Wonderful Life. Размышления о том, как найти смысл жизни

Tekst
24
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Wonderful Life. Размышления о том, как найти смысл жизни
Wonderful Life. Размышления о том, как найти смысл жизни
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 59,28  47,42 
Wonderful Life. Размышления о том, как найти смысл жизни
Audio
Wonderful Life. Размышления о том, как найти смысл жизни
Audiobook
Czyta Антон Макаров
30,49 
Szczegóły
Wonderful Life. Размышления о том, как найти смысл жизни
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Frank Martela

A WONDERFUL LIFE: Insights for Finding a Meaningful Existence

© Цветкова А.А., перевод на русский язык, 2020

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

* * *

«Как я появился в этом мире?

Почему меня никто не спросил?

Почему не познакомили с его правилами и обычаями, а просто бросили в пекло?..

Как так случилось, что я стал участником этого грандиозного предприятия под названием «действительность»?

Почему я должен в нем участвовать, где его управляющий – мне есть что сказать ему обо всем этом.

Кому я могу пожаловаться?»

Сёрен Кьеркегор «Повторение», 1843

Введение

Где вы были, когда вас настигло осознание бессмысленности жизни? Произошло ли это во время третьего за неделю ужина из микроволновки, когда вы размышляли об аромате и полезных свойствах кетчупа? А может быть, в два часа ночи, после того как вы закончили срочную работу и уже собирались нажать кнопку «Отправить», как вдруг осознали, что, скорее всего, ваше выполненное задание не изменит мир к лучшему ни на грамм? Возможно, после какой-то трагедии вы поняли, что так и не попытались разобраться в том, что в действительности хотите от жизни. А может, однажды утром вы проснулись, взглянули на свое отражение в зеркале и подумали: есть ли нечто большее в этой сумасшедшей кутерьме под названием жизнь?

Не волнуйтесь, вы не одиноки. На страницах этой книги вы окажетесь в компании многих великих мыслителей и философов, которые лицом к лицу сталкивались с ничтожностью существования и в конце концов пришли к обновленному и жизнеутверждающему осознанию его значимости.

Все люди стремятся, чтобы их жизнь была значимой, стоящей и имела смысл. Как выразился однажды известный социальный психолог, профессор Рой Баумайстер, «мы заточены под поиск смысла жизни»[1]. Отсутствие смысла воспринимается как серьезная проблема на психологическом уровне и способствует депрессии и даже самоубийству[2]. Для мотивации полноценного существования и для того чтобы чувствовать, что жизнь стоит того, чтобы ее жить, важен смысл жизни[3]. Ряд исследований показали, что люди, имеющие сильное чувство цели в жизни, живут дольше[4]. Виктор Франкл, известный психиатр, переживший Холокост, отметил это во время своего пребывания в концентрационном лагере. Только те, кому удалось сохранить чувство цели в таких невыносимых условиях, имели шанс выжить. Он любил приводить цитату из Ницше: «Если у человека есть зачем жить, он выдержит любое как»[5].

Проблема в том, что западная цивилизация все реже может удовлетворительно и честно ответить на неизбежный вопрос «зачем?». На протяжении всей истории человечества большинство цивилизаций отвечали на вопрос о смысле существования, формируя и предоставляя человеку определенный культурный контекст, включавший в себя ответы на основные жизненные вопросы. Когда наши предки озадачивались вопросом: «Как я должен прожить свою жизнь?», они обращались к своей культуре: к устоявшимся традициям, верованиям и институтам, которые подсказывали и направляли. Эра современной культуры расшатала старые основы, помогавшие понять смысл жизни. Современная наука улучшила материальные условия нашей жизни, но разорвала связь старой системы ценностей и толкований, не предоставив взамен нового прочного основания, на которое могли бы опираться наши ценности и на котором мы могли бы базировать смысл жизни. Эксперт в области истории этики и морали, шотландский философ Аласдер Макинтайр замечает, что ценности современного западного мира построены на осколках устаревшего мировоззрения, которое утеряло свой смысл[6]. Западные общества унаследовали определенные ценности, но потеряли контакт с более широким мировоззрением, которое лежало в их основе и определяло их. И теперь влияние присущего Западу секулярного и индивидуалистического мировоззрения в мире лишь растет[7].

С точки зрения современного идеалистического мировоззрения, вы можете найти свой собственный смысл жизни и проторить уникальный путь на основании избранных ценностей. К сожалению, вместо того чтобы чувствовать свободу и раскрепощенность, мы часто испытываем лишь пустоту. Мы работаем больше, искусней, эффективней прошлых поколений, но все чаще не можем объяснить себе, зачем так стараемся. Какова конечная цель нашего утомительного и нудного труда? Мы по своей воле попадаем в так называемую «ловушку занятости», которую так точно описал американский эссеист Тим Крейдер: «Занятость выступает в качестве экзистенциального утешения, своего рода преграды от пустоты; разумеется, ваша жизнь не может быть никчемной, или обыденной, или бессмысленной, если вы так заняты, ваш день расписан поминутно и вы нужны каждый час своего дня»[8]. Вы делаете все возможное, чтобы поддерживать это чувство занятости и срочности, лишь бы не чувствовать скуку, страх остаться один на один со своими мыслями. Кажется, люди готовы взять на себя достижение любой цели, которую поставит им кто-то вышестоящий, лишь бы не думать о том, что на самом деле они хотели бы сделать со своей жизнью. Это объясняет особенности современного существования, о котором пишет философ Иддо Ландау: «Многие посвящают больше времени вечером на решение вопроса о том, в какой ресторан пойти или какой фильм посмотреть, чем они тратят за всю свою жизнь на раздумья о том, как сделать свою жизнь более осмысленной»[9].

 

Чтобы прожить жизнь, которую вы выбрали себе сами, чтобы самому управлять своим кораблем, вам нужно иметь ясную идею о том, в каком направлении вы хотите двигаться. Для этого нужно обладать определенными фундаментальными ценностями, которые помогали бы вам справиться с жизненными испытаниями. А в свою очередь, для этого вам необходимо некоторое время, чтобы посмотреть на свою жизнь, подвергнуть сомнению свои принятые в жизни решения, посмотреть в лицо своим существующим страхам, которые могут скрываться под поверхностью вашего существования. Существует длинная и богатая история мыслителей – от Льва Толстого и Томаса Карлейля[10] до Симоны Бовуар, от Серена Кьеркегора до Алана У. Уотса[11], – считавших, что, только открыто взглянув на абсурдность жизни, осознав ничтожность существования, можно освободить себя для того, чтобы найти более глубокий смысл своей жизни. Данная книга предлагает новый подход к осмыслению значимости жизни, который относит нас к общечеловеческому так, чтобы вне зависимости от вашей культурной, религиозной или какой-либо иной принадлежности, вы смогли обрести руководство к более осмысленной жизни, которая приносила бы вам удовлетворение.

Я написал эту книгу, чтобы помочь вам сделать ваше существование более осмысленным. Посвятив десять лет изысканиям в области философии, психологии и истории вопроса о смысле жизни, я пришел к выводу, что определение того, что делает вашу жизнь осмысленной, легче, чем вы думаете. На самом деле, вероятно, уже сейчас в вашей жизни полно смысла, и вам лишь нужно открыться, чтобы увидеть и почувствовать это. Причина, по которой найти смысл жизни зачастую кажется нам непосильной и мучительной задачей, состоит в том, что мы, как культура, продолжаем использовать старые модели мышления в рассмотрении вопроса, смысл которого для нас уже непонятен. Просто изменив способ мышления, вы начнете видеть, что ответы, которые вы искали, можно получить из вашей повседневной жизни. Эта книга объясняет, почему человек прежде всего ищет смысл жизни, рассказывает о том, какая историческая ошибка дала толчок современной экзистенциальной тревоге[12], и, наконец, предлагает вам простые пути к достижению собственного осмысленного существования. Какая-то информация покажется вам незнакомой, какая-то – очевидной, какую-то вы уже знали до этого. Однако вся она в совокупности призвана дать вам прочное и стабильное основание для вашего дальнейшего жизнеутверждающего и осмысленного существования.

ВЫ НЕ ВЫБИРАЛИ РОДИТЬСЯ

Вы не выбирали родиться. Никто не спрашивал вашего разрешения. Никто не дал вам инструкцию по применению. И тем не менее вы здесь, вброшены в этот мир, в котором вынуждены как-то действовать и сделать что-то значимое в тот ограниченный период времени[13]. И лучше, если вы сделаете это как можно быстрее, пока не станет слишком поздно. Как говорил герой Эдварда Нортона в «Бойцовском клубе»: «Это твоя жизнь, и она утекает минута за минутой».

Часть I. Почему люди ищут смысл жизни?

1. Подняться над абсурдностью жизни

«Бывает, что привычные декорации рушатся. Подъем, трамвай, четыре часа в конторе или на заводе, еда, сон и понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, все в том же ритме – вот путь, по которому легко идти день за днем. Но однажды встает вопрос «зачем?» Все начинается с этой окрашенной недоумением скуки».

Альбер Камю «Миф о Сизифе», 1955

Жизнь абсурдна, и это нормально. Никто не писал об этом столь выразительно, как это сделал Альбер Камю в «Мифе о Сизифе»[14]. Книга классика экзистенциальной литературы отсылает нас к мифу о Сизифе, герою греческой мифологии, который за неповиновение богам был приговорен к вечному наказанию: он должен толкать булыжник в гору только для того, чтобы увидеть, как тот с нее скатывается[15], и так делать до бесконечности. Камю считал Сизифа героем абсурда, наиболее близок к нему персонаж фильма «День сурка» Фил Коннорс. Это ведущий прогноза погоды на телевидении городка Панксатони в штате Пенсильвания. Он испробовал все, включая попытку самоубийства, чтобы разрушить монотонность своего заурядного существования. Каждое утро Коннорс просыпается под одну и ту же песню по радио в том же самом городке для того, чтобы вновь пройти все ту же бессмысленную траекторию своей жизни. Он рассказывает: «Однажды я был на Виргинских островах. Я встретил девушку. Мы ели лобстера и пили пина-коладу. На закате мы занимались любовью как морские выдры. Это был потрясающий день. Почему этот день не может повторяться снова и снова?» Кто из нас не испытывал подобного? Даже в не самый худший день мы чувствуем себя так, будто застряли в некой бесконечной петле.

Разумеется, как творец собственной жизни, вы в нее здорово вкладываетесь. Однако временами у вас может закрадываться мысль, что, с точки зрения Вселенной, ваша жизнь – всего лишь песчинка, случайность и она не представляет такой уж большой ценности. Несоответствие между чувством того, что ваша жизнь обладает исключительной ценностью, и знанием, что вам нечего предложить в доказательство этого, и есть проявление абсурда. Американский политический философ Тодд Май говорит об этом как о «противоречии между нашей потребностью в смысле и нежеланием Вселенной дать его нам»[16]. Эта дилемма возникает тогда, когда вы не можете четко сформулировать, почему важны действия, которые вы делаете, и почему важна жизнь, которой вы живете. Происходит это тогда, когда вы теряете связь с основами – личными, семейными, социальными, – которые могли бы вам сказать, что действительно является ценным.

Это то, что постепенно происходит с западной культурой. В своем исследовании американского общества «Привычки сердца» социолог Роберт Белла подчеркивает, что моральный ландшафт современных американцев – это гладкая равнина из индивидуумов, заинтересованных лишь в самих себе, конечная цель хорошей жизни стала вопросом «личного выбора»[17]. Люди больше не чувствуют, что ими движет некая общая культурная основа. Вместо опоры на знание, как жить, вы чувствуете, что обязаны сами определять, как вам жить. Как сказал Жан-Поль Сартр: «Все дозволено, если Бога не существует»[18].

Задумайтесь вот о чем: в 2017 году Институт Гэллапа[19] провел опрос среди 140 тысяч человек из 132 стран. Один из вопросов звучал: «Чувствуете ли вы, что ваша жизнь имеет важное значение или смысл?» Когда уровень счастья или удовлетворенности жизнью измеряется в международном масштабе, зачастую исследователи вновь и вновь получают сходные результаты: в более богатых странах – это определяется по количеству ВВП на душу населения – люди обычно счастливее, чем в странах бедных[20].Однако когда ученые сравнили ответы на этот вопрос, они получили обратный результат: в то время как в целом 91 % людей по всему миру признали, что в их жизни есть смысл, люди из более зажиточных стран, таких как Великобритания, Дания, Франция и Япония, чаще всего отвечали, что их жизни недостает смысла, а жители бедных стран, таких как Лаос, Сенегал, Сьерра-Леоне, практически все ответили, что в их жизни есть смысл[21]. Богатые страны, в которых чаще всего отсутствовал смысл в жизни, также имели и более высокий процент самоубийств.

 

Для большинства из нас экзистенциальный дискомфорт – это волна, которая быстро и точно накрывает нас и оставляет после себя ощущение, что жизнь не оправдывает своих ожиданий – и тут раздается утренний звонок будильника. Наступает другой день, и вы вновь начинаете свой обычный забег. В конце концов у вас есть ваш булыжник, который необходимо толкать. Но есть и иной путь. Можно построить мировоззрение, которое будет противостоять вызовам абсурда и которое не только соотносится с тем, что современная наука говорит нам о Вселенной и месте человека в ней, но также будет включать в себя обоснованные ценности, смысл и устойчивое счастье. Но вначале давайте поближе познакомимся с понятием абсурда, чтобы лучше понять, каким образом он уничтожает иллюзию великого, космического чувства значимости. Только после этого вы сможете предпринять реальные шаги к собственному освобождению.

2. В космическом смысле вы малозначимы, мимолетны и произвольны, и это нормально

«Откровения нашего века относительно немыслимых величин и невообразимых малостей, о бесконечной протяженности геологического времени, в котором мы были бы ничем, о бесчисленных галактиках и неопределенных процессах внутри атомного ядра, о буйстве сумасшедших математических сил в сердце самой материи опалили нас сильнее, чем мы отдаем себе в этом отчет».

Джон Апдайк
«Критическое эссе об эволюции», 1985

Абсурд, как уже было сказано, возникает тогда, когда Вселенная не отвечает на наш запрос о собственной значимости. Модель нашего размышления начинается вполне невинно, затем углубляется настолько, что прорывает завесу существования, и вот мы уже стоим лицом к лицу с абсурдностью самой жизни. Обычно мы пытаемся справиться с ней тремя способами: вы приходите к мысли, что жизнь (1) малозначима, (2) мимолетна или (3) все ценности и цели в ней произвольны[22]. Давайте рассмотрим этих трех всадников абсурда пристально, поскольку здравый взгляд на бездну необходим, чтобы найти переправу через нее.

О малозначимости

Если принять возраст нашей Вселенной, который составляет что-то около четырнадцати миллиардов лет, за двадцать четыре часа, то человечество начало свое эволюционное поползновение где-то в без пятнадцати секунд полночь. А ваша жизнь тогда представляется всего лишь малой долей секунды. Вопрос о том, что важно с точки зрения Вселенной, может быть довольно бодрящим, если не принимать в расчет его экзистенциальную неоднозначность. Как вы можете определить, какую ценность космос – планеты и галактики, наполненные бесчисленными мерцающими звездами и впечатляющими солнечными системами – приписывает чему-либо, не говоря уже о вашей жизни? Как пишет американский астрофизик Нил Деграсс Тайсон: «Вселенная не обязана быть для вас понятной»[23] – утверждение, над которым можно было бы посмеяться, если бы это не было так верно.

«Еще раз взгляните на эту точку. Это здесь. Это наш дом. Это мы. На ней – все те, кого мы любим, все, кого знаем, все, о ком когда-либо слышали, здесь все люди, которые когда-либо были, проживали свои жизни… на этой песчинке, подвешенной в луче солнца».

Карл Саган, 1994 год, о фотографии Земли, сделанной зондом «Вояджер-1» непосредственно перед тем, как он покинул Солнечную систему

Так было не всегда: наши предки верили, что Земля – это центр Вселенной. Человек был фокусом внимания для Бога и наоборот. В мифах о творении в различных культурах человек занимал ведущую роль в космической драме бытия. Проклятие жизни в двадцать первом веке со всем его знанием астрофизики, космологии и других наук состоит в том, что мы знаем слишком много. Сегодня мы обладаем твердым, основанным на фактах научным знанием о космических пропорциях и грандиозных исторических периодах, которые предшествовали нашему появлению, и из этого можно сделать вывод, хорошо сформулированный философом Томасом Нагелем: «Мы – крошечные песчинки в бескрайней необъятности Вселенной»[24].

О мимолетности

«Человек, которому случалось терять то, что, как казалось, принадлежит ему навечно, в конце концов усваивает, что ему не принадлежит ничего»[25].

Паоло Коэльо «Одиннадцать минут», 2005

Как существо временное, вы наследуете тело, которое стареет, болеет и в конце концов умрет и разложится. Однако смерть – не единственная сфера действия скоротечности и непостоянства. Сама природа жизни – то есть наше физическое, эмоциональное и интеллектуальное благосостояние – временна. Все изменяется, момент за моментом. Буддисты особенно настроены на идею непостоянства, «аникка», которую они рассматривают как одну из трех основных характеристик существования, тем самым признавая, что жизнь в целом эфемерна и быстротечна, она находится в постоянной изменчивости и в конце концов исчезает. Вам не нужно быть буддистом для того, чтобы ухватить идеи непостоянства и мимолетности. Они – кротовые норы абсурда: легко соблазниться и сказать, что ни один путь не стоит свеч, если сам путь все равно в конце концов исчезнет.

О произвольности

«Будь справедлив, а если не можешь, то суди от фонаря»[26].

Уильям Берроуз «Голый завтрак», 1959

Произвольность жизни вертится вокруг идеи о том, что наши цели, устремления и ценности не имеют под собой никакого неоспоримого обоснования[27]. Каждый из нас серьезно относится к определенным жизненным принципам и ценностям – настолько, что они руководят нашим выбором и действиями в жизни. Имеют ли эти великие ценности обоснование или они представляют собой всего лишь предпочтения, которые мы произвольным образом стали поддерживать? Мы, разумеется, предпочли бы, чтобы наши ценности коренились где-то во Вселенной, хотя все же мы понимаем, что во Вселенной нет ценностей как таковых и у нее нет мнения относительно наших. Теория относительности Эйнштейна ничего не говорит о том, почему что-то должно иметь значение или ценность. Физическая Вселенная индифферентна.

Жизнь, как специфическое собрание материи, способное к самовоспроизведению форм, однажды самопроизвольно появилась на космической сцене в один из моментов истории Вселенной. Вместе с ней не появились какие-либо объективные ценности. Ценности – это изобретение человека; и по сути единственное, что отличает ценности человека от предпочтений животных, – это то, что первые отражают мысли и могут быть выражены словами. Когда вы смотрите на чернила на бумаге, вы автоматически видите буквы и слова. Чернила – это просто чернила. Буквы существуют только в вашей голове через вашу интерпретацию. То же самое с ценностями: за ними ничего не стоит. Они существуют, потому что вы и люди вокруг вас уверяют в этом.

Все больше и больше людей рассматривают жизненные цели и ценности как нечто, что каждый волен выбирать для себя сам. Однако это внушает определенное беспокойство, поскольку если все цели и ценности – твое личное дело, то нет ничего такого, что было бы предпочтительнее другого. Если для того чтобы ваши действия были значимы, требуется устойчивое и конечное обоснование, то, похоже, мы, как общество, потеряли с этим контакт.

Точка невозврата

То, что вы незначительное, мимолетное и произвольное существо, блуждающее на поверхности бледно-голубой точки во Вселенной, может показаться достаточно мрачным образом нашего существования. Конечно, скорее всего, вы не ходите каждый день, размышляя об абсурде, но, думаю, можно смело сказать, что мысли о нем вас впечатляют. Лев Толстой писал в своей «Исповеди»: «Нельзя перестать знать того, что знаешь»[28]. Раз вас уже разбудила мысль о том, что нет неотъемлемой космической ценности человеческой жизни, вы ее никогда не забудете. И поскольку пути назад уже нет, есть только один путь – вперед. К счастью, есть путь, чтобы стремиться, творить и жить счастливо, несмотря на это знание. В вашем распоряжении прямо сейчас есть инструменты для создания более осознанной жизни, и вы увидите это из дальнейших страниц книги.

Вместо того чтобы решительно развернуться лицом к ситуации, большинство людей предпочитают разработать обходные пути и погрузиться в довольно сложные способы отвлечения. Многие отрасли расцвели благодаря этому: если вы не хотите встречаться с абсурдом, есть миллионы способов, чтобы развлечь и побаловать свое отрицание его: от селфи и лайков в Фейсбуке до мгновенно загружаемых «развлекалок» и шопинг-терапии. Здесь стоит сказать, что жить под грузом навязчивого ощущения бессмысленности жизни не означает механического отрицания смысла как такового, но часто приводит к чувству дискомфорта, защитному поведению, ощущению уязвимости своей жизни, личных целей и ценностей. Пока в жизни все идет хорошо, вы способны подавлять в себе свои экзистенциальные сомнения. Но когда что-то вдруг не заладится – отношения, личное здоровье, карьера или благополучие, – вам очень помогла бы стабильная, поддерживающая концептуальная структура, которая придала бы значимость вашим страданиям, когда вы особенно ощущаете всю нестабильность и расплывчатость своих ценностных установок. Вот почему в долгосрочной перспективе отвлечение не может стать хорошей стратегией для решения экзистенциальных вопросов.

Из многих отвлечений, которые изобрела наша культура для заполнения пустоты, пожалуй, наиболее распространена идеология, которая говорит нам о том, что мы должны быть счастливы. Но, как мы увидим в следующей главе, погоня за счастьем содержит в себе парадокс.

1Roy F. Baumeister & Kathleen D. Vohs, “The Pursuit of Meaningfulness in Life,” in Handbook of Positive Psychology, eds. Charles R. Snyder & Shane J. Lo-pez, 608–618 (New York: Oxford University Press, 2002), 613.
2Lisa L. Harlow, Michael D. Newcomb & Peter M. Bentler, “Depression, Self-Derogation, Substance Use, and Suicide Ideation: Lack of Purpose in Life as a Mediational Factor,” Journal of Clinical Psy-chology 42, no. 1 (1986): 5–21; Craig J. Bryan, William B. Elder, Mary McNaughton-Cassill, Augustin Osman, Ann Marie Hernandez & Sybil Allison, “Meaning in Life, Emotional Distress, Suicidal Ide-ation, and Life Functioning in an Active Duty Mil-itary Sample,” The Journal of Positive Psychology 8, no. 5 (2013): 444–452. For a national-level comparison of rates of meaningfulness and rates of suicide, see Shigehiro Oishi & Ed Diener, “Residents of Poor Nations Have a Greater Sense of Meaning in Life Than Residents of Wealthy Nations,” Psycho-logical Science 25, no. 2 (2014): 422–430.
3See Michael F. Steger, “Meaning and Well-Being,” in Handbook of Well-Being, eds. Ed Diener, Shigehiro Oishi & Louis Tay (Salt Lake City, UT: DEF Pub-lishers, 2018).
4See Randy Cohen, Chirag Bavishi & Alan Rozanski, “Purpose in Life and Its Relationship to All-Cause Mortality and Cardiovascular Events: A Meta-Analysis,” Psychosomatic Medicine 78, no. 2 (2016): 122–133 for a meta-analysis of ten prospective studies with a total of 136,265 participants.
5Viktor Frankl, Man’s Search for Meaning (New York: Washington Square Press, 1963), p. 164. The quote is originally from Nietzsche’s book Twilight of the Idols.
6Alasdair Maclntyre, After Virtue, 3rd ed. (Notre Dame, IN: University of Notre Dame Press, 2007).
7See especially Christian Welzel, Freedom Rising: Human Empowerment and the Quest for Emancipation (New York: Cambridge University Press, 2013).
8Tim Kreider, “The ‘Busy’ Trap,” New York Times, June 30, 2012. https://opinionator.blogs.nytimes.c0m/2012/06/30/the-busy-trap/.
9Iddo Landau, Finding Meaning in an Imperfect World (New York: Oxford University Press, 2017), 205.
10Томас Карлейль – британский писатель, публицист, историк и философ шотландского происхождения.
11Алан Уилсон Уотс – британский философ, писатель и лектор, известен как переводчик и популяризатор восточной философии для западной аудитории.
12Экзистенциальная тревога – осознание возможности и неустранимости смерти, осознание своего небытия, всеобщий глубинный страх конечности жизни и ответственности, налагаемой ею за собственные решения человека.
13This view of the human condition is derived from William James and John Dewey, two key figures in the pragmatist philosophical tradition. See Frank Martela, “Pragmatism as an Attitude,” in Nordic Studies in Pragmatism 3: Action, Belief and Inquiry – Pragmatist Perspectives on Science, Society and Religion, ed. Ulf Zackariasson, 187–207 (Helsinki: Nordic Pragmatism Network, 2015), and the introduction of my second dissertation, Frank Martela, A Pragmatist Inquiry into the Art of Living: Seeking Reasonable and Life-Enhancing Values within the Fallible Human Condition (Helsinki: University of Helsinki, 2019).
14Albert Camus, Myth of Sisyphus, trans. Justin O’Brien (New York: Vintage Books, 1955).
15В греческой мифологии это описывается так: Сизиф, потомок Прометея и сын царя Эола, гордился хитростью ума и всезнанием. Подсмотрев похищение Зевсом нимфы Эгины, он не преминул сообщить об этом ее отцу, богу реки Асопу, в обмен на дарование источников воды его родному городу Коринфу. Зевс низринул Сизифа в Аид, где тот вечно занят бесплодным и тяжким трудом, вкатывая на гору громадный камень, неизменно скатывающийся вниз.
16Todd May, A Significant Life: Human Meaning in a Silent Universe (Chicago: University of Chicago Press, 2015), ix.
17Robert N. Bellah, Richard P. Madsen, William M. Sullivan, Ann Swidler & Steven M. Tipton, Habits of the Heart (Berkeley: University of California Press, 1985). The quotes below are from pages 20–22 and 76.
18Jean-Paul Sartre, Existentialism Is a Humanism, trans. Carol Macomber (New Haven: Yale University Press, 2007), 29.
19Институт Гэллапа (англ. American Institute of Public Opinion) – американский институт общественного мнения, а также другие учреждения по изучению общественного мнения, основанные профессором-социологом Джорджем Гэллапом.
20E.g., Angus Deaton, “Income, Health and Well-Being Around the World: Evidence from the Gallup World Po Yi,” Journal of Economic Perspectives 22, no. 2 (2008): 53–72.
21Shigehiro Oishi & Ed Diener, “Residents of Poor Nations Have a Greater Sense of Meaning in Life Than Residents of Wealthy Nations,” Psychological Science 25, no. 2 (2014): 422–430.
22These three dimensions of absurdity were identified by Joe Mintoff. See Joe Mintoff, “Transcending Absurdity,” Ratio 21, no. 1 (2008): 64–84.
23Neil deGrasse Tyson, Astrophys ics for People in a Hurry (New York: W. W. Norton & Company, 2017), 13.
24Thomas Nagel, “The Absurd,” The Journal of Philosophy, 68, no. 20 (1971): 716–727, 717.
25Пер. А. Богдановского.
26Пер. В.И. Коган.
27Mintoff, “Transcending Absurdity.”
28Leo Tolstoy, Confession, trans. David Patterson (New York: W. W. Norton & Co., 1983), 49.