Za darmo

Дьявол в твоих глазах

Tekst
Autor:
2
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Захожу в галерею, где в основном совместные фотографии и только мои. Он даже сфотографировал меня, когда я спала. Даже не знаю, умиляться этому или бояться. Затем листаю контакты в поисках… чего? Я не знаю. Просто листаю все подряд. Раз уж взяла его телефон, посмотрю все сообщения, почту, исходящие и входящие звонки. Вряд ли я найду здесь что-то интересное.

Нахожу номер Никиты и тупо пялюсь на него пару минут. Смотрю так долго, что запоминаю его наизусть. Листаю дальше. Мое внимание привлекает знакомая фамилия. От увиденного я роняю телефон на пол. Слава богу, он падает на мягкий ковер.

Да не может этого быть. Мало ли девушек с фамилией Самойлова? Я беру свой телефон и ищу номер Миланы, затем поднимаю телефон Кирилла. Тот же номер.

– Какого хрена? – вырывается из меня. Мои руки дрожат. Я проверяю историю звонков. Они созванивались несколько раз, но довольно давно. Захожу в сообщения и нахожу то, отчего немеет все тело.

"Она у меня".

Сообщение пришло восемнадцатого июня. Я не помню, в какой день это произошло, но сомнений нет: это был тот день, когда я сбежала от Кирилла в ресторане и поехала к Миле. Больше сообщений нет. А больше и не надо.

Выключаю телевизор, убираю телефоны и ухожу в спальню. Я ложусь рядом с Кириллом, уставившись на него.

– Ты выиграл, Кир. У меня не было шансов с самого начала.

Я поворачиваюсь на спину и смотрю в потолок. Меня накрывает чувство бесконечного одиночества.

Глава 14

Всю ночь я плохо сплю и встаю очень рано, чтобы уйти до того, как проснется Кирилл. На работе я не могу ни на чем сконцентрироваться, все мои мысли крутятся вокруг вчерашних событий. Ближе к вечеру я сдаюсь. Мне не разобраться с этим самой.

Пишу Кириллу, что иду за покупками, сама еду к Милане без предупреждения. Она открывает дверь не сразу. Я уже начала думать, что ее нет дома.

– Криси? – удивление на ее лице тут же сменяется радостью. – Привет! – она делает шаг вперед и пытается меня обнять, но я выставляю руки вперед, толкаю его внутрь и захлопываю за собой дверь.

– Привет.

– Что-то случилось? – она хмурит брови.

– Нет, просто пришла проведать. Узнать, хорошо ли спишь по ночам, – я скрещиваю руки на груди и опираюсь спиной о дверь.

На ее лице промелькает тень страха.

– Не волнуйся, он знает, что я здесь, – вру я.

– Уходи, – она отворачивается и идет в гостиную. Я иду за ней.

– Зачем ты это сделала? Он угрожал тебе?

Мила смеется.

– Миром правят деньги, а я верчусь, как могу, – она открывает шкаф и начинает складывать туда вещи из сушилки.

– Значит, ты продала меня? На что ты еще готова ради денег? – я захлопываю дверцу шкафа.

– Ой, кто бы говорил, – она обводит меня высокомерным взглядом. – Забыла, зачем с ним связалась?

– А благодаря чьим советам я с ним связалась? Кто лил мне в уши дерьмо про то, как мне с ним будет хорошо?

– Я говорила тебе то, что он просил говорить.

– Что еще ты сделала? – я выдергиваю из ее рук платье, пытаясь обратить на себя ее внимание.

Она немного колеблется.

– Мы познакомились в клубе. Он много спрашивал о тебе, просил рассказать все: где живешь, с кем общаешься, как проводишь время, какие планы строишь на жизнь. Он много заплатил и просил молчать, что я и делала. Затем, когда вы начали общаться, мне надо было подтолкнуть тебя на правильный путь, дать дельный совет. И еще рассказывать ему все, что ты о нем говоришь.

– А когда он силой увел меня отсюда, таская за волосы, тебе тоже было плевать?

Боже мой, ответ же очевиден. Что я еще здесь делаю?

– Не буду же я кусать руку, которая меня кормит, – отвечает она как ни в чем не бывало.

– А то, что было со мной дальше, тебя никак не волновало?

– Видела я тебя живую и здоровую, в роскошном платье, с золотыми украшениями, – говорит она с нескрываемой завистью, отчего я сержусь еще больше.

– Ты хоть знаешь, чего это все стоит?! – я расстегиваю пуговицы на блузке, обнажая бледную кожу, покрытую свежими синяками.

Мила рассматривает меня пару секунд, затем смотрит мне в глаза надменным взглядом.

– Тоже мне, удивила. Думаешь, меня никогда не били? Скажи спасибо, что тебе за это платят.

– Если у тебя жизнь не сложилась, то это еще не значит, что у тебя есть право портить ее другим, – я собираюсь уходить, но останавливаюсь у двери. – Ах да, чуть не забыла, – копаюсь в сумке и вытаскиваю несколько купюр. – Это за информацию, – бросаю деньги ей в лицо. – Видимо, быть шлюхой у тебя в крови, – выбегаю в подъезд и громко хлопаю дверью.

Внутри все кипит от злости. Каждый раз, когда я думаю, что хуже уже некуда, тут же убеждаюсь в обратном. Не осталось никого, кому можно доверять.

Домой я возвращаюсь все в том же ужасном настроении. Кирилл сидит в своем кабинете, я даже не захожу к нему.

– Может, хотя бы поздороваешься? – доносится до меня его голос.

Я останавливаюсь в дверях и улыбаюсь самой неискренней улыбкой.

– Привет, Кирилл.

Обычно я целовала его при встрече, но боюсь, если сейчас я подойду к нему, то сделаю какую-нибудь глупость. Например, воткну ручку ему в руку.

– Привет, Крис. Проходи.

Он сидит за ноутбуком в своих рабочих очках, в которых похож на Кларка Кента. Я говорила ему об этом пару раз, на что он отвечал, что понятия не имеет, о ком я говорю. Вот она разница поколений.

Я захожу и падаю на кожаное кресло.

– Думаю, нет смысла скрывать то, что произошло, – он снимает очки и опирается подбородком на сложенные домиком пальцы. – Милана мне позвонила и все рассказала.

– Хорошая работа. Надеюсь, ты хорошо ей платишь, – я смотрю на него с презрением.

– Ты такая злая. Это что-то новое для меня. На кого ты злишься: на меня или на свою подругу?

– Как оказалось, у меня нет друзей.

– Правильно будет злиться на себя, потому что это ты сама позволила обвести себя вокруг пальца.

– Теперь даже не скрываешь, что манипулируешь мной?

– Ну началось, – он закатывает глаза. – Каждый раз одно и то же. Мне надоедо слушать твои нытье и жалобы. Может лучше поговорим о будущем?

От его слов я только сильнее начинаю злиться. Да какая злость, я просто в ярости.

Я подхожу к столу и упираюсь к нему руками.

– Какое будущее, Кир? – я почти кричу на него. Обстановка накаляется. Это точно плохо закончится. Я еще не повышала на него голос, но и он не доводил меня до такого состояния.

– Такое, в котором ты больше не копаешься в моем телефоне.

Я беру со стола его телефон бросаю в стеклянную статую позади себя. Как же меня раздражали эти экспонаты, которыми был расставлен этот кабинет.

Телефон попадает в цель и статуя разбивается с громким треском.

– Больше негде копаться.

– Кристина, не перегибай, – грозным голосом предупреждает Кирилл.

– А то что? Ударишь меня? Давай, ты делал это уже десятки раз, – я наклоняюсь еще ближе к нему. – Ты не заставить меня ни любить, ни уважать тебя.

Кирилл встает с кресла. Теперь наши лица находятся на одном уровне. Его ноздри раздуваются, челюсти сжимаются, на виске показываются вены. Он вот-вот сорвется.

– Ты совсем не ценишь то, что имеешь.

– Да к черту все это! Даже перспектива жить на улице лучше, чем быть здесь с тобой!

Кирилл замахивается на мое лицо, но я выпрямляюсь, и его кулак ударяет меня в грудь. Я отлетаю назад и падаю на осколки стекла правым боком, больно ударившись головой. Плечо и бедро пронзает резкая боль. Я упираюсь левой рукой на пол и немного приподнимаюсь, пытаясь перевернуться на другой бок туда, где было чисто, но в ладонь врезается большой кусок стекла. Я с новой силой падаю обратно, отчего осколки вонзаются в кожу через тонкую ткань платья еще глубже.

– Ай, блять, – медленно переворачиваюсь на спину, которая тут же начинает саднить от новых ран. Я смотрю на ладонь, по которой течет тонкая струйка теплой темной крови.

Кирилл дергается с места и быстрыми шагами идет ко мне и присаживается рядом.

– Прости меня, – его испуганный взгляд рассеянно изучает мое тело. Он берет мою левую руку и вытаскивает осколок из ладони. – Мне так жаль.

Я выдергиваю руку. Он еще какое-то время смотрит на меня встревоженным видом, затем помогает мне сесть и начинает вытаскивать кусочки стекла. Я молча за ним наблюдаю. Нежно розовая ткань платья запачкалась кровью. Чтобы не причинять еще больше боли, Кирилл не снимает его, а разрезает ножницами.

Правая рука по всей длине покрылась царапинами, некоторые из которых кровоточили. Один осколок зашел достаточно глубоко в бедро. Наверно, останется шрам.

Я размазываю кровь по всей ладони и хватаюсь ею за горло, грудь, живот и бедра, оставляя красные нечеткие следы ладони.

– Это твои следы, – еле слышно говорю я. – Некоторые из них останутся навсегда.

– Прости, – он целует меня в лоб и обнимает одной рукой за плечи, а вторую заводит за колени и поднимает меня.

Кирилл приносит меня в ванную комнату и усаживает в ванну. Сняв с меня нижнее белье, он включает теплую воду, чтобы смыть с меня кровь.

Почти два месяца назад он чуть не утопил меня. Теперь я снова оказалась здесь. Что будет через месяц или два? Я буду лежать здесь со сломанными ребрами? Сломанной шеей?! Как далеко он может зайти? Я понимаю, что сейчас все вышло случайно. Но и голову можно разбить случайно. Пора отключать режим автопилота, иначе он прикончит меня раньше времени.

Я уже пыталась бежать. Может, у меня не получилось, потому что я была одна? У меня нет родных и друзей, зато у Кирилла есть недоброжелатели. Враг моего врага – мой друг, ведь так? Кит определенно может мне помочь. Но захочет ли? По нашим редким встречам и разговорам сложно судить, но, кажется, ему на меня не плевать. Господи, хоть бы ему не было на меня плевать!

– Крис?

– Мм?

– О чем ты думаешь?

Я поднимаю свой взгляд на Кирилла, который уже выключил воду и даже успел перевязать мне руку. Он все еще смотрит на меня с беспокойством. Неужели его мучает чувство вины? Быть такого не может.

 

– Я хочу кушать.

Он слабо улыбается.

– Я закажу что-нибудь.

Я киваю. Он достает полотенце, собираясь меня вытереть.

– Я сама. Позаботься об ужине.

– Хорошо, – он протягивает мне полотенце и уходит, а я продолжаю так и сидеть, уже в который раз повторяя про себя номер Никиты.

Глава 15

– Алло?

Я облегченно вздыхаю, когда слышу знакомый голос после длинных гудков.

– Кит, это я.

– Котенок? Какими судьбами? Помниться мне, что в нашу последнюю встречу…

– Мне нужна помощь, – перебиваю я его. – Мы можем поговорить?

– Мы уже говорим, – уже более серьезным тоном отвечает он.

– Не по телефону, – я обвожу взглядом офис. Никто не подслушивает, никто даже не смотрит в мою сторону. Кирилл превратил меня в параноика.

– Если очень хочешь, можешь приехать вечером ко мне домой, – говорит он то ли в шутку, то ли всерьез.

– Отлично, буду где-то в девять. Отправишь свой адрес?

– Ты все еще его не знаешь?

Я закатываю глаза и улыбаюсь.

– Не ерничай.

– Ладно, ладно, отправлю. До вечера.

– Подожди.

– Что еще?

– Не говори никому, что я звонила, – тихо говорю я.

– Ладно, – отвечает он задумчиво и отключается.

Я сказала Кириллу, что пойду после работы на день рождения начальницы, что я и собиралась сделать. Лиза очень обрадовалась, а у Кирилла не возникли подозрения. Придется немного посидеть с девочками. Надеюсь, будучи пьяными, они не заметят, как быстро я уйду.

Но не тут-то было. Лиза согласилась меня отпустить и не поднимать из-за этого шумиху, только если я с ней выпью. Я знаю, что ехать к Киту выпившей – это очень плохая идея. Но другого шанса у меня не будет.

Такси увозит меня на окраину города, из-за чего я начинаю волноваться, но оказалось, что Кит живет в частном доме. Никто не реагирует на дверной звонок и стуки в дверь, поэтому я захожу внутрь.

До меня доносится что-то отдаленно напоминающее стоны. Неужели он смотрит порно? Я смеюсь этой внезапной мысли и направляюсь к источнику звука. Если бы я была трезвой, я бы не стала заходить сюда без приглашения и уж тем более расхаживать в чужом доме.

Я открываю еще одну дверь, как оказалось, в спальню и нахожу там Никиту. Он лежит на кровати, на его коленях ритмично двигается девушка с огненно рыжими волосами. Первое, что приходит мне на ум – это не естественный цвет ее волос.

Вот же сукин сын! Он издевается надо мной?! Внутри что-то передергивает. Он задел мое женское самолюбие, так сильно меня унизил. Я хочу убежать отсюда, но продолжаю смотреть.

Первой меня замечает девушка, затем Кит. Они смотрят на меня без капли смущения. Я, наконец, оборачиваюсь и быстрыми шагами иду к выходу. Никита догоняет меня у самой двери, и когда я тянусь к ней, он удерживает ее закрытой.

– Хей, подожди. Куда так быстро?

Я оборачиваюсь к нему и невольно окидываю взглядом все его голое тело. Даже успеваю заметить презерватив на члене. С трудом поднимаю взгляд на его глаза.

– Ты нарочно это делаешь?!

Он молча смотрит на меня поплывшим взглядом. От него тоже несет алкоголем. Прекрасно.

Я обратно поворачиваюсь к двери, но Кит одним резким движением прижимает меня спиной к стене и целует в губы. Его язык проникает в мой рот и сплетается с моим. До этого момента я понятия не имела, как сильно соскучилась по его губам. И не только губам.

Он прижимается ко мне всем телом, его член упирается в мой живот. Между ног тут же становится влажно. Разве можно кого-то так сильно хотеть? Мои руки хаотично скользят по его телу, притягивая его все ближе к себе.

– Малыш, куда ты пропал?

Из спальни выходит девушка. Кит отрывается от моих губ, но даже не оборачивается на нее.

– Не хочешь присоединиться? – он отступает назад и протягивает мне свою руку.

Я с изумлением смотрю на него, потом на девушку. Он же не серьезно?

– Ты просила помощи? Я помогу. Помогу забыть его, – он смотрит на меня, завораживая своим взглядом, берет мою руку и уводит с собой обратно в спальню.

– Кто это? – рыжая уже лежит на кровати, совершенно не стесняясь моего присутствия.

– Вика, помоги котенку расслабиться, – Кит протягивает мне почти пустую бутылку виски.

– Почему она пришла так поздно?

– Не поздно, я ведь только начал, – улыбается ей Никита. – Пей, – обращается он уже ко мне.

Я смотрю на бутылку. В моей крови достаточно алкоголя для того, чтобы продолжать оставаться здесь, но недостаточно для того, чтобы совершать какие-то глупости. А хочу ли я глупить? Да, но только с Китом.

– Я никому не скажу, – настаивает он.

Я открываю бутылку и выпиваю все до дна. Горло жжет от крепкого напитка. Я кашляю, и девушка протягивает мне стакан с соком.

– Идем, – Кит усаживает меня на кровать и снимает с меня пиджак.

Вика – красивая девушка с карими глазами, точеными скулами, пухлой нижней губой и большой грудью – тянется ко мне и целует в губы. Она целует меня нежно, одними только губами, и я немного расслабляюсь и начинаю отвечать на ее поцелуй. Я провожу языком по ее губам, проникаю в рот и осторожно касаюсь ее языка. Вроде обычный поцелуй, но так заводит.

Замок моего платья расстегивается, бретельки падают с плеч, обнажая грудь. Кит покрывает поцелуями мою спину и плечи и гладит бедра, задирая подол платья как можно выше. Я прерываю поцелуй, чтобы привстать и снять платье.

Вика наклоняется к моему плечу и целует его, двигаясь вверх по шее обратно к губам. Кит с другой стороны проводит языком по шее и кусает мочку уха. Чьи-то руки ласкают меня через ткань трусов. Вика отстраняется и толкает меня за плечи, чтобы я легла на спину.

Виски уже ударило в голову (надо было чуточку поесть), отчего комната начинает немного кружиться, а по телу растекается тепло.

Вика наклоняется к моей груди и облизывает затвердевшие соски. Какими чуткими бывают женские ласки! Я извиваюсь под ней, изнемогая от желания, и трусь животом о ее грудь. Кит с жадностью наблюдает за нами. Вика снимает с меня трусы.

– Боже, – стону я, когда ее губы целуют мои влажные складки.

Она неторопливо водит языком круги вокруг клитора, обхватывает его губами и посасывает, затем толкается языком внутрь. От подобных ласк я быстро достигаю самого пика.

– Такая податливая, – Вика поднимается и направляется к Никите.

– Нравится? – томным голосом спрашивает он.

– Ага, – она наклоняется и долго целует его в губы, рукой поглаживая возбужденный член. Тот опускает ладонь между ее ног и трахает пальцами.

– Продолжим? – наконец, спрашивает он, и девушка переворачивается и встает на четвереньки, красиво изгибая спину и выставляя свою большую попу. Никита устраивается сзади.

Я, конечно, смотрела порно, но это совсем другое. Смотреть на то, как он имеет эту девушку, должно быть отвратительно. Но мне нравится. Это чертовски возбуждает.

Я опускаю руку вниз и провожу пальцами по промежности. Кит замечает это и уже не сводит с меня взгляда. Он начинает трахать Вику еще сильнее и быстрее. Комната наполняется звуками влажных шлепков и их стонами. Я вставляю в себя два пальца, неторопливо двигая ими, и все время смотрю только ему в глаза. Вика стонет все громче и громче, пока не кончает.

– Хватит, стой, – она бьет Никиту ладонью по бедру. Он выходит из нее, и она валится на кровать.

Кит встает коленями между моими ногами и наклоняется ко мне, чтобы поцеловать. Я обхватываю его спину, завлекая ближе к себе.

– Ты же снимешь презерватив?

– А это обязательно? – усмехается Вика.

– Не смешно. Это отвратительно, – я морщу лоб.

Никита снимает презерватив, бросает его на пол и достает новый.

– Не надо. Я на таблетках.

– Точно?

Я киваю. Он возвращается ко мне и вновь накрывает мои губы и одновременно входит в меня до упора. Я впиваюсь ногтями в его задницу и толкаюсь ему навстречу. Кит упирается локтями на матрас по обе стороны от моей головы и смотрит на меня. В его глазах я вижу страсть и обожание. Меня переполняет блаженство.

Он не торопится, растягивая моменты удовольствия, я же, напротив, не могу больше ждать. Слишком много времени прошло с последнего раза. Я хочу его, он мне просто необходим.

– Сильнее, Кит, – стону я.

– Так? – он толкается резче.

– Да! – запрокидываю голову назад и сильнее впиваюсь ногтями в его кожу.

Он выходит из меня почти полностью и снова входит резким толчком, постепенно наращивая свой темп. Пара минут, и мы оба громко кончаем. Он падает рядом на матрас и так же, как и я, пытается отдышаться.

– Эй, кис кис, – он проводит кончиками пальцев по моим губам. – Ты такая красивая.

Я поворачиваюсь к нему и натыкаюсь на сияющий серебром взгляд.

– Все так говорят.

– А говорят ли они это, когда ты не накрашена?

Я вопросительно изгибаю брови.

– У тебя веснушки видны.

– Лучше бы их не было.

– А мне нравится, – он подается вперед и несколько раз целует меня в щеку. – Пошли покурим, – встает и выходит из спальни, а я иду за ним. Кажется, Вика уже спит.

Кит заходит в гостиную и закуривает возле окна. Он протягивает мне сигарету, я тянусь за ней, но останавливаюсь, когда замечаю два темных пятна на ладони.

– Не хочу, – я забираюсь на подоконник и опираюсь спиной о холодное окно. Некоторое время мы молча смотрим друг на друга. Кит изучает взглядом мое тело.

– Что он с тобой делает? – его жалостливый взгляд останавливается на моем исцарапанном плече.

– Все, что хочет.

Он тушит сигарету и приближается ко мне вплотную.

– Почему ты это терпишь?

– Шшш, – я закрываю его рот пальцами. Он обхватывает их губами и мягко кусает. Его теплый мягкий язык скользит по кончикам пальцев. – Мы вроде договорились, что забудем о нем сегодня, – я опускаюсь на край подоконника, прижимаясь к Никите всем телом.

– Как хочешь, – он целует меня, и, черт подери, кажется, что мы сливаемся с ним в этом поцелуе в одно целое. Он приподнимает мои бедра и медленно входит в меня. Я обнимаю его ногами.

Наши тела двигаются в унисон, губы жадно цепляются друг в друга, забирая каждый глоток воздуха. Я буквально растворяюсь в нем, забывая обо всем. Сейчас есть только мы вдвоем. Больше мне ничего не нужно.

Телефон очень долго вибрирует, причем совсем рядом, начиная действовать мне на нервы. Я открываю глаза и не узнаю место, в котором проснулась. Рядом лежит Никита.

– Выключи уже его, – бормочет он, не открывая глаза.

Телефон лежит под подушкой, и я понятия не имею, как он там оказался. Звонит Кирилл. Наверно, не в первый раз. Я прочищаю горло и отвечаю на звонок.

– Да, Кирюш.

Кит открывает глаза и смотрит на меня со смесью насмешки и недовольства. Я поворачиваюсь к нему спиной и натыкаюсь на девушку с крашеными рыжими волосами.

– Где тебя носит, Кристина? – сердито спрашивает Кирилл.

– Я у подруги.

– Вика, – сонно бормочет девушка и переворачивается на другой бок.

– У Вики, – добавляю я, хотя, наверно, Кирилл сам уже слышал.

– Возвращайся домой, – уже мягче произносит он.

– Хорошо. Сейчас соберусь и приеду.

Я выключаю телефон и сажусь на кровать. Головная боль мешает думать.

– Хотя бы в душ сходи, – говорит Кит и показывает рукой в нужном направлении.

Я встаю и собираю одежду с пола. Как меня угораздило здесь проснуться? Быстро моюсь в душе и одеваюсь.

– Так зачем ты приехала? – Никита (уже одетый) выходит из спальни, когда я собираюсь уходить.

– Не делай вид, будто тебе есть до этого дело, – грубо отвечаю я.

– Когда ты трезвая, с тобой невозможно разговаривать, – недовольно произносит он.

– Поэтому ты решил напоить меня?

– Ты пришла ко мне уже пьяная.

– Ты хоть знаешь, как я рискую, приходя сюда?! Он же убьет меня, если все узнает. А ты устраиваешь мне это? – я тычу пальцем в сторону спальни. – Я же просила тебя помочь мне, – пытаюсь я разжалобить его, но вспоминаю то, как он меня вчера встретил, и тут же меняю тон. – Ты не прочь меня потрахать, а на остальное тебе плевать. Знаешь, ты ничем не отличаешься от своего отца.

Его точно задевают мои последние слова, хоть он и пытается это скрыть невозмутимым взглядом.

– Ты боишься его и снова даешь заднюю.

– Я достаточно сделала даже придя сюда, – возмущаюсь я. Он подходит ближе и берет мое лицо руками.

– Так останься.

– Я не могу.

В его глазах появляется разочарование.

– Вот об этом я и говорю. Я не могу тебе помочь, потому что ты опять прячешь голову в песок, – он убирает руки и делает шаг назад. – Позвони мне, когда будешь готова.

 

Я ухожу, ничего не ответив. Неужели по мне не видно, что я готова уйти от Кирилла хоть прямо сейчас? “Тогда ты бы согласилась остаться с Никитой”, – шепчет внутренний голос.

Да, я очень сильно боюсь Кирилла. Но моя надежда была сильнее, иначе как я тут оказалась? Жаль, что Кит не оправдал ее. Только наломали больше дров.

Я нахожу Кирилла в своем кабинете за ноутбуком.

– Привет, – при виде меня он мягко улыбается.

– Привет, – подхожу к нему и целую в щеку.

– Как прошел вечер?

– Голова болит, – честно отвечаю я и сразу же меняю тему. – Во сколько завтра самолет?

– В девять утра. Что будешь делать?

– Валяться на диване и что-нибудь смотреть. Потом соберу вещи. Присоединишься? – я закрываю крышку ноутбука. – Совсем не отдыхаешь.

– Если хочешь.

– Знаешь, чего я хочу больше? Чтобы ты приготовил мне завтрак.

Кирилл улыбается шире.

– Что-нибудь еще? – он проводит ладонью по моим ягодицам.

– Пожалуй, все, – я направляюсь к выходу, но Кирилл хватает меня и усаживает на стол.

– Ну уж нет, – он расстегивает брюки и набрасывается на меня с жадными поцелуями.

День проходит как обычно, даже лучше: секс, завтрак, сбор чемоданов, обед, сериал, секс, сериал. Мое поведение не вызывает у Кирилла никаких подозрений. Сегодня мы даже выглядели (притворялись) счастливыми.

Вечером его срочно вызывают на работу. Когда часы пробивают полночь, я ухожу спать, так и его не дождавшись.