Za darmo

Ночной кошмар Купидона

Tekst
8
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Ночной кошмар Купидона
Audio
Ночной кошмар Купидона
Audiobook
Czyta Саша Брежнева
17,67 
Szczegóły
Ночной кошмар Купидона
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1. Какого мужа хочет Аврора?

«Нарциссы умеют удобно жить…»

Куракина Тамара, психолог

Аврора

Красивый, умный, ласковый и богатый. Очень богатый!

Так, стоп, если я качества еще и повторять начну, то точно не успею. А у меня миссия, между прочим: успеть настрочить на клочке бумаги, какого я хочу мужа, потом сжечь, кинуть пепел в шампанское и выпить. Как прикажете успеть такое во время боя курантов? Ужас. И ладно бы список качеств был небольшой, но он множится с каждой минутой и грозит вырасти в талмуд из тысячи страниц.

Что поделать, я – привереда, и муж мне нужен хороший, даже отличный. Нет, самый-самый лучший. Чтобы мог обеспечить, с хорошей машиной, домом в пригороде, а лучше квартирой и домом, чтобы умел пожарить на костре шашлык и в то же время был эстетом, любил путешествовать, оказался хорош в постели, умел боготворить женщину. А такие мужики, я вам скажу, на дороге не валяются.

– Аврора Валерьевна, тут такое дело, – отвлекает меня от мыслей о будущем супруге одна из официанток, Софья.

Остальные бегали по залу ресторана, как ошпаренные, стремясь угодить клиентам. Все хотят чаевых, а Новый год в ресторане «Купидон» – щедрый на чаевые праздник.

– Что случилось, Софья? – оглядываю ее куцый хвостик, мысленно поджимая губы.

Ведь совсем молодая, да и внешние данные ничего – блондинка, стройная, к тому же выше меня, а я, между прочим, почти метр семьдесят ростом. У Софьи все данные быть красоткой, но нет, стянет волосы в хвостик, плечи ссутулит и носится по залу, как будто элегантно ходить – это наука похлеще квантовой физики. Даром что блондинка.

Хотя о чем это я… какая красотка? В моде брюнетки. Отбрасываю назад свои блестящие локоны идеального молочно-шоколадного оттенка. Блондинки – прошлый век.

– Компания, заказавшая угловой столик, так и не явилась, – тараторит Софья. – На звонки не отвечают, может быть, отдать их столик? Желающих масса!

– Позвони еще раз, подожди пять минут и отдавай, – киваю ей и машу рукой, чтобы побыстрее от меня отошла. Не нравится мне ее куцая аура.

– Как скажете, Аврора Валерьевна. – И она наконец исчезает.

Аврора Валерьевна. Иногда, когда меня называют по имени-отчеству, я кажусь себе эдакой старушкой лет шестидесяти. А ведь я далеко не старуха – мне всего тридцать.

Но субординация – вещь необходимая, разумеется. Я главный администратор ресторана «Купидон». А ресторан, между прочим, статусный. И интерьер – загляденье: дорогая мебель из настоящего дерева, иссиня-белые скатерти, стильные бежево-коричневые тона в отделке. Сейчас, правда, все завешено гирляндами и сверкает ярче новогодней елки, которая, кстати, тоже имеется – трехметровая красавица стоит в углу неподалеку от сцены, где играют музыканты.

Тридцать… В тридцать женщину старухой не считают. И всё же эта цифра пугает.

Тридцать лет, а так ни разу в загс и не сходила, по крайней мере, в роли невесты. И ладно бы страшная была, с таких взятки гладки, но ведь красавица! Самый смак: ноги от ушей, талия тончайшая, между прочим. Лицо – картинка, высокие скулы, даже не подколотые, свои собственные, а глаза – дорогого темно-янтарного оттенка, язык не поворачивается назвать их скучным словом «карие». И я молчу, сколько стоит косметика, которой пользуюсь. Некоторые и за год не зарабатывают столько, сколько стоит на моем туалетном столике в виде баночек, бутылочек, кисточек и прочего. И про духи тоже молчу. И про платье.

Нет, про платье, пожалуй, скажу!

Светло-бирюзовое платье-футляр до середины бедра из тончайшего и нежнейшего шелка. Совершенно серьезно утверждаю: ткань платья действительно ласкает тело, как и обещали в магазине. Хотя если учесть, за столько я его купила – удивительно, что еще массаж не делает. Треть зарплаты за декабрь. А она у меня гораздо больше той, что получают эти курицы, официантки. В любом случае на себя не жаль, ведь как Новый год встретишь, так его и проведешь. Кроме того, уж чье-чье, а мое тело достойно самой лучшей обертки. Пусть видят, пусть восхищаются.

И вся эта прелесть до сих пор не замужем. Вы представляете?

Катастрофа грандиозных масштабов, как говорит моя маменька.

Поэтому в будущем году мне просто необходимо встретить щедрого, умного, ласкового…

– Аврора Валерьевна, – это уже официантка Маша, – прошу прощения за беспокойство, но у нас проблема. Полусладкое шампанское уже на исходе, предлагать полусухое? Но его берут не так охотно.

– Естественно не предлагать, – хмыкаю я. – В подвале еще несколько ящиков полусладкого белого. Что, никто не удосужился прочесть мои ЦУ?

– ЦУ? – переспросила Маша.

– Так… ты уже неделю тут работаешь, но до сих пор не выучила, что обозначает аббревиатура «ЦУ»? ЦУ – ценные указания, ну что непонятного? С таким рвением, – я поднимаю руки и рисую пальцами воздушные скобки на слове «рвение», – ты у нас долго не задержишься. Марш в подвал, и если разобьешь хоть одну бутылку, премии за работу в новогоднюю ночь не увидишь. Быстро, быстро!

Для пущей убедительности я щелкаю пару раз пальцами, и нерасторопная девица исчезает из поля зрения.

Но на ее месте очень скоро снова появляется Софья. На подносе у нее огромное блюдо с тарталетками с черной и красной икрой. Их там должно быть ровно пятьдесят, как указано в описании блюда. Я быстро пересчитываю их, киваю.

– Двадцать пять с красной, двадцать пять с черной, всё верно.

После происшествия, когда до стола гостя дошло лишь сорок девять тарталеток с икрой вместо пятидесяти, я лично пересчитываю их перед подачей.

– Мне отнести их в ВИП-зал?

– Ну не к себе же домой, – цокаю языком.

У некоторых просто не работают мозги, что тут поделаешь.

Иду следом за Софьей. Пора прекращать править балом и наконец-то насладиться праздником. Такое для главного администратора – роскошь. Работа обязывает бдеть.

Стоит мне появиться в ВИП-зале, как Варвара машет рукой. В прошлом лучшая заклятая подруга-одноклассница, в настоящем начальница и близкая приятельница, она тут же вскакивает с места и зовет:

– Аврора, заканчивай рулить, не пропадут без тебя, пора за стол.

– И это мне говорит владелица ресторана… – хмыкаю, но всё же присаживаюсь на свободное место.

ВИП-зал у нас небольшой – здесь стол всего на десять персон, зато очень уютно. Почти все гости уже собрались, скоро полночь.

– Нет-нет, – пьяненько ухмыляется Варвара, – это я до одиннадцати была владелицей ресторана, сейчас я просто счастливая женщина, которая хочет отметить Новый год с мужем… Где он, кстати? Ты не видела Кристофа?

– Не-а, – качаю головой.

За столом сидят близкие друзья Варвары, ее двоюродная сестра с супругом, а вот нового мужа ни за столом, ни под столом не видать. Мог бы внимательнее отнестись к своей пьяненькой жене, ведь поженились-то всего месяц назад, ему еще по статусу положено с нее пылинки сдувать и в попу ежечасно целовать.

Так, ладно, мне не до чужих мужей и тем более их поисков. Мне бы хорошенько продумать, какого будущего супруга пожелать, тем более что до полуночи осталось всего пшик – пятнадцать минут.

Беру предложенный соседом бокал шампанского, кладу себе в тарелку ложку салата из салата, в том смысле, что, кроме листьев зеленого салата, в этом блюде ничего нет. Да-да, есть в таком платье – смертный грех.

Делаю вид, что жутко счастлива, чтобы никто не приставал с расспросами. Мозг тем временем работает.

Итак, богатый, сильный, умный, добрый… красивый, да. Предприимчивый! Успею написать? Должна. Еще бы уместить всё на клочке бумаги. Так, а бумага где?

Я хлопаю себя ладонью по лбу, вспомнив, что специально приготовленные бумага и ручка так и остались в моем кабинете.

– Варь, я в кабинет буквально на пару минут, – киваю подруге и встаю с места.

Стрелой мчусь к себе. Хватаю со стола заранее подготовленный клочок бумаги, зажигалку и мой именной «Паркер». Если чем и писать важные новогодние желания, так именно «Паркером», ведь так?

Уже собираюсь покинуть свое любимое логово, как вдруг туда буквально вваливается нечто, точнее некто. Высоченное, перекачанное счастье моей подруги, подвыпившее к тому же.

Кристоф собственной персоной…

Глава 2. Какого мужа не хочет Аврора

– Я увидел, как ты прокралась сюда, – произносит на чистейшем русском муж Вари, Кристоф Шульц.

Даром что родители немцы, Кристоф совершенно точно made in Russia и определенно такой же козел, как большинство русских мужчин.

– Я не кралась, я шла, – отрезаю строго.

– Шла, ага. Красиво так шла… Зазывала, да? Ну я пришел!

Вот же сказочный придурок.

Зазывала я его, видите ли. Шла как обычно. Если у меня походка от бедра, платье не прикрывает колени и туфли под цвет красной помады, то я сразу женщина легкого поведения? Ну не умею я некрасиво ходить! А ведь месяц назад этот донжуан клялся в любви Варваре в этом самом ресторане, когда праздновали их свадьбу.

Да, изо рта Кристофа не человеческие слова должны вылетать, а одно сплошное меканье, ибо козел знатный!

Эх, Варька, Варька, еще со школы мастерски выбирает себе в кавалеры редкостное говно. Если не альфонс, так кобель, или вот еще вариация – альфонс, кобель и козел в одном лице, пусть и по-мужски красивом. Скуластый, с пухлыми губами и пронзительным взглядом, но в моих глазах это не делает его привлекательнее.

– Пришел? Супер! Ты проходи, не стесняйся.

Кристоф довольно улыбается, проходит. Я же, наоборот, пытаюсь выскользнуть за дверь. Мне пора бежать обратно, но этот парнокопытный умудряется схватить меня за руку.

– Ты куда собралась?

– Как куда? – смеюсь. – Меня твоя жена ждет, праздновать буду.

– А зачем меня пригласила? – сводит вместе кустистые черные брови Кристоф.

 

– Я не приглашала, ты сам пришел! Если так хочешь, можешь торчать у меня в кабинете сколько угодно. Там в углу диванчик удобный, можешь даже поспать, а мне пора.

– Динамишь? Меня?! – возмущается он, да так откровенно, словно вот как раз его динамить ну никак нельзя, прямо ни при каких обстоятельствах. – Да я ж вижу, хочешь! – разводит он руками. – Давай по-быстрому!

Во-первых, я не та женщина, с которой можно по-быстрому, во-вторых, я с мужьями подруг не сплю. Да и было бы тут с кем спать вообще – у него ж за душой ни гроша, одно достоинство, что мускулистое тело. Я уже не в том возрасте, чтобы обращать внимание на такие вот мелочи.

– Давай по-быстрому, – киваю. – По-быстрому чеши в туалет и, если тебе так неймется, можешь под бой курантов поразвлекаться со своей правой рукой, а я пошла!

– Ты обалдела хозяину ресторана отказывать? Мигом с работы вылетишь!

Смешно.

– Это кто хозяин? Ты, что ли?

– Я муж хозяйки, всё это мое… – И он красноречиво обводит руками всё вокруг.

– Да чтоб ты знал, муж хозяйки, ресторан – это имущество, нажитое Варварой до свадьбы, так что твоего тут – грязь, которую ты притащил с улицы на ботинках. Веди себя хорошо, мальчик, и помни, твой максимум в браке с Варей – домохозяин. Так что ты фартучек себе посексуальней прикупи… Ну и бельишко, чтобы ей интересно было держать такую бесполезную детину дома. А будешь умничать, я твоей жене проиграю запись вот этого замечательного разговора. Хочешь? Или очочко уже жим-жим?

– К-какую запись? – Кристоф нервно оглядывается вокруг. – Камеры ж только в зале!

– Вон видишь мишку? – Я указываю на сидящего на полочке возле стола маленького мишку. Совершенно бесполезная, но симпатичная игрушка, которую мне подарили сотрудники. – В одном из его глаз микрокамера. Это лично моя!

– Ах ты тварь! – И этот сказочный идиот поднимает на меня руку, будто собирается ударить.

Как смеет? Я не из тех женщин, кого можно бить.

Не жалея новой туфельки, я от всей души пинаю его под колено и выскакиваю из кабинета.

А теперь бежать. Бежать загадывать желание, а то упущу драгоценное время.

* * *

Успеваю сесть за праздничный стол, уже когда на подвешенном к потолку экране вовсю ораторствует президент.

Неожиданно для себя начинаю ужасно нервничать.

Кладу перед собой клочок бумажки, зажигалку, держу ручку на изготовке и мысленно проговариваю качества будущего мужа. Красивый, богатый, умный… Так, стоп, не надо мне красивого. Еще попадется какое-нибудь недомачо, точнее чмо типа товарища Кристофа. К чертям собачьим красоту. Пусть обаятельный будет! И с чувством юмора. Жаль, что всё это я точно не успею написать.

И тут раздается бой курантов.

Я как сумасшедшая начинаю строчить на бумаге. Действую на автомате, не думаю: пишу, жгу под общие ахи и подбадривание друзей, кидаю пепел в шампанское и одним глотком из бокала… ух! Даже вкуса не почувствовала, а ведь это фирменный брют, вроде как вкуснотища для эстетов. Я больше по винам спец.

Наконец выдыхаю, принимаю поздравления друзей и Вари, и только тут до меня доходит, что я написала совершенно не то, что хотела: «Обрести любовь с настоящим мужчиной».

Обрести любовь с настоящим мужчиной!

Я с чувством стучу себя ладонью по лбу. Вот же сказочная дурында! Настоящий мужчина – это что за описание такое? Это же совершенно непонятно что! Может быть, это будет какой-то перекачанный нищеброд, или худющий академик с лысиной, или того хуже, хотя куда уж хуже.

Как я могла всё так испортить?

Любовь! Да кому она нужна в наше время? Вон Варька – что ни брак, то по любви. Уже третий по счету, а толку? Для хорошего брака любовь совершенно не обязательна.

В первый и последний раз я влюблялась в шестнадцать лет. Не знаю, кому как, мне на всю жизнь хватило. Больше таких глупостей не совершаю, а будущих партнеров выбираю совершенно по другому принципу и стараюсь как можно лучше узнать до того, как позволю к себе прикоснуться.

Холодный расчет в отношениях гораздо предпочтительнее какой-то там любви. На будущего мужа лучше смотреть трезвыми глазами, чтобы разглядеть все изъяны, всю подноготную его вызнать, решить, а надо ли оно вообще.

Вот если бы Варька удосужилась получше узнать своего немца или позволила мне его проверить, может, тогда…

Легок на помине.

Недомуж моей единственной подруги вваливается в ВИП-зал, и его встречает Варя. Вскочила как ошпаренная и бежит, руки расставила, обниматься хочет.

Эх, подруга, знала бы ты, кого обнимаешь, к кому губы для поцелуя тянешь! По-хорошему надо бы ей открыть глаза на недомужа.

Думаю, я не первая, кого он попытался соблазнить. Но… муж с женой могут и помириться, а вот главного администратора в этом случае точно заменят. Я и так работу с трудом нашла. Только Варя и взяла, без рекомендаций не разгуляешься, а какие могут быть рекомендации у администратора, который залепил директору ресторана тортом в лицо. Заслуженно, надо заметить, но кого это волнует? Мир – жестокое, безжалостное место.

– Милый, ну что ж ты полночь пропустил, я уже хотела тебя идти искать! – сюсюкает с мужем Варвара.

– Да официантка дебилка, мне на штанину салат уронила, вот ходил оттирать, подзадержался, прости.

– Какая официантка? – тут же переходит на ультразвук Варя. – Уволю!

– Да я что, их всех по именам помню, что ли… Не парься, пошли праздновать.

И они садятся за стол как раз напротив меня.

Сидеть здесь и любоваться на их ми-мишные ахи-вздохи после того, что случилось, мне, мягко говоря, тошно. Незаметно для себя выпиваю новый бокал шампанского, поднесенный заботливым соседом. Эх, так бы и треснула Варькиному козлу промеж глаз тяжелой бутылкой. Мечты, мечты, жаль, уголовный кодекс против.

Я незаметно встаю, обхожу стол и выскакиваю в основной зал, пока меня никто не остановил.

Там народ гудит под шумную новогоднюю мелодию. Большинство гостей повставали с места и ринулись на танцплощадку зажигать под заводные ритмы. Из окон видны фейерверки, которыми взрывается город.

Смотрю на всю эту кутерьму и чувствую: второй бокал шампанского на пустой желудок был явно лишним. Голова немного кружится, веселье в душе увеличивается в геометрической прогрессии.

Можно выйти на улицу, подышать воздухом или… лучше вытанцевать из себя градусы, это проверенное средство. А танцевать умею, скажу я вам. За плечами годы хождения на румбу, сальсу, кизомбу и прочему.

Начинаю двигаться под звуки только что заигравшей латинской мелодии. И тут чувствую затылком взгляд. Не простой взгляд – он буквально прожигает мой ни в чем не повинный затылок. Кажется, кто-то не на шутку заинтересовался моими нижними девяносто, ну, и верхними, конечно. С грудью у меня тоже всё в порядке, особенно в правильном бюстгальтере. Что называется, обзавидуйтесь, девоньки, захлебнитесь слюной, мальчики.

А взгляд всё продолжает жечь мне затылок. Обернуться, что ли? Тогда выкажу явный интерес, а этого я делать не люблю. Мужик сам должен подойти… Они всегда подходят.

Чувствую, скоро новый кавалер появится перед моими глазами. Между прочим, интуиция у меня, как у кошки, – никогда не обманывает.

Интересно, кто это будет? Мой НМ? Тот, который Настоящий Мужчина?

Не-е-ет, так быстро новогоднее желание сбыться не могло. Или могло?

Глава 3. Какую жену хочет Степан?

В это же время:

Степан

Вот это женщина!

Я бы на такой женился, честное слово. Даже в загс сходить можно, лишь бы каждый день по дому ходила такая фигурка. Тут же представляю, как эта шатенка гуляет по моей квартире на шпильках в одном нижнем белье, и аж дышать становится сложно. Если без белья – вообще отлично, кстати.

«Так, Степан, что-то ты размечтался», – ругаю сам себя.

Стою как истукан и пялюсь на шатенку, танцующую в центре танцплощадки, и даже чисто физически голову отвернуть не могу. Столько в женщине грации, секса! А формы такие, что хоть полотенце с собой носи, чтоб слюни подтирать, а то весь пиджак зальешь. Такую красоту раздеть и любоваться ночи напролет. Хотя нет, сначала взять, а потом рассматривать. Или уже в процессе…

Нет, не женщина, а кошка. Вон какая гибкая. Нет, даже не кошка… настоящая рысь.

Чем дольше наблюдаю за ходячим соблазном в красных туфлях и бирюзовом платье, тем сильнее меня к ней тянет. Прямо манит.

Сейчас к ней подойду.

Но вдруг пошлет?

Впрочем, зачем ей меня посылать? Я – мужчина что надо. Всё при мне: и в голове порядок, и в кошельке достаточно густо, и внешностью не обижен – брюнет атлетического телосложения, метр восемьдесят пять роста без грамма лишнего жира. Хотя, про порядок в голове я дал маху, нет его и в помине. Увидел шатенку, и мысли разом приобрели неприличный характер. Но разве рядом с такой женщиной может быть порядок в мыслях?

Складывается ощущение, что она нереальная, воплотилась здесь из какого-нибудь зарубежного фильма, в том смысле, что такая же совершенная, как зарубежные актрисы. Ни одного изъяна.

Пошлет. Как пить дать пошлет. Впрочем, когда это я, Степан Мамонтов, боялся сложностей? Она пошлет, а я не пойду.

Отчего-то сразу вспомнилась поговорка отца: «За хорошей женщиной не грех и поухаживать!»

Не знаю, почему мама сомневалась, ведь они живут душа в душу вот уже тридцать один год. Четко помню дату, потому что самому тридцать – я стал подарочком на годовщину. Но что-то с отцом определенно было не в порядке, раз ему потребовалось целых два года на то, чтобы мать всё-таки приняла его предложение.

Видно, батя не очень-то умел ухаживать. Зато я – мужчина опытный. У меня никаких проблем с женщинами нет, они и сами не прочь на мне повиснуть. Пользуюсь, как же иначе. Надеюсь, тут будет так же. Потому что эту конкретную женщину я бы хотел уложить на лопатки как можно быстрее.

Решаю брать быка за рога и сразу показать кудрявой Рыси, что со мной весело, во всех смыслах приятно и жарко.

Подхожу к музыкантам, делаю заказ, сдабриваю парой хрустящих купюр.

Мне отлично видно – Рысь занималась танцами всерьез или даже до сих пор занимается. Я тоже ходил на сальсу несколько месяцев. Пришлось пойти после долгих уговоров бывшей невесты. Знал бы, что расстанемся, ноги бы моей на этих танцах не было. Но навык получен, можно использовать.

Из динамиков начинает литься заводной латиноамериканский трек, я пробираюсь сквозь резко набежавшую толпу к красавице-шатенке.

– Привет! – улыбается она и позволяет вести ее в танце.

Тоже меня заметила? Отлично.

Держать мою Рысь в руках оказывается даже приятнее, чем я мог подумать. Это не женщина, это шестьдесят килограммов концентрированного удовольствия. Вряд ли она весит больше с такой фигурой.

Во время танца я даже забываю, зачем вообще приехал в «Купидон». Эх, ладно, Варька простит. Да и не до старых долгов мне сейчас. Не каждый день встречаешь женщину своей мечты, к тому же так обалденно двигающую бедрами. Танцует Рысь мастерски. Так и стучит каблуками мне в такт. Мы с ней будто две недели вместе репетировали – слаженно двигаемся. И пахнет от нее умопомрачительно – сладким апельсином и какой-то цветочной смесью. Интересно, духи или она сама?

– Позволь тебя угостить, – шепчу ей в ухо, когда музыка чуть затихает.

Она сморит мне в глаза, как будто душу разглядеть пытается. И что-то ей, видимо, не нравится, потому что качает головой. Вот маленькая гордячка, чем я ей не угодил? Спасибо хоть не отталкивает. Выпустить ее из рук было бы пыткой.

Мы продолжаем танцевать, и через пару треков моя прекрасная Рысь выдыхается.

Я ее уже ни о чем не спрашиваю, аккуратно беру под руку и веду к барной стойке.

– Мохито, – просит она мелодичным голосом.

Сразу понимаю – бармену моя женщина тоже приглянулась, потому что едва слово слетает с ее губ, как он начинает толочь в ступе мяту. Старается, свинья такая, как для президента Мохито делает. Я в прошлом бармен, знаю, о чем говорю.

– За мой счет, – бросаю коротко и устраиваюсь поближе к красотке, чтобы сразу было понятно, что она со мной.

– Спасибо, – мурлычет моя Рысь.

Себе заказываю минералку без газа. За рулем все-таки.

Долго у барной стойки моя партнерша по танцам не сидит. Быстро выпивает коктейль и возвращается на танцплощадку. Я иду следом – не могу позволить ей исчезнуть из поля зрения. Пойди потом найди такую же, а я уже определился, как хочу закончить новогоднюю ночь. Пусть эта страстная женщина будет мне подарком. Я не жадный, я ее тоже одарю чем попросит. А если просить не станет, одарю вдвойне. Скромные барышни всегда в цене.

Ревностно ее оберегаю от чужих поползновений, а она будто медом намазана, то и дело кто-то шарит взглядом по ее фигуре. Хоть в паранджу наряжай, честное слово.

 

Через некоторое время мы снова возвращаемся к барной стойке.

– Степан, – представляюсь ей.

Она кивает, слегка запыхавшись, что не удивительно, учитывая, сколько она танцевала.

– Аврора, – наконец представляется, получив от меня очередной коктейль.

Музыка всё еще гремит, поэтому наклоняюсь к ней поближе, говорю в ухо:

– Никогда не встречал девушку с таким именем.

«И задницей». Про задницу это я уже про себя, естественно. Выпуклости у нее обалденные, причем как сзади, так и спереди. И какое необычное имя! Впрочем, женщина вся целиком необычная.

Она указывает на мой стакан с минералкой.

– Ты не пьешь, потому что за рулем?

– Да, – киваю.

– Отвезешь домой? – пьяненько мне улыбается.

Подмечаю, что моя прекрасная Рысь как раз в нужной кондиции. Еще не до конца пьяна, но уже дышит прерывисто, кусает нижнюю губу, глядя на меня. Сразу понимаю: мне сегодня точно повезет.