3 książki za 35 oszczędź od 50%

Плоть орхидеи

Tekst
3
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Плоть орхидеи
Плоть орхидеи
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 27,34  21,87 
Плоть орхидеи
Audio
Плоть орхидеи
Audiobook
Czyta Александр Хошабаев
14,93 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Потом внезапно сон превратился в кошмар. Руль смялся в руках, словно бумажный, грузовик сорвался с дорожного полотна и полетел в пропасть. Он проснулся, в ушах еще звенел крик Конни, сердце словно сковало льдом.

На миг ему показалось, что грузовик все еще падает, потому что мотор ревел и сама машина шла куда-то вниз, потом он понял, что грузовик просто несется вниз по склону, пронзая горящими фарами темноту. Плохо соображая со сна и после такого потрясения, он будто потянулся к тормозам, на автомате опустил ногу на педаль, но рука и нога провалились в пустоту. И тут его осенило: он же не за рулем, машину ведет девушка.

Прежде чем он сумел в полной мере осознать, что происходит, раздался еще один звук – вой полицейской сирены где-то сзади.

Он совсем проснулся, встревоженный и злой.

– Вы вообще соображаете, что творите? – закричал он на девушку. – Немедленно остановитесь! У меня груз болтается, вот-вот пропадет, и за нами гонятся копы! Вы разве не слышите? Говорю же, остановитесь!

Она не обращала на него внимания, сидя за рулем, словно каменная статуя, и выжимая педаль газа до упора. Грузовик несся быстрее и быстрее и начал опасно раскачиваться. Деревянные ящики бились друг о друга и грохотали под брезентом.

– Рехнулась? – заорал Дэн, боясь тронуть ее, а то вдруг еще свернет с дороги. – Ты нас сейчас угробишь! Стой, ненормальная!

Но она словно оглохла, и грузовик продолжал нестись сквозь дождь и ветер в темноту.

Позади выла сирена, и Дэн высунулся из окна кабины, не обращая внимания на хлещущий дождь. Позади мелькала единственная фара. Дэн догадался, что их преследует патрульный на скоростном мотоцикле. Он повернулся к девушке и закричал:

– За нами патруль! Он догоняет, от него не уйти. Да остановись же!

– Я от него оторвусь, – сказала девушка, ее высокий голос пробился сквозь рев мотора и ветра. И она засмеялась тем странным металлическим смехом, который так раздражал его.

– Не глупи, – сказал Дэн, придвигаясь ближе. – Мы просто во что-нибудь врежемся. На этом грузовике полицию не перегонишь. Давай остановись.

Дорога впереди вдруг стала шире.

«Ну, все, – подумал Дэн. – Коп проскочит мимо и развернется. Она сама себе подписала приговор. Угодит за решетку, а меня – меня не тронут. Вот же дура безответственная!»

Случилось именно так, как он подумал. Вдруг заревел мотор, ослепительно сверкнул налобный фонарь, и мимо пронесся, пригнув голову, полицейский – приземистый, широкоплечий, в черной куртке.

– Надо остановиться! – закричал Дэн. – Он встанет посреди дороги, и ты либо остановишься, либо наедешь на него.

– Значит, я на него наеду, – спокойно ответила девушка.

Дэн уставился на нее – и осознал, что она совсем не шутит.

– Спятила? – заорал он, и сердце екнуло.

Гленвью! Звон колокола, кому-то посчастливилось сбежать, странный металлический смех, «никто и ниоткуда», «я на него наеду»… Она сумасшедшая! Психованная! Полицейский гнался за ней, чтобы вернуть в Гленвью!

Дэн отодвинулся от нее с выпученными глазами, от страха ему стало дурно. Надо что-то делать. Она убьет копа, его и себя. Ей плевать на все. Если бы он только мог добраться до ключа зажигания! Но как? Если она заметит его движение и свернет с дороги? Он смотрел в окно с бьющимся сердцем, тяжело дыша. Они снова взбирались в гору. Слева был белый деревянный забор, отгораживающий обрыв над извилистой дорогой, которая осталась далеко позади. Если она свернет налево, им конец, но если направо – еще есть шанс, пусть и небольшой, что они оторвутся, прежде чем кончится горючее.

Коп начал сигналить им, чтобы они остановились. Мерцал знак: «Стойте! Полиция».

– Остановись, детка! – отчаянно закричал Дэн. – Ему не нужна ты, ему нужен я. Тебе нечего бояться.

Девушка засмеялась своим мыслям и подалась вперед, разглядывая мерцающий знак.

Дэн увидел, что полицейский сбавляет скорость. Грузовик надвигался прямо на него, он весь был в свете фар.

«Идиот! – подумал Дэн. – Знает ведь, что она чокнутая. Она же его переедет».

Он высунулся из кабины и закричал пригнувшемуся человеку впереди:

– Отойдите! Она вас размажет, идиот! Уйдите с дороги! Она вас раздавит!

Ветер сорвал слова с его губ и унес прочь. Коп ничего не слышал из-за шума мотора и ветра. Он все еще замедлял скорость, не сворачивая с середины дороги. Свет фар грузовика полоснул по нему, расстояние сократилось до каких-то двадцати футов.

Дэн резко развернулся, схватил ключ зажигания, но девушка замахнулась на него скрюченными пальцами. Ногти прорезали борозды на его щеке, и его отбросило в дальний угол кабины, а грузовик развернулся, пронесся по обочине, выровнялся и снова выскочил на дорогу. Дэн закрыл лицо руками, кровь стекала между пальцами, по коже бежали мурашки от боли и ужаса.

Потом он поднял голову – и это случилось. Коп обернулся через плечо, словно почувствовав опасность. На миг мелькнуло забрызганное грязью лицо в очках, рот раскрылся в беззвучном крике. Девушка с силой нажала на газ. Две машины словно зависли в пространстве – мотоцикл пытался увернуться, грузовик – догнать и уничтожить его. Потом грузовик со страшной силой ударил мотоцикл и подбросил высоко в воздух.

Сквозь завывания ветра Дэн расслышал крик ужаса, затем треск, когда мотоцикл ударило о скалу. Мелькнуло пламя от взрыва. Потом на дорогу тяжело рухнуло что-то темное – прямо на пути у грузовика.

– Осторожнее! – завопил он, закрывая лицо руками.

Коп пытался подняться на колени, когда грузовик наехал на него. Переднее колесо подскочило, задние заскользили на чем-то мягком. Потом впереди снова оказалась пустая дорога.

– Ты убила его! – заорал Дэн. – Сука злобная, ненормальная!

Не раздумывая, он подался вперед и схватил ключ зажигания, уворачиваясь от острых ногтей. Ему удалось повернуть ключ и ухватиться за руль. Он попытался развернуться вправо, чтобы грузовик врезался в скалу, но девушка оказалась слишком сильной. Грузовик бешено закрутился на дороге, пока они боролись за руль.

Их лица были совсем близко. Он видел ее глаза, похожие на лампы за зеленым стеклом. Дэн выругался и замахнулся, но грузовик крутануло, и его кулак лишь задел ее.

Она со свистом втянула в себя воздух, выпустила руль и бросилась на него. Ногти прошли по его глазам, кромсая веки, ослепляя его. Горячая кровь залила лицо, он рухнул назад, отчаянно молотя пустоту, ничего не видя – сплошной кошмар боли и движения.

Девушка выскользнула из-под руля и кинулась на него, сжала руки у него на горле, длинные пальцы погрузились в плоть.

Грузовик снесло с дороги и бросило на белый деревянный забор. Фары осветили черную пустоту. Камни колотились о крылья, шины безуспешно цеплялись за гравий. Что-то захрустело, и грузовик на миг завис в воздухе, потом обрушился в темноту, в долину.

Большой грузовой «бьюик» с поблескивающим на утреннем солнце капотом легко поднимался по дороге, круто забирающей в гору.

За рулем сидел Стив Ларсон, рядом развалился его брат Рой. Об их родстве человек сторонний и не догадался бы. Стив был крупным, мускулистым, светловолосым, с добрыми глазами. Его кожа дочерна загорела под солнцем и ветром, и он казался моложе своих тридцати двух лет. На нем были вельветовые штаны и рубашка-ковбойка с закатанными рукавами.

Рой был старше, темноволосый, почти на голову ниже брата, с нервными тонкими губами и узкими темными глазами. Движения его были резкие, дерганые, словно демонстративные, как у человека, нервы которого сдают от постоянного перенапряжения. Его приличная городская одежда казалась неуместной в этой глуши.

Стив приехал на машине со своей зверофермы на Голубой горе встретить брата, прибывшего на поезде из Нью-Йорка. Братья не виделись много лет, и Стив удивился, узнав, что Рой вдруг решил навестить его. Они, в общем, никогда особо не ладили, и угрюмое приветствие Роя на вокзале ничуть Стива не удивило. Первые две мили пути братья и десятком слов не обменялись. Рой как будто нервничал и все смотрел в заднее окно, словно желая убедиться в отсутствии погони. Это начинало действовать Стиву на нервы, но он знал, как обидчив брат, и предпочел не расспрашивать.

– Неплохо выглядишь, – сказал он, пытаясь завязать разговор. – Хорошо устроился в Нью-Йорке?

– Так себе, – пробурчал Рой и снова обернулся, чтобы посмотреть в заднее окно.

– Ну что ж, рад видеть тебя, столько-то лет спустя, – продолжал Стив, сам сомневаясь в своей искренности. – А что вдруг решил меня повидать?

Если у Роя что-то было на уме (а в этом Стив не сомневался), он мог бы откровенно все рассказать.

Но Рой увернулся от ответа.

– Решил немножко подышать воздухом. – Он заерзал на сиденье. – В Нью-Йорке летом слишком жарко. – Он мрачно уставился на скалистые пики, изрезавшие далекую линию горизонта. Куда бы он ни посмотрел – везде поднимались горы, одна за другой, то зазубренные, острые, то мягко-округлые, и в расщелинах ослепительно сверкал на солнце снег. – Здесь чертовски одиноко, да? – вдруг неожиданно для себя спросил он.

– Здесь великолепно, хотя после Нью-Йорка, наверно, слишком тихо. От меня до ближайшей хижины двадцать миль, и хорошо, если раз в несколько недель кто-нибудь заглянет.

– Вот и отлично, я как раз хочу расслабиться. – Рой опять принялся крутиться на сиденье и смотреть в окно. Длинная пустая дорога, вьющаяся позади, словно успокаивала его. – Да, точно. – Он ненадолго задумался. – Но навсегда я так не хочу. Ты-то как справляешься – вот так, один? Не страшно?

– Да нет. Конечно, иногда одиноко, но у меня много работы. У меня больше сотни лис, за ними надо присматривать, да и прокормиться самому.

Рой бросил на него тяжелый любопытный взгляд:

– А с женщинами как?

Стив напрягся:

– Никак. – Он смотрел вперед – он-то знал, как Рой держит себя с женщинами.

– Ты всегда был холоднокровным. – Рой сдвинул шляпу набок. – Что, правда торчишь тут годами и женщин вообще не видишь?

 

– Я тут один год, и женщины меня не волнуют, – отрезал Стив.

Рой фыркнул:

– Жаль, я телок не прихватил, думал, у тебя тут и свои есть.

Впереди показалась развилка.

– Нам направо, – сказал Стив, чтобы сменить тему. – Налево будет Оуквилл – за горой, в долине. Там большое движение, все грузы из Калифорнии везут через Оуквилл. А так мы поднимемся в горы.

– Похоже, там грузовик разбился, – вдруг сказал Рой, показывая на что-то.

Стив проследил за его пальцем и нажал на педаль тормоза, останавливая «бьюик». Он высунулся из окна и посмотрел вверх по склону холма, поднимающегося к дороге на Оуквилл, что шла парой тысяч футов выше.

Действительно – грузовик разбился. Он лежал на боку, зажатый между двумя соснами.

– Какого черта ты остановился? – недовольно спросил Рой. – Что, аварий раньше не видел?

– Видел, – сказал Стив, открывая дверцу и выскакивая на дорогу. – Даже слишком много. Потому и хочу пойти взглянуть – наверняка кто-то пострадал, а после бури его могли и не заметить.

– Добрый самаритянин в горах? – осклабился Рой. – Ладно, тоже схожу – давно пора размяться.

После непростого подъема по густой траве и камням они добрались до грузовика.

Стив забрался на борт перевернутой машины и заглянул в окно; Рой оперся о грузовик, пытаясь отдышаться, – подъем утомил его.

– Помоги-ка, Рой, – позвал Стив. – Шофер и девушка, вроде оба мертвы, но надо проверить. – Он потянулся и взял мужчину за руку – та была холодная и твердая, и Стив, поморщившись, выпустил ее. – Этот точно мертв.

– Ну я же тебе говорил. А теперь ну их, давай выбираться отсюда.

Оттуда, где он стоял, можно было отлично разглядеть дорогу на многие мили. По ней никто не ехал, она была пуста – пыльная лента, обвивающая гору. Впервые за много недель он чувствовал себя в безопасности.

Стив коснулся девушки, лежавшей поверх водителя. Ее рука была теплой.

– Эй, Рой! А она жива. Не уходи. Помоги мне ее вытащить!

Бормоча себе под нос, Рой забрался в кабину и перегнулся через плечо Стива.

– Ну хорошо, только быстрее, – сказал он, косясь на горную дорогу. – Не хватало еще весь день тут проторчать.

Стив осторожно поднял девушку и передал ее Рою. Едва положив ее на бок кабины, Рой бросил взгляд на погибшего шофера.

– Ничего себе! Только взгляни на лицо этого парня.

– Как будто его кошка разодрала, беднягу, – сказал Стив, поспешно выбираясь из кабины.

Рой поднял руку девушки:

– Вот она, кошка. Кровь и ошметки кожи под ногтями. Знаешь, что было? Водила к ней наверняка пристал, и она его порвала. Выцарапала ему глаза, и он съехал с дороги. – Он рассмотрел девушку. – А ничего штучка, скажи? Спорим, бедолага решил, что подцепил шлюшку. Нет, ну какая красотка! Я не стал бы даже винить парня за попытку.

– Давай спустим ее вниз, – коротко сказал Стив, и они перенесли девушку на густую траву. Стив опустился рядом с ней на колени, Рой отошел и просто смотрел. – У нее страшная рана на затылке, – сказал Стив. – С этим нужно немедленно что-то делать.

– Да забудь, – внезапно со злобой буркнул Рой. – Брось ты ее. Ничего с ней не станется. Шлюха, которая путается с дальнобойщиками, не пропадет. А мы с ней хлопот не оберемся. Найдет ее какой-нибудь водила, еще и обрадуется.

Стив уставился на него:

– Мы ни в коем случае не оставим ее здесь. Девушка серьезно ранена.

– Ну так оттащи ее к дороге и брось там. Кто-нибудь да подвернется. – Бледное лицо Роя передернуло. – Не хочу влезать в это дело.

– Ей нужна медицинская помощь, – мирно сказал Стив. – Отсюда до моей фермы нет места, где ее можно было бы оставить. Значит, заберу ее домой и съезжу за доктором Флемингом. Что-то имеешь против?

Лицо Роя исказила с трудом сдерживаемая ярость.

– Меня не надуешь. Ты, деревенщина, слишком долго проторчал в горах, стоит увидеть мало-мальски смазливую девицу, и все – крышу снесло.

Стив вскочил. На миг показалось, что он вот-вот ударит брата, но ему удалось подавить гнев. Он криво усмехнулся:

– А ты не изменился. И ты не выведешь меня из себя, я не брошу ее! Пора повзрослеть, а ты все еще как школьник.

Он отвернулся и склонился над девушкой. Пока он двигал ее руками и ногами, чтобы убедиться в отсутствии переломов, она пошевелилась.

– Да хватит уже лапать просто так, – осклабился Рой, – хоть раздень ее!

Стив не обратил на него внимания, хотя шея его покраснела. Он прощупал пульс девушки. Тот бился слишком часто под его пальцами, кожа – горячая, как при лихорадке.

– Оставь ее, Стив, не то еще пожалеешь.

– Да заткнись ты! – рявкнул Стив и поднял девушку.

– Ладно, но не говори потом, что я не предупреждал. – Рой пожал плечами с деланым безразличием. – Чует мое сердце, она еще обеспечит тебе неприятности… Хотя мне-то что? Это ж твоя головная боль.

Стив прошел мимо него и начал медленно, осторожно спускаться к фургону.

Ферма «Серебристая лиса» располагалась в окружении горных пиков на Голубой горе, на высоте восемь тысяч футов над уровнем моря. К ней от шоссе вела грунтовая дорога, которая еще четыре-пять миль вилась среди булыжников и сосен до вытянутого в длину дома Стива на берегу озера, в водах которого в изобилии водилась горная форель.

Год назад Стив решил бросить работу страхового агента и заняться разведением лис. Он накопил денег, нашел это место, купил участок земли и переехал. Ферма еще только вставала на ноги, но Стив надеялся, что вскоре сможет нанять помощников. Труднее всего он переживал полную изолированность этого места: здесь целыми днями не с кем было поговорить, разве что с собакой.

Казалось бы, приезд Роя мог поправить дело, но Стив быстро понял, что от Роя будет больше хлопот, чем толку, и уже начал сожалеть, что тот вообще явился.

Рой кисло воззрился на жилище брата и молча поплелся к озеру, предоставив Стиву самому отнести бесчувственную девушку в дом.

Но едва Стив исчез из виду, Рой побежал обратно к «бьюику». Он тревожно заглянул в кабину, поднял капот и открутил головку блока цилиндров, положил ее в карман и оборвал провода. Опустив капот, он направился на широкую веранду.

Он услышал где-то в доме шаги брата, проскользнул в большую гостиную, одним взглядом оценил незатейливый уют жилища, подошел к стойке с ружьями, снабженной железным засовом и замком, позволявшим надежно фиксировать оружие. Рой запер засов и убрал ключ в карман.

Почти тут же вошел Стив.

– Уложил красотку? – глумливо осведомился Рой.

– Хватит уже, – буркнул Стив. – Мне это не нравится, Рой, так что, будь любезен, прекрати.

Рой оглядел его с ухмылкой:

– Плохо дело.

Стив достал сигарету и закурил.

– Не знаю, что с тобой, но ты странно себя ведешь всю дорогу.

– И это тоже плохо, – сказал Рой.

Стив пожал плечами:

– Поеду за доком Флемингом, думаю, это займет часа два. Посмотри за ней, ладно? У нее явно сотрясение мозга, но до моего возвращения должна продержаться.

– Вот уж повезло, – осклабился Рой. – А мне что прикажешь делать – держать ее за руку и обмахивать шляпой?

– Хватит, Рой, – сказал Стив, с трудом сдерживаясь. – Попрошу дока приехать на своей машине, и отправим ее отсюда. Но пока она тут, ты мог бы хоть немного помочь.

– А то. Давай-давай, поезжай, я ее развлеку. Девушки меня любят.

Стив сурово посмотрел на него и вышел.

Рой понаблюдал, как брат садится в кабину и пытается завести мотор, и усмехнулся.

Он все еще стоял в дверях, когда по лестнице взбежал злой, разгоряченный Стив.

– Что-то сделал с фургоном? – рявкнул он, стеной вставая перед братом.

– Есть такое. Дальше что?

Стив взял себя в руки:

– Скрутил головку блока цилиндров. Лучше отдай по-хорошему.

– Ну уж нет. Говорил, не лезь во все это, – но нет, ты ее сюда на руках припер. Пока я здесь, сюда никто не войдет – и никто отсюда не выйдет, пока я не разрешу.

Стив сжал кулаки:

– Слушай, Рой, не знаю, что там у тебя на уме, но так не пойдет. Отдай немедленно, или сам заберу. Не хочу ссориться, но – кончай дурить!

– Вот как? – Рой шагнул назад. – А вот на это что скажешь? – У него в руке вдруг появился пистолет: уродливый тупорылый тридцать восьмой. – Ну как, все по-твоему?

Он упер ствол в грудь брата.

Стив сжал губы и отступил:

– Рехнулся? Убери пистолет.

– Пора бы тебе поумнеть, – сказал Рой тихо, но угрожающим тоном. – Значит, так: пристрелить тебя мне будет не сложнее, чем жука раздавить. Брат, не брат – плевать, очередной тупой придурок. Одно лишнее движение – и словишь пулю. – Он подался назад и прислонился к перилам веранды, держа пистолет в опущенной руке. – Пора бы тебе сообразить – я в бегах, вот почему я здесь. В такой глухомани лучше всего прятаться. Никому не придет в голову искать меня здесь. И никакой док Флеминг не явится сюда, не хватало еще, чтобы он рассказал своим гребаным пациентам, что видел меня. Вот так вот – привыкай. Вы с девицей останетесь здесь, пока я не буду готов отбыть. И без фокусов! Я с этой штукой ловко управляюсь – ребята посерьезнее тебя узнали на собственном опыте.

Стив оправился от изумления, но все еще не мог поверить, что его брат говорит всерьез.

– Но это безумие, Рой, нужно привезти врача к девушке. Хватит уже, отдай деталь и дай мне уехать.

– Говорю же – дурак, – оскалился Рой. – Слушай: я работал на банду Малыша Берни. Это имя тебе хоть о чем-то говорит?

Стив читал о Малыше Берни – тот был кем-то вроде современного Джонни Диллинджера.

– Не понял. Малыш Берни, вообще-то, убийца, его полиция разыскивает.

Рой засмеялся:

– Весь последний год я грабил банки, скопил деньжат. Я таскал за Берни пушку, за такое хорошо платят.

– Вот оно что, – произнес Стив с отвращением. – Надо было мне догадаться, что ты бандит. Ты всегда был слабым и неумным, Рой.

Рой засунул пистолет в кобуру.

– Однако же все неплохо. Сейчас, конечно, у меня проблемы, но это ненадолго, а потом я буду тратить свои деньжата. Не то что ты, придурок: похоронил себя в глуши со своими лисами. Я-то знаю, как жить!

Стив медленно двинулся на него.

– Отдай пистолет по-хорошему, – тихо сказал он.

Рой усмехнулся, рука его метнулась к кобуре, и мелькнула вспышка. Громкий треск выстрела разнесся над озером. Что-то прожужжало мимо уха Стива.

– Следующую легко всажу в твой толстый череп, если вздумаешь шутки шутить. Я тебя предупредил.

Он развернулся, прошел в гостиную и уселся в кресло.

Стив стоял на солнце, не зная, что предпринять. Теперь он понял, что Рой говорил абсолютно серьезно, но беспокоился не за себя, а за девушку, лежавшую без сознания на его кровати. Если дока Флеминга привезти невозможно, надо сделать для нее хоть что-нибудь; Стив, к счастью, держал дома аптечку и умел оказывать первую помощь.

Когда он проходил мимо гостиной, Рой сказал, растягивая слова:

– И ружья твои я запер. Теперь стрелять здесь буду только я.

Стив проигнорировал его и направился в спальню, где лежала девушка. Он осмотрел рану у нее на затылке, потом принес аптечку, таз с водой и полотенца.

Он как раз фиксировал повязку, когда девушка едва слышно вздохнула и открыла глаза.

– Здравствуйте, – сказал он с улыбкой. – Вам лучше?

Она внимательно посмотрела на него, рука потянулась к голове.

– Голова болит. Что случилось? Где я?

– Я нашел вас на горной дороге. Вы попали в аварию на грузовике. Для беспокойства нет причин, у вас на голове порез, но это не опасно.

– Грузовик? – пробормотала она, глядя невидящими глазами. – Какой грузовик? Я не помню… – Вдруг она попыталась сесть, но Стив мягко удержал ее. – Я ничего не помню. Что-то случилось с моей головой!

– Ничего страшного, – сказал Стив. – Все пройдет. Просто попробуйте поспать, а потом будет намного легче.

– Но я не знаю, что со мной! – воскликнула девушка, хватая его за руку. – Мне страшно, я не знаю, кто я.

– Все пройдет – просто расслабьтесь и не беспокойтесь. Когда проснетесь, вы все вспомните и все будет в порядке.

Она закрыла глаза.

– Вы добрый, – тихо сказала она. – Побудьте со мной. Пожалуйста, не уходите.

– Я буду здесь, – сказал Стив. – Не надо волноваться.

Она полежала немного, потом снова обмякла и провалилась в беспамятство.

В другой комнате Рой сидел в кресле с задумчивым лицом. Если бы не девица, он остался бы здесь, держа брата в неведении, но теперь уж нужно быть настороже. Стив парень крепкий, если подловит момент – шансы у Роя будут близки к нулю. Внезапное движение в дверях заставило его подскочить, рука метнулась к оружию. Вошел большой беспородный пес, виляя хвостом.

– Вот псина, – сказал Рой, глуповато улыбаясь, – напугал меня.

 

Он нетерпеливо оттолкнул собаку ногой, и та лениво побрела по коридору в поисках хозяина.

Когда пес вошел в комнату, Стив пытался разрешить очередную задачу. Он решил, что не дело оставлять девушку лежать в одежде, но не решался ее раздеть. Впрочем, что еще оставалось? Ближайшая женщина жила за горой, в тридцати милях отсюда, и он в любом случае не смог бы ее привезти.

Появление собаки немного успокоило его.

– Привет, Пятнаш, ты вовремя.

Но собака заскулила, попятилась, ощерилась.

– Да что с тобой, дурачок? – удивился Стив.

Собака смотрела на девушку на кровати и медленно пятилась из комнаты, потом, поскуливая, опрометью бросилась на улицу.

«Что-то все мы тут разнервничались», – подумал Стив, прошел к комоду и отыскал свою лучшую пижаму, белую, шелковую. Он подрезал рукава и штанины, подвернул и закрепил края, приложил к спящей девушке и остался доволен результатом.

«Ну вот», – подумал он и понадеялся, что пока она не придет в себя. Он начал расстегивать крючки на ее платье. В одном рукаве нашелся платок с вышитым на уголке именем – Кэрол. Он покрутил платок в руках. Кэрол. А фамилия какая? Кто она? Откуда? Может быть такое, что она потеряла память и не знает, что с ней случилось? Не знает, кто она такая? Он посмотрел на нее. Такая красавица, сложно поверить, что она из тех, кто тормозит грузовики на трассе, – тут явно кроется какая-то тайна.

Он снял с нее туфли, потом осторожно ее приподнял и стянул платье через голову. Под платьем на ней была сшитая по фигуре облегающая сорочка, и он видел красивые линии ее тела, словно она была совсем раздета.

На миг он залюбовался, горло перехватило – красота и беспомощность девушки наполняли его состраданием и изумлением. Он больше не стеснялся, потому что смотрел на нее скорее как на произведение искусства, чем как на живую женщину.

Он не слышал, как вошел Рой, и не знал, что тот тоже внимательно разглядывает лежащую на кровати полуобнаженную красавицу.

Стив приподнял ее, чтобы надеть на нее пижамную куртку.

– Не торопись, – сказал Рой. – Хочу еще посмотреть. Нет, ну надо же – даже лучше, чем я думал!

Стив опустил девушку и обернулся.

– Пошел вон! – с яростью воскликнул он.

– Тише, не горячись, – ухмыльнулся Рой, не сводя глаз с девушки. – Тебе что, достанется все удовольствие? Дай-ка помогу, это по моей части.

Стив двинулся на брата, сверкая глазами:

– Вон отсюда, и не смей к ней соваться!

Рой поколебался, потом пожал плечами.

– Ладно-ладно, – сказал он, смеясь. – Пока не поправилась – она твоя, а потом придет и мой черед. Я умею обращаться с женщинами. Мне-то она глаза не выцарапает. Я знаю, как укрощать диких кошек вроде нее. Вот увидишь, и тебе меня будет не остановить, олух ты здоровенный. Я с ней еще как позабавлюсь.

Все еще улыбаясь, он медленно прошел по коридору на веранду.