неопрятного вида старуха, которая сразу поняла, в чем дело.

 

– Пристает? – сурово спросила бабка.

– Не то слово, – призналась Марфина, – просто насильник какой-то.

Старушка внимательно посмотрела на человека в зеленом пиджаке. Потом покопалась в своей сумке, достала свисток и мощно в него дунула. Приставучий поклонник попятился, и тогда бабка ударила его своей клюкой, а потом еще и еще. Парень повернулся и убежал.

Старушка перестала свистеть, вынула свисток из рта и протянула Нине.

– Держи! От сердца отрываю. Этот свисток наш участковый мне подарил в тот год, когда Гагарин полетел в космос. Свисток меня много раз спасал. А сейчас чего беречься – все равно помирать скоро.

Нина хотела отказаться, но посмотрела в чистые старушечьи глаза и приняла драгоценный подарок.

А тот парень больше ей не встречался.

Марфина в дела сокурсника старалась не влезать, и даже когда он просил проверить бухгалтерию фирмы, она делала это неохотно. Продолжала числиться в его предприятии финансовым директором, ничем не занималась, но и получала от Лени гроши, за которые никто не только не пошел бы на такую, казалось бы, ответственную должность, а вообще сидел бы дома обиженным. Непонятно было, зачем Марушкин предложил ей работать у него: ведь он и сам в финансовых делах неплохо разбирался, и бухгалтера держал опытного, причем отношения у него с Лидией Федосеевной были вполне доверительные. У них имелось свое дело, а у Нины свое, правда, некоторые слушатели ее курсов попадали потом в общий зал и тоже кричали там, размахивая руками, веря в то, что теперь они все – одна большая семья. Кто-то даже вкладывал свои средства в проекты Марушкина, порой беря кредиты или продавая имущество. Один из слушателей курсов продал Нине свой «Вольво». После сделки он пригласил Нину в ресторан, и она согласилась на эмоциях, потому что была в восторге от автомобиля. Но потом бывший владелец повел себя не очень достойно, и Нина о нем старалась больше не вспоминать.

Зато о сделке каким-то образом узнали слушатели ее курсов. Один даже ворвался в ее кабинет, уверяя, что она очень ошиблась в выборе автомобиля. Как выяснилось, он сам выставил на продажу свой «Рено», чтобы вложить вырученные деньги в новый бизнес, и в скором времени сможет приобрести новенький «Мерседес» или «Бентли». Через полгода этот человек снова пришел к ней в кабинет с букетом цветов. И когда Марфина поинтересовалась его бизнесом, мужчина вздохнул.

– Все не так просто, – сообщил он, – видимо, не мое это. Ничего не потерял, правда, разве что жену, которая устала ждать. Она ведь тоже была подписана на видеолекции Леонида Борисовича, стала играть на «Форексе», и ни на что другое у нее времени не осталось…

Мужчина задумался, посмотрел на лежащий на столе принесенный им букет.

– Может, посидим сегодня где-нибудь вечером? – предложил он. – Я знаю один хороший ресторанчик, очень тихое место. В черте города, полное ощущение, что находишься в лесу. Рядом озеро небольшое.

– Я занята, – покачала головой Нина, посмотрела на мужчину, потом на его букет и уточнила: – И сегодня занята, и вообще.

И то и другое было привычной неправдой: мужчина, очевидно, знал это, но спорить не стал. Попрощался и ушел, больше она его не видела.

Глава четвертая

Последняя лекция по бизнес-планированию для будущих успешных предпринимателей закончилась в восемь вечера. Нина поднималась на второй этаж к своему офису и на лестнице столкнулась с Лидией Федосеевной.

– О-о! – непонятно чему обрадовалась главбух. – А я вас ищу повсюду.

Это прозвучало более чем странно, потому что Лидия Федосеевна прекрасно знала, где Нина проводит занятия, и не похоже было, что она везде искала ее – в плащике и с сумочкой в руках главбух явно спешила домой.

– Я говорила по телефону с генеральным директором, и он настоятельно просил вас с ним связаться по неотложному делу, – продолжила она, быстро спускаясь по ступенькам, не задержавшись ни на секунду.

– А почему он мне не позвонил сам? – удивилась ей вслед Марфина.

– Откуда мне знать? – не обернувшись, пожала плечами главбух. – Он попросил, и я передала. Вы в курсе, что у Миши… У водителя генерального жена родила?

– Надо деньги сдавать на подарок? – догадалась Нина.

– Ничего пока не надо, – отмахнулась Лидия Федосеевна, – просто для информации сообщила.

Она пробежала мимо охранника и выскочила на улицу.

– Как родила? – удивился охранник. – Да вроде рано еще. Через пару недель только ждали.

Похоже, все вокруг были в курсе жизни каждого, но все эти дела проходили как-то незаметно мимо Марфиной. Она вернулась в кабинет и только после этого набрала номер Марушкина; разговаривать с начальством в коридорах и прочих общественных местах она не научилась.

– О! – обрадовался Леонид, услышав ее голос. – Ты вовремя… Я в своей машине оставил папочку с документами. Ключ от авто у меня в кабинете, в верхнем ящике стола. Не в службу, а в дружбу – доставь ее мне.

– Папочку или машину?

– И то, и другое. Ты уж прости, конечно, но тут такое дело… Я хотел шофера своего попросить, но у него жена сегодня родила, и Мишка на радостях уже принял изрядную дозу. Больше обратиться не к кому. А ты классно водишь…

По голосу генерального Нина поняла, что тот немного выпил, а может, и не так уж немного.

– А почему так срочно? До завтра подождать нельзя?

– Я тоже… – не понял Леня. – То есть я просто забыл ее. Хотел на своем «мерсе» на встречу отправиться, но меня Миша отвез, потом бы он меня забрал, но его жена подвела… У меня как раз важная встреча с инвестором с Мадагаскара… Правда, он такой же мальгаш, как и мы с тобой. Просто еще в девяностые неплохо в России наварился, свалил туда, там одну тему поднял, разбогател, как Синдбад Мореход, а теперь хочет, чтобы его капитал работал. Мы с ним сейчас в ресторане «Тихое место»…

– А где это? – спросила Нина, думая, как бы отказаться, не обижая начальство.

– Рядом с Поклонной горой, – начал объяснить Марушкин. – …Где-то в Озерках вроде. Но ты навигатор включи – быстро доедешь. Я жду… То есть мы ждем… Это очень важно. Никому это доверить нельзя: документы, сама понимаешь, не для посторонних глаз. Я бы Жанку попросил, но ты и сама знаешь, как она водит. К тому же ей еще к офису тащиться, пока то да се – если вообще доедет…

– Я могу забрать документы и приехать на такси, – предложила Марфина.

– А мою тачку там оставить? – удивился Леонид. – Там же стоянка не охраняемая, какой-нибудь маргинал из классовой ненависти возьмет и стекла побьет, или того хуже – сожжет.

– Ладно, – согласилась Нина, – постараюсь поскорее.

– Погоди, – остановил ее Марушкин, – ты баланс посмотрела? Есть замечания?

– И ты спрашиваешь? Леня, у тебя вся прибыль ушла в какие-то структуры, договоры с которыми, мягко говоря….

– Это инвестиционные договоры, – объяснил Леонид.

– Может быть, только эти фирмы, зарегистрированные в разных городах, счета имеют в «Оберег-банке», о котором я и не слышала никогда. Залезла в интернет и узнала, что это самая настоящая прачечная… Все удивляются, почему у мошеннической структуры до сих пор не отозвали лицензию…

– Разве? – удивился Марушкин. – Я и не знал. Надо было проверить.

– А еще… Не знаю, как и сказать, но я проверила все новые инвестиционные договоры… Неделю целую корпела за компьютером… Целая папка распечаток по всем этим фирмам… Там ко всему прочему разовые сделки с какими-то представительствами среднеазиатских предприятий… Будь осторожнее, а то попадешь под проверку на причастность к финансированию терроризма.

– Ты серьезно? – рассмеялся Марушкин. – Целая папка компромата! Очень смешно! Возьми ключи от «мерса» у меня в столе и подъезжай сюда. Я тебя жду…

На самом деле никакой папки компромата у Марфиной не было: она просто так это сказала, чтобы как-то привлечь внимание Лени к тому, что надо внимательнее относиться к выбору деловых партнеров. Хотя и дел-то особых не было. Леня даже когда начинал свои занятия, принимал плату за обучение наличными и радовался, что только на этом можно поднять двадцать процентов.

Она посмотрела на часы – четверть девятого вечера. Никуда ехать не хотелось, но пришлось спускаться вниз к стойке охраны, чтобы забрать ключ от кабинета генерального. Охранник ответил, что не уполномочен, пришлось снова звонить Марушкину, но тот не ответил. Тогда охранник поднялся вместе с Ниной и внимательно наблюдал, как она залезает в ящик стола и берет ключи от «Мерседеса».

Ресторан «Тихое место» располагался на севере города, в небольшом перелеске, неизвестно как уцелевшем после блицкрига новых кварталов. Большой бревенчатый дом с пристроенной к нему стеклянной верандой вынырнул внезапно из-за густых сосен, растущих вдоль узкой грунтовой дороги. Нина вырулила на плохо освещенную парковку, где стояли с полдесятка авто, взяла телефон и нажала кнопку последнего вызова. Аппарат Марушкина был выключен или вне зоны. Пришлось выходить из машины, идти в зал, где сидела небольшая компания: трое мужчин средних лет и столько же молоденьких девушек. Марфина не стала их разглядывать и прошла во второй зал, где народу было еще меньше: почти все столики пустовали, лишь за двумя сидели парочки. Нина подошла к барной стойке, и парень, стоящий за ней, как будто догадался, что она не собирается здесь задерживаться.

– Кого-то ищете? – поинтересовался он.

Нина кивнула, еще раз окинула взглядом помещение и спросила:

– А другой зал у вас имеется?

– Небольшой, – ответил бармен, – вход с другой стороны, но там сейчас никого. А вы кого-то ищете?

– Своего генерального директора, – ответила Нина, – молодой, около тридцати, выглядит солидно. Был с другим мужчиной, внешность которого мне неизвестна.

Бармен задумался, а потом кивнул.

– Был такой, подходящий под ваше описание, но не с одним, а с двумя. Они как раз на веранде сидели. Уехали около часа назад – может, чуть меньше: я точного времени не знаю, потому что не видел момента их ухода. Они выходили не через зал. На парковке стоял внедорожник, а сейчас его нет.

– Странно, – не поверила Марфина, – он срочно меня вызвал сюда и почти сразу ушел. Зачем тогда…

Она не договорила, не объяснять же незнакомому человеку, что Марушкин очень ждал важные документы и свой автомобиль, предполагая, что именно бывшая сокурсница доставит его домой. А потом вдруг уехал, не предупредив.

– Они были четыре… нет, почти пять часов, – стал рассказывать парень. – Заказали шашлыки, осетрину, которую при них готовили в коптильне… Выпивали, но не скажу, что много…

– Что за люди с ним, то есть с моим директором, были?

Бармен пожал плечами:

– Не знаю и описывать их не буду. Уже и так слишком многое рассказал. У нас все здесь конфиденциально. Даже видеокамеры нигде не установлены, чтобы клиенты не боялись, что за ними следят.

– Я могу заглянуть в тот зал? Может, мой директор там меня ждет?

Бармен покачал головой.

– Я сам посмотрю.

Он позвал официантку.

– Последи за баром: я на пять минут отлучусь.

Он ушел, и Нина посмотрела на девушку:

– Вы обслуживали трех господ в кабинете?

Девушка сделала вид, что ничего не слышала. Нина хотела повторить свой вопрос, но вдруг поняла, что фраза получилась двусмысленной. Официантка посмотрела на нее внимательно.

– Мужа ищете? Можете не переживать. В той компании дам не было.

– Вы видели, как они уходили?

– Видела, как машина отъезжала, но, кто внутри находился, не заметила, да и не интересовалась особо. Я выскочила покурить, только вышла, а их внедорожник отъезжал уже.

Марфина кивнула, обернулась и посмотрела через открытую настежь стеклянную дверь в сторону парковочной стоянки. «Мерседеса», на котором она приехала, видно не было, но машина находилась именно там, только стояла в глубокой тени. И тогда Нина отправилась к машине. Подошла, открыла незапертую дверь, взяла с пассажирского сиденья папку с документами и открыла ее. Стала просматривать документы: это был весьма примитивный бизнес-план на открытие ювелирной фирмы с собственным производством и сетью салонов. Еще там были документы на французском: сертификаты на драгоценные камни, письмо из зарубежного банка.

Нина еще раз попыталась набрать номер Леонида, но с тем же успехом – телефон абонента был выключен. Она хотела положить папку на то место, откуда взяла ее, но тут же решила спрятать ее в багажнике для большей сохранности. Обошла автомобиль, нажала кнопку, крышка багажника начала подниматься. Нина опустила глаза и отпрянула.

В багажнике «Мерседеса» Марушкина лежал человек – вернее, неподвижное тело человека. Мужчина в костюме помещался в багажнике спиной к Нине, и он наверняка был мертв, потому что не только не произнес ни слова, когда начала подниматься крышка багажника, но даже не пошевелился. Марфина попятилась от машины, а потом бросилась к дверям ресторана, откуда ей навстречу шагнул бармен.

 

– Никого нет ни в зале, ни в зоне барбекю, – произнес он и замолчал, увидев испуганное лицо молодой женщины.

– Что-то случилось? – спросил он и оглянулся в сторону зала.

Нина кивнула, хотела сообщить то, что увидела, но не смогла – судорога свела рот.

– Так что у вас? – перешел на шепот бармен.

– Там… там, – Марфина показала рукой на «Мерседес». Она вздохнула и наконец произнесла: – Там труп в багажнике.

– Вы уверены? – еще тише спросил парень.

Нина кивнула и еле выдавила:

– Вызывайте полицию.

И только сейчас поняла, что увидела в багажнике автомобиля то, чего не могло быть. Мертвый человек, лица которого она не видела, показался ей похожим на Леню Марушкина. То есть ей показалось, что она узнала его костюм и голубой шелковый галстук, выбившийся из-под пиджака и зацепившийся за плечо.