Свадьба (не) состоится

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Свадьба (не) состоится
Свадьба (не) состоится
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 30,13  24,10 
Свадьба (не) состоится
Audio
Свадьба (не) состоится
Audiobook
Czyta Алла Човжик
21,02 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 14. Переболевший

Вот уже полчаса рабочего времени Левон неподвижно сидел за столом и, как последний истукан, пялился на телефон. Утро, в офисе дел невпроворот, а он все продолжал глазеть на экран мобильного.

С экрана ему улыбалась Кира – рассматривал присланное ею когда-то селфи. Все фото удалил, а это не смог, рука не поднялась. Самое любимое.

Кира была на нем хорошенькой, как картина. Свежая после утреннего душа, в одном полотенце на голое, мокрое тело, влажные кудри разметались по плечам. Улыбка у нее прямо неземная, Левон по наивности думал, она так улыбалась только ему… Гордился тем, какая красивая у него невеста.

Предательница.

Казалось, давно переболел ею, давно отпустил. Но в последние сутки вдруг снова накрыло. Душа болела, сердце жгло, даже уши – и те горели. Он заметил сегодня утром явные покраснения, чего раньше не наблюдал. С чего бы это?

Говорят, когда горят уши, это значит, что тебя кто-то вспоминает. Отчего-то из всего обилия знакомых подумал он именно о Кире.

Стоило впустить воспоминания о ней в душу – и понеслось…

Былая обида вскрыла грудную клетку, обнажила сердце и принялась с аппетитом жрать.

Такой боли и страданий, что Кира ему причинила, он не испытывал никогда. И не испытает. Трудно ему пришлось, ой как трудно. Все потому, что до нее в жизни никого так не любил, и после уже вряд ли полюбит. Бывшая невеста отобрала у него эту способность. Не привлекали его другие женщины. Не нравились, не возбуждали.

Уж он старался вышибить клин клином. Ходил с Багратом и Артуром на вечеринки, активно общался с женским полом. А толку? Не было ни на грош. Ни одна не пришлась по сердцу. И он прекратил гоняться за недостижимым.

Видит бог, мало кому в жизни было так же тяжело, как Левону в последние месяцы. Весь иссох, исстрадался, разъела его изнутри любовь проклятущая.

Только недавно начал потихоньку восстанавливаться. Снова пошел в спортзал, подналег на работу, стребовал себе повышение оклада. Жизнь, казалось, начала налаживаться. И тут на тебе – откат к исходному положению на максимальной скорости.

Он давно перестал ждать, что Кира объявится, ведь она укатила в свою Анапу, нагадив в душу. Но вот именно этой ночью отчего-то уверился – дождется от нее звонка. И все. Стоило допустить эту мысль, как никакие другие в голову не лезли. Только образ Киры и ее ласковый голос.

Умом понимал – не дождется, она не позвонит. Если бы хотела с ним связаться, давно связалась бы. Но поди объясни это треклятой пятой точке. Да, да, именно задним местом чувствовал – позвонит! Еще чуть-чуть, и он увидит на экране ее имя. Она ведь до сих пор была записана в его телефонной книжке. У нее-то он номер стер, а у себя – нет.

Позвонит! И уж тогда он выскажет этой бездушной сучке все, что о ней думает.

Однако шло время, а Кира все не звонила.

И постепенно ощущение, что она вот-вот должна набрать его номер, ушло.

А могла бы позвонить! Какой идет месяц? Сентябрь! Скоро будет год, как они расстались. Хоть за год-то могла единственный раз звякнуть, нет?

На Левона накатила такая тоска, что хоть запирайся в кабинете, вставай на стол и начинай выть.

– Хватит… – прохрипел он, сжав в руке ни в чем не повинный мобильный. – Хватит себя изводить.

А потом он сделал то, на что вот уже несколько месяцев никак не мог решиться, – удалил фото.

Взял и стер.

Хватит уже засорять память телефона всякой ерундой.

Она не позвонит и прощения не попросит. Потому что вины за собой не чувствует. А он и подавно связываться с ней не будет, не на помойке себя нашел, у него, в конце концов, есть гордость. Зачем ему нужна женщина без чести и совести? Не нужна…

Левон открыл верхний ящик рабочего стола, достал оттуда бархатную коробочку бордового цвета. Открыл. Некоторое время глазел на кольцо с крупным рубином в форме ромба.

Сегодня еще больше уверился в правильности своего решения.

За ужином он планировал подарить это кольцо Лилит, своей новой девушке. Познакомились пару месяцев назад. Встречались стабильно – раз в неделю. За это время он многое о ней узнал. Хорошо готовит, одевается со вкусом, любит детей, чурается шумных вечеринок. Добрая, честная, небалованная.

А то, что между ними нет химии, так на черта она нужна, химия эта?

Вот между ним и Кирой была одна сплошная химия… и физика тоже! Аж искрило, когда оказывались рядом. И что вышло? Одно сплошное разочарование. После нее вообще ни на кого смотреть не мог, пока родители не познакомили его с Лилит.

Хорошая девушка из порядочной семьи. Закончила институт, осела дома, мечтает стать женой и матерью, вить семейное гнездо. О чем тут думать? Надо в жены брать, тем более что родители давно дружат с ее родственниками.

Мать правильно говорит: для личного счастья Левону нужна хорошая армянская девушка. Не вечно же ему ходить холостяком. Он семью хотел. Он детей хотел. Давно созрел для новой жизни.

Левон на собственном горьком опыте убедился – лучше отношения от ума, а не от сердца. Он как-то привыкнет к новой невесте, потом проснется влечение, и они заживут вместе полноценной жизнью. Пусть любви не будет, но лично ему она уже не нужна.

Зато Лилит ему точно не будет изменять. Сумела же как-то сохранить девственность до двадцати пяти лет. Он, конечно, лично не проверял. Но ведь не дура девка врать о таком, все равно выяснится.

Есть на этой земле честные, порядочные девушки. Жаль, что Кира такой не оказалась.

Глава 15. Служебный роман. Первый ухажер

Кира некоторое время мялась у двери с надписью «Игорь Викторович Пантелеев. Терапевт».

Вот уже три месяца они с сестрой работали в гостинице «Солнечный рай». Солидное многоэтажное здание способно было вместить в себя несколько сотен гостей, а на первом этаже располагался спа-центр, спортзал, ресторан. Кире нравилось здесь, даже несмотря на то, что трудилась простой горничной. Она давно освоилась, завела друзей. Но вот к местному терапевту обращаться стеснялась, ведь его услуги предназначены для клиентов спа-салона и постояльцев гостиницы. Хотя весь остальной персонал бегал к нему без зазрения совести.

«Врач от бога! – хвалила его тетя Зина. – Поможет со всеми вопросами. И не надо ему никакого барашка в бумажке. Я договорилась, сходи к нему».

Кира мысленно воскресила в памяти недавнюю ругань с участковым педиатром, которая настаивала на антибиотиках для ее четырехмесячной дочки, даже толком ее не посмотрев. И это после пресловутого барашка в бумажке – то бишь конверта с деньгами.

Для себя Кира решила точно: больше к этой грымзе не пойдет, разве что за какой-нибудь справкой.

Набравшись смелости, она постучала в дверь терапевта.

– Войдите, – раздался из кабинета приятный мужской баритон.

Она прошла в кабинет и невольно уставилась на молодого представительного мужчину в белом халате. На вид лет двадцать восемь – тридцать, не старше уж точно. Кроме того, врач обладал на редкость приятной внешностью – прямо херувим. Голубоглазый, с коротко стрижеными волосами цвета спелой кукурузы и пухлыми губами. Удивительно, и как еще не женат? Да, да, семейное положение врача ей тетя Зина также сообщила.

– Здравствуйте, – проговорил он, указав на место возле своего стола. – Присаживайтесь. Меня зовут Игорь Викторович, чем обязан?

Кира представилась, присела и начала спешно объяснять, зачем пришла.

– Я просто не знаю, что делать. Дочка еще такая маленькая, мне боязно, что с ней что-то случится… – закончила Кира с полными страха глазами.

– Не переживайте вы так, – сказал врач, когда она объяснила ему проблему. – Температуры, как я понимаю, нет?

– Нет… – покачала головой она.

– В таком случае ни о каких антибиотиках речи не ведем, – деловито произнес он. – Значит, сопит по ночам? Насморк?

– Да.

– Кашель есть?

– Иногда чуть покашливает, – с беспокойством заявила Кира.

– На грудном вскармливании? – полюбопытствовал Игорь Викторович, бросив короткий взгляд на фигуру Киры.

А фигура-то после беременности изменилась, и сильно. С тех пор как пришло молоко, грудь у нее чересчур увеличилась в размере. Впрочем, попа тоже прибавила в объемах. Но она выросла еще во время беременности. Спасибо, хоть тонкая талия вернулась через пару месяцев после родов. Чуть свободное серое платье с белым воротничком, какое носят горничные, слабо скрывало достоинства ее фигуры, точнее недостатки, как считала она сама.

– Да, на грудном, – сказала Кира, поправив подол платья.

– Отлично. – Доктор сразу оживился. – Это залог крепкого иммунитета.

Кира немного покраснела, вспоминая, с каким аппетитом ее крошка-дочь обычно лопает.

– Скажите, пожалуйста, вы следите за влажностью воздуха? – полюбопытствовал Игорь Викторович.

– Нет, – удивилась Кира. – А надо?

– Конечно надо! – всплеснул он руками. – На дворе зима, вовсю шпарит отопление, воздух может быть пересушен, а это корень многих проблем, в частности сопения детей. Купите гигрометр, проверьте влажность и, если она недостаточна, приобретите увлажнитель воздуха. При надлежащей влажности мокрота не будет засыхать, и вы сможете без проблем ее удалять по мере необходимости.

– Спасибо, доктор, – ответила Кира с озабоченным видом.

Он кивнул, одарил ее внимательным взглядом и продолжил:

– Отправьте мужа в магазин, пусть выберет подходящий прибор, и не забывайте промывать нос ребенка физраствором.

При слове «муж» Кира изрядно напряглась. Хотела бы она, чтобы у нее был муж, которого можно заслать за этим самым гигрометром, а потом за продуктами. Пусть бы еще погулял с ребенком, или даже просто позволил поплакать на своем плече. Но на нет и суда нет.

– Нет мужа, – зачем-то ляпнула она.

Хотя какое врачу до этого дело?

Однако Игорь Викторович снова оживился, еще внимательнее на нее посмотрел, спросил с озабоченным видом:

 

– Как же вы умудряетесь работать с грудничком…

– Мне помогает сестра, – обтекаемо объяснила Кира. – Мы справляемся.

Не рассказывать же ему, что дома у них теперь мини-детсад и забот полон рот.

– Если хотите, я мог бы после работы заскочить, посмотреть на маленькую пациентку, – вдруг предложил врач.

Кира очень удивилась такому предложению.

– Что вы, доктор, разве вам это будет удобно?

– Сотрудники отеля для меня как семья, – улыбнулся он. – С удовольствием помогу такой очаровательной молодой мамочке…

«Большевата семья», – подумалось Кире.

Однако предложение доктора было так кстати, что она не стала отказываться. Продиктовала ему свой телефон и адрес.

Кира поблагодарила Игоря Викторовича за внимательное отношение.

– Что вы, что вы, для вас просто Игорь, – вдруг сказал врач.

Они тепло распрощались, и Кира отправилась работать, очень довольная тем, что ее малышку сегодня осмотрят.

Впрочем, хорошее настроение быстро сменилось тревогой, когда она получила от тети Зины сообщение с требованием немедленно явиться для важного объявления.

Все пятнадцать горничных, кто был на смене, поспешили в прачечную, где горничная-бригадир обычно собирала персонал.

Тетя Зина осмотрела подчиненных орлиным взглядом и объявила серьезным тоном:

– По гостинице уже неделю ходят слухи, что у нас скоро снова будет новый владелец. Так вот, это не слухи. С сегодняшнего дня «Солнечный рай» перешел в руки нового хозяина. Завтра в местном ресторане будет банкет в его честь. Всем быть. А пока сделайте так, чтобы каждая комната блестела, чтобы не к чему придраться…

– А кто новый владелец? – спросила одна из горничных.

– Московский бизнесмен, Саркисян, – важно ответила тетя Зина.

Как только Кира услышала столь ненавистную ей фамилию, земля зашаталась у нее под ногами. Казалось, рухнет в обморок. Хотя… сколько Саркисянов живет в России? Кира раньше не задавалась этим вопросом, но фамилия не слишком редкая. Вряд ли именно этот Саркисян имеет какое-то отношение к Левону. В самом деле, он, конечно, человек небедный, но на покупку отеля, тем более такого большого, как «Солнечный рай», уж точно не заработал.

– Зовут нового владельца Баграт Вазгенович, – важно добавила тетя Зина. – Завтра вы все с ним познакомитесь.

«Баграт Вазгенович», – отпечаталось в мозгу Киры.

А у Левона ведь есть старший брат Баграт! И папу его зовут Вазген.

«Да не может это быть его брат! – продолжила успокаивать себя она. – Не мог же он за год так подняться!»

На момент расставания Киры и Левона Баграт владел лишь небольшой гостиницей в Подмосковье. Еще крутил капитал на бирже, занимался поставкой продуктов в столичные рестораны. Она знала это, поскольку он любил хвастать своим бизнесом на семейных сборищах, но сколько в общей сложности зарабатывал, ей, естественно, было неизвестно. Однако «Солнечный рай» стоит баснословных денег, такое ему не по зубам.

«Нет, это не он, – решила Кира, немного выдохнув. – Просто дурацкое совпадение».

День так хорошо начался. Не может быть, чтобы ей так не повезло.

Глава 16. Банкет

Кира явилась на банкет в зал ресторана вместе с тетей Зиной и остальными служащими. Было немного непривычно разгуливать по гостинице не в форме горничной, а в красивом платье. Хорошо, что оставила хоть какую-то одежду из прошлой жизни, в частности, это черное, чуть свободное платье. Иначе не в чем было бы даже сходить на праздник.

За ночь она окончательно себя убедила – не может этот Баграт Саркисян быть тем самым. Просто-напросто запретила себе волноваться по этому поводу.

К тому же мысли ее были заняты и другим происшествием, не менее удивительным.

Игорь действительно явился к ней вчера для осмотра дочери. Очень внимательно отнесся к ее малышке, послушал дыхание, проверил горло, похвалил, какую здоровую дочку родила Кира. Заверил, что насморк – дело поправимое. Потом даже помог ей выбрать в интернете подходящий увлажнитель воздуха.

Пригласил в кино.

Просто взял и пригласил. Ее, мать одиночку с грудным младенцем на руках.

Зачем она ему сдалась? Респектабельный мужчина, к тому же симпатичный внешне, интересный, грамотный в своем деле. Неплохо зарабатывающий!

Что в Кире было такого, что могло его привлечь? Нет, раньше она бы таким вопросом не задалась, ведь обладала достаточным запасом уверенности в себе, плюс модным гардеробом и отличной работой. Но это было до того, как жених на их же постели развлекся с другой, а потом выставил ее вон, как мусор. До лишних десяти сантиметров на бедрах. До появления в ее жизни дочки. Слишком большой багаж, чтобы вот так с лету понравиться интересному мужчине. Или не слишком?

После того как Игорь пригласил ее, Кира так опешила, что не могла вымолвить и слова. Потом засмеялась, сказала: «Какое мне кино, у меня дома каждый день кино». Однако неожиданный ухажер не обиделся, попросил ее немного подумать и пообещал, что выберет очень интересный фильм, на который ей обязательно захочется сходить.

О, как Милана потом ругала ее за глупость!

«К тебе что, каждый день пристают с предложениями симпатичные мужики? Или ты решила хранить верность своему козлу?» – строжилась она на старшую сестру.

Верность хранить Кира не собиралась, тем более что хранить ее было некому. Но вот так взять и согласиться на новые отношения для нее оказалось непросто. Впрочем, это всего лишь поход в кино, а не предложение выйти замуж. Может, стоит согласиться?

Мысли не давали ей покоя целый день. Даже на банкете.

– Добрый вечер, Кира. – Игорь подошел к ней, как только она появилась. – Ты сегодня неотразима!

Да, да, на «ты» они вчера тоже успели перейти.

Кира зарделась – отвыкла от комплиментов. Да и вряд ли заслужила сегодняшний. Выглядела как обычно – волосы стянуты в гульку, платье, опять же, не слишком облегающее, хотя и шло ей. Разве что макияжу уделила сегодня особое внимание. Вспомнила и про тушь, и про тени, даже нашла из старых запасов любимую помаду нюдового цвета, прыснула на запястья духами с нежным вишневым ароматом.

Она улыбнулась Игорю, сдержанно поблагодарила за комплимент.

В зале собрался практически весь персонал. За столы не рассаживались, ждали нового владельца отеля.

И тут он появился.

Баграт Саркисян.

Тот самый.

Он прошел на середину банкетного зала, чеканя шаг. Для особого случая нарядился в черный костюм и белую рубашку.

Кира узнала его сразу – по величавой фигуре, такой же, как у Левона, по цепкому взгляду карих глаз, выразительным скулам, внушительному носу. Как хорошо, что ее дочь Каролина не унаследовала эту фамильную черту Саркисянов.

Естественно, она сразу его узнала, и от страха по спине тут же побежали мурашки.

Ну все, ей конец. Можно смело увольняться, этот тип ей точно жизни не даст. Слишком у него для этого был вредный характер, уж она это сразу отметила, еще при первом знакомстве. Он за что-то сильно не любил женщин, а к Кире изначально испытывал неприязнь, невесть откуда взявшуюся.

Но куда увольняться?

Перед глазами сразу замаячило безденежное будущее. Пока найдет новую работу, пока устроится… Им и так едва хватает на жизнь. И не факт, что график будет такой же гибкий. Это что, Милане тоже придется увольняться? Или на нее гнев Саркисяна не распространится? Но если старшая сестра устроится на работу с пятидневным графиком, кто останется следить за малышами?

«Не буду я увольняться!» – упрямо подумала она.

И вообще, может, она зря так разнервничалась? Ну купил этот отель Баграт Саркисян, и что? Не станет же он торчать в Анапе круглый год. Наверняка в скором времени наймет управляющего и укатит обратно в Москву. Что ему здесь делать? Тут ни вечеринок, ни крутых тусовок. А пока он здесь, Кира как-нибудь потерпит, постарается поменьше попадаться ему на глаза. Или вообще не попадаться, если повезет.

С другой стороны, прошел год. Может быть, он вообще ее не узнает? Она немного изменилась внешне, поправилась. Сколько они виделись с ним, пока Кира встречалась с Левоном? Раз пять-десять, не больше.

Кира стояла ни жива ни мертва, пока Баграт хозяйским взглядом осматривал подчиненных. Кому-то пожал руку, с кем-то заговорил. Ее даже вроде как не заметил. Лишь мельком взглянул, и на этом все.

– Прошу всех к столу! Пусть сегодняшний банкет станет началом нашей совместной плодотворной работы! – сказал он громко.

Персонал стал рассаживаться.

Кира не заметила, как Игорь взял ее под руку и усадил рядом с собой. Слишком переживала из-за появления Баграта.

Она просидела на банкете недолго, минут тридцать-сорок. Потом извинилась, сослалась на головную боль и тихонько выскользнула вон.

«Скорей всего, и правда не узнал», – успокаивала она себя, а сердце продолжало биться со скоростью сто двадцать ударов в минуту.

Поспешила в раздевалку, забрала свои вещи, вышла в коридор, чтобы уйти через черный вход.

Однако ей не позволили этого сделать.

На пути не пойми откуда возник Баграт Саркисян собственной персоной.

– Ну привет, – сказал он с усмешкой. – Не ожидал… удивительная встреча.

«Узнал, значит…» – пропыхтела Кира про себя.

– Да уж, – пискнула она. – Извини, мне пора домой. Банкет был отличный, поздравляю с покупкой гостиницы.

– Что, даже парой слов со мной не перебросишься? – спросил он, приподняв кустистую черную бровь.

– У меня дела… – пожала она плечами.

– Деловая, значит. – Он нахмурил лоб. – Ко мне в кабинет, живо! Есть разговор.

Кабинет владельца отеля располагался на первом этаже в другом крыле. И Кира вынуждена была туда идти под строгим взглядом нового начальника.

По дороге они, как назло, никого не встретили. Что неудивительно, ведь весь персонал отдыхал на банкете.

– Заходи, – приказным тоном отрезал Баграт и плотно прикрыл за ней дверь.

Кира прошла в кабинет и поразилась тому, как тут все изменилось. Она была здесь за три месяца лишь пару раз, но помнила, что на месте белого кожаного дивана раньше стоял бордовый. Да и стены перекрасили в светло-бежевый. А какой Саркисян поставил себе стол… Огромный, из красного дерева. Наверняка стоил жутких денег. Похоже, он действительно неплохо поднялся за последний год.

И, наверное впервые в жизни, она не порадовалась чужому успеху.

– Что ты хотел, Баграт? – спросила она с вымученной улыбкой.

Он не улыбнулся в ответ. Смерил ее надменным взглядом, спросил строгим тоном:

– Давно здесь работаешь?

– Три месяца. Горничной, – уточнила Кира, не зная зачем.

При слове «горничная» Баграт саркастично ухмыльнулся, что немало ее задело. А потом и вовсе стал нести откровенную чушь:

– Разоделась, накрасилась. Мужиков соблазнять пришла? Оно и видно, что привычки твои за год не изменились. Какой была гулящей, такой и осталась…

«Это когда я была гулящей?» – удивилась Кира.

– Что ты себе позволяешь, Баграт? – наконец у нее прорезался голос. – Я тебе ничего не сделала, чтобы ты так грубо со мной разговаривал!

– Мне не сделала, – проговорил он с надменным видом. – Зато моему брату ты жизнь сломала! Не совестно тебе после такого хвостом крутить в моей гостинице?

– Никаким хвостом я не кручу! – возмутилась Кира. – Тем более что его у меня нет!

Он сложил руки на груди, шагнул на нее:

– Умничаешь, скалишься… Разве с начальством так разговаривают?

Кира глубоко вздохнула, взглянула на него грозным взглядом, спросила:

– Что тебе от меня нужно?

– Не понимаешь? – усмехнулся он.

Кира покачала головой.

– Я хочу то, чем ты так щедро одариваешь окружающих… – проговорил он с довольным видом. – И ты мне дашь.

– Что? – Брови Киры поползли вверх.

– Не дошло? – спросил он с надменным смешком.

А потом подошел к ней почти вплотную.

Кира хотела отступить, но решила не показывать страха. Осталась на месте, сверля его строгим взглядом.

Баграт оценивающе ее осмотрел, отчего у Киры екнуло в груди, и пробасил:

– Что ж, объясню. Ноги раздвинешь, оставлю работать. Не раздвинешь, вон пойдешь, по статье уволю. Так понятно?

Кира сама не сообразила, как умудрилась так резко замахнуться. Врезала Саркисяну-старшему такую смачную пощечину, что было слышно на весь кабинет. Аж рука заболела от столкновения с его наглой мордой.

– Ой… – тихо пискнула она, поняв, что натворила.

Отступила, опасаясь, что получит сдачи. Но Баграт бить в ответ не стал.

Его взгляд резко похолодел, потяжелел.

– Бить начальство – плохой способ сохранить работу… – процедил он, прищурив глаза. – Три дня тебе срок. Думай, пока я буду в отъезде. Время пошло…

– Да пошел ты! – ругнулась Кира и выбежала вон из кабинета.

 

Она лучше устроится дворником, чем станет спать с этим хмырем.