Za darmo

Дьявол в твоих глазах

Tekst
Autor:
2
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 8

Первое, о чем я думаю, когда открываю глаза, что мелодия будильника очень громкая. Второе – в спальне слишком светло. Солнце светит прямо в окна, а я забыла закрыть шторы.

Немного сползаю вниз и полностью укрываюсь одеялом, делая вид, что не просыпалась. В детстве я так пыталась вернутся обратно в свой сон. Что-то щекочет мой нос, и приходится снова открыть одеяло, чтобы посмотреть, что это. В недоумении смотрю на находку в своей руке, которая отдаленно напоминает лепесток красной розы. И откуда она…

От резкого подъема голова начинает болеть еще сильнее. Отбрасываю одеяло в сторону и обнаруживаю такие лепестки по всей простыне. Многие из них раздавлены, простыня под ними испачкана. На полу валяется мое нижнее белье, повсюду догоревшие свечи. Кажется, они потухли еще вчера…

Воспоминания обрушиваются на меня одним мощным залпом: сын Кирилла (у него есть сын!), наш безумный секс (самый лучший в моей жизни), потом еще и еще… Твою ж мать, что я вчера натворила?! Если Кирилл узнает, мне конец. Кстати, где он? Я зову его по имени, молясь, чтобы никто не отозвался. Тишина. Проверяю телефон, где нет ни одного пропущенного. Надо срочно привести все в порядок.

Быстро одеваюсь и иду в ванную за аптечкой и ищу таблетку от головы. Еще и все тело болит. Ладно, хоть не осталось никаких следов и синяков.

Когда голова немного отпускает, я выкидываю свечи и чулки, меняю постельное белье и убираю все со стола. Это уже второй сорванный ужин. Тенденция намечается.

Я немного опаздываю на работу, но успеваю полностью убраться в квартире. Кирилл мне не звонит и не пишет, и его молчание начинает меня тревожить. Мало ли, что наговорил мне его отпрыск. Вдруг Кирилл обо всем знает? Или в квартире есть камеры? И где он пропадал всю ночь? Вопросы бесконечным потоком льются в мою голову, из-за чего я не могу сосредоточиться на работе. После второго замечания о моей рассеянности я понимаю, что быть девушкой на побегушках мне совсем не нравится. А ведь сейчас я могла учится в каком-нибудь престижном университете…

От моего паршивого настроения не остается и следа, когда ближе к вечеру в офис приходит курьер с огромным букетом пионов нежно розового цвета. Откуда Кирилл знает про мои любимые цветы?

Все оставшееся время я хожу с глупой улыбкой на лице, безукоризненно выполняя все поручения. На радостях я забываю о вчерашнем вечере и легкой походкой лечу домой. Как мало нужно для счастья.

Кирилл возвращается домой намного позже меня. Я уже поняла, что к ужину его ждать не стоит.

– Приятного аппетита, – он наклоняется и целует меня в волосы. Я замечаю, что на не та одежда, в которой он уходил вчера.

– Угу, – мычу я, понимая, что не стоит при нем говорить набитым ртом.

Он уходит, больше ни сказав ни слова. Я еще не решила, буду ли спрашивать у него, где он был всю ночь и что делал. Я ведь здесь не в роли жены.

– Что это, Крис? – доносится до меня сердитый голос из гостинной.

– Ты о чем? – со страхом в голосе спрашиваю я. В воображении проносятся целая куча вариантов, одна хуже другой. Черт, теперь я всегда буду бояться того, что он узнает правду.

Он возвращается с вазой со цветами в руках и одаривает меня мрачным взглядом. Его грозный взгляд сканирует мое лицо.

– Цветы, – я глупо пожимаю плечами.

Лицо Кирилла становится еще более свирепым. Он бросает вазу в стену, которая разбивается с громким треском. Я вздрагиваю от неожиданности.

– Меня не было один день, – уж слишком спокойным тоном произносит Кирилл. – И что ты здесь устроила? – он подходит к столу, и я опускаю глаза, боясь даже вдохнуть. Он ударяет кулаком по столешнице, отчего я снова вздрагиваю. – Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю, – его голос уже теряет свою невозмутимость.

Я поднимаю голову и натыкаюсь на его ледяной взгляд. По телу бегут мурашки. Ой, что сейчас будет…

– От кого они?

– Я думала, от тебя, – мой голос дрожит.

Он пристально смотрит, будто пытается заглянуть внутрь меня и найти признаки лжи.

– Девочка моя, я похож на того, кто дарит цветы?

– Но больше некому.

Кирилл хватает мое лицо одной рукой и больно сжимает челюсть.

– Не ври мне!

– Я правда не знаю! – я начинаю истерить, что сейчас было очень не вовремя, потому что это только больше раздражает Кирилла. – Мне не сказали, кто их отправил, и я подумала про тебя.

– Значит, ты дала кому-то повод сделать тебе приятное, – он продолжает сверлить меня взглядом. В его глазах такая уверенность. Неужели он считает все происходящее правильным?

– Может кто-то ошибся. У меня на работе одни только девушки, ты же сам знаешь.

Боже мой, какой абсурд! Я ведь действительно виновата перед ним. Но сейчас то я не лгу ему, а он с таким упорством пытается выбить из меня какую-то другую правду.

– Ты не лжешь мне? – хватка его рук чуть слабеет. Я отрицательно качаю головой.

Кирилл проводит большим пальцем по моей нижней губе и заскальзывает внутрь. Я провожу по нему языком, надеясь отвлечь его. Кажется, он и сам не против.

Он убирает руку и расстегивает ширинку, а я опускаюсь на колени и обхватываю его уже возбужденный член губами. Он сразу же грубо толкается внутрь и буквально трахает меня в рот, сильно дергая за волосы, а я, в попытках мысленно уйти отсюда, вспоминаю вчерашний вечер. Как правильно все было вчера, и какое свинство происходит сейчас.

Когда я думаю, что Кирилл вот-вот кончит, он отстраняется от меня и начинает командовать.

– Встань и повернись.

Я послушно все выполняю. Он опускает мои лосины вместе с трусами и нагибает над столом, сгребая в кучу все, что было на ее поверхности, затем хватает мои запястья и одной рукой удерживает их на пояснице.

– Раздвинь ноги.

Я вновь слушаюсь, ожидая резкого толчка, но он входит в меня довольно медленно. Из меня вырывается стон, я закрываю глаза и готовлюсь к порции наслаждения вперемешку с болью и унижением. Но что-то не так. Кирилл двигается слишком медленно. Это мучительно сладко, но этого ужасно мало. Он нашел новый способ, чтобы пытать меня?

– Кир, пожалуйста, – стону я, – быстрее.

Он наклоняется к моему уху.

– Скажи мне.

– Что?

Он делает резкий толчок и я громко кричу.

– Скажи, что не будешь ни с кем флиртовать, что не будешь смотреть на других мужчин.

– Нашел время, – я пытаюсь освободить руки, но он только сильнее сжимает их.

– Скажи, – он снова начинает двигаться в своем прежнем ритме. Я поднимаю бедра выше, пытаясь двигаться ему навстречу, но все тщетно. Понимая, что он все равно добьется своего, я говорю то, что он так хочет услышать.

– Да.

Вот черт, а ведь сейчас я могу согласиться на все угодно.

– Скажи это!

Снова резкий толчок.

– Я не буду смотреть на других мужчин. Кирилл, пожалуйста!

– А теперь вникай в смысл, – он сжимает одной рукой мою задницу, затем ударяет по ней с такой силой, что, наверно, на коже остались следы всех пяти его пальцев. При этом он продолжает медленно скользить во мне.

– Мне никто не нужен. Только ты, – томным голосом произношу я, не переставая стонать. Он снова бьет меня по ягодицам. – Только ты, Кир.

– Хорошо, – он резко наполняет меня, а потом начинает долбиться в меня всей силой (снова вспоминаю вчерашний вечер) и быстро кончает.

Кирилл отпускает мои руки и немного отстраняется. Я продолжаю стоять в том же положении, а он застегивает брюки и садится на стул. До меня начинает доходить смысл того, что он сделал. Я выпрямляюсь, ошарашенно смотря на него.

– Ты это специально?!

– Подумай о своем поведении, – говорит он как ни в чем не бывало.

– Но…

– И даже не смей ласкать себя. Иначе я отшлепаю тебя так, что ты завтра сидеть не сможешь.

– Кир, не надо, – почти умоляю я его и при этом чувствую себя маленьким одураченным ребенком.

– Я бы поужинал. Прибери тут все, пока я переоденусь, – он встает и удаляется в спальню, оставляя меня наедине с моим неудовлетворенным желанием.

Глава 9

– Крис, ты смотришь на них уже больше получаса, – Кирилл завязывает галстук у зеркала и ловит мой взгляд в отражении.

Он явно преувеличивает, хотя я и вправду стою перед открытым шкафом довольно долго.

– Я не знаю, в чем буду выглядеть лучше. Красивому мужчине нужна соответствующая… спутница.

Вновь окидываю взглядом свой гардероб. Вчера я перестаралась с покупками платьев. Но что поделать, если есть деньги, хорошая фигура и красивые платья. Кириллу я объяснила это тем, что они пригодятся в будущем.

– Лучше всего ты выглядишь без одежды, – ухмыляется он. – Надень белое.

– Как скажешь, – достаю длинное платье молочного цвета на тонких лямках с открытой спиной. Кирилл с особым интересом наблюдает за тем, как я переодеваюсь.

– Можешь и трусы не надевать, – произносит он с усмешкой.

– Это платье не предусматривает ношение лифчика, – виновато объясняю я.

Он подходит сзади и обнимает меня за плечи, пока я любуюсь своим отражением. Мы выглядим восхитительно, несмотря на разницу в возрасте. И ведь никому не придет в голову, что я, возможно, его дочь. Любой человек заметит лишь по нашим взглядам (его собственническому и моему псевдопокорному и немного испуганному), что между нами другая, более интимная связь.

– Я знаю. Можешь ходить вообще без белья, я никому не скажу, – шепчет он мне в ухо и целует в шею.

– Мы не опаздываем?

Кирилл закатывает глаза.

– На свой день рождения можно и опоздать.

Думаю, пару дней назад он думал точно так же.

– Не вежливо заставлять людей ждать.

– Ладно, идем, – недовольно говорит он.

Празднование проходит в одном из ресторанов, принадлежавших чете Дубровских. Здесь было очень много вкусной еды, что не могло не радовать. И в придачу большое количество незнакомых мне людей в роскошных нарядах. Я лишь вежливо улыбалась, когда кто-то проходил мимо, стараясь не вступать в разговоры. Женщины окидывали меня презрительным взглядом, мужчины же будто оценивали, кто-то пытался заговорить. Были и одинокие молодые девушки, присутствие которых вызывало у меня много вопросов. Может, они всего лишь сотрудницы компании. Некоторые из них загадочно улыбались Кириллу, а тот улыбался им одними только глазами. Этого было достаточно, чтобы мне хотелось расцарапать им лицо. Я не ревновала, но меня бесила мысль о том, что он трахает меня, перед этим побывав в ком-то из них.

 

В целом, это был обычный светский ужин. Отец ни раз на таких пропадал, да и мне доводилось бывать на них. Я была готова к скуке и отсутствию собеседников. А вот к чему я точно не готовилась, так это к появлению "старого знакомого".

Он был в смокинге, который идеально подчеркивал его сексуальность. Мы встретились взглядами, и на его губах появилась пленительная улыбка. Я поняла, что он давно за мной наблюдает. Когда он зашагал а нашу сторону, мои щеки загорелись. Надеюсь, Кирилл не заметит этого под несколькими слоями макияжа.

– Слишком вычурно и показушно. Все как ты любишь, – с наигранной небрежностью произносит его сын.

– Я знал, что тебе понравится, – ироничным тоном отвечает ему Кирилл. – Но не ожидал тебя здесь увидеть. Когда ты вернулся?

– Не хочешь познакомить меня со своей подругой? – спрашивает тот, проигнорировав вопрос отца.

Кирилл хмурится, давая понять, что это последнее, что он собирался сделать. Я лишь изгибаю брови в немом вопросе.

– Кристина, познакомся, это мой сын Никита, – он хочет что-то добавить, но в этот момент к нему подходит очередной гость, чтобы поздороваться. В этот момент Никита протягивает мне руку и я неуверенно протягиваю свою.

– Очень приятно, – он подносит мою руку к губам, намереваясь поцеловать, но я одергиваю ее, молясь, чтобы Кирилл этого не увидел. Никита довольно улыбается. Когда мы вновь остаемся втроем, он обращается к своему отцу.

– Нашел мне новую мачеху?

Кстати, хороший вопрос. Где третье составляющее этой веселой семейки? Надеюсь, не здесь, потому что я точно не готова к такой встрече.

– Закатай губу и веди себя прилично, раз пришел сюда. Так когда ты вернулся?

Не хочу стоять между двумя огнями. Я наклоняюсь к уху Кирилла и шепотом прошу разрешения пройтись по залу, на что он только кивает. Никита в это время с нескрываемым интересом наблюдает за каждым моим движением.

Я усаживаюсь за один из столиков к одиноко сидящей девушке и завожу с ней говорить о всякой ерунде, потому что сидеть и молча кушать одной тут не положено. Нельзя же портить имидж своего спутника. В разговор я почти не вникаю, время от времени поглядываю в сторону Кирилла. Он выглядит непринужденным, но я то понимаю, что ему неприятно общество сына. За эти полтора месяца я научилась улавливать его настроение. Никита тоже смотрит на него с неким высокомерием, скрывая это кривой усмешкой. Две лицемерные сучки.

Через минут пять Кирилл возвращается ко мне.

– Вкусно?

– Очень, – я уплетаю очередную порцию салата.

– Мне нравится, когда ты ешь с таким аппетитом. Но не нравится, когда ты с таким же аппетитом смотришь на других мужчин.

Он поднимает мою голову за подбородок и поворачивает в свою сторону.

– Я ни на кого кроме тебя не смотрю дольше секунды, – смотрю ему прямо в глаза и пытаюсь говорить максимально спокойно.

– А как же Никита?

– Ему не далеко еще до слова "мужчина"?

Кирилл довольно усмехается.

– Да, ты права. Но не увиливай от ответа.

– Я просто удивилась, когда увидела его. Он так на тебя похож. Сначала мне показалось, что я увидела тебя, поэтому и зависла, наверно.

По сути, я даже не вру. Просто рассказываю историю другого дня.

– Он похож на меня даже больше, чем хотелось бы, – произносит он задумчиво.

– Почему ты мне не говорил о нем?

– А это важно?

– Да, – удивленно восклицаю я.

– Я же не расспрашиваю тебя о семье, – в его голосе появляются нотки раздражения.

– Кирюш, – как можно мягче произношу я, – если у тебя есть сын, значит, есть и жена.

– Мы давно развелись.

– Значит, бывшая жена, – я пожимаю плечами.

– Ее уже нет в живых. Ты закончила? – его глаза смотрят на меня знакомым ледяным взглядом. Услышать подобное я совсем не ожидала.

– Прости, – виновато опускаю глаза.

– Могу я пригласить тебя на танец?

Я поворачиваюсь на голос и вижу Никиту. Он протягивает мне руку и вежливо улыбается. Я смотрю на Кирилла, который бросает на меня безразличный взгляд и тянется к еде, которую я брала для себя. У меня появляется острое желание сбежать от него после нашего разговора, поэтому я протягиваю руку Никите.

– Конечно.

Он уводит меня в глубь зала, где уже танцуют несколько пар. Я кладу руки на его плечи, стараясь держать дистанцию. Уверена, Кирилл сейчас наблюдает за нами. Я чувствую на спине его обжигающий взгляд.

– Скучала по мне? – Никита кладет руки на мои бедра и мы начинаем кружиться в медленном танце.

– До сегодняшнего дня я была уверена, что ты мне приснился.

– Что за недовольные нотки в голосе? – он пытается притянуть меня ближе к себе, но я снова делаю шаг назад.

– Я была слишком пьяна и ждала вовсе не тебя. Закрыли тему, – говорю я самым требовательным тоном.

– Получается, ты дала бы любому, кто к тебе пришел?

– Хочешь поиздеваться? Почему сразу не побежал к папочке?

Мое терпение на исходе. А парень то не отстает от отца по умению играть на моих нервах.

– Какая обидчивая девочка. Как только он тебя выносит? Пьяной ты мне нравилась больше. Не понравились цветочки?

– Какие… – я обрываюсь на полуслове и растерянно смотрю ему в глаза. – Не делай так больше, – мой голос звучит подавленно.

Никита долго смотрит на меня и кивает. Я завороженно гляжу в его глаза. Чистое серебро. Пару дней назад они казались мне более темными.

Некоторое время мы танцуем молча. Я все размышляю о тех чертовых цветах.

– Почему пионы, Кит?

Он удивленно приподнимает брови.

– "Называй, как хочешь" – это твои слова.

– Как скажешь, кисуль, – он смеется, на что я недовольно морщусь. – Я увидел их на витрине и вспомнил о тебе. Они такие же нежные и прекрасные. И увянешь ты так же быстро, – даже с сочувствием говорит он. – Наслаждайся, пока можешь.

– Посмотрим еще, – я убираю руки с его плеч и ухожу быстрыми шагами, оставляя его одного.

Кирилл все еще сидит за столом. Я присаживаюсь к нему и целую в щеку.

– Тебе еще не наскучило здесь?

– Может, было бы лучше, если бы ты осталась дома. Поехали, – его голос не предвещает ничего хорошего.

Я встаю и покорно следую за ним. Всю дорогу до дома он молчит. Напряжение между нами возрастает настолько, что оно становится почти осязаемым. Я тоже молчу, думая или, скорее, гадая, чем именно разозлила Кирилла.

Когда мы заходим в квартиру, он наблюдает за тем, как я снимаю туфли. Руки в карманах, плечи расслаблены, взгляд уверенный. Просто модель с обложки журнала. Журнала, который я бы сожгла к чертям собачьим.

– Дорогая, твое поведение меня расстраивает. Мало того, что ты любишь трепать языком, не зная меры, так еще и флиртуешь с моим сыном.

– Да не флиртовала я ни с кем! Не хотел, чтобы я с ним танцевала, так бы и сказал.

– Думаешь, я не видел, как он лапал тебя и пожирал одним лишь взглядом? Думаешь, все остальные этого не заметили? – почти рычит он. Если бы он только знал, насколько близок сейчас к правде.

– Будешь рассказывать мне о том, кто что видел? – у меня нет хороших аргументов в свою пользу. Самое время переходить в наступление. – Кто были эти девушки, которые посылали тебе многозначительные взгляды? И раз уж мы заговорили об этом, то скажи мне, пожалуйста, где ты пропадал в свой день рождения? Я прождала тебя весь вечер! В следующий раз, когда пойдешь развлекаться со своими шлюхами, будь добр, предупреди меня заранее!

Я бы добавила еще что-нибудь, но меня оглушает сильная пощечина. Я теряю равновесие и падаю на колени. Рука машинально тянется к щеке, кожа на которой уже горела от удара.

– Не смей так со мной разговаривать, – грозно произносит Кирилл.

Я поднимаю голову. Он смотрит на меня без капли сожаления. Нет, он не будет извиняться и говорить, что больше так не сделает.

Его лицо истощает злость и жажду расправы, в глазах горят дьявольские огоньки. А еще некоторое самодовольство тем, что я стою перед ним на коленях. Вот его истинное лицо без всякой маски и фальша.

– Прикуси свой длинный язык и сделай то, что умеешь лучше всего, – он расстегивает ремень и ширинку.

Тут до меня доходит, что он любит не просто бить, а бить и потом трахать. Это были две взаимосвязанные элементы, неотъемлемые части того, что он, по всей видимости, приравнивал к понятию "удовольствие".

Приехали, блять.

Глава 10

Оставшиеся выходные я размышляла о произошедшем и пришла к выводу, что этот цирк пора сворачивать. Мне по душе роскошная жизнь, но не такой ценой. Я не могу даже представить реакцию Кирилла, когда он узнает, что было у нас с Китом. Возможно, с нужной женщиной он бы вел себя более подобающе. Ему точно не нужна такая лживая шлюха, как я.

Бросить все и уйти я не могу. Кирилл заслужил спокойный разговор, как это делают взрослые, нормальные люди. Жить дальше без денег и жилья будет сложно, но один раз я с этим уже справилась. Устроюсь обратно в клуб и сниму квартиру. А дальше… А дальше посмотрим. Это лучше, чем быть игрушкой для битья.

Я надеюсь на адекватную реакцию, но все же лучше встретиться на нейтральной территории. На людях то он не будет устраивать сцены.

Когда наступает вечер понедельника, моя уверенность покидает меня, а на ее месте зарождается страх. Кирилл без вопросов соглашается на встречу в ресторане, даже приходит вовремя. Между нами снова появляется напряжение, хотя мы даже не начали разговаривать. Его зеленые глаза неторопливо изучают меня, будто какую-то статую на выставке.

– Ты хотела о чем-то поговорить? – наконец прерывает он молчание.

– Да, – я отпиваю воду из стакана. В горле совсем пересохло. – Я хорошо проводила время с тобой и очень благодарна за все, что ты для меня сделал, – делаю небольшую паузу, подбирая нужные слова. – Но думаю, это отношения в никуда…

– Подожди, подожди, – перебивает меня Кирилл, – ты хочешь расстаться?

– Да, – я нервно кручу в руках стакан, боясь поднять на него взгляд.

– Почему? – Кирилл берет меня за руку, а другой рукой тянется через весь стол к моему подбородку и поднимает его вверх, заставляя смотреть ему в лицо. Он совсем не выглядит удивленным или обиженным, будто готовился к этому разговору. – Отбрось все эти красивые слова. Просто назови мне причину, – требует он.

Я молчу, раздумывая над ответом. Мое молчание затягивается, и с каждой секундой высокомерие и пренебрежение на его лице становится более различимым. Плевать, скажу все прямо.

– Я не потерплю к себе такого отношения. И не делай вид, будто не понимаешь, о чем я, – отстраняюсь назад, чтобы он не мог больше меня касаться. Кирилл издает неприятный смешок и проводит пальцами по подбородку.

– Поэтому ты решила встретиться здесь? Дома ты никогда не решилась бы на такой разговор.

– В этом то и проблема, Кирилл!

– И куда ты собралась уходить?

– Думаю, это не твое дело.

– Вернешься в клуб, искать себе более подходящую персону, которая будет обращаться с тобой так, как надо? А как надо, Крис? Как обращаться с шалавой, готовой на все ради денег?

Во мне все кипит от злости. Я беру свой стакан и выплескиваю все содержимое ему в лицо. На этот раз мне удалось его удивить. Но удивление на его лице тут же сменяется гневом. От решительных и жестких мер его останавливает только полный зал людей.

Я вскакиваю с места и почти бегу к выходу, чуть не налетев на официанта, который только несет нам еду. На парковке вижу такси и бегу к нему, на ходу набирая номер Миланы, открываю дверь машины и оборачиваюсь в поисках Кирилла. Его нигде нет. Я сажусь в машину и называю адрес подруги.

– Здарова, Криси, – голос подруги немного сонный, но радостный.

– Мила, можно я к тебе приеду? – мой голос дрожит.

– Да, конечно, – уже серьезно отвечает она. – Что случилось?

– Потом расскажу.

– Хорошо, жду тебя.

Я доезжаю до нее через полчаса. Она встречает меня с распростертыми объятиями. Я рассказываю ей обо всем только в общих чертах, но, кажется, она и так все понимает.

– Какой же он козел, – Мила хмурится, затем берет меня за руки, – А давай-ка мы выпьем чай с тортиком. Это поможет. Всегда помогает. А потом мы подумаем, что тебе делать дальше.

 

– Спасибо большое. У меня же кроме тебя никого нет. Не знаю, что бы я без тебя делала.

Она смотрит на меня несколько секунд будто хочет что-то сказать, затем уходит на кухню.

Через пару часов мне становится лучше. Разговоры действительно помогают. Мы уже собирались ложится спать, как вдруг в дверь позвонили. Я уже догадываюсь, кто там. Вряд ли Мила ждет гостей.

– Не иди, – почти умоляю я ее, хватая за руки.

– Ты чего, Криси? Я сейчас вернусь, – она вырывается из моих рук и уходит в коридор, а я прижимаюсь спиной к стене, пытаясь слиться с ней. Щелкает дверной замок.

– Сиди здесь и не высовывайся, – грубо бросает Кирилл Милане. Его тяжелые шаги приближаются. На меня нападает паника. Как он нашел меня? Как посмел заявиться сюда?

– Вот ты где, – он окидывает меня тяжелым взглядом. – Собирайся, мы уходим.

– Я никуда с тобой не пойду, – еле слышно отвечаю я сдавленным голосом. Сердце уходит в пятки, от страха я не могу шевельнуться. Внутренний голос подсказывает, что ничем хорошим это не закончится.

– Не заставляй вытаскивать тебя отсюда силой.

– Я. Никуда. С тобой. Не пойду.

Кирилл замахивается и бьет меня по щеке. Я ударяюсь головой об стену, это дезориентирует меня на время. Он хватает мертвой хваткой мои локти и буквально тащит меня к машине. Мор ноги в домашних тапочках беспомощно волочатся по земле. Как назло, и идти недалеко. Квартира находится лишь на первом этаже.

Дверца машины хлопает, немного возвращая меня в реальность. Кирилл садится на водительское место и блокирует двери.

– У тебя же столько поклонниц. Зачем тебе девушка, которая не хочет быть с тобой? – я обнимаю себя за плечи и смотрю прямо перед собой. Нельзя перед ним истерить, но я уже на грани.

– Видишь ли, Крис, сложилась следующая ситуация: твой дорогой папаша задолжал не только мирным жителям своего городка, но и старому другу. А я не привык прощать долги. Когда мы встретились через несколько месяцев после суда, я пообещал ему, что заберу самое дорогое, что у него есть.

Я начинаю истерически хохотать и закрываю рот руками в попытках остановиться. Это же полный бред! Может, Кирилл сошел с ума? Я поворачиваюсь к нему и натыкаюсь на его мрачное лицо, от которого сразу замолкаю.

Допустим, он не лжет. Он никогда не лжет. Но тогда все становится еще абсурднее. Я вновь заливаюсь от смеха.

– Я сказал что-то смешное? – не выдерживает он.

– Я смеюсь над тобой, идиот! Извини, но ты прокололся, – стираю с уголков глаз выступившие от смеха слезы. – Если хотел насолить моему отцу, то надо было браться за его дорогую женушку. Ему нет никакого дела до меня.

– Поэтому он умолял меня не трогать тебя, стоя на коленях? Девочка моя, если бы ты хоть раз удосужилась его навестить, он бы предупредил тебя, просил бы быть осторожнее, может, даже бежать, бежать от меня со всех ног.

– Ты лжешь, – я вкладываю в эти два слова всю свою ненависть и презрение к этому человеку, на что тот лишь ухмыляется.

– Я искал тебя последние полтора года. Но это наверно судьба, раз ты сама сюда явилась.

– Значит, решил отомстить отцу, превратив мою жизнь в ад?

– Я лишь забрал то, что принадлежит мне, – торжественно заявляет он.

– Но я не вещь! И не трофей!

– Сейчас ты самое ценное, что у меня есть. И не пытайся сбежать. Я везде тебя достану.

И ведь не врет хренов ублюдок.

– Что ты собрался со мной делать?

– Все, что захочу.

Кирилл заводит машину и трогается с места. Больше мы не разговариваем.

Не могу поверить в то, что слышала. Как это может быть правдой? Но я вспомнила кое-что. Вспомнила, почему он показался мне таким знакомым, когда увидела в первый раз. В альбоме отца была старая фотография со школьными друзьями, и Кирилл был там. Молодой, совсем мальчишка. Кто бы мог подумать, что из него вырастет чертов садист?

Если он хотел расквитаться с моим отцом, то сделал это очень изящно. Браво. Такая игрушка доставляет двойное удовольствие. Может, он разрешает себе такое поведение, потому что оправдывает это местью. Какого хрена я вообще ищу ему оправдания?

Из машины в квартиру Кирилл снова несет меня силой.

– Ненавижу тебя! – в который раз кричу я, когда за нами захлопывается входная дверь.

Снова удар. Кулаком. Я сразу падаю на пол. Из носа хлещет кровь и стекает на белую ткань блузки. Левая часть лица немеет.

– Ты же не думаешь, что можешь запереть меня здесь?

– Я думаю, тебе не захочется отсюда уходить.

– И что же, по-твоему, я буду здесь делать?

– То же, что и до этого: тратить мои деньги и ублажать меня. У тебя хорошо получается играть роль любовницы. Только заканчивай со своим враньем. Я же знаю о тебе все, и мне порой бывало интересно смотреть на то, как ты на ходу сочиняла о себе всякую ерунду. Но по большей части это раздражает, – он усаживается на корточки рядом со мной.

– Да кем ты себя возомнил?

Кирилл хватает меня за волосы и дергает вверх, намеренно причиняя боль, пока наши головы не оказываются на одном уровне.

– Твоим хозяином, – цедит он сквозь зубы.

– Пошел ты!

Он бьет меня по губам так сильно, что я вновь отлетаю на пол и ударяюсь головой. Я тяну колени к груди и прикрываю лицо рукой, ожидая следующего удара.

– Иди в душ и приведи себя в порядок, – он оставляет меня валяться на полу.

Убедившись, что он не придет, я кое-как поднимаюсь на ноги и направляюсь в ванну. Стою под горячей водой слишком долго. Надо бы думать о том, как отсюда валить, но я не могу. Сейчас меня переполняют эмоции. Как я могла быть такой глупой? Не видеть очевидные вещи? Наивно полагать, что какой-то разговор все решит? Кирилл здесь все решает.

Вода становится прохладнее, и я нервно хихикать. Даже здесь может заканчиваться горячая вода. Но потом я чувствую руки Кирилла на своих бедрах. Он разворачивает меня лицом к себе.

– Решила тут свариться?

Я молчу и смотрю сквозь него. Недолго думая, он опускается вниз и перекидывает мою левую ногу через плечо. Он целует кожу на бедрах и до боли сжимает их, затем проводит носом у меня между ног, будто вдыхая мой аромат. Этот его жест сильно возбуждает меня, все эмоции, накопившиеся за день, требуются выйти наружу, и весь организм хочет хоть как-то снять напряжение. А этот подонок прекрасно все знает это и пользуется этим.

Он проводит языком по моим складкам и хватает губами клитор, посасывает его и ласкает языком. Вскоре к языку присоединяются и пальцы, которые начинают скользить во мне, возвышая на пик блаженства. Вода приятно охлаждает кожу.

Я громко кончаю, царапая Кириллу плечи, и ничего не соображаю, не замечая, как он обратно разворачивает меня спиной к себе, чтобы быстро и жестко отыметь.