The One. Единственный

Tekst
576
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
The One. Единственный
The One. Единственный
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 37,46  29,97 
The One. Единственный
Audio
The One. Единственный
Audiobook
Czyta Игорь Князев
18,73 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 15
Элли

Элли казалось, что ее лицо застыло, словно схваченное коркой бетона. Она не могла дождаться момента, когда вернется домой, чтобы начать слой за слоем снимать густо нанесенный макияж.

Проведя все утро перед камерами международных новостных телеканалов, Элли попала в лапы к журналисту из журнала «Экономист», которого интересовала в первую очередь ее личная жизнь, но только не запуск обновленного приложения. Впрочем, за эти годы Элли приняла столько пуль, что моментально замечала, когда журналист пытался попасть в цель. Вежливо улыбнувшись, она ушла от ответа на его вопрос, напомнив ему о том, что они с ним собрались обсудить.

Пока Андрей, начальник службы безопасности, вез Элли из центра Лондона в ее таунхаус в Белгравии, Элли открыла на планшете внутренний мессенджер их компании и обнаружила файл, присланный личной помощницей. Назывался он «Тимоти Хант».

Все понятно: это Ула прислала ей данные о ее ДНК-паре, которые она просила найти. Ее палец, дрожа, завис над иконкой. Черт, она нервничала даже больше, чем ей казалось. Ей было любопытно узнать, что там, в папке, и сколько подробностей смогла раскопать Ула. Элли предположила, что та по ее совету перепоручила это задание специальной команде, в чьи обязанности входила проверка биографических данных потенциальных сотрудников, а также расследование угроз, которые она частенько получала.

Глубоко вздохнув, Элли открыла файл. Внутри оказалось несколько документов: газетное фото провинциальной футбольной команды, в которой играл Тимоти, его страничка в «ЛинкдИн», история его браузера за последние шесть месяцев, выписка из банка и еще несколько картинок. Меньше всего ей хотелось знать, какими сомнительными методами была собрана эта информация.

Первым делом Элли нажала на фотографию футбольной команды и, пробежав глазами подпись под ней, в конце концов увидела его имя – Тим Хант. Она нашла его в заднем ряду: среднего телосложения, темные, коротко стриженные волосы с залысинами, бородка и широкая улыбка. И сразу отметила, что физически он не в ее вкусе.

Пробежав глазами его резюме, Элли узнала, что после окончания университета он сменил нескольких работодателей, главным образом в области компьютерной техники. Интернет-история Ханта была типичной для человека его возраста: ютьюбовские ссылки на музыкальные клипы девяностых, мультсериал «Гриффины», футбол, результаты автомобильных гонок, изредка порносайты – к ее великому облегчению, ничего из ряда вон выходящего, – а также регулярные заходы на «Амазон» и в сервисы для скачивания фильмов и музыки.

Похоже, он был фанатом групп «Колдплей», «Фу файтерс», «Стереофоникс» и обожал фильмы с участием Мэтта Деймона и Леонардо Ди Каприо – всё абсолютно не в ее вкусе. Судя по банковской выписке, предпочитал отовариваться в супермаркетах «Теско» и «Альди», а бо́льшую часть одежды покупал в магазинах «Бертонс» и «Некст». Он также жертвовал деньги на благотворительность – в фонд поддержки больных синдромом Альцгеймера и бродячих собак, а также ежемесячно откладывал деньги на будущую пенсию.

В файле не было ничего, что указывало бы на то, что он женат сейчас или же был женат раньше, что у него есть жена, или подружка, или дети. За ним не значилось ни судимостей, ни банкротств, ни каких-то заметных проблем с деньгами. Его ипотека была скромной, он вовремя гасил долги по кредитке и полностью выплатил заем на обучение в университете. Его присутствие в социальных сетях было практически нулевым, за исключением нескольких комментариев в чате футбольного клуба «Кембридж Юнайтед».

Короче, Тимоти Хант был ничем не примечательным человеком, хотя с ним ее связывала необычайная связь.

– Мы можем свернуть на Кингс-роуд? – спросила Элли у Андрея.

Через несколько минут, по ее поручению, он купил ей совершенно новый, без излишеств, мобильный телефон с оплатой по факту, чтобы не раскрывать ее личный номер. Она не пользовалась таким телефоном с тех пор, как была бедной студенткой, и сейчас даже поймала себя на том, что улыбается, вспомнив то, гораздо менее сложное время своей жизни.

Вбив номер Тимоти, Элли начала набирать текст.

«Привет! – написала она. – Меня зовут Элли. Мы с вами ДНК-пара!» Затем, подумав пару секунд, удалила сообщение. Слишком легкомысленный тон, решила она. «Привет, я твоя ДНК-пара. Не хочешь встретиться со мной?» Нет, так говорят шлюхи… «Привет, Тимоти, мне кажется, мы должны провести остаток жизни вместе», – напечатала она, а затем добавила смайлик.

Вновь пару секунд поколебавшись, нажала на кнопку «отправить» и застыла с телефоном в руке, испуганно глядя на него. Кто знает, какие сюрпризы может содержать ящик Пандоры, который она только что открыла… Долго ждать ей не пришлось: телефон почти сразу же сообщил о полученном сообщении, громко и резко. Она даже вздрогнула.

«А, будущая миссис Хант! Что так долго? – ответил Тимоти и добавил смайлик. – И, пожалуйста, зови меня Тим».

«У него есть чувство юмора», – подумала Элли и моментально расслабила напряженные плечи. «Извини, выбирала свадебное платье», – напечатала она и послала смайлик с женщиной в фате.

«Какое совпадение, я тоже. Расскажи мне немного о моей будущей жене, так как я знаю только самое главное. Было бы неплохо найти общий язык до того, как я забронирую дату в ЗАГСе».

«Значит, никакого венчания в церкви?»

«Нет, таких сатанистов, как я, там не жалуют».

«Вот и что-то общее», – ответила Элли и добавила иконку ухмыляющегося дьявола.

«Чем занимаешься?»

«Похищаю души».

«Нет, я имею в виду, чем ты зарабатываешь на жизнь».

«Извини. Не считая поклонения Люциферу, прокисаю на скучной офисной работе. А ты?»

«Компьютерный ботан».

В течение следующих тридцати минут Элли не замечала ни дорожную пробку, в которой застряла ее машина, ни барабанивший по стеклу проливной дождь. Когда Андрей наконец остановился возле ее дома, она, как школьница, была буквально приклеена к своему телефону. Они с Тимом в режиме нон-стоп продолжали обмениваться сообщениями. Андрей распахнул дверцу машины и открыл зонт.

«Могу я пригласить свою будущую жену выпить?» – написал Тим.

«Я не уверена…»

«Кусаться не буду, честно. Иногда нам всем полезно рискнуть».

Элли прикусила нижнюю губу и сунула телефон в сумочку. Андрей довел ее до дверей дома. Там она остановилась на пару минут, взвешивая все за и против, прежде чем принять решение. Стоит ли ей пускать постороннего человека в свою жизнь? Сама причина, почему она сдала тест на совпадение ДНК, превратилась в живого, дышащего человека. У него было имя и лицо, и он ждал, чтобы услышать, хочет ли она встретиться с ним. Ей же было страшно. Вынув из сумки телефон, Элли, прежде чем ответить, перечитала его сообщения еще и еще раз.

«Хорошо, я не против», – с опаской напечатала она.

«Тогда, может, в пятницу вечером?»

Глава 16
Мэнди

Из заупокойной службы Мэнди узнала о своей ДНК-паре гораздо больше, чем из информации в интернете.

Сидя одна на задней скамье церкви Святого Петра и Всех Святых, она чувствовала себя самозванкой, слушая, как друзья Ричарда рассказывают собравшимся случаи из его жизни: о том, что вдохновляло его, как хорошо он умел хранить их секреты. Она узнала, что он был командным игроком как на спортивной арене, так и за ее пределами, верный друг и плечо, на котором можно поплакать.

Узнала, что он играл за графство в хоккей[20] и бадминтон, в двенадцать лет стал вегетарианцем, в семнадцать победил рак, а его позитивное отношение к жизни помогло ему выдержать химиотерапию. Мэнди тотчас вспомнились снимки путешествий по всему миру на его страничке в «Фейсбуке». Что, если, подумала она, его победа над болезнью вдохновила его увидеть мир?

Ричард также пробежал два марафона, чтобы собрать деньги на нужды Фонда борьбы с раком, и помог местным жителям с трудностями в усвоении знаний пройти курсы ускоренного обучения и физической подготовки. По сравнению с ним Мэнди чувствовала себя жуткой лентяйкой и эгоисткой. Она прекрасно знала: когда придет смертный час, ее не вспомнит никто, ибо за ней, в отличие от Ричарда, не значилось никаких добрых дел.

Прошло чуть больше двух недель с тех пор, как Мэнди узнала жуткую новость о смерти ее ДНК-пары.

Расстроенная тем, что Ричард даже не пытался напомнить о себе, она решила сделать первый шаг сама. Она была предельна осторожна. В своем первом письме даже словом не обмолвилась о том, что искала его в социальных сетях или что у нее на компьютере есть папка с его снимками. Но она добавила свою фотографию, лестную, сделанную три год назад, когда она была чуть стройнее и без хмурых морщин, оставшихся после развода, а также адрес электронной почты и номер мобильника.

К ее великому разочарованию, ответа не последовало. Первой ее мыслью было, что Ричард счел ее некрасивой, но затем она напомнила себе, что, когда вы ДНК-пара, внешность не играет роли – по крайней мере, так считалось. Вдруг в него снова вселился дух странствий и он в очередной раз укатил за тридевять земель? Никаких свидетельств тому в интернете не было… Вдруг сидит в тюрьме? Или жутко стеснительный, или страдает дислексией, или сломал обе руки и не может печатать… Мэнди хваталась за любую соломинку.

Лишь случайно, щелкнув мышкой на его страницу в «Фейсбуке» – один из многих раз за день, – она увидела оставленное его сестрой сообщение, в котором та извещала его друзей о дате и адресе заупокойной службы.

Мэнди впилась глазами в экран и перечитала текст. Заупокойная служба? Что за черт? Это же полная бессмыслица! Ричард не может быть мертв. Они только что нашли друг друга… как может единственный человек в мире, который был создан специально для нее, не жить? И как это она не узнала об этом раньше?

 

Тщательно изучив страничку Ричарда, Мэнди обнаружила, что, хотя фотографии его профиля были общедоступными, часть его постов оставались закрытыми. Она сделала запрос на добавление в друзья, в надежде, что сестра одобрит и тогда она сможет узнать больше. После пары дней томительного ожидания запрос о дружбе был принят. Там Мэнди прочла соболезнования от друзей Ричарда по всему миру. У каждого нашлись теплые слова в дань уважения человеку, служившему для многих источником вдохновения.

Горе грозило разорвать ее на части, и она, как могла, боролась с ним. Налив себе бокал просекко, внимательно просмотрела местные интернет-издания и постепенно собрала воедино информацию о несчастном случае. Поздно вечером Ричард праздновал победу с товарищами по хоккейной команде. Отделившись от них, он вышел на дорогу, где его сбил какой-то лихач. Его нашли спустя несколько часов лежащим на обочине дороги с серьезными травмами головы.

Не в силах совладать с горем, Мэнди разрыдалась и проплакала всю ночь – до самого утра. Она разглядывала фотографии Ричарда, сокрушаясь о том, что он мог привнести в ее жизнь, но не привнесет. У них никогда не будет первого свидания, они никогда впервые не займутся любовью. Она никогда не услышит, как он скажет ей, что любит ее. Они никогда не построят совместную жизнь, у них никогда не будет детей. Она никогда не узнает, что это такое – быть самым любимым человеком в чьей-то жизни. Ее самый жуткий страх воплотился в реальность – она останется там, где оказалась после развода: одна, без каких-либо шансов на будущее, никому не нужная в свои тридцать семь.

Мэнди расхаживала по гостиной, не зная, что ей делать со своей жизнью. Она не была готова принять то, что случилось. Ей нужно узнать больше о человеке, который был украден у нее. Поэтому, пропустив его похороны, она решила без всякого приглашения посетить поминки.

Когда речи наконец завершились, друзья прошли по проходу к открытой двери. Мэнди увидела столы с бутылками безалкогольных напитков, пластиковыми стаканчиками, бумажными тарелками и салфетками. Понимая, что не принадлежит к скорбящим, она заколебалась, но тем не менее что-то заставило ее пойти туда.

Из настенных динамиков тихо звучал легкий рок. Пестрая компания людей, старых и молодых, накладывали на тарелки угощения и болтали. Мэнди не знала, где ей встать. Впрочем, вскоре она поняла, что тяготеет к оживленной группе, состоявшей из мужчин и молодой женщины. Женщина эта оживленно вспоминала время, когда Ричард собирал деньги для приюта бездомных собак, для чего даже совершил несколько прыжков с парашютом – и это притом, что страшно боялся высоты.

Стоя в пределах слышимости их беседы, Мэнди впитывала в себя из истории женщины новые, доселе не известные ей факты о своей половинке. Другой человек в группе рассказал о том, как Ричард убедил некоторых из своих личных учеников принять вместе с ним участие в ежегодном лондонском голом велопробеге – опять же ради сбора средств на благотворительность. Буквально у каждого имелось смешное воспоминание о Ричарде, и, слушая их, Мэнди не могла сдержать зависть.

– А он рассказывал вам о том, когда его обстрекала медуза? – Слова эти слетели с губ Мэнди еще до того, как она испугалась их.

– Нет, – ответил мужчина с челкой, свисавшей до его носа. Взгляды всех тотчас обратились в ее сторону. – А что там случилось?

Ее мысли тотчас помчались к фотографиям Ричарда на «Фейсбуке». Одна особенно врезалась ей в память: на ней он стоял рядом с большим белым катамараном, готовый запрыгнуть на борт и отправиться на морскую экскурсию.

– Мы плавали в океане, в Кэрнсе, – начала она, – как вдруг, откуда ни возьмись, появилась стая медуз. Увидев, как я барахтаюсь в воде, пытаясь вернуться к берегу, он пригреб ко мне на доске и помог добраться до берега, хотя для этого ему сначала пришлось пробираться сквозь этих медуз, и он обстрекал себе ноги. – Мэнди с легкостью, четко и ясно представила сказанное.

– Типичный Рич, – сказала молодая женщина и остальные кивнули, улыбаясь. Мэнди тоже улыбнулась, чувствуя однако, как по ее спине пробежали мурашки. Ложь сошла ей с рук, никто не смог опровергнуть ее.

– Это не помешало ему вернуться в воду, – добавила она. – Никогда не забуду, как мы с ним сидели в Сиднее в ресторане напротив моста через залив и пили до самого утра, рассказывая друг другу истории о путешествиях. Мне его будет страшно не хватать. – По крайней мере, в ее последних словах была доля истины.

– Извините, нас не представили, – сказала женщина и, нежно положив руку на локоть Мэнди, повела ее прочь от остальных.

– Я – Мэнди, – сказала она и протянула руку.

– Хлоя, – ответила женщина. – А как ты познакомилась с Ричем?

Мэнди попыталась скрыть панику, которая нарастала в ней, подобно цунами. Нужно срочно что-то придумать…

– Мы… э-э-э… познакомились в Австралии, где он тогда путешествовал, потом, вернувшись, поддерживали связь.

– И долго ты была там?

– Ммм… несколько месяцев.

– А где именно вы с ним познакомились?

– Мне кажется, он был с друзьями в Кэрнсе, приехал увидеть Большой Барьерный риф[21], а потом мы вместе немного позависали в Сиднее.

– В самом деле? Как интересно. – Женщина изобразила улыбку. – Дело в том, что я присоединилась к Ричу для австралийского этапа его путешествий, и мы никогда не выпускали друг друга из поля зрения в Сиднее.

Мэнди поняла, что завралась. Живот тотчас словно стянуло тугим узлом. Женщина смерила ее возмущенным взглядом.

– А теперь, будь добра, скажи мне, кто ты на самом деле и почему лжешь людям на поминках моего брата.

Глава 17
Кристофер

Кристофер гордился многим в себе – внешностью, решимостью, умением манипулировать людьми и тем, что он умел держать свои эмоции в кулаке. Он привык думать, что ничто не способно выбить его из колеи. Когда он сталкивался с чем-то, что отвлекало его от плана, который он намеревался осуществить, инстинкт помогал ему приспособиться, где это было необходимо, и идти дальше к намеченной цели.

А вот признание Эми в том, что она – сотрудник полиции, стало для него ударом ниже пояса. Кристофер так увлекся своими другими делами, что ему даже не пришло в голову проверить, кто она такая. Он привык думать, что все женщины точно такие же, как те, на кого он охотился, – доверчивые, наивные, не слишком умные. Офицер полиции явно не из их числа.

Тот факт, что нашлась его ДНК-пара, для Кристофера мало что значил. В его планы не входило встречаться с ней снова. Их свидание было лишь следствием легкого любопытства с его стороны, однако внезапно он ощутил неподдельный интерес. Да еще какой!

– Служите в полиции? – повторил он с застывшей улыбкой. – Должно быть, это жутко увлекательно.

– Бывает, – гордо ответила Эми. – Я сержант. Это тяжелая работа, особенно когда служишь в столичной полиции. Порой сутками не знаешь ни сна, ни отдыха. Зато карьера на всю жизнь.

– Я мало что знаю о внутренней работе полиции, – соврал Кристофер. – И чем же занимается сержант? Или правильнее сказать, «что расследует»?

– Можно и так, и так, – сказала Эми, потягивая через соломинку водку с апельсиновым соком. – Последние шесть месяцев меня прикомандировали в отдел по борьбе с мошенничеством.

– И каковы ваши обязанности?

Кристофер не слушал ответ Эми; тонкости ее роли в этом отделе были ему до лампочки, так как никоим образом его не касались. Тем не менее он включил автопилот и изобразил интерес: пока она говорила, поддерживал зрительный контакт, кивал там, где, как он думал, следовало кивнуть, и улыбался, где было нужно. Все его мысли были о другом. Это надо же! Сидевшая напротив него женщина была ДНК-парой того, кого газета «Сан» окрестила «самым гнусным убийцей Британии». Ирония судьбы, ничего не скажешь…

Кристофера так и подмывало спросить ее о громких убийствах, без которых в последние три недели не обходился ни один выпуск теленовостей, но решил не проявлять чрезмерное нетерпение. Тем не менее после получаса вежливого разговора тщеславие взяло над ним верх.

– А что там с серийным убийцей, о котором твердят в новостях? – небрежно спросил он, откусывая от грибной тартинки. – Сколько женщин он убил на сегодняшний день? Пятерых?

– Шестерых. Вернее, шестерых, о которых мы знаем, но следственная группа рассматривает разные версии, – осторожно ответила Эми. Это был тот же самый официальный ответ, что прозвучал по телевизору на пресс-конференциях полиции.

– Вы не желаете об этом говорить, не так ли? – спросил Кристофер. – Извините, это был неуместный вопрос с моей стороны.

– Дело не в моем желании. – Эми положила вилку рядом с тарелкой. – Ничто так не будоражит прессу, как то, что где-то рядом бродит серийный убийца. В последние годы их было немного.

Кристофера так и подмывало сказать ей: в любое время в Британии действует четверо активных серийных убийц и вы ужинаете с одним из них.

Эми между тем продолжила:

– В последнее время в прессе был ряд утечек, поэтому нам запрещено обсуждать ход расследования с кем бы то ни было.

– То есть я тоже «кто бы то ни было»? – спросил Кристофер и посмотрел на нее щенячьим взглядом. Ее щеки вспыхнули румянцем. Он был уверен, что рано или поздно выудит из нее правду. Ему еще не встретился ни один человек, которым он так или иначе не смог бы манипулировать.

– Извините, я не это имела в виду, – улыбнулась Эми. Кристофер с удовлетворением отметил, что между ее зубами не застряли кусочки пищи.

– Хорошо. Тогда я, пожалуй, сменю тему, – сказал он. – Что заставило вас пройти тест на соответствие ДНК?

Эми посмотрела ему в глаза. Она явно была рада вернуться к теме, более подходящей для первого свидания.

– Многие госслужащие, такие как я, делают это потому, что им некогда посещать те места, где обычно знакомятся люди. Возможно, звучит довольно эгоистично, но это лучший способ отсечь среднего человека. Ну, вы понимаете, без лишних заморочек найти того, кто предназначен только вам… А вы?

Мысли Кристофера тотчас галопом устремились к книгам об отношениях, в которых он флуоресцентными маркерами выделил отрывки о том, что женщинам обычно хочется услышать от предполагаемого партнера. Кристофер был убежден: уже самим фактом обладания нужной ДНК, которая связывала их, он поймал Эми в свои сети, однако все, что он скажет дальше, должно прозвучать на верной эмоциональной ноте.

– Чтобы найти мою половинку, с которой мы станем единым целым, – начал он и преданно посмотрел на нее, как то предписывали руководства и справочники. – Я хотел встретить ту, кто примет меня таким, какой я есть. Кто полюбит меня, невзирая на все мои недостатки и причуды, и кто будет бок о бок со мной преодолевать трудности, стоящие на нашем пути.

Кристофер слегка наклонил голову и, как будто извиняясь, пожал плечами, словно хотел подчеркнуть искренность своих слов. Второй раз за вечер на него нахлынуло странное чувство, от которого слегка кружилась голова, а по коже будто пробегал ток.

Внезапно уголки рта Эми поползли вверх, и она рассмеялась.

– Вы серьезно? Вы как будто зачитали отрывок из книги по психологической самопомощи.

Маска самообладания соскользнула с лица Кристофера. Он даже ощутил нечто похожее на смущение – одну из тех эмоций, о существовании которых знал, но почти никогда не испытывал.

– Я сказал что-то не то? – спросил он, искренне озадаченный.

– Нет, нет, боже, – ответила Эми. – Вы говорили это серьезно, не так ли? Извините, это прозвучало немного… напыщенно, вот и все.

– Понятно, – сказал Кристофер, все еще сбитый с толку, и задался мысленным вопросом, правильные ли книги рекомендовал ему «Амазон».

Эми подалась вперед и заговорила тихо, но уверенно:

– Послушайте, Кристофер, лично я вижу это так. Мы с вами ДНК-пара, что означает, что нам не нужно делать те вещи, которые мы делали, когда встречались с другими людьми. Вам не нужно топтаться за окном ресторана и сознательно опаздывать, чтобы позлить меня. Вам не нужно пытаться произвести на меня впечатление, упоминая шикарную часть Лондона, где вы живете. Вам не нужно тонко намекать мне, что журналы, в которых вы работаете, не предназначены для простых смертных, как я, и вам определенно не нужно выбирать самое дорогое вино в меню. Мы можем перейти к близкому знакомству друг с другом и посмотреть, что бывает, без всяких игр. И прямо сейчас – не важно, что тому причиной: гормоны, химия, три водки и один бокал вина, которые я только что выпила, – я взорвусь, если очень и очень скоро не займусь с вами сексом. Я не шучу – прямо сейчас.

 

Кристофер оторопел. Ему ни разу не встречалась такая прямолинейная женщина, как Эми. Она начала волновать его, и ему было интересно узнать, что возбуждает ее. По идее, тот факт, что она служит в полиции, должен был отпугнуть его, но на деле он возымел противоположный эффект. Кристофер ощутил возбуждение.

– Гм, конечно, – ответил он и поманил официантку, чтобы та принесла счет. Как обычно, расплатился наличными – и через десять минут они уже ехали к ней домой.

20Имеется в виду очень популярный в Британии хоккей на траве.
21Самая крупная система коралловых рифов на Земле.