3 książki za 35 oszczędź od 50%

Буду покорной

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Буду покорной
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Новый проект

Я влетела в офис, даже не успев убрать шасси. Тормознула у турникета со скрипом каблуков о плитку. Натужно улыбнулась охраннику, пока пыталась прижать бейджик к считывающему устройству. Мне казалось, что каждый в этом огромном холле слышит мое тяжелое дыхание и грохот сердца. Наконец турникет издал приветственный писк, и прозрачные створки разъехались в стороны, пропуская меня в деловой мир нашего огромного бизнес-центра. К счастью, как раз к тому моменту, когда я подбежала к лифту, он звякнул на нижнем этаже и, выпустив всех людей из него, любезно вобрал в себя стоящую рядом со мной толпу. Я держала стакан с кофе на вытянутой руке над головами, потому что рука просто не помещалась в тесной кабинке. Ну как тесной? Обычно она вмещает в себя человек десять так, чтобы не нарушать ничье личное пространство. Но сегодня, видимо, был особенный день, раз меня постигала неудача за неудачей с самого момента пробуждения.

Димка заставил проснуться в пять, потому что забыл напомнить мне с вечера погладить его рубашку. Вручив ему наглаженную одежду, я была поцелована в нос и отправлена досыпать. В шесть меня разбудил кот, который орал над ухом, как умалишенный, потому что мой парень забыл его покормить. Пришлось встать и накормить Борзого. Пошла снова досыпать свои положенные полчаса, но, как всегда происходит в жизни, проспала. С одним накрашенным глазом села в такси, потратив на него почти все оставшиеся свободные деньги. Докрашивалась в машине, стоя в пробке. Потом забежала в кофейню, где мне пришлось изображать приступ брадикардии, чтобы мне без очереди продали самый большой стакан кофе. Была названа пронырливой сучкой и собрала целый букет ненавидящих взглядов. А еще я чертовски сильно опаздывала на совещание, и к тому, моменту, когда моя задница дотащится до конференц-зала, я рисковала получить не самый вкусный проект, а тот, который останется. И это будет катастрофа. Я не хотела разрабатывать рекламу таблеток для потенции или подгузники для взрослых. Я хотела какой-нибудь фееричный проект, который, мать вашу, заслужила.

Лифт звякнул на моем этаже, давая сигнал к низкому старту. На шпильках не так-то просто бежать по этажу, лавируя между людьми и здороваясь на каждом шагу. По привычке я бросила тоскливый взгляд на пустующий кабинет, который по итогам квартала получит один из менеджеров по рекламе. И я справедливо считала, что именно мою попу ждало вот то очаровательное серое кресло и шикарный вид за окном.

Я плюхнула сумку на свой стол, рядом поставила стакан с горячим напитком и принялась стягивать плащ.

– Подруга, ты сегодня прямо в рекордные сроки укладываешься, – произнесла из-за перегородки моя подруга Гала.

– Иветта не искала меня?

– Не-а, но сказала, что тот, кто опоздает на совещание, будет рекламировать детские горшки.

– Черт, – прошипела я, подхватила кофе, блокнот, ручку и рванула к конференц-залу.

Обычно я гораздо более пунктуальная. Но вот в самые ответственные дни меня как будто кто-то каждый раз умудряется сглазить. Если какое важное мероприятие, то я обязательно опоздаю. И не на пять минуток, что допустимо, а на все двадцать пять.

Я вбежала в конференц-зал, прервав арт-директора на полуслове. Я даже не хотела смотреть на ехидные ухмылки своих конкурентов… гм, коллег в смысле. Знала, что я там увижу: триумф и издевательство в каждом глазе. Иветта Марковна смотрела на меня поверх своих узких кошачьих очков. Скепсис в ее взгляде не скрыла бы даже маска для сна. Потому что ему вторили поджатые губы. Непонятно, зачем такая красивая женщина портила свою внешность таким неприятным выражением лица.

– А вот и победитель сегодняшнего дня, – произнесла она, продолжая сверлить меня взглядом, пока я усаживала свою пятую точку на свободное кресло. – Ника, объяснишься?

– Эм-м-м… Мое опоздание спровоцировала череда событий. Сначала меня разбудили…

Она подняла руку, пресекая продолжение.

– Не надо. Подробности твоей личной жизни меня мало интересуют. Что ж, как и предполагалось, каждому по заслугам. Все проекты я уже раздала, остались только ты и Толик, который тоже почему-то считает, что рабочий день начинается не в девять, а гораздо позже. Но ты счастливица, Вероника. У тебя есть выбор. БДСМ-игрушки или средство от метеоризма.

Слева и справа от меня раздались сдавленные смешки, и я почувствовала, как мои щеки загораются. Мозг, насильно переведенный в боевой режим рекламщика, быстро прокручивал варианты. В момент, когда в конференц-зал распахнулась дверь и на пороге появился Толик, я выпалила:

– Игрушки!

Иветта наконец улыбнулась, а потом повернулась к моему опоздавшему коллеге и елейным голосом выдала:

– Доброе утро, Анатолий. Твоя тема – средство от метеоризма.

– Здрасьте, – ответил запыхавшийся коллега. – Почему?

– Потому что это приятный бонус для тех, кто не приходит на работу вовремя. Тебе стоило бы поблагодарить меня, что у тебя вообще есть хоть какой-то проект.

– Спасибо, – буркнул Толик, устраиваясь справа от меня.

– Так, ладно, для тех, кто на бронепоезде, – продолжила Иветта. – В смысле, для тех, кто пришел позже. Ника, БДСМ-игрушки. Сеть секс-шопов, которые хотят раскрутить эту тему максимально. У них хорошо продаются стандартные игрушки, но с этими особенными прямо затык какой-то. Если вы понимаете, о чем я. – На плоскую шутку Иветты все дружно начали смеяться, выдавливая из своей диафрагмы не совсем естественные звуки. Но нашей начальнице плевать. Ей главное реакция.

– Но я ничего не знаю об этом, – попыталась я возразить.

– А о метеоризме? – спросила она, изогнув идеальную бровь. – А то я могу поменять вас с Толиком местами.

Я почувствовала жар на правой щеке. Взгляд моего коллеги, который просверливал дыру на моем лице, наверняка был полон надежды. Не, хрена с два я свяжусь с тем лекарством, которое ему досталось.

– Не надо менять, – ответила негромко.

– Ну и славно. Но в целом тебе повезло. Во-первых, в интернете масса интересной информации о БДСМ. Во-вторых, тебе пришлют опытные образцы, и ты сможешь испытать их на себе или на своем парне.

– У-у-у, день перестает быть томным, – услышала я противный голос моей коллеги Наташи.

– В третьих, тебе вызвался помочь владелец этой сети. Он в Теме уже несколько лет, так что ты будешь в надежных руках.

– В каком смысле помочь? – спросила я и прочистила горло, потому что голос слегка охрип.

– В том смысле, что расскажет тебе, что к чему и как он хочет подать свой товар. А ты о чем подумала? – прищурившись, спросила Иветта.

– Я вообще не думала.

– А вот и зря. Думать надо постоянно. Это твоя работа.

– Толик, твоя задача…

Когда Иветта благодушно переключилась на моего коллегу, я «отключила звук». Мозг тут же взорвался десятками картинок. Фильм про БДСМ, пару порно-роликов – тут я скривилась, все это выглядело достаточно больно – пару пьяных бесед с подругами и плетка в моем шкафу, заброшенная нами с Димой практически сразу после покупки в виду своей непригодности в нашей спальне. Подсуммировав свои мысли, я поняла, что ни черта не знала о БДСМ. И теперь мне придется провести часы, только лишь изучая предмет, чтобы построить хоть малюсенький рекламный план.

– И по срокам, – я снова подкрутила громкость, чтобы уловить слова арт-директора. – Таня, у тебя три недели, Остап – два месяца, – Наташа – месяц. Так, дальше, – пробормотала она, глядя в свой ноутбук. – Денис, у нас долгоиграющий проект, так что будем в связке, сроков пока нет, но не затягиваем. Степа, дедлайн первого этапа через неделю. Можешь взять пару человек у Дениса, чтобы ускориться. Ден, поделишься. – Он кивнул. – Ника, месяц, дедлайн на представление первой версии проекта – неделя.

– Всего неделя?

Брови Иветты поползли вверх.

– А на что ты рассчитывала? Что я дам тебе вечность? Девочка, через месяц проект должен быть уже запущен. Подключай PR-менеджеров – я сегодня сообщу им об этом проекте на совещании – пускай продумывают концепцию вирусной рекламы и соцсетей. Сегодня же назначим тебе встречу с Климом.

– Кто это?

– Владелец сети, я же говорила. Чем ты слушаешь? В общем, назначим встречу, и будете работать. Толик, у тебя две недели.

– А когда спать?

– В гробу, Анатолий! – рявкнула Иветта так, что мы все дернулись. – Если кого-то не устраивает его работа, дверь там!

Она указала на выход, но никто не шевельнулся не то, чтобы встать, но даже почесать нос.

– Надеюсь, я все понятно объяснила. Отдельные совещания по проектам будут назначаться по мере поступления идей. А теперь все за работу. Денис, останься, надо пройтись по этапам. Толик, через четыре дня максимум жду первые идеи. В пятницу – внимание всем! – в пятницу на одиннадцать поставьте себе в график новое общее совещание. Пройдемся по прогрессу. Материалы по новым проектам заберете у своих помощников. Хорошего дня.

Мы встали и вышли из конференц-зала, с сочувствием глядя на PR-щиков, которые ждали своей очереди на утреннюю экзекуцию.

– Ну что там? – спросила Гала, как только я подошла к своему столу.

– БДСМ-игрушки, – вяло ответила я, с завистью глядя на то, как через несколько столов от меня Наташа прыгала в обнимку со своей помощницей. Сучка получила проект по брендовой одежде. Теперь эта дрянь будет щеголять по офису в модных шмотках и ездить на съемки и показы. А я буду совать себе в задницу какую-то хрень и прислушиваться к ощущениям.

– О, так это же классно! – воскликнула Наташа.

– Ага, не то слово, – буркнула я, плюхаясь в кресло. Как там сказала Наталья? День перестал быть томным? Знала бы я тогда, что с приходом секс-игрушек вся моя жизнь перестанет быть томной. Игрушек и Клима Романова, перевернувшего мое мироздание с ног на голову.

Глава 2

Неподходящие игры

 

– Дим! – крикнула я из прихожей, как только за мной закрылась дверь. – Дима!

– Я в кухне, – отозвался мой парень.

Я водрузила коробку на тумбочку в коридоре, сбросила обувь, плащ и сумку повесила на вешалку.

– Мой руки и давай ужинать.

Я вымыла руки и зашла в кухню. Дима как раз ставил на стол тарелки с разогретым пловом. Увидев меня, он повернулся и поцеловал, как обычно делал при встрече. Мы разместились за столом.

– Ты рано сегодня, – произнесла я перед тем, как засунуть в рот вилку с рисом.

– Завтра в командировку на два дня. Лечу в Питер. Поэтому рано, надо собраться.

– А что в Питере?

– Опять тимбилдинг. Не понимаю только, почему они не делают этого здесь.

– Не возмущайся. Это же возможность два дня заниматься всякой фигней, получая за это деньги, – с улыбкой ответила я.

– У тебя что нового?

– У меня новый проект.

– Отлично, поздравляю.

– Немного необычный, – начала издалека, чтобы с налету не шокировать парня. Всматривалась в его реакцию, но Дима спокойно поглощал ужин. Ладно, надо сообщить, ему же со мной проходить через это. – Такой… м-м-м…

– Ник, не тяни, говори уже.

– Я буду рекламировать игрушки для БДСМ-сессий, – выпалила практически одним словом.

Дима завис, моргнул пару раз, а потом опустил вилку в тарелку. Сделал несколько глотков томатного сока и отставил стакан на стол.

– Игрушки.

– Ага.

– Для БДСМ-сессий.

– Да, Дим, – немного раздраженно ответила я. Мой парень обычно не такой тормоз, а сейчас как будто у него завис жесткий диск и он никак не может переварить информацию.

– Ладно, – наконец произнес он, а потом прочистил горло. Снова взял вилку и продолжил ужинать.

– В общем, мне нужна будет твоя помощь. – Он поднял взгляд от тарелки и посмотрел вопросительно, побуждая продолжать. – Мне дали образцы этих игрушек. Их надо испытать. Ну, чтобы я могла понять, какие ощущения от их использования. Так сказать, проникнуться продуктом, чтобы максимально эффективно рекламировать.

Дима закашлялся, а я подскочила со своего места, чтобы постучать ему по спине. Дура ты, Ника. Кто ж сообщает такие новости во время того, как человек ест? Дима отмахнулся от меня, кивнув, чтобы я села на свое место. Сделал еще несколько глотков сока.

– Давай закончим есть, а потом ты уже будешь посвящать меня в детали, ладно? Иначе я так и не поужинаю.

– Да, конечно. Как скажешь.

Мы весь вечер всячески избегали надвигающегося события. Мы с Димой никогда не использовали никаких приспособлений в нашей постели. Обычно наш секс довольно заурядный, но он нас обоих устраивал. Никаких акробатических трюков или чрезмерных эмоций. Сладко, вкусно и с маленькой щепоткой безумия. Кто-то мог бы сказать, что скучно, но для нас отлично.

Перед сном я перенесла коробку в спальню, разложила на кровати распакованные игрушки, пока Дима был в душе, и теперь сидела пялилась на них, боясь даже брать в руки инструкции к этим орудиям пытки. Надписи на коробках подсказали, что наш арсенал пополнился флоггером, паддлом, зажимами для сосков, плетью многохвосткой, ошейником, наручниками и кляпом. Я скептически осмотрела набор, скривившись от вида зажимов. Наверняка эта хрень болючая, и вряд ли мы будем ее использовать. Когда Дима вышел из ванной, я резко подскочила, почувствовав, как горят мои щеки. Мы были вместе уже три года, и примерно настолько же давно я не испытывала такого смущения, как испытала, прикрывая своим телом хотя бы часть арсенала Испанской инквизиции, аккуратно разложенного на нежно-розовом одеяле в мелкий цветочек.

– Эм-м-м… – протянула я, не зная, что сказать. Поэтому просто развела руки в стороны, а потом снова опустила по швам.

Дима скептически осмотрел меня в любимой пижаме с Микки Маусом и пушистых носках. Что поделать, у меня даже в самую жару могут замерзнуть ноги. Ладно, в самую жару не могут. Обычно посреди ночи я сбрасываю носки, но спать всегда ложусь в них. Дима подошел ко мне, положил руки на талию и аккуратно отодвинул в сторону. Оценил масштабы трагедии, слегка скривившись. Надо было, наверное, создать романтическую обстановку. Музыку там включить, свечи зажечь. Но нет. Я влупила верхний свет и разложила все богатство на кровати, и теперь представшая передо мной мизансцена показалась особенно сюрреалистичной.

Что мы представляем себе, думая о БДСМ-сессиях? Брутального Доминанта с плеткой в руках, покорную сабу с ошейником на шее. И горячие сцены, от которых сводит внутренности. Как я представляла себе нашу с Димой сессию? Для начала куча нелепых движений, мое постоянное смущение, после неловкий секс и, возможно, больница в связи с полученными травмами от игрушек. Я слегка тряхнула головой, напоминая себе, что мне во что бы то ни стало надо сделать фееричный проект, чтобы заполучить для моей драгоценной задницы то потрясающее кресло и кабинет с видом на город.

Я решительно подошла к двери и выключила верхний свет.

– Господи, Ник, ты могла бы предупредить, – проворчал Дима, а через мгновение комнату осветил мягкий свет прикроватной лампы.

– Ладно, мне, наверное, надо раздеться, – выдохнула я.

– Чувствую себя пацаном, – снова услышала я ворчание со стороны Димы, который все еще прожигал взглядом игрушки, как будто от этого они могли испариться из нашей жизни. Нет, дорогой, этими игрушками выложена моя дорога в личный кабинет. Я сдохну, но испытаю каждую на себе. Даже зажимы для сосков.

Я быстро сбросила с себя пижаму и завалилась на кровать лицом вниз.

– Бей! – скомандовала я. Прозвучало глухо, потому что я уперлась лицом в одеяло. Позади послышался напряженный смех Димы.

– Вот так со старта?

– Как-то же они возбуждаются от всего этого, – ответила я, повернувшись к нему. – Бей, Дим. А вдруг нам понравится?

Дима окинул меня скептическим взглядом, взял в руку плеть и провел ею по своей руке.

– Уверена?

– Да, – выдохнула я, – начинай.

Я вскрикнула от боли, когда плетка коснулась моей задницы.

– О, черт, сильно, да? – спросил Дима, наклоняясь ко мне и гладя по голове.

– Господи, что я должна испытывать? Сегодня на форуме я вычитала про сабспейс. Это, типа, состояние транса, в которое впадает саба от порки и всяких таких штук. Дим, можно меня побыстрее отправить в состояние транса, чтобы мне не было так больно?

Он швырнул плетку на пол.

– Ник, херня это все. Я не знаю, что надо делать, чтоб тебя в этот спейс отправить. Может, ну его на хер? Займемся сексом и ляжем спать? Завтра ж на работу.

– Ну а как я смогу рекламировать эти девайсы, Дим? – капризно произнесла я.

– Ну ты же не совала себе в задницу свечи от геморроя, чтобы прорекламировать их? И проект получился успешным.

– Настолько успешным, что кабинет отдали Максу, – раздраженно буркнула я. Дотянулась до паддла и всунула его Диме в руки. – Бей, – скомандовала решительно, а сама уткнулась носом в одеяло и крепко зажмурилась.

Я услышала шумный вздох Димы, а потом моей задницы едва коснулась кожа паддла.

– Ничего не почувствовала, – задумчиво произнесла я.

– Сильнее надо?

– Да, давай сильнее. Но только аккуратно. Чтобы не было больно.

– Ник, может разогреть тебя надо или еще чего? Что там на твоих форумах говорят?

– Ну, типа, сабы прямо вот от этого и тащатся. Одна девушка рассказала, что достигла оргазма просто от того, что ее шлепали.

Мы с Димой оба неуверенно хохотнули. Это нереально. Соврала, наверное.

После получаса мучения, пробы застегнуть наручники так, чтобы не оставлять синяки, и косых взглядов на зажимы, мы сдались. Кроме ошейника ничего не смогли испробовать. От кляпа у меня началась паника, потому что мне казалось, что я задыхаюсь. Флоггер, как и остальные девайсы для шлепанья, отправился на пол. Наручники полетели следом, а зажимы мы даже пробовать не стали. Упали на кровать и укрылись одеялом.

– Дим, – позвала я.

– Ну?

– Мы так и не занялись сексом.

– Ник, час ночи. Я устал, как собака. Какой, нафиг, секс?

– Согласна, – уныло пробормотала я. – Завтра позвоню этому Климу.

– Какому еще Климу? – напрягся Дима.

– Владелец секс-шопа. Иветта сказала, что он поможет разобраться с этими игрушками.

– Как это? – хмурый Дима поднялся на локте и сверлил меня взглядом.

– Расскажет, что к чему, чтобы я хотя бы поняла, о чем идет речь.

– Ника, никакого секса с левыми мужиками. Даже в качестве консультации.

Я сделала огромные глаза.

– Ты что, Дим? Что за бред? Я же тебя люблю.

– Ник, ты знаешь, я убью, если что-то такое случится.

Я улыбнулась и погладила своего персонального Отелло по колючей щеке.

– Можешь быть уверен во мне.

Он кивнул.

– Давай спать.

Глава 3

Знакомство

Я уронила голову на сложенные на столе руки и застонала.

– Ну что опять? – спросила Гала.

– У меня уже глаза на лоб лезут, – пробубнила деревянной столешнице. – Сабспейс, сабдроп, флоггеры, анальные пробки и зажимы для сосков.

Рядом со мной послышался негромкий смех.

– Делишься своими сексуальными фантазиями, Ника?

Я подняла голову и уставилась на Остапа.

– Делюсь реальностью, Остап. Хотел чего?

– Не-а, мимо проходил, знакомые слова услышал.

– Буквы, Остап. Вряд ли речь шла о словах. Набор букв. Или ты латентный Доминант.

– Могу подкинуть пару ссылок на интересные фильмы, – подмигнув, ответил он.

– Лиманский, тащи свою задницу, куда тащил, – грубо ответила ему Гала.

Остап показал ей язык и продолжил свой путь, а я оперлась подбородком в раскрытые ладони и уставилась на подругу, нависающую над перегородкой.

– Я иногда завидую тебе, что ты специалист по соцсетям, Галка.

– Не завидуй. Там слишком много дерьма, подруга. Иветта ж, вроде, обещала, что ты проконсультируешься с владельцем сети. Почему не срослось?

– Срослось, – уныло пробормотала я. – Вечером пригласил меня в какой-то клуб. Днем он, видите ли, занят.

– Ну и все. Чего ты ноешь? Пойдешь в клуб, он тебе из первых рук все подаст на блюдечке. Заодно узнаешь тонкости его требований. Я так поняла, в ТЗ он не дал особых инструкций?

Я покачала ладонью в воздухе.

– Сэм-восэм, – ответила, слегка скривившись.

– Из пятидесяти?

– Ага, оттенков серого, – отозвалась я, и мы разразились хохотом, привлекая внимание окружающих, в том числе Иветты, которая нависала над Деном.

– Работы мало, Вероника? – строго спросила она, приближаясь к моему столу.

– Почему же мало? – спохватившись, ответила я. – Мы тут с Галой как раз обсуждаем мой проект.

Она окинула нас обеих взглядом прищуренных глаз.

– Ну-ну. В пятницу буду ждать наброски проекта. – Она ткнула в мою сторону пальцем с длиннющими стилетами, и вернулась к столу Дена, а мы с Галой снова погрузились в работу.

Вечером я стояла возле какой-то подозрительной подворотни, где мне назначил встречу этот Клим. Я еще не видела его и не слышала, мы только переписывались. Я вздрогнула от звука мотоцикла слева от меня. Ощущение было такое, что он несется в мою сторону, и сейчас я погибну под небольшими колесами машины смерти. Оглянувшись, я сразу забрала назад свои слова про небольшие колеса. Мотоцикл был большим, черным и выглядел мощно. Широкие колеса, глянцевые поверхности. В свете ярких фонарей выглядело эффектно. На нем сидел крупный мужчина, одетый в черную кожаную куртку. Голову скрывал такого же цвета шлем. Я отпрыгнула в сторону, но он затормозил прямо перед моими ногами, сантиметрах в двадцати. Потом откатился немного правее, и наконец урчащий звук стих. Хотя я была бы не прочь послушать еще. Не люблю мотоциклы, но вот звуки, которые издают такие вот внушительные модели, – это можно слушать как музыку.

Я отвернулась, чтобы не смущать водителя мотоцикла своим пристальным вниманием. Сейчас он куда-то свалит, тогда-то я и рассмотрю его двухколесного друга. Но водитель не торопился уходить. Спокойно слез с байка, снял шлем и поправил длинную челку. Я то и дело бросала взгляды в сторону мужчины. Наверное, больше опасаясь, что мне причинят вред, чем была заинтересована в этом парне. Он сделал пару шагов в мою сторону.

– Вероника? – позвал он, и я снова дернулась. Господи, район такой, что ноги никак не перестанут трястись, а тут еще и этот со своим грубым голосом. Как будто немного еще и осипшим. И тут меня посетила догадка.

– Клим?

Я повернулась к нему лицом. В полумраке было видно плохо, но мужчина, казалось, не нес в себе угрозы. Старше меня лет на пять, бородатый. Немного иначе я представляла себе успешного бизнесмена. Он кивнул.

– Клим, – подтвердил мою догадку и нахмурился. – Ты на чем приехала?

Он осмотрелся по сторонам и снова вернул ко мне свой взгляд. Я не видела нормально его глаз, но всем телом чувствовала давление от того, как пристально он меня рассматривал. Было в нем нечто мрачное, тяжелое, давящее. Но при этом… не знаю. Я почему-то совсем его не боялась. Наверное, потому что ожидала встретить респектабельного, успешного мужика лет сорока. А передо мной предстал мужчина гораздо моложе, еще и так неформально одетый. В смысле, нормально одетый, без костюма и все такое.

 

– На метро, – ответила я.

Он слегка склонил голову набок и нахмурился сильнее.

– Больше не приезжай сюда заранее и на метро. Если нет своей машины, вызови такси. И лучше опоздай на пять минут, чем стоять здесь в одиночестве. Тебе повезло, что ничего не случилось.

Ох, зря ты мне сказал про опоздание. Это как дать индульгенцию на совершение греха. Я ведь не опоздаю на пять, я опоздаю… Погоди-ка, что там было про следующий раз?

– Я думала, это наша единственная встреча.

Клим подошел ближе. Теперь я могла получше рассмотреть его лицо. Ухоженная борода, пронзительный взгляд, чувственные губы. Красивый мужчина, что говорить.

– Посмотрим, насколько быстро ты усвоишь материал. А там, гляди, втянешься, и будет у нас новая сабочка. А то и рабыня.

– Рабыня? – непонимающе проблеяла я.

Клим кивнул и улыбнулся только уголком губ.

– Рабыня, Вероника. Насколько подробно ты ознакомилась с Темой?

– Ну, я читала…

– Небось про игрушки да порку, угадал?

– Да.

Я теперь смотрела на него завороженно. Клим как будто читал мои мысли. Даже не могу сказать, понравилось ли мне это. Но должна признать, данный факт стал чем-то очень новым для меня. После того, как Димке напрямую приходилось по сто раз озвучивать мои желания и просьбы, общение с мужчиной, который читает тебя, показалось явлением с другой планеты. Это, наверное, приобретенный навык. Может, он хороший психолог. Или маг какой-нибудь. Я ж не знала о нем ничего, кроме того, что он – владелец сети секс-шопов и ездит на мотоцикле. И голос. Грубый, но, надо признать, приятный.

Клим расстегнул куртку. Под ней оказалась черная футболка, а на шее висели несколько цепочек, переплетенных со сдержанными бусами с мелкими бусинами. Как елка, ей-Богу. На руках у него также несколько колец. Джек-воробей, не меньше, весь в цацках. Никогда не понимала такого и считала, что максимум украшений для мужчины – это обручальное кольцо. Ну, еще с натяжкой можно было бы принять крестик на цепочке, если парень верующий. Но вот это все – перебор. Еще и тоннели в ушах и маленькое колечко в носу. Владелец крупного бизнеса? Пф-ф-ф. Пижон просто какой-то. Но ладно, мне нужно было решить проблему, а Клим мог стать моим помощником в этом.

Он повесил шлем на руль и повернулся ко мне, скрестив руки на груди.

– Слушай внимательно, – внезапно серьезно произнес Клим. – Мы сейчас войдем в клуб. Ты не отходишь от меня ни на шаг. Если нужно в туалет или еще какая фигня, сначала сообщаешь мне, и тебя провожаю либо я, либо кто-то из саб, кого я попрошу. Если ты пока не готова носить мой ошейник.

– Пока? Ошейник? – тупо переспросила я, а потом нервно хохотнула. – Я в принципе не готова и не буду готова носить ошейник. Ни ваш, ни чей-либо другой.

– Это все сложности с терминологией, крошка, – с улыбкой сказал он. Красивой, надо сказать, улыбкой. – Рано или поздно твоя очаровательная попка захочет замуж. Обручальное кольцо – это тоже ошейник, который, к слову, ты наденешь на себя добровольно. Только не на шею, а на палец. Но ты точно так же будешь подчинена своему мужу, и точно так же будешь выполнять все его желания.

– Брак – это равноправные отношения, – парировала я, а Клим снова усмехнулся.

– Распространенное заблуждение. Но мы с тобой как-нибудь обсудим это, когда ты уже будешь готова сидеть у моих ног и внимательно слушать.

– Вы так уверены, что это когда-нибудь случится?

– На сто процентов, Вероника. Так и будет. И ты сама этого захочешь.

– А вам не кажется, что как-то неправильно мне «тыкать», когда я называю вас на «вы»?

О, меня, кажется, понесло. Приходилось напоминать себе, что это клиент, в помощи которого я нуждалась, и мой гонор должен был немного поостыть.

– Тыкать в девушку – это природная потребность мужчины, моя сладкая, – произнес заносчивый нахал, а потом схватил меня за руку и повел в подворотню.

– Здесь нет никакого клуба.

– Попривыкали к неону и очереди к красной бархатной веревке, – буркнул Клим, утягивая меня глубже в темное пространство. – Еще раз повторю: не отходишь от меня ни на шаг. На входе подписываешь соглашение о неразглашении. Все, что увидишь в клубе, должно вдохновить тебя, но это информация не для посторонних. Поэтому вошла, набралась впечатлений, вышла и забыла, оставив себе только приятное послевкусие. Поняла? Не слышу ответ, – строго повторил он таким тоном, от которого по руке разбежались мурашки. Ровно от того места, где мою ладонь крепко сжимала горячая рука Клима. Ох, это такое новое для меня ощущение. Но приятное. От него покалывает где-то там, внизу живота. Странно, но на самом деле приятно.

– Поняла, – ответила негромко, только сейчас улавливая, как изменился тон голоса Клима.

– Ну и отлично, – снова сказал он обычным голосом. – Идем.