3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Куб

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Эйфория

В Питер Сана приехала из Москвы ранним утром. Кафешки на Невском только начинали открываться, и она заскочила в первую попавшуюся, так как ветер начала апреля был настойчиво силен и беспощадно холоден. До встречи с пригласившими ее на выходной знакомыми оставалось несколько часов. Можно было спокойно съесть что-нибудь горячее, а затем двигаться куда душа пожелает. «Пройдусь для начала до Дворцового моста», – решила она, выходя на проспект.

На последней сухой ступени лестницы, спускавшейся около моста прямо в воды Невы, Сана задумалась. Но неожиданный толчок изнутри заставил ее очнуться. Ей вдруг стало не по себе от мысли, что она сейчас может потерять равновесие и упасть в эти неведомые глубины. Она не стала противопоставлять себя магнетизму воды, а поднялась на Адмиралтейскую набережную, пересекла улицу на перекрестке с Дворцовым проездом и остановилась, обдумывая дальнейший маршрут.

Надо было что-то срочно предпринимать. Такого холода в Питере Сана не предполагала и была одета довольно легко. Она посмотрела в сторону Эрмитажа, но тут же отбросила эту идею. «Пойду в Исаакиевский», – подумала она и сделала несколько шагов в нужном направлении. Но залетевшая неизвестно откуда мысль остановила ее снова.

Мысль была простой и ясной, и Сана с ней легко согласилась: «Конечно, я пойду не по этой стороне дороги, а по пешеходной дорожке около Невы. Это же здорово – идти и смотреть на реку». Тревожные сигналы изнутри сообщали ей, что какая-то часть ее существа явно протестует и даже указывает на нелогичность совершаемых ею действий: ведь надо было вернуться на перекресток, пересечь ту же самую улицу в обратном направлении, а около собора проделать это уже в третий раз. Но Сане было не до самоанализа. Она быстро двинулась к перекрестку, перешла там поближе к Неве и направилась в сторону Медного всадника.

Тело Саны от холода начало терять привычную пластичность, но зато она почувствовала явные перемены в своем настроении. На нее вдруг нахлынула беспричинная веселость, близкая к эйфории, и она в очередной раз насторожилась, ощутив искусственность происходящего.

Внезапно для себя Сана остановилась и развернулась лицом к дороге, отделявшей ее от прилегающей части Александровского сада. Машины неслись справа от нее, но были еще достаточно далеко. Пересекать дорогу здесь не было никакой необходимости, но импульс толкнул – и Сана побежала.

Она лежала на дорожном полотне, а рядом, усмехаясь, стоял Ларс – как всегда, красивый, гордый и циничный. Волна негодования подбросила Сану вверх, но она усилием воли поменяла направление и ускорила передвижение вниз, чтобы приземлиться твердо и решительно.

– Опять ты! – возмущенно воскликнула она. – Что тебе от меня надо?!

– А тебе? – Ларс улыбался насмешливо. – Разве ты не знаешь, что находишься на территории моих владений?

– И то, что со мной произошло, конечно же, твоих рук дело?

– Разумеется. Ведь я до сих пор имею на тебя влияние. Мне хотелось забрать тебя насовсем, но этому немного помешали твои новые приятели, – на лице Ларса промелькнула злоба. – Но, думаю, ты понимаешь, что это всего лишь временная задержка. Я всегда добиваюсь того, чего хочу.

Сана уже не слушала, рассматривая огромное помещение, в которое они переместились. Серый куб занимал всю его центральную часть. А черный вихрь вливал в него бурлящее вещество, втягивая в свою воронку красную реку, исток которой терялся в пространстве.

Сана испытывала тошноту и отвращение.

– Любуешься нашим совместным произведением? – с издевкой спросил Ларс. – Мы с тобой потратили на него много своей энергии. Но ты же знаешь, что вихрю нужна постоянная подпитка. А чья еще энергия может работать в паре с моей, если не твоя? Так что судьба твоя предопределена, и для тебя будет лучше, если ты не будешь ей противиться.