3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Миссия в Сиену

Tekst
1
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава вторая
Черепаха

Пикадилли была залита водой. Сидя за рулем черного «бентли», Гарри Мейсон невесело думал, что машину придется мыть снова: получается, дважды в день. Один раз – еще нормально, работа есть работа. Но второй – уже чересчур. Такое ощущение, что на этом поганом острове не бывает ни дня без дождя.

Сидевший рядом с ним Дон Миклем вдруг подался вперед.

– Смотри-ка, там миссис Ференси, – сказал он, нарушив ход мыслей Гарри, и опустил стекло. – Предложу ее подвезти.

Гарри свернул к тротуару.

У бордюра, тщетно высматривая такси, стояла девушка в черно-белом клетчатом макинтоше: тоненькая блондинка с фиалковыми глазами. Помахав ей, Дон решил, что лицо у нее бледнее обычного, а вид весьма взволнованный.

– Джулия! – Он выскочил из машины под дождь. – Вот так встреча! Почти месяц тебя не видел. Подвезти?

Заметив его, девушка оживилась:

– Господи, Дон! Я думала, ты в Ницце.

– Скорее всего, уеду через пару недель. Прыгай в машину, пока не промокла еще сильнее. – Открыв заднюю дверцу, он помог Джулии забраться на сиденье и уселся рядом с ней. – Ну, как у тебя дела? Куда путь держишь?

– Я так рада тебя видеть, Дон. – Не снимая перчаток, Джулия тонкими пальцами коснулась его руки. – Я думала, ты в отъезде, иначе позвонила бы. Мне нужно поговорить с тобой насчет Гвидо.

– Может, поедем ко мне? – спросил Миклем. Серые глаза его пытливо всматривались девушке в лицо. – До часа я совершенно свободен. – Он взглянул на часы. – А сейчас лишь четверть двенадцатого. Или предпочтешь посидеть в «Баркли»?

– Лучше у тебя, – сказала Джулия. – Только недолго. Мы с Гвидо условились пообедать.

– Домой, Гарри, – велел Миклем.

Гарри утопил педаль в пол, и «бентли» с ветерком помчался в сторону Аппер-Брук-Мьюс – к белоснежному домику с желто-зелеными ставнями, который вот уже шесть лет был лондонской резиденцией Миклема.

– У Гвидо все в порядке?

Джулия вымученно улыбнулась:

– Да, все отлично. Вчера о тебе вспоминал. Ты слышал, что у него теперь своя компания? И он придержал для тебя место в правлении. Но сейчас это не важно. Позже он сам с тобой поговорит. Ты же знаешь Гвидо, у него всегда планов громадье. Он… – Замолчав, она отвернулась к окну и сжала кулаки.

Приподняв бровь, Дон закурил сигарету. Видать, что-то случилось. Неужели Гвидо завел себе любовницу? Нет, это вряд ли: он предан Джулии. Хотя… чем черт не шутит.

Затормозив у дома 25а, Гарри выскочил из машины и открыл заднюю дверцу. Вытянулся во фрунт перед Джулией и был слегка разочарован ее рассеянной улыбкой. Дон проводил девушку в просторную гостиную, оформленную в спокойных тонах.

– Присаживайся, – сказал он. – Покури, приди в себя. Херес или мартини?

– Не откажусь от хереса.

Позвонив в звонок, Дон взял ящичек с сигаретами, отнес его к столу и поставил рядом с Джулией. Поднес девушке зажигалку, и тут в комнате появился Черри, батлер и сомелье в одном лице.

Черри был высокий грузный мужчина, кровь с молоком, гордый обладатель тройного розового подбородка. Его нередко принимали за архиепископа. Несмотря на свои шестьдесят с лишним лет, двигался он на удивление проворно.

– Вызывали, сэр? – спросил он низким густым голосом.

– Миссис Ференси желает выпить рюмку хереса, – сказал Дон. – А мне принесите виски.

– Сию минуту, сэр, – сказал Черри с одобрительной миной на пухлой розовой физиономии, едва заметно поклонившись девушке.

Он с подозрением относился к американкам, но давно уже решил, что Джулия – исключение из правила. Она знала все тонкости этикета и к тому же была весьма богата. Этих двух качеств было вполне достаточно, чтобы заслужить одобрение Черри.

Он принес напитки и бесшумно удалился. Вытянув длинные ноги, Дон взглянул на Джулию и ободряюще улыбнулся:

– Ну, выкладывай. Ты сегодня такая загадочная. Только не говори, что Гвидо сбежал с какой-то резвой кобылкой.

– Ничего подобного, – сказала Джулия. – С такой проблемой я разобралась бы самостоятельно. Нет, я и правда волнуюсь, Дон. Гвидо получил жуткое письмо с угрозами.

Дон с облегчением усмехнулся:

– Джулия, милая моя, ну и о чем здесь тревожиться? Богачам вроде Гвидо постоянно присылают письма с угрозами. На свете полно завистливых придурков. Выбрось из головы.

– Нет, не могу. Этот… это животное требует десять тысяч фунтов. Говорит, если сегодня вечером Гвидо не заплатит… – Голос ее дрогнул. – Его убьют. Просто ужас что такое.

Дон нахмурился:

– Десять тысяч? Этот мерзавец не мелочится. Письмо у тебя с собой?

– Гвидо его выбросил. И относится к ситуации крайне легкомысленно. Я говорила ему обратиться в полицию, но он и слышать об этом не желает. Ты же знаешь, какой он упрямец. Говорит, что этот Черепаха – или псих, или любитель розыгрышей.

– Черепаха? Что за Черепаха?

– Так подписано письмо: Черепаха.

– Ну, тогда все ясно, – рассмеялся Дон. – Этот парень точно чокнутый. Если бы он называл себя Змей или Волк, еще куда ни шло. Но Черепаха! Послушай меня, Джулия, не бери в голову. Может, конкурент Гвидо решил сыграть с ним неудачную шутку.

Джулия покачала головой:

– Именно так и Гвидо говорит, но я ему не верю. Письмо он получил в прошлый вторник. С тех пор я волнуюсь все сильнее и сильнее. Деньги нужно выплатить сегодня вечером. А утром… – Замолчав, она закусила губу.

– Что было утром?

– Мы завтракали. – Джулия попыталась сдержать дрожь, но без особенного успеха. – Я увидела, как на полу что-то шевелится. Сперва подумала, что это крыса, и жутко перепугалась. А потом увидела, что это черепаха с запиской на панцире. Записка была напечатана на машинке. В ней говорилось, что десять тысяч заберет курьер: сегодня вечером, ровно в девять. Если он не получит денег, Гвидо умрет. Знаешь, Дон, мне страшно. До жути страшно.

– Похоже, шутка зашла слишком далеко, – сказал Дон. – Как черепаха попала в дом?

– Понятия не имею. Я умоляла Гвидо вызвать полицию, но он наотрез отказался. Говорит, что, если об этом напишут в газетах, его поднимут на смех. Ты же знаешь, какой он чувствительный.

Дон потер подбородок:

– Какие у вас планы на вечер?

– Гвидо хотел послушать радио: из Ла Скала будут передавать «Отелло». Как считаешь, может, мне самой обратиться в полицию?

Подумав, Дон покачал головой:

– Думаю, этого делать не следует – раз уж Гвидо против. Такие происшествия немедленно попадают в прессу, а подобная реклама Гвидо совсем ни к чему. Давай посмотрим правде в глаза: допустим, он вызовет полицию. И что они сделают? В лучшем случае оставят констебля охранять дом. А если шантажист готов идти до конца, одного констебля будет мало – конечно, если мы и правда имеем дело с шантажистом, в чем я сильно сомневаюсь. Но согласен: нужно принять меры предосторожности. Никакая опасность вам, конечно, не грозит, но я понимаю, каково тебе. Вечером мы с Гарри будем у вас. Скажу Гвидо, что проезжал мимо и решил зайти, мол, хотел застать вас обоих. Повторяю: я уверен, ничего не случится. Ты, главное, не волнуйся. Мы втроем – Гвидо, Гарри и я – скрутим любого психа. Ну, что скажешь?

Лицо Джулии прояснилось.

– Ах, как славно. Понимаю, все это глупости, но мне будет гораздо спокойнее, если ты и вправду приедешь. В доме только Этель и Диксон. Может, ты прав и ничего не случится. Но если ты будешь рядом…

Дон поднялся на ноги:

– Значит, решено. Буду у вас в начале девятого. А ты прекращай волноваться. Выбрось все это из головы и как следует пообедай, – сказал он, провожая Джулию в холл. – Вечером увидимся.

Появился Черри. Розовощекое лицо его лучилось благодушием.

– Я вызвал такси для миссис Ференси, – возвестил он. – Машина вот-вот будет.

Джулия одарила его лучезарной улыбкой. Взглянув на девушку, Дон успокоился: теперь она выглядела гораздо лучше.

– Спасибо, Черри, – произнесла Джулия и продолжила, повернувшись к Дону: – Я так рада, что ты приедешь! Не представляешь, как мне полегчало.

– Ты волнуешься на ровном месте, – сказал Дон. – Говорю же, выкинь из головы.

Усевшись в такси, Джулия уехала домой, а Дон вернулся в гостиную, допил виски и хмуро уставился в окно.

Черепаха, значит.

Интересно, это розыгрыш или дело и впрямь серьезное? Неужели у Гвидо есть друг, способный зайти так далеко лишь смеха ради? Вряд ли. Значит, псих?

Подумав еще немного, Дон подошел к телефону и набрал Уайтхолл 22. Самое время побеседовать с начальником Специальной службы старшим суперинтендантом Диксом. Возможно, он слышал о человеке, называющем себя Черепахой.

Когда Дон наконец дозвонился до приемной Дикса, ему сообщили, что суперинтендант только что ушел обедать и вряд ли вернется раньше шести.

– Ничего страшного, – сказал Дон. – Нет, ничего передавать не нужно.

В этот момент в гостиную ворвалась секретарша Дона Мэриан Ригби, темноволосая девушка весьма привлекательной наружности.

– Вот вы где, – сказала она. – Не забыли, что в час у вас обед с сэром Робертом?

– Уже выезжаю. Что у меня на сегодняшний вечер, Мэриан?

– Кинопремьера. Вы обещали быть.

– Ах да. Позвоните, пожалуйста, и скажите, что ничего не выйдет. – Дон улыбнулся. – Мне предстоит встретиться с джентльменом по имени Черепаха. Звучит поинтереснее, чем кинопремьера, верно?

Гвидо Ференси – высокий красивый блондин, все еще загорелый после поездки в Портофино (несколько недель назад они с Джулией провели там уик-энд), с любовью разлил по бокалам бренди «Сток 85».

– Только не думай, что тебе удалось меня обмануть, – сказал он, протягивая бокал Дону. – Эта чушь насчет того, что ты мимо проходил и надумал заглянуть на стаканчик, – чистой воды очковтирательство. Тебя позвала Джулия, чтобы ты сыграл роль моего телохранителя. Верно?

– Нет, ты послушай, как складно говорит, – усмехнулся Дон, взглянув на Джулию. – И не подумаешь, что иностранец. Вот бы мне знать итальянский хотя бы вполовину так хорошо.

 

– Ты говоришь по-итальянски, словно родился и вырос в Италии, – сказала Джулия.

Гвидо снисходительно взглянул на нее:

– И это тоже чушь. Давай не будем о его итальянском. – Он опустился в большое удобное кресло напротив Дона. – Ну, признавайся: это Джулия тебя подговорила, ведь так? Что ж, я рад, что ты заглянул. Но не верю, что ты принимаешь этого шутника всерьез. Как можно? Десять тысяч фунтов! И где я, по мнению мистера Черепахи, возьму такие деньги?

Дон закурил сигарету.

– Да, все это похоже на шутку. С другой стороны, в городе хватает опасных психов. А этот парень, как вижу, слишком уж заигрался. Кстати, где та черепаха, что утром принесла вам записку? Я бы на нее взглянул.

– Да пожалуйста. Саму черепаху я отдал Диксону в качестве питомца. – Гвидо встал, чтобы позвонить в звонок. – А записка у меня в столе.

Когда он выдвинул ящик стола, в комнату вошел Диксон, слуга Гвидо. Мощный, с волевым лицом, он выглядел под стать своему армейскому званию – в войну Диксон служил на эсминце старшиной.

– Будьте добры, принесите черепаху, – попросил Гвидо. – Мистер Миклем желает ее осмотреть.

– Есть, сэр. – Взглянув на Дона, Диксон уважительно кивнул.

– Где же эта записка? – сказал Гвидо, когда Диксон вышел из комнаты. – Я точно помню, что спрятал ее в этот ящик. Но теперь ее здесь нет. Джулия, ты не брала?

– Нет. – Джулия вскочила на ноги. – Дай я посмотрю. Вечно ты все теряешь.

– Стоит только жениться, Дон, – с улыбкой заметил Гвидо, усаживаясь в кресло, – как за тобой тут же закрепляется репутация растеряхи. Зато не нужно тратить бесчисленные часы на поиски какой-нибудь мелочи. Теперь, чтобы что-то найти, достаточно попросить Джулию.

– Не в этот раз, – сказала Джулия. – В столе записки нет. Ты уверен, что не выбросил ее вслед за первой?

– Уверен. Я положил ее в верхний ящик стола. – Гвидо нахмурился.

Когда он снова встал на ноги, в комнате появился Диксон:

– Прошу прощения, сэр, но вы ведь не трогали черепаху?

Дон почувствовал, как атмосфера в комнате сгущается.

– Конечно не трогал, – резко ответил Гвидо.

– Извините, сэр, но в коробке ее нет.

– Может, выбралась? – негромко спросил Дон.

– Это невозможно, сэр. Я накрыл коробку крышкой. Должно быть, ее кто-то забрал.

– Ну хорошо, Диксон. Ничего страшного, – сказал Гвидо. – Пройдитесь по дому. Может, она где-то ползает.

– Есть, сэр, – сказал Диксон и вышел.

Дон взглянул на Джулию. Она сидела неподвижно, будто изваяние. Лицо ее побледнело.

– Что ж, вот это поворот, – сказал Гвидо, не упускавший возможности щегольнуть превосходным знанием английского. – Похоже, все доказательства исчезли.

Голос его звучал непринужденно, но Дон видел, что Гвидо встревожен.

– Здесь кто-то побывал, – еле слышно произнесла Джулия.

– Что скажешь, Дон? – спросил Гвидо.

– Думаю, этот розыгрыш вышел за всякие рамки, – сказал Дон. – Гвидо, я бы советовал позвонить в полицию. Прямо сейчас.

Помедлив, Гвидо покачал головой:

– Нет, этого не будет. Не могу допустить, чтобы вся эта дурь просочилась в прессу. Я ведь только что собрал новое правление, нужно подумать о людях. Нет, вызывать полисменов не стану.

– Но без этого никак! – воскликнула Джулия. – Ты должен был сразу обратиться в полицию! Тебе грозит опасность!

– Полегче, Джулия, – спокойно сказал Дон. – Я прекрасно понимаю Гвидо. Газетчики накинутся на такую историю, словно стервятники. В конце концов, здесь Гвидо ничего не грозит. Он не один. Рядом с ним я, неподалеку Диксон. Кроме того, не забывай, что и сам Гвидо вполне способен себя защитить. Снаружи за домом присматривает Гарри. Я ввел его в курс дела, и он начеку. Ну и какой смысл звать полицейских? Они не сделают больше, чем уже сделано…

Часы на каминной полке пробили девять, и он умолк. Джулия ахнула.

– В записке говорилось, что посыльный прибудет в девять! – Она схватила Гвидо за руку.

– Дорогая моя Джулия… – сказал Гвидо. – Нам совершенно нечего бояться. Очевидно, что к нам никто не придет.

Едва он успел закончить фразу, как в дверь позвонили.

Джулия вскочила на ноги. Обняв ее, Гвидо взглянул на Дона. Тот застыл в настороженной позе.

Не шевелясь, все трое слушали, как Диксон выходит в холл и открывает дверь. До них донеслись неразборчивые голоса, после чего Диксон явился в гостиную и доложил:

– Там окружной курьер, сэр. Говорит, что пришел забрать посылку. О какой именно посылке идет речь?

Джулия пошатнулась. Лицо ее стало белым как мел.

– Что за чертовщина! – сердито сказал Гвидо и шагнул вперед, но Дон его опередил.

– Останься с Джулией, – велел он. – Я разберусь.

Прежде чем Гвидо успел возразить, Дон вышел в холл. Диксон последовал за ним.

Прямо под люстрой стоял шестнадцатилетний паренек в форме окружного курьера.

– Уверен, что не ошибся, сынок? – спросил Дон.

– Ошибся? Это вряд ли, – ответил паренек и достал блокнот. – Мистер Ференси, «Крэст», Спаньярдс-авеню, Хампстед. Забрать одну посылку. Вилла называется «Крэст», ведь так?

– Верно. Какие у тебя инструкции? Куда ты должен отнести посылку?

– В гостиницу «Пикадилли», сэр. Ее будет ждать джентльмен по имени Монтгомери. Заберет и распишется в ведомости, – ответил паренек.

Внимательно посмотрев на него, Дон решил, что курьер говорит правду.

– По каким приметам ты узнаешь, что перед тобой мистер Монтгомери?

На лице паренька отразилось замешательство.

– На нем будет белый макинтош и черная шляпа. Что-то не так?

Дон покачал головой:

– Все в порядке. Сейчас принесу посылку. Жди здесь. – И добавил, кивнув Диксону: – Пойдемте на кухню.

С видом не менее озадаченным, чем у паренька, Диксон последовал за Доном.

– Сложите пополам несколько газет и упакуйте их в оберточную бумагу, – сказал Дон, закрыв дверь. – Так, чтобы получился сверток размером с книгу.

Полностью сбитый с толку, Диксон сделал, что было велено, после чего протянул сверток Дону.

– Отлично, – похвалил его Дон, вернулся в холл и отдал посылку пареньку.

– Вот что нужно сделать, – сказал он. – В гостинице «Пикадилли» ты должен оказаться не раньше десяти вечера. Это очень важно. Вручишь посылку мистеру Монтгомери, он распишется. Повторяю: не раньше десяти. Понял?

Паренек кивнул:

– Да, сэр.

– Вот и славно. Теперь ступай. – Дон сунул ему в руку фунтовую купюру. – Это тебе за сверхурочную работу.

Паренек усмехнулся:

– Спасибо, сэр. Сделаю все в точности, как вы сказали.

Когда он ушел, Дон вернулся в гостиную. Гвидо и Джулия сидели на канапе, прижавшись друг к другу. Джулия все еще была испугана, но не давала воли эмоциям. Ее ладонь крепко сжимала руку Гвидо.

– Что ж, похоже, мы и правда имеем дело с психом. – Закрыв дверь, Дон подошел к ярко горящему камину. – Некий мистер Монтгомери ждет курьера в фойе гостиницы «Пикадилли». Рассчитывает получить в подарок десять тысяч фунтов. Я отдал курьеру «куклу», и вскоре он ее доставит. Пора подключать полицию, Гвидо. Без этого не обойтись. Нельзя идти на поводу у этого парня. Его нужно остановить, иначе он будет донимать и других. Я позвоню Диксу, пусть решит этот вопрос.

Гвидо пожал плечами:

– Ну ладно. Будь по-твоему.

Дон подошел к телефону и снял трубку. Поднес ее к уху, какое-то время послушал, нахмурился, постучал по рычагу, снова послушал и положил трубку на место.

Теперь он понял, что до сих пор относился к этому происшествию весьма легкомысленно. Открытие было не из приятных, и лицо Дона окаменело.

– Как же я сразу не догадался, что все будет не так-то просто. Связи нет.

Джулия вскочила на ноги:

– Хочешь сказать, кто-то перерезал провод?

– Не знаю. В трубке нет гудков. Гвидо, где ближайший телефон-автомат?

– В полумиле отсюда. Сам сходишь или послать Диксона?

Встав спиной к камину, Дон какое-то время изучал узор на ковре.

– Давай не будем спешить, – наконец сказал он. – Мы приняли это за розыгрыш. По крайней мере, мы с тобой так решили. Теперь же нужно быть осторожнее, чтобы снова не попасть впросак.

– Значит, теперь ты думаешь, что Гвидо грозит опасность? – спросила Джулия, широко раскрыв глаза.

– Не знаю. – Дон пристально посмотрел на нее. – Но разумнее будет предположить, что это так. И вести себя соответственно. Если этот человек настроен серьезно, вряд ли он будет встречаться с курьером в гостинице «Пикадилли». Увы, во время разговора с пареньком я этого не понял. Скорее всего, преступник подкараулит курьера по пути на станцию. Не хочу вас пугать, но необходимо взглянуть правде в глаза. Главное сейчас – держаться вместе. Район здесь безлюдный, дорога не освещена, дома стоят далеко друг от друга. Если этот псих не блефует, он не позволит нам добраться до телефона-автомата. Все зависит от того, насколько далеко он готов зайти. Что он сделает, когда увидит, что в свертке не деньги, а старые газеты? Оставит нас в покое и отправится домой? Или попробует реализовать свою угрозу?

Гвидо закурил сигарету. Казалось, он получает огромное удовольствие от происходящего.

– Вряд ли вымогатель стал бы выводить телефон из строя, если бы не собирался нанести нам визит, – сказал он.

Дон кивнул:

– Верно. Думаю, пора подготовиться к встрече незваного гостя. – Взглянув на Джулию, он ободряюще улыбнулся. – Ну что ты так перепугалась? Все будет хорошо. В доме трое крепких мужчин. И один снаружи.

– Да, конечно, – пролепетала Джулия. Хотела улыбнуться в ответ, но не сумела.

– Нужно ввести Диксона в курс дела. Чтобы он знал, к чему готовиться, – сказал Дон. – К Гарри я выходить не буду. Он и так понимает, что нужно смотреть в оба. Если за домом следят, я лишь выдам его позицию. На Гарри можно рассчитывать. В нужный момент он не растеряется. Теперь же зови Диксона.

Позвонив в звонок, Гвидо вызвал Диксона и ввел его в курс дела.

Диксон спокойно выслушал рассказ.

– Что ж, сэр, – сказал он, – нас тут трое, и я не думаю, что вымогателю что-то светит. Если хотите, я попробую вызвать полицию.

– Нет, расходиться нельзя, – произнес Дон. – Первым делом нужно обойти весь дом. Убедиться, что никто не забрался внутрь. И не сможет забраться. Побудьте с мистером Ференси, а я осмотрюсь.

– Я пойду с тобой, – сказал Гвидо.

– Нет. Прошу, останься с Джулией, – отрезал Дон. – А вы, Диксон, глаз не спускайте с мистера Ференси.

– Да, сэр, – сказал Диксон.

Гвидо пожал плечами:

– Ну ладно. Поступай как знаешь. Но будь осторожен. – Усевшись, он протянул руку Джулии. – Милая, иди сюда. Посидим рядом, подержимся за руки. Поверь, уже завтра утром мы вместе посмеемся над этой ситуацией.

Диксон подошел к камину и взял кочергу. Взвесил ее на ладони, удовлетворенно кивнул и направился к двери.

– Сюда никто не войдет, сэр, – сказал он Дону. – Взгляните, какой у меня весомый аргумент.

Дон усмехнулся:

– Так держать. Я ненадолго. Пусть дверь будет закрыта. Когда вернусь, крикну с той стороны.

Вспомнив, что где-то в доме должна быть горничная, он спросил Диксона, где ее искать.

– Она ушла в кино, сэр. Вернется лишь к половине одиннадцатого.

– Отлично, – сказал Дон. – Значит, все комнаты, кроме этой, должны быть пусты.

– Именно так, сэр.

Дон закрыл дверь. Какое-то время постоял в ярко освещенном холле и прислушался. В доме было тихо. Где-то наверху чуть слышно тикали часы, а в кухне неровно гудел холодильник. Быстро и бесшумно Дон поднялся на второй этаж.

Прошелся по коридору и тщательно осмотрел все шесть комнат. Выходя, он запирал каждую дверь на ключ. В комнатах никого не было. Честно говоря, Дон и не ожидал никого найти, но чувство тревоги все нарастало. Открыв шестую дверь, он заглянул в роскошную ванную. Спрятаться в ней было негде. Дон снова вышел в коридор, подошел к перилам и посмотрел вниз, на холл.

И тут в доме погас свет. На мгновение Дон застыл в удушливой темноте, проклиная себя за то, что не додумался захватить фонарик.

Положив руку на перила, он осторожно пошел к лестнице. Сделал несколько шагов и услышал дикий вопль ужаса. Кричала Джулия.

Шапиро стоял в саду, рядом с окном гостиной. Он ждал, когда в миле отсюда Крантор устроит короткое замыкание, коснувшись проводов металлическим шестом с изолированной ручкой.

По лицу Шапиро струился пот. В правой руке у него был нож с широким лезвием. Наконец он увидел, как в зашторенном огне погас свет. Зацепился пальцами за раму, толкнул ее вверх, отступил назад и принялся ждать.

Легкий ветерок шевелил занавески. Шапиро ждал десять секунд, двадцать… Вдруг занавески раздвинулись.

 

У окна появился высокий мужчина в смокинге. Крантор так и говорил: он обязательно подойдет к окну. Из-за туч выглянула луна, тускло осветив белую сорочку. Шапиро подумал, что такой легкой мишени у него еще не было.

Размахнувшись, он метнул нож. Услышал глухой звук, с которым клинок вошел в тело. Увидел, как человек в окне пошатнулся и попятился.

Развернувшись, он бросился за угол дома, туда, где оставил свою машину.

Шапиро исчез в темноте, Дон сломя голову помчался вниз по лестнице, а Джулия закричала снова.